Русская линия
Литературная газета Александр Гуров24.06.2008 

Лихоимство
На вопросы «ЛГ» отвечает депутат Госдумы генерал-лейтенант милиции, писатель Александр ГУРОВ.

— Александр Иванович, одной из своих главных задач новый президент России назвал противостояние коррупции. «Свежо предание…»? Или следует отнестись к этой инициативе с максимальной серьёзностью?

— Инициативы президента связаны не только с антикоррупционной борьбой. Медведев заявил во всеуслышание и о правовом нигилизме, пустившем мощные корни в нашем обществе. А ведь этот нигилизм — приметная черта российской жизни, наглядно характеризующая массовый менталитет. В зубах навязла пресловутая «формула»: «Строгость наших законов компенсируется их неисполнением». Ей соответствуют наши старые поговорки: «Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло», «С богатым не судись, с сильным не борись» и тому подобные. Искренне надеюсь, что слова президента не разойдутся с делом.

Если же говорить о желании общества бороться с коррупцией, о его психологическом состоянии, то можно предположить: общество к такой борьбе в той или иной мере готово. Ведь проблема вопиет, а значит, осознанно или не неосознанно, объективно или не вполне, непосредственно или опосредованно, наши сограждане хотят с этой бедой покончить. И, бывает, громко кричат: «Ату её, коррупцию!» Но осуществлять эту борьбу «механически-технически» готовы далеко не многие. Основная часть населения пеняет властям (которые я отнюдь не защищаю), но забывает о том, что она же сама интенсивно участвует в коррупционном процессе.

Каким образом? Мне говорят: «Давайте сажать гаишников!» Отвечаю: «Давайте, я их сам сажал и сажал бы впредь, но…» Скрытые камеры фиксируют, что из каждых ста случаев «характерного» задержания автотранспорта за нарушение правил дорожного движения только в пяти инспекторы ГИБДД вымогали мзду явно. В остальных же эпизодах автовладельцы буквально совали взятки милиционерам! И что прикажете с учётом этого делать? Сажать всех 195 человек — взяточников и взяткодателей?

Будут ли сегодня наши люди на красный свет светофора стоять, на зелёный — переходить? Хотят ли через суд отстаивать свои права, а не искать всевозможные обходные лазейки, дабы собственные утилитарные интересы соблюсти? Готовы ли в ЖЭК или к врачу идти без шоколадки? И таких почти риторических вопросов можно огласить немало. Короче говоря, население как будто активно поддерживает борьбу с коррупцией, но в то же время предпочитает не замечать своего вольного или невольного пособничества этому злу…

— И каков выход? И есть ли он вообще?

— Есть. С людьми нужно вести долгую и кропотливую разъяснительную работу. Наша пропаганда в этом плане крайне слаба, идеология — невнятна. Однако во вновь созданном Совете по борьбе с коррупцией серьёзно заговорили о формировании антикоррупционной ПОЛИТИКИ государства, вот это очень важно.

Именно специальная, всесторонне продуманная политика способна дать ответы на вопросы: «Чего мы сегодня хотим — всех нечистых на руку граждан посадить или всё-таки отлучить от „кормушки“?», «Будем больше заниматься профилактикой или принятием репрессивных мер?», «Возьмём у государства тысячи не вполне свойственных ему функций и передадим их общественным организациям или оставим всё, как есть?» И действенные ответы должны сопровождаться чёткими объяснениями, вескими, всем понятными аргументами.

— А почему острая необходимость в выработке этой политики возникла именно теперь? Вчера было рано, а завтра будет поздно?..

— Если и ныне к рассматриваемым здесь переменам государство и общество готовы (прежде всего ментально-психологически) лишь «наполовину», то в прежние годы эта готовность была куда меньшей. Разброд и шатания в политике, кадровая лихорадка, охватившая государственный организм, самостийность, недисциплинированность, а зачастую и просто безответственность глав регионов — все эти признаки слабости государства теперь в прошлом.

Путину удалось создать экономические, политические, социальные, правовые основы для рывка в борьбе с коррупцией. С ней как-то и раньше боролись — некими точечными ударами, пропагандистским мелкотемьем: то гаишника к ответственности привлекут, то коммунальщика, реже какого-нибудь сильно зарвавшегося крупного чиновника.

Но системной борьбы не было и быть не могло. Если бы мы попытались развернуть её в годы политических и экономических кризисов, в условиях не поддающейся никакому счёту и контролю «многопартийности», ожесточённых схваток в Думе, отсутствия должного порядка в силовых органах, то ничего хорошего, никакого по-настоящему сильного, эффективного прорыва у нас бы не получилось. Ну, посадили бы многих губернаторов, разогнали бы парламент, потребовали бы чистки в президентских и правительственных структурах, а дальше что?.. Вся коррумпированная рать подняла бы вселенский вой, организовала бы массовый протест против притеснения их «любимых и незаменимых», кричала бы, что в стране убивают демократию и возрождают «37-й год"…

Путин-то как раз мудро поступил, укрепляя государство в целом. Укрепил, и теперь мы подходим к главному на сегодня.

Насколько серьёзно Медведев замахнулся на решение задачи противодействия коррупции? Простая логика подсказывает: а у президента не остаётся иного выхода. В противном случае нужно будет забыть про реализацию национальных проектов, про всемерное поступательное развитие страны и общества. Опять как на болоте всё покроется ряской…

Мало того, что масштаб коррупционных денег исчисляется в России десятками миллиардов долларов, так ведь ещё и совершается невероятное количество корыстных должностных преступлений и правонарушений. О каком экономическом или даже демократическом развитии в такой ситуации может идти речь! Можем подойти к черте, за которой — Османская империя, заключавшая, как говорят историки, даже мир с Россией за взятку.

Понимая это, президент начинает действовать. Но и до его президентства в этом направлении кое-что предпринимали: юридически «почищен» и подготовлен к принятию соответствующий закон, в парламентском Комитете по безопасности рассмотрен проект антикоррупционной программы, немало подготовительной, организационной работы сделано.

Первое время Медведеву будет нелегко. Коррупция многолика, разнообразна по охвату наших государственных, коммерческих и общественных структур. Лично меня не столько волнует мздоимство в ГИБДД, сколько взяточничество в высших эшелонах власти. И снова зададимся вопросом: будем начинать с повальных репрессий? Вряд ли они принесут должный, а главное — долговременный эффект. Разве что суммы взяток по причине дополнительного риска вырастут.
— Как же без репрессий-то — не выборочных, не по опознавательным знакам «свой-чужой», а строгих, самых что ни на есть заслуженных наказаний в отношении лихоимцев?

— Отъявленные коррупционеры, их баснословные доходы, приблизительные размеры имущества известны всем — и коллегам этих господ, и силовикам, и журналистам, и бизнесменам. Первым делом нужно провести основательную кадровую чистку-реформу. А для этого потребуются колоссальные усилия и жёсткая политическая воля российского руководства.

Только новые кадры смогут оздоровить нашу власть. На месте «генерала» пусть окажется «капитан», главным критерием ценности управленца должна стать порядочность, а профессионализм придёт. Не мешает и зарплаты повысить государственным и муниципальным служащим, чтобы дорожили своими должностями и общественным престижем. Словосочетание «неотвратимость наказания за преступления» должно стать реальной нормой жизни, а не пустым лозунгом.

Говоря же о профилактике коррупции, имею в виду активное вовлечение в этот процесс средств массовой информации, предупреждение преступной деятельности на её ранних этапах, тщательную аттестацию служащих, прозрачность доходов и расходов и тому подобное. И ещё раз подчеркну: надо забрать у государства излишние функции, полномочия, упростить систему всевозможных регистраций, сократить количество явно избыточных проверок (прежде всего в отношении малых и средних предприятий).

Системная борьба с коррупцией должна стать ещё одним (если не главным) национальным проектом, и я рад был услышать похожие по сути слова из уст нового российского президента. Это вселяет уверенность. Знаете, почему? Да потому, что другого пути у нас нет: либо с позором уйдём с большой исторической сцены, либо исправимся.

— Боюсь, проблема места России в мировой истории волнует, пожалуй, всё же меньшую часть наших сограждан…

— Не соглашусь. Российское общество за последние годы значительно поумнело, более осмысленно наблюдает за происходящим в стране. А потому раздаётся всё больше вопросов, жалоб и разумных предложений. Да и с памятью у народа всё в порядке. Нам и впредь предстоят крупные избирательные кампании — парламентские, президентские, региональные и прочие. И в преддверии их люди будут вспоминать, кто и что ранее обещал, кто в чём клялся. Не станем сбрасывать со счетов и деятельность оппозиционных партий и движений. Они-то не преминут использовать в своей риторике факты просчётов властей. Нелишне отметить, что и на Западе нас не шибко уважают за отмывание грязных денег, за несовершенство нашего антикоррупционного законодательства.

Та же история учит: государство, когда это было нужно, ломало хребет всему, что ставило под угрозу его существование. Всё сможем, если сильно захотим, если наши серьёзные намерения станут совершенно очевидными. Пока ещё коррупционеры успокаивают себя и других: мол, слышали все эти сказки, и не раз. Пусть успокаивают, их спокойствию придёт конец, когда, образно говоря, полетят первые повинные головы. Победить коррупцию полностью невозможно, но свести её к некоему минимуму по силам уже в ближайшие годы.

Беседовал Александр КАМЕНСКИЙ
http://www.lgz.ru/article/id=4726&top=26&ui=1 213 431 749 537&r=006


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru