Русская линия
НГ-Религии Евгений Вертлиб20.04.2005 

Свидетельство веры и опыта
Либерализм и консерватизм одинаково опасны для Церкви, считает священник Владимир Шмалий

О православном богословии, а также о богословском видении актуальных вопросов современности корреспонденту «НГР» рассказал секретарь Богословской комиссии Русской Православной Церкви, проректор Московской духовной академии, священник Владимир Шмалий.

— Среди светских историков религии принято считать, что православное богословие прекратилось в XIV веке во времена Григория Паламы. Идет ли сейчас развитие православного богословия или оно остановилось в своем развитии и является теперь только неким «хранилищем веры» и каноном православного вероучения?

— Богословие является свидетельством неизменной веры и благодатного опыта Церкви в современных условиях. Именно поэтому о нем можно сказать и то, что оно неизменно, и то, что оно развивается.

В этом смысле задача богословия двояка. Во-первых, оно должно быть верным выразителем Божественного Откровения. Во-вторых, оно должно выражать веру и опыт на языке современной культуры, философии, науки. Эта двуединая задача не может не приводить к некоторому напряжению: богословствование всегда есть некоторый риск.

— Изменилось ли православное понимание богословия со времен «отцов Церкви»?

— Прежде всего я хотел бы сказать о святых отцах. Довольно часто, говоря о «временах отцов Церкви», имеют в виду давно ушедшую легендарную эпоху. Кто-то относит к ней первые восемь веков христианской истории, кто-то — четырнадцать. Но понятие «отец Церкви» не хронологическое. Им является человек, который, по согласному признанию Церкви, подлинно свидетельствовал ее веру. Оттенки понимания богословия в Церкви исторически менялись.

Первые три века церковной истории понятие «богословие» вообще не принималось, поскольку было скомпрометировано его употреблением в языческой философии, где под ним понимали «учение о богах». Отцы Церкви охотнее говорят о «христианской философии». К IV веку термин «богословие» входит в церковное употребление. При этом богословие понимается как учение о Боге.

Так понимаемое богословие по преимуществу не было формой рассуждения, но скорее опытом и путем духовной жизни. И в этом смысле говорят, что в Церкви есть только три богослова: Иоанн Богослов, Григорий Богослов и Симеон Новый Богослов.

Богословие не является фантазированием или созданием чего-то нового. Темы, над которыми работает богослов, все те же: Бог и человек в его отношении к Богу. И это вовсе не показатель какой-то косности! К примеру, и у философии также на протяжении тысячелетий одни и те же темы: окружающий человека мир, человек, постигающий этот мир, красота, истина и т. д.

— А что же тогда меняется?

— Меняются методы, ракурсы, меняется язык, меняются акценты.

— А может ли как-то изменяться вероучительное ядро Церкви, ее догматическое учение?

— Следует различать веру и догматы. Вера Церкви содержательна, неизменна и тождественна вере апостолов. А вот догматы — словесные определения церковной веры, соборно сформулированные Церковью в борьбе с ересями. И в этом смысле можно сказать, что догматы «возникают». Поскольку нельзя исключить появление новых ересей, в принципе нельзя исключать появления и новых догматов.

— Чем на данный момент занимается Богословская комиссия?

— Задача нашей комиссии — быть инструментом высшей церковной власти при разрешении сложных вероучительных вопросов и вопросов церковной жизни. Это может быть и проблема ИНН, и концепция отношения Церкви к ВИЧ-инфекции, и концепция отношения к иным конфессиям. Это лишь немногие из проблем, которыми наша комиссия занимается.

— Каким, по вашему мнению, должен быть современный православный богослов?

— Во-первых, богослов должен быть преданным чадом Церкви и иметь серьезный духовный опыт церковной жизни. Во-вторых, он должен быть очень хорошо образован. Современное богословие в некотором смысле элитарно — оно требует множества знаний и навыков как в сфере собственно церковной, так и в общенаучной.

— Какие наиболее острые вопросы решают современные православные богословы?

— Помимо уже упомянутых мною вопросов существует еще серьезная проблема осмысления веры, понимания и интерпретации православной традиции. Задача современного богословия — это возвращение к корням, к традиции. Новое прочтение, осознание и актуализация нашей веры необходима именно для того, чтобы Церковь была готова отвечать на вызовы современности.

— Можно сказать, что нынешние богословские дискуссии носят такой же «острый» и полемический характер, как это было, к примеру, во времена раннего христианства?

— Сегодня, конечно, нет такой полемики, потому что нет острых еретических вызовов, но есть вызовы со стороны мира. Они связаны с тем, как Церковь должна осуществлять свою социальную миссию, как она должна выстраивать свое свидетельство.

Следует понимать, что помимо собственно богословов существуют люди, которые пишут на богословские темы, богословами в строгом смысле не являясь. Эти люди занимаются околоцерковной публицистикой. Они обращаются к богословским проблемам, но с иных позиций и с использованием иных методов. Они ведут полемику очень жесткими и небогословскими методами с навешиванием всякого рода ярлыков. И показательно то, что они делают это публично.

— Какие течения существуют в современном православном богословии? Какие наиболее известные имена вы можете назвать?

— Сегодня русская богословская мысль еще не структурирована таким образом, чтобы в ней можно было выделить какие-то школы или направления. Скорее есть отдельные богословы, которые связывают себя с традициями той или иной богословской школы.

Кто-то преимущественно соотносится с классической богословской дореволюционной традицией, связанной с таким именем, как митрополит Макарий (Булгаков). Кто-то в большей степени связывает себя с линией неопатристического богословия, сформировавшегося в эмиграции, то есть с такими именами, как протоиерей Георгий Флоровский, Владимир Лосский, протоиерей Иоанн Мейендорф. Кому-то более симпатична богословская линия, идущая от Хомякова и связанная с именами митрополита Антония (Храповицкого), Священномученика Иллариона (Троицкого) и Патриарха Сергия. Есть еще одно направление богословской мысли, которое на Западе принято называть «русским богословием». Это прежде всего протоиерей Сергий Булгаков, а также и иные мыслители, связанные с именем Владимира Соловьева. Серьезное влияние на сегодняшнюю русскую богословскую мысль оказывает и греческое богословие.

Сегодняшнее православное богословие в России скорее едино. Оно по преимуществу развивается в основных академических центрах: Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях, Православном Свято-Тихоновском богословском институте.

— Существуют ли в рамках православного богословия либеральное или консервативное направления?

— Разделение богословия на либеральное или консервативное более чем условно. Кто такой либеральный богослов? Если это тот, для кого Церковное Предание не является авторитетом, то это уже не богослов, а просто религиозный философ или мыслитель.

Кто такой консервативный богослов? Если это тот, для кого невозможно развитие мысли, то он также уже не богослов, постольку отказывается от свидетельства Веры Церкви в современных условиях, отказывается давать ответы на новые вызовы, довольствуясь ответами прежних эпох.

И «либерализм» и «консерватизм» одинаково опасны для Церкви, ибо они повреждают подлинность ее свидетельства. Богослов должен находиться между этими крайностями.

— Была ли прервана традиция русского богословия в России после октябрьского переворота 1917 года?

— Безусловно, в России богословская мысль была основательно «зачищена». Многие богословы были казнены, умерли в тюрьмах и от лишений, кто-то просто был вынужден эмигрировать.

Но нельзя говорить, что в России богословие было выжжено на корню. Лучше же сказать, что долгое время в условиях советского режима не было условий для свободного и творческого развития богословской мысли. Духовная ниточка, связывающая нас с той эпохой, сохранилась. Мы самым живым образом связаны с богословской традицией дореволюционной Церкви.

Как только Церковь обрела свободу, богословская мысль стала возрождаться. Сегодня уже можно с уверенностью говорить, что за последние 15 лет ею было воспринято все самое лучшее, что было сделано в православном богословии XX века.

— Как Церковь относится к религиозной философии и к таким ее представителям, как Бердяев, Булгаков, Франк, Розанов? Они многими воспринимаются как богословы… Как их творчество воспринимается в Церкви? И можно ли их назвать православными богословами?

— В чем русская интеллигенция на рубеже XIX—XX вв.еков видела основную проблему? В том, что на те вызовы, с которыми русская душа сталкивалась в XIX веке, а к ним можно отнести тему свободы, социальной справедливости, смысла жизни, церковный ответ был не всегда убедительным. Иными словами, Церковь не всегда давала внятные ответы на наиболее острые проблемы современности.

Поэтому очень многие представители интеллигенции пытались найти ответы на эти острые вопросы за церковной оградой. Многие из них вернулись в Церковь. Они принесли с собой свои тревоги и заботы и соответственно новые темы. Они также принесли с собой стремление дать церковный ответ на самые острые вопросы своего времени, и дать его на языке современной им философии, науки и культуры. В этом их непреходящая заслуга.

Но, признавая их заслуги в «актуализации» православной мысли, нельзя не отметить, что некоторые религиозные мыслители Серебряного века не могут быть названы в строгом смысле слова церковными богословами. Хотя труды их и не были безупречны, но своей нацеленностью на разрешение актуальных проблем они во многом предопределили все православное богословие XX века.

— Как Православная Церковь, конечно, посредством своих богословов относится к трудам известных протестантских и католических теологов XX века?

— К инославным богословским опытам православное богословие относится с некоторой осторожностью, но одновременно с вниманием и уважением. Православные богословы стараются увидеть все позитивное, что в этих опытах присутствует.

Георгий Флоровский в заключительной главе своих знаменитых «Путей русского богословия» писал о некоем едином пространстве богословской мысли Запада, которое оставалось единым даже в эпоху жестоких конфессиональных споров. Он утверждал, что русская богословская мысль выросла именно из этой традиции и ее миссионерской задачей сегодня является оставаться в этом пространстве богословской науки и богословского диалога.

— Недавно вы участвовали в акции, посвященной умершим от СПИДа… Существует ли какое-то богословское осмысление современных социальных проблем?

— Я входил в рабочую группу по подготовке концепции участия Русской Церкви в борьбе с распространением ВИЧ-инфекции. Эта концепция является примером богословского ответа на актуальные проблемы современности. Ее важнейшим элементом является призыв к обществу обратить внимание на то обстоятельство, что СПИД сегодня — одна из самых серьезных национальных угроз.

Он связан с разрушением духовно-нравственных устоев общества и социальным отчуждением, когда инфицированные становятся изгоями.

Александр Петров

http://religion.ng.ru/people/2005−04−20/1_vera.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru