Русская линия
Фонд стратегической культуры Виктор Бегер26.06.2008 

Россия — ЕС. Время принимать решения

Двадцать первый саммит ЕС — Россия должен состояться в Ханты-Мансийске 26−27 июня 2008 года. Западная Сибирь принимает высоких гостей из Европы .

Встреча явится началом перехода отношений ЕС и России на новый уровень, поскольку в практическую плоскость перешел процесс разработки нового базового соглашения, которое должно прийти на смену Соглашению о сотрудничестве и партнерстве 1997 года.

Процесс переговоров займет не менее года, для ратификации принятого документа потребуется года три. Предстоящий саммит станет важной вехой в формировании правовой базы международных отношений XXI века.

***
Закончен путь сложного и противоречивого согласования позиций по подготовке документа, определяющего характер отношений ЕС — Россия в будущем. Стороны засвидетельствовали: пришло время конкретных решений, откладывать которые в долгий ящик уже нельзя.

26 мая министры иностранных дел стран ЕС выдали мандат на право ведения переговоров между Москвой и Брюсселем, преодолев имеющиеся разногласия между ЕС и Россией в целом и на уровне двусторонних отношений ряда стран (Польша, Великобритания, Финляндия, Литва, Латвия, Эстония) с Россией.

С одной стороны, Еврокомиссия по внешним связям и политике добрососедства исходит, очевидно, из потенциальной нескончаемости претензий некоторых членов ЕС к России. Например, со стороны Литвы. На смену требованиям о ратификации российской стороной Энергетической хартии и восстановления поставок нефти в республику, решении «замороженных конфликтов» в Грузии и Приднестровье, выполнении обязательств, данных Россией при вступлении в Совет Европы, пришла, к примеру, «идея» компенсации ущерба, нанесенного «оккупационным режимом СССР». Спланированная на 25 июня в Варшаве по инициативе Вильнюса встреча министров иностранных дел Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Болгарии, Румынии, Чехии, Швеции преследует цель изменить существующий механизм урегулирования конфликта в Абхазии и заменить российский миротворческий контингент западными миротворцами. Вероятно, по аналогии с Косовом.

С другой стороны, неотложность перехода к подготовке нового базового соглашения ЕС — Россия продиктовано, очевидно, пониманием того, что «инициативы» в данном случае проявляет не сама Литва: ее действия нацелены на «делегирование» Евросоюзу наиболее острых проблем и вывод их из правового поля ООН, а также — вплетение Европейского Союза в систему военно-политических отношений в духе своего рода «НАТОизации ЕС». Подтверждение тому — не только инициативы по конфликтам в Грузии и Приднестровье, но и заявленная готовность Литвы к переговорам о размещении элементов американских ПРО на своей территории.

Евросоюз втягивают, и он втягивается в систему военно-политических отношений евроатлантических государств, реагируя на внешнеполитический курс Грузии и Украины, создание ГУАМ, проект Каспийско-Черноморско-Балтийского энерготранзитного пространства. Тем самым Европейскому Союзу предлагается путь реализации интересов стран, не входящих в его состав.

***
Выработка нового базового соглашения ЕС — Россия сопряжена с проблемами развития самого Евросоюза, со сменой в нем с 1 июля председательствующей страны (новый председатель — Франция), а также с итогами прошедшего недавно саммита ЕС — США. Под французским председательством будет решаться вопрос о последствиях состоявшегося 12 июня референдума в Ирландии по Лиссабонскому договору. К 1 января 2009 года его должны ратифицировать оставшиеся 9 стран Союза.

10 июня в Словении, в ходе встречи на высшем уровне ЕС — США, были достигнуты договоренности об укреплении двустороннего сотрудничества, о совместных действиях в отношении Ирана, обсуждены параметры нового международного климатического договора. Обсуждались вопросы развития отношений с Россией, ситуация на Балканах, включая Косово, на Ближнем Востоке, проблемы мирового роста цен на продовольствие, борьба с эпидемическими заболеваниями в Африке.

Июньский визит американского президента в Европу свидетельствует о стремлении США перейти к более широкому сотрудничеству с Германией, Францией, Италией. Д. Буш обратил внимание на то, что его «лучшим другом» стал Н. Саркози, сменив Т. Блэра, а Франция — «первым другом» Америки. Н. Саркози идет на укрепление связи Франции с НАТО, не исключая возвращение страны в военные структуры блока.

При этом французы намерены сами решать вопрос об участии их вооруженных сил в военных операциях Альянса, в мирное время не передавать войска под командование НАТО, сохранить суверенный контроль над своим ядерным потенциалом. 17 июня французский президент обнародовал основные положения «Белой книги», содержащей стратегические приоритеты обороны и безопасности страны на ближайшие 15 лет.

В то же время уже реализуется инициатива Франции о создании под эгидой ЕС Средиземноморского союза (Тунис, Марокко, Ливия, Алжир, Турция, Египет, Франция, Греция, Италия, Испания, Мальта, Португалия). Комитет Европарламента по внешней политике планирует обсудить заключение «специфических договоренностей» (Черноморского союза) со странами черноморского бассейна, не входящими в ЕС, чтобы увеличить экономическое влияние Евросоюза в регионе и обеспечить его участие в разрешении региональных конфликтов. К сотрудничеству планируется привлечь Турцию, Россию, Украину, Молдавию, Грузию, а также страны, не имеющие выхода к Черному морю — Армению, Азербайджан и Албанию. Наверное, эти и другие организации имела в виду Кондолиза Райс, когда она вела речь о «связной Европе» с «работающими отношениями».

Совместимы ли существующие и формируемые военно-политические отношения с основным предназначением ЕС? Такой вопрос может закономерно возникать у стран (Австрия, Ирландия, Кипр, Мальта, Швеция, Финляндия), входящих в состав Евросоюза, но не Северо-Атлантического альянса, А если новые военно-политические функции нужны Евросоюзу, то чем будет заниматься все расширяющееся НАТО?

Несмотря на интенсификацию развития в рамках ЕЭС военно-политических связей, в обозримой перспективе создание сколько-нибудь интегрированной оборонной мощи в рамках Евросоюза маловероятно. Это, в свою очередь, означает, что доминирующей структурой на Западе в военно-политическом отношении будет оставаться НАТО.

Стремление Франции иметь собственную политику, было отмечено российским премьером в начале июня в интервью «Ле Монд» после переговоров с Н. Саркози: «Франция проводила и проводит, и, надеюсь, будет проводить независимую внешнюю политику». В. Путин в свою очередь заявил: «Мы многого ждем от председательства Франции в Евросоюзе. Прежде всего, ждем конструктивного диалога, направленного на создание необходимой правовой базы нашего взаимодействия с Евросоюзом».

***
На саммите в Ханты-Мансийске, вероятно, обратят внимание на то, что в новом базовом соглашении понадобится прописать положения о сотрудничестве ЕС и России как партнеров, — если не удастся реализовать предложения российской стороны о повышении роли трех ветвей европейской цивилизации (России — ЕС — Северной Америки) в обеспечении единства пространства «Большой Европы» от Ванкувера до Владивостока. Тем более, как подчеркнул С. Лавров, в ЕС согласились первую статью нового договора посвятить сфере безопасности и обороны.

В то же время перенесение центра тяжести принятия решений на уровень комиссий и двусторонних контактов не обеспечивает эффективности их выполнения. Об этом свидетельствует судьба согласованных, но оставшихся на бумаге «дорожных карт» по формированию единых пространств (экономического; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности, научных исследований и образования), утвержденных в ходе саммита ЕС — Россия в мае 2005 года.

Замечено, что в дипломатической практике ЕС — Россия очень редко стали применять термин «интеграция». Логичным выглядят предложения российской стороны о подготовке «короткого, но юридически обязательного» договора, согласованного с общеевропейским в области коллективной безопасности, исключающего маргинализацию и изоляцию государств, выкраивание зон с разной степенью безопасности. Это в полной мере относится не только к военной, но и к финансовой, энергетической, продовольственной, экологической безопасности.

Начало переговоров о подготовке нового соглашения ЕС — Россия совпало по времени с осознанием, по словам Еврокомиссара по вопросам торговли П. Мандельсона, «неприемлемости» выдвижения к России «завышенных или политизированных требований», вступлением в завершающую стадию процесса присоединения России к ВТО. В связи с этим как раз и нужна воля ЕС как единого субъекта политики, в том числе и по вопросам экспортных пошлин, госпредприятий в сфере торговли товарами и в сфере услуг, объему поддержки сельского хозяйства.

За сухими цифрами товарообмена ЕС и России (половина российского внешнеторгового оборота, третье место России в списке стран-экспортеров в ЕС и четвертое в списке импортеров) скрывается потенциал будущего сотрудничества в глобальной экономике. Интересам такого сотрудничества может послужить и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят 18 стран-членов ЕС и 26 стран НАТО, производящие две трети товаров и услуг в мире. В 2007 году 5 стран (Россия, Эстония, Словения, Израиль, Чили) были приглашены для начала переговоров о вступлении в ОЭСР. Кроме того, 5 стран приглашались для переговоров о возможном расширении организации (Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, ЮАР).

На фоне того, что министры финансов G-8 в Осаке, а министры энергетики (с приглашенными министрами Китая, Индии и Южной Кореи) в Риме обсуждали соответственно проблемы финансового, продовольственного и сырьевого, кризисов, а также роста цен на энергоресурсы, Министерский совет ОЭСР в Париже принял решение в области Суверенных фондов благосостояния и политики стран-реципиентов, а это громадные финансовые потоки. По ним, помнится, на недавней встрече министров финансов G-8 конкретное решение так и не было принято.

Проблемам глобальной окружающей среды и изменения климата, мировой экономики, развития стран Африки и нераспространения ядерного будет посвящена повестка дня июльского 2008 года саммита «большой восьмерки» в Японии. Однако уже сегодня можно с уверенностью сказать, что энергетическая политика России как одного из крупнейших поставщиков нефти, безусловно, будет в центре дискуссии членов «большой восьмерки», что одной из важных тем саммита будет обсуждение роста цен на нефть на мировых рынках. И здесь позиция России, изложенная премьер-министром В.В.Путиным в мае 2008 года на переговорах с премьер-министром Франции Франсуа Фийоном должна, как представляется, оставаться неизменной, ибо она в полной мере отвечает интересам обеспечения национальной безопасности и конкурентоспособности нашей страны.

***
Россия и ЕС стоят на пороге нового этапа сотрудничества. От принятых принципиальных решений в Ханты-Мансийске, в соответствии с которыми будет формироваться правовая основа отношений, зависит многое. Скорейшее начало переговоров и подписание соглашения о стратегическом партнерстве между Россией и Евросоюзом положит начало их новому сближению, позволит более успешно решать вопросы коллективной безопасности, устойчивого социально-экономического развития, объединения усилий для преодоления вызовов времени и своевременной реакции на существующие угрозы.

Наряду с укреплением стратегического сотрудничества по линии Москва — Брюссель России важно продолжать работать в плане общих интересов и совместных действий в сфере международной безопасности с отдельными странами — членами ЕС на двусторонней основе (особенно с ФРГ, Францией и Италией), ибо единой политики Европы в области безопасности и обороны попросту не существует.

Страны ЕС могли бы больше внимания уделить объявленной стратегии социально-экономического развития России до 2020 года, Россия — перспективам развития Европейского Союза, чтобы ресурсы Европы и России работали во взаимных интересах, а не использовались в интересах третьих стран. От эффективного согласования политики ЕС и России во многом зависит общий характер современных международных отношений.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1447


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru