Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне Дарья Матвеенко17.06.2008 

Путь «словесной иконы» Юрия Кузнецова

Юрий Поликарпович Кузнецов — один из ключевых представителей традиции русской поэзии второй половины XX- начала XXI вв., в творчестве которого обозначилось переходное состояние эпох и «светопреломление"в людских сердцах.

Ему удалось придать «законченность» мифологическим образам, венчая поэтическим творчеством их предшествующее развитие в сознании великих поэтов. Целые поколения русских образов находят первообраз в наследии автора, в них пророчествует сам народ.

«Вопрос грешника» ставится перед Богом и перед людьми как тема творческого самоопределения:

Я изгнан из круга родного
В толпу, что не помнит родства.
Я изгнан из Божьего Слова
В пустые земные слова.
(«Вечный изгнанник»)

Это строки смиренной готовности принять обратный путь и выражение неунятой боли познания.

В своем творчестве Юрий Кузнецов одновременно являлся поэтом и монахом, которых он противопоставил в одном из своих стихотворений. Монахом — в своем видении России, которая есть «Сон во Христе», понимании ее кондового пути, а поэтом- в осязании «вещей мира, источающих Бога».

Путь Христа и путь грешника сходятся, это встречный путь, на котором идет воскресение Христом! Это восхождение на Фавор непременно через Голгофу. (В отличие от пути Спасителя, это восхождение к облаку преображения и славы происходит после принятия креста.)

Поэт в своем творчестве хотел соединить «дораскольную» Россию, с присущим ей исконным духом православия, с Россией нынешней, только становящейся на осмысление «древней гибели». Тема кондового сна пронизывает искания Кузнецова. Узел крестной и есть «русский узел», являющийся также особым проявлением крестной миссии русского народа, который в конечном итоге, подъемлет свою спящую силу. Тема единства раскрывается в образе «блудного народа», который возвращается последним, проходя путь глагола.

Сон исконности передан в образе копья Святого Георгия, здесь отображен весь исторический путь- венценосный, а значит, победоносный. Это духовный путь времени, вехи истории ознаменуются воинами Христовыми:

В этот храм я вхожу, как во сне,
Покоряясь стенам и иконам
Вот и всадник на белом коне —
Задремало копье над драконом.
Словно дух перед ним я стою
Триста лет и семьсот одинако
Что-то странное снится копью:
Равновесие света и мрака.
(«Сон копья»)

Сама гениальность и состоит в «равновесии света и мрака», в приближении света и тени. Эта тема незримо присутствует в стихотворении «Пустынник»:

Когда поднимает руки —
Мир озаряет свет.
Когда опускает руки —
Мира и света нет.

«Свеча, что молится за сатану» — образ, который в полной мере раскрывается православное мироощущение поэта. А в стихотворении «Последнее искушение», видны страх перед творческим искушением и высшее явление Христа в человеческой сущности, изначально превзойденной.

http://www.ioannp.ru/publications/108 682


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru