Русская линия
НГ-Религии Виктория Панфилова,
Зураб Тодуа
21.04.2005 

Амиры рвутся к власти
Исламские фундаменталисты готовят прорыв в Центральной Азии

Власть над Узбекистаном — заветная мечта религиозных экстремистов Центральной Азии. Республика не только занимает стратегически выгодное положение в регионе, но и располагает высоким экономическим потенциалом и быстрорастущим населением. Если бы исламистам удалось установить контроль над этой страной, они пробили бы гигантскую брешь в современной цивилизации и заложили основу для создания «исламского халифата». После революции в Киргизии, которую одни обозреватели называют «маковой», другие — «героиновой», стабильность в Центральной Азии оказалась под угрозой. Пока никто не знает, как поведут себя наркобароны и религиозно-экстремистские организации, которые давно обосновались на юге Киргизии, в том случае, если политический кризис в этой республике затянется на неопределенное время.

Вполне вероятно, что религиозные экстремисты захотят воспользоваться неразберихой в Киргизии и в ближайшее время (в мае-июле текущего года) попытаются организовать мятеж в Ферганской долине. В этой связи значение Узбекистана, который сегодня, по существу, является главным оплотом стабильности в регионе, переоценить трудно. Узбекистан уже давно ведет длительную борьбу с религиозными экстремистами. Первые организации подобного рода заявили о себе уже в начале 90-х годов прошлого века.

В то время на Западе среди аналитиков и исламоведов была популярна точка зрения на фундаментализм как на явление, не представляющее опасности для мирового сообщества и направленное преимущественно против «своих» государств. Якобы сломав и перестроив их по своим образцам, исламисты будут готовы к диалогу с мировым сообществом. Однако уже в то время в Узбекистане в отличие от стран Запада и России аналитики не испытывали иллюзий в отношении религиозных фундаменталистов.

Как это начиналось

В начале 90-х годов новые независимые государства переживали бурный всплеск национального самосознания, сопровождавшийся активизацией религиозного фактора. В Центральной Азии быстро возводились новые мечети, открывались новые медресе, хлынул сюда и поток мусульманского духовенства из-за рубежа. Этот объективный процесс, однако, нес в себе потенциальную угрозу распространения исламского фундаментализма, чему, в частности, способствовала близость Афганистана и Ирана, а также активность финансируемых Эр-Риядом ваххабитских эмиссаров и организаций.

Именно тогда в Узбекистане появилось несколько религиозных групп и течений: «Акромиды» (организация, названная по имени основателя муллы Акрома), «Адолат» (Справедливость), «Ислом лашкарлари» (Воины ислама), «Таблих» (Общество по распространению веры), «Товба» (Покаяние), «Нур» (Свет). Действовали они в основном в Ферганской долине.

Основной целью этих разных по названиям, но одинаковых по сути организаций было создание со временем теократического исламского государства. У истоков создания этих исламских движений стоял Тахир Юлдашев. Очень скоро из представителей этих объединений были созданы так называемые отряды исламской милиции. К виновным в кражах и других мелких преступлениях применялись методы наказания в соответствии с предписаниями шариата: нередко их публично били палками. Одним из командиров военизированных отрядов исламистов был бывший советский десантник-«афганец» Джума Намангани.

В 1990—1992 годах эти группы проводили собрания, митинги, шествия, навязывая гражданам шариатские нормы поведения. Существовали они на пожертвования членов организации и деньги, присылаемые из-за рубежа от родственных или одноименных организаций и исламских фондов. В основе пропаганды этих религиозных групп лежала идея создания исламского государства. В конце 1991 года организация «Адолат» провела в Намангане очередную серию массовых митингов. Ситуация грозила выйти из-под контроля властей. В Наманган приехал Ислам Каримов и лично вышел к митингующим. Очевидцы событий рассказывают уже ставший легендой эпизод, когда Каримов один, без охраны, вошел в здание, где находились сторонники «Адолат», вступил с ними в спор и отобрал при этом микрофон у будущего лидера экстремистов Тахира Юлдашева.


В подполье

В 1992—1994 годах религиозно-экстремистские организации были разгромлены или перешли на нелегальное положение. Период с 1993 по 1997 год стал временем трансформации оппозиции. Произошло объединение наиболее активных и амбициозных противников власти вокруг радикального ислама, в том числе и некоторых бывших активистов светских оппозиционных партий «Бирлик» и «Эрк». К этому времени в стране сложились благоприятные условия для роста влияния религиозных партий. Распад единой экономической системы и начатые затем преобразования сопровождались падением уровня жизни населения.

Ситуация осложнялась еще и тем, что во второй половине 90-х годов в Узбекистане начался демографический взрыв: ежегодно население страны увеличивалось на 500 тыс. человек. Рост числа неимущих, безработица, перенаселенность способствовали тому, что определенная часть людей стала прислушиваться к активистам религиозных организаций. Те, в свою очередь, убеждали, что не будет хорошей жизни для «простых людей» до тех пор, пока не будет создано «правильное», то есть исламское государство. Эта пропаганда зачастую находила отклик, особенно в тех случаях, когда исламисты платили деньги за работу в организации. За расклеивание листовок, например, можно было заработать 50−100 долларов — неслыханные по сельским меркам деньги.

Рост активности экстремистов

В 1998 г. исламская оппозиция осмелела настолько, что перешла от небольших собраний в мечетях к широкой агитации и пропаганде радикальных исламских идей в общественных местах. В кишлаках и городах стали появляться листовки. Молитвы в отдельных мечетях Ферганской долины скорее напоминали политические собрания. Исламисты били по слабым местам власти: клановость, коррупция, бедность населения. В некоторых районах прошли акции протеста против самоуправства местных властей. Исламисты, несмотря на риск, стали выходить на представителей СМИ в Ташкенте, пытаясь вербовать среди них своих сторонников.

Середина 90-х годов ознаменовалась появлением совершенно новых организаций. Это были зачатки Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и партии «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» (Исламская партия освобождения).

В Узбекистане партия «Хизб ут-Тахрир» действует подпольно, как часть всемирной одноименной организации, появившейся в начале 50-х годов прошлого века в Иерусалиме. Ее лидером стал судья апелляционного суда Такиуддин ан-Набхади. После его смерти в декабре 1977 г. амиром (лидером) «Хизб ут-Тахрир» стал палестинец Абдул Кадим Заллум, проживающий в Иордании.

В партийных документах «Хизб ут-Тахрир» все правительства мусульманских стран характеризуются как неисламские, а причиной всех сегодняшних проблем мусульманской уммы (общины) объявляется «отсутствие ислама в ее повседневной жизни», в том числе «отсутствие исламской системы правления». В связи с этим «Хизб ут-Тахрир» не исключает установления халифата в отдельном государстве, а затем постепенного его расширения. После установления «истинно исламской», то есть халифатской, формы правления на всем земном шаре исчезнут, по мнению «Хизб ут-Тахрир», такие понятия, как титульная нация и национальное меньшинство.

Узбекское отделение «Хизб ут-Тахрир», будучи филиалом международной организации, полностью копирует ее пирамидальное иерархическое устройство. В Узбекистане руководителем организации является «мутамад». Ему подчиняются региональные (в масштабе области) руководители, которые отвечают за деятельность районных организаций. Главная цель тахрировцев — увеличение рядов партии, привлечение молодежи, укрепление организации. Основные формы работы — пропаганда и агитация с использованием листовок, религиозной литературы, подпольных собраний, пятничных молитв в незарегистрированных или в нелегальных мечетях.

Финансирование деятельности тахрировцев происходит в основном за счет самой организации. Каждый член обязан ежемесячно вносить определенную сумму в фонд партии исходя из своих возможностей или получаемой прибыли. Взнос обычно составляет от 5 до 20% доходов рядового члена организации. «Хизб ут-Тахрир» придерживается эволюционной теории построения исламского государства через пропаганду и увеличение числа последователей движения. Руководство организации время от времени входило в контакт с лидерами Исламского движения Узбекистана. Однако лидерам «Хизб ут-Тахрир» и ИДУ так и не удалось наладить координацию действий, по крайней мере до недавнего времени. Что, разумеется, не исключает объединения их усилий в будущем. Несмотря на преследование властей, аресты многих членов и руководителей движения, «Хизб ут-Тахрир» существует и поныне.

Исламское движение Узбекистана

В отличие от партии «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» «Исламское движение Узбекистана» выступает за насильственный путь создания шариатского государства. К 1995 г. образовывается единое Движение исламского возрождения Узбекистана (ДИВУ), позднее переименованное в Исламское движение Узбекистана, которое возглавил Тахир Юлдашев, ставший амиром (вождем) движения. Первоначально штаб-квартира находилась в пакистанском городе Пешаваре, затем представительство было переведено в Кабул. Командиром военных формирований ИДУ становится Джума Намангани, его лагерь дислоцировался в Тавильдаре (Таджикистан).

К сожалению, биографические сведения о Тахире Юлдашеве и Джуме Намангани изобилуют определениями, напоминающими цитаты из досье спецслужб. Однако других материалов нет: сегодня Тахир Юлдашев, по некоторым данным, проживает в Пешаваре и уже давно не дает интервью, Джума Намангани был убит в 2001 г. в ходе военной операции в Афганистане. Кроме того, специфика их деятельности сама по себе объясняет интерес к ним со стороны «компетентных органов».

Джумабой Ахмаджонович Ходжиев (более известный как Джума Намангани) родился 12 июня 1969 г. в Наманганской области. Окончил СПТУ города Намангана. В ноябре 1987 г. был призван на армейскую службу в воздушно-десантные войска. В 1988 г. воевал в Афганистане. В 1989 г. после демобилизации вернулся на родину и вошел в контакт с мусульманским духовенством. Вскоре он стал учеником одного из наиболее авторитетных богословов среднеазиатского региона Абдували Мирзаева. Принимал активное участие в создании исламской организации «Товба». В 1992 г. он перебрался в Афганистан и попал в тренировочный лагерь таджикской оппозиции. Затем продолжил свою «профессиональную» подготовку на тренировочной базе организации «Джамаате ислами», где и привлек к себе особое внимание инструкторов пакистанской межведомственной разведки ИСИ.

По их инициативе будущий лидер ИДУ в начале 1993 г. был командирован на восток Афганистана в специальный лагерь «Бадер-2». Здесь им вплотную занялись офицеры ИСИ двух отделов этой спецслужбы, действующих на центральноазиатском направлении. После этого он был переправлен в пакистанский город Пешавар. Именно там в мае 1993 г. при посредничестве сотрудников ИСИ с ним встретился один из заместителей самого Турки аль-Фейсала, шефа саудовской Службы общей разведки.

В 1997 г. Намангани стал главнокомандующим вооруженных сил ИДУ. В ноябре 1999 г. его боевики, проникшие на территорию Узбекистана из Киргизии, совершили несколько нападений на сотрудников МВД города Янгиабада Ташкентской области. При поддержке авиации отряд боевиков был уничтожен.

Не очень отличается от вышеизложенной и биография идейного лидера ИДУ Тахира Юлдашева (известного также под псевдонимом Бай). Юлдашев родился в 2 октября 1968 г. в Наманганской области Узбекистана. Учился в региональной духовной школе накшбандийского Суфизма Муджадидия-Хусайния. В 1991 г. стал лидером исламистского движения Намангана «Адолат». Принимал участие в создании: исламской организации «Ислом лашкорлари» и «Товба». В 1992 г., после гонений на исламистов, Юлдашев перебрался из Узбекистана в Афганистан, где возглавил узбекскую исламскую оппозицию в изгнании.

В 1996 г. став политическим руководителем Исламского движения Узбекистана, Юлдашев установил обширные связи со многими исламскими организациями, а также занялся сбором средств для исламской оппозиции Узбекистана. С этими целями посещал Пакистан, Саудовскую Аравию и ОАЭ. В феврале 1999 г. был одним из главных организаторов попытки государственного переворота в Узбекистане. В конце 1999-го — начале 2000 г. Юлдашев проводил встречи с лидерами оппозиционных движений с целью объединить все силы, противостоящие Исламу Каримову. Его резиденция была передислоцирована из Афганистана в Пакистан, на территории, контролируемые движением «Талибан». Сегодня Юлдашев продолжает поддерживать и расширять свои связи со многими международными исламскими организациями, банками и фондами, в том числе со структурами, близкими к Усаме бен Ладену.

От слов к делу

ИДУ впервые серьезно заявила о себе в 1999 г., проведя 16 февраля серию террористических актов в Ташкенте. В этот день в столице Узбекистана произошло пять взрывов, в том числе у здания Кабинета министров и МВД. Погибли 19 человек (по другим данным, значительно больше). Подрыв начиненного взрывчаткой автомобиля у здания правительства был приурочен к прибытию туда президента Каримова. Исламисты рассчитывали дестабилизировать обстановку и вызвать широкий международный резонанс.

Благодаря мерам, которые были оперативно и своевременно предприняты руководством Узбекистана, дестабилизации и паники не произошло. Однако резонанс действительно получился большой. До этих взрывов Узбекистан считался наиболее стабильной страной Центральной Азии. Позднее высокопоставленные чиновники в руководстве Узбекистана признавали, что длительный период стабильности породил у властей уверенность, что проводимые экономические реформы выбили у оппозиции почву из-под ног. Действительность оказалась намного сложнее. В этот период вооруженные отряды ИДУ, по некоторым данным, насчитывали около 1000 хорошо вооруженных боевиков. И это не считая потенциального подкрепления в виде арабских наемников, боевиков движения «Талибан».

Летом 2000 г. боевики ИДУ вторглись в Сурхандарьинскую область Узбекистана и в Баткенский район Киргизии. На следующий год они повторили свой рейд. При этом отдельные отряды исламистов по горным тропам подобрались чуть ли не к столице страны. Вторжение отрядов ИДУ на территорию Узбекистана заставило власти изрядно поволноваться. Потребовались напряженные усилия, терпение и время, чтобы разбить отряды боевиков. ИДУ преследовало определенную стратегическую цель — прорваться в Ферганскую долину, где их должны были поддержать местные сторонники создания исламского государства. В укромных местах заранее были заготовлены склады с оружием.

В 2001 г. возникла реальная угроза развертывания широкомасштабных партизанских действий исламистов против Узбекистана. В Афганистане талибы, союзники ИДУ, разгромив группировку генерала Дустума, вышли на границу с Узбекистаном. Пользуясь этим, ИДУ создало на севере Афганистана несколько лагерей подготовки новобранцев. После 11 сентября 2001 г. уже никого не надо было убеждать в том, что с терроризмом надо бороться сообща. Этой проблемой озаботились все ведущие страны мира. Вскоре последовала операция возмездия США против Афганистана. ИДУ приняло самое активное участие в боевых действиях на стороне движения «Талибан». Намангани был назначен заместителем бен Ладена и командующим северным фронтом талибов. В ходе боев, особенно в районе городов Кундуз и Талукан, вооруженные отряды ИДУ сильно поредели. Они получили приказ сохранить силы, и большая часть уцелевших боевиков укрылась в пуштунских районах Пакистана.

Религиозная оппозиция сегодня

Совсем иначе сложилась судьба партии «Хизб ут-Тахрир». Во время военных действий в Афганистане члены этой партии ничем себя не проявили. И активизировались только в 2002 г. Листовки исламистов стали появляться в Душанбе и Ташкенте, а также повсеместно в Ферганской долине. Листовки были напечатаны в мини-типографиях компьютерным способом либо написаны от руки. Весной 2002 г. был задержан руководитель (эмир) узбекского отделения «Хизб ут-Тахрир», а также руководители нескольких ведущих групп организации. Были выявлены 15 подпольных типографий. Правоохранительным органам Узбекистана удалось ликвидировать основные каналы поступления в страну литературы экстремистского толка.

Аресты активистов «Хизб ут-Тахрир» продолжаются в Таджикистане и Узбекистане по сей день. Так, 11 апреля нынешнего года судом города Ташкента приговорены к длительным срокам лишения свободы (от 13 до 6 лет) по обвинению в принадлежности к запрещенной партии «Хизб ут-Тахрир» восемь человек. Подсудимые частично признали свою вину. Государственный обвинитель, помощник прокурора Ташкента Геннадий Давлетов, на судебном процессе, обращаясь к подсудимым, заявил: «Это вам не Киргизия, у власти достаточно сил для подавления различных революций».

В лучшую сторону изменилось положение дел с подготовкой официального мусульманского духовенства, с середины 1990-х гг. они получают среднее и высшее религиозное образование на территории Узбекистана. Уменьшился удельный вес тех, кто получил религиозное образование за рубежом в период с 1991 по 1994 г.

Таким образом, можно констатировать, что к началу нынешнего века в Узбекистане сформировалась довольно сильная религиозная оппозиция, противостоящая светскому государству. Исламисты не располагали возможностями свергнуть существующий в республике строй. Однако пытались создать в Ферганской долине Узбекистана и Киргизии исламистский анклав, опираясь на который предполагалось развернуть наступление дальше.

Меры, принимаемые руководством Узбекистана, а также антитеррористическая операция в Афганистане позволили сдержать исламистский натиск. Узбекская цитадель устояла. При этом Узбекистан защитил не только себя, но и Центральную Азию в целом. Тем не менее говорить о том, что позиции исламистов подорваны, еще рано. Окончательно разгромить религиозно-экстремистскую оппозицию в Узбекистане нелегко, но можно, если успешно завершить модернизацию социально-политической и экономической жизни страны, привлекать на свою сторону видных неформальных, религиозных лидеров, продолжить решительную борьбу с непримиримыми исламистами, оказывать всемерную поддержку международным усилиям по стабилизации положения в Афганистане, Таджикистане, а теперь уже и в Киргизии, чтобы не дать экстремистам превратить территорию этих стран в плацдарм для новой религиозной экспансии против Центральной Азии.

Виктория Панфилова — обозреватель «Независимой газеты»

Зураб Тодуа — научный сотрудник московского исследовательского центра «Панорама»

20.04.2005

http://religion.ng.ru/problems/2005−04−20/4_fundamentalisty.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru