Русская линия
Литературная газета Диана Малышева20.04.2005 

С чего начинается Родина? С книги, подвига, детства…

На нынешний книжный рынок с завидной регулярностью выбрасывается сомнительного качества продукция, которая благодаря навязчивой рекламе разлетается среди «гурманов» соответствующего чтива. Но вольный или невольный брак, всевозможные фальсификации и плагиат — не единственные удручающие моменты, убивающие правду о прошлом и настоящем нашей страны, которая может оказаться под спудом беспросветной лжи…

На этот счёт очень ценно мнение председателя Союза краеведов России, главного редактора «Московской энциклопедии», доктора исторических наук, академика Российской академии образования, профессора Историко-архивного института РГГУ Сигурда ШМИДТА.

— Уважаемый профессор, обращаясь к вашему научному авторитету, хотелось бы поговорить о таком тревожном феномене, как дефицит любви к Родине.

— Как пожилой человек могу только бессильно развести руками — жизнь нынешняя в большинстве случаев не соответствует моральным принципам, по которым наше общество жило ещё совсем недавно. В какой-то мере это объясняется и тем, что стали меньше читать, а на книжном рынке действительно много бездушных изданий, оглупляющих читателя или бессовестно искажающих представление о России, её прошлом и настоящем.

Как профессиональный историк, замечаю настоящую атаку сверхактивных псевдоучёных, пытающихся исказить не только конкретные события и роль личностей в историческом процессе, но и обесценить признанное академическими авторитетами в прошлом. Самый очевидный для всех пример — книги по так называемой «новой хронологии» Фоменко и Носовского, беспардонно смешивающие и искажающие исторические явления разных столетий и на разных территориях, лишающие человечество многих веков его прошлого, многих славных имён и событий, памяти о подвигах и страданиях первых христиан. Но появляются и другие сочинения, претендующие на раскрытие секрета «мифологизации» (как они выражаются) российской истории. То, что находится немало людей, считающих себя образованными, которые доверяют таким книгам, — опасный показатель снижения уровня нашей общей гуманитарной культуры.

Волнует и то, что имеет место в современной книжной культуре. Как специалист, имеющий опыт книгоиздания, позволю себе определённые замечания современным издателям. Но прежде оговорюсь: каким бы широкоохватным и художественно выраженным ни был приглянувшийся текст издания, рассчитанного и на «учёного» читателя, следует помнить — если речь идёт о конкретных исторических явлениях и о том, как книгу использовать в дальнейшей работе, а тем самым и пропагандировать в читательской среде, то, беря в руки многообещающую новинку, обратите внимание на наличие источниковедческих примечаний, комментариев, ссылок. Если нашли — значит в ваших руках стоящая вещь.

Но сегодня выходит множество исторических и мемуарных книг, в которых нет именных указателей, не говоря уже об указателях предметных, географических и других. А это особенно важно для специалиста, обязанного в своей работе ссылаться на конкретный источник сообщаемых им сведений. Указатели — не только знак качества современного издания, но и условие обеспечения будущего таким книгам.

Так, издательство «Вагриус» обогащает нас серией мемуаров и книг, но без необходимых указателей. Или другой пример уже научного издания. В 2004 году вышла интересная книга об издательстве «Academia». В начале 1930-х оно славилось образцовой подготовкой к печати классической литературы, мемуаров, дневников. Материал по истории издательства от 1921 года до наших дней собрал и изучил даровитый историк и библиограф, к нашему горю недавно скончавшийся, Вячеслав Викторович Крылов. Однако нынешнее издательство, взявшее в 1991 году исчезнувшее было название, выпустило этот труд — «Издательство „Academia“. Люди и книги. 1921 — 1938 — 1991» без указателя имён. Имена авторов, сочинения которых издавались, выявляются, правда, не без труда, в перечнях изданий за год. Но где имена написавших научные статьи, предисловия, переводчиков, целой плеяды выдающихся книжных иллюстраторов?! А ведь это очень важно для изучающих культуру и общественную жизнь ХХ века!

Недавно появилась манера готовить указатели со сведениями о лицах, но без обозначения страниц. Это уж совсем нелепость, тем более что информация об известных в истории фигурах извлечена из доступных энциклопедических справочников. Последний пример такого рода — изданные впервые тем же «Вагриусом» дневники вдовы Александра III императрицы Марии Фёдоровны. Таким способом подготовленные книги не могут войти в широкий и длительный обиход науки.

— Возможно ли сегодня что-нибудь изменить?

— Конечно, если на государственном уровне поймут, что пришло время заявить о соответствующих санкциях и по-настоящему проявить волю. Как председатель экспертного совета изданий по москвоведению, я с моими коллегами ставлю обязательное условие партнёрам, чтобы книги, выходящие под нашей маркой, выпускались с именными указателями. Думаю, что подобные требования должны предъявляться и к тем изданиям, которые попадают в федеральные программы.

— Не кажется ли вам, Сигурд Оттович, что издатель, предлагая недоработанное, переиначенное или полуправду читателю, льёт свою порцию воды на мельницу тех, кому выгодно иметь дело с населением, безразличным к своим корням?

— По-настоящему культурные и внутренне интеллигентные писатели и учёные почитают своим долгом и считают своей потребностью следовать давнишним культурным традициям. Но часто издатели руководствуются интересами выгоды, поэтому чувства читателей и писателей их волнуют меньше всего. Как историк, я всегда подхожу к явлению с двумя критериями оценок. Первое — каковым было его значение для современников. И второе — что из этого возьмут последующие поколения. Не всегда оценки совпадают. Но об этом всегда нужно помнить, ибо представления о народе, о государстве в мире определяются и мерой внешнего уважения его к национальным традициям, и самоуважением, и тем, почётное ли место в жизни нации занимает культура, которая была и оставила заметный след. У нас же «любовь к отеческим гробам» подтачивается нередко другими, чаще материальными, потребностями, скопированными с западных аналогов. Всё больше убеждаюсь в глубокой мудрости наблюдения Пушкина: «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности».

К сожалению, гуманитарные направления развития науки и общественной деятельности не получают необходимую материальную поддержку. По мысли отечественных капиталистов, эти труды, в отличие от технологий, не могут сразу дать ожидаемую прибыль. Отсюда закономерное равнодушие к нашим духовным достижениям мирового класса, хотя игнорировать то, в чём мир явно заинтересован, — значит в будущем упустить и солидную денежную прибыль.

Ныне за рубежом после десятилетий идеологического противостояния и опасения нашей военно-промышленной мощи возрос интерес прежде всего к нашей культуре, и особенно к литературе, появляется большее понимание того, что это действительно непреходящие ценности. Не говоря уже о тяге к ознакомлению с многообразием российской природы, такие искренние чувства побуждают иностранцев приезжать для знакомства с Россией не только в Москву и Петербург. Для них Россия — страна, настолько богатая культурным и природным наследием, что приезжающим становится малоинтересно двигаться по давно проторённым маршрутам. Кстати, целесообразно обеспечение новых туристских маршрутов и для соотечественников. Правда, для европейского уровня комфорта необходимо создавать удобства, стандартные для международного туризма, а близ прославленных «достопамятностей» использовать исторические здания для гостиниц, мест проведения встреч, концертов… Такова логика рынка. Неужели до доморощенных турфирм так туго доходит, что во всём мире индустрия так называемого «историко-культурного» туризма стала доходной. Быть может, следует начать подготовку специалистов высокого класса в сфере такого туризма?

О заметном интересе за рубежом к тому, как изучали и изучают в России свой край, свидетельствует такой показательный пример. 2000 год, Париж, Сорбонна. Отнюдь не по нашей инициативе здесь устраивается международная конференция, посвящённая 100-летию российского краеведения. Речь идёт об итогах и перспективах. За счёт французской стороны приглашаются 15 российских специалистов. Открылась конференция выступлением ректора Сорбонны. В Париже затем издали книгу наших докладов. Но интерес объяснялся не только тем, что Россия — огромное многонациональное и многоконфессиональное государство с разнообразием историко-культурных традиций и природных особенностей, но и потому, что именно российские краеведы в 1920-е годы — «золотое десятилетие» нашего краеведения! — были среди первых, кто стал заниматься разработкой методики изучения истории повседневности, микроистории, локальной истории, т. е. теми вопросами, которые в последние десятилетия особо привлекательны для историков и социологов.

В трагический «год великого перелома» (1929 — 1930), когда была порушена многовековая самостоятельная трудовая деятельность крестьянства, когда власть надругалась над храмами и церковнослужителями, когда преследовалась старая интеллигенция — так называемые буржуазные «спецы», — одними из первых пострадали подвижники краеведения. Их обвинили в причастности к фальсифицированному делу академиков-историков Платонова и других. А ведь именно они вырабатывали приёмы наблюдения и фиксирования изменений, происходящих в нашей жизни в первые послереволюционные годы, именно они постарались сохранить преемственность в развитии культуры, воспитать у широкой общественности уважение к культурным и нравственным традициям. Тогда репрессии нанесли огромный урон и общественному сознанию, особенно в провинции.

— Получается, что у нас недостаточно развито чувство патриотизма?

— Это на первый взгляд. На самом деле сейчас пусть медленно, но верно просыпается возрастающий интерес к родному краю, к своей малой родине. В 20-е годы краеведением занимались профессионалы, не принимавшие, как правило, социалистическую идеологию, но желавшие сохранить самобытность отечественной культуры, приобщить к просвещению малограмотных. Но поскольку официальным лозунгом тех дней был интернационализм, а слово «патриотизм» произносили шёпотом, то краеведам удалось привлечь под знамёна местного патриотизма подрастающее поколение, направить на это и школьное преподавание. При этом в масштабах страны любовь к малой родине буквально переросла в родиноведение, отчего выиграло изучение и географии, и истории СССР.

Сейчас наблюдается большой интерес к развитию краеведения, вызванный иными социокульурными причинами. Прежде всего это демократизация жизни. Тут же срабатывают генетическая и событийно-историческая память, призывающая раскрыть несправедливо закрытые страницы нашего прошлого, некогда наполненного идеологической фальшивостью и слащавостью, вернуть вычеркнутые из истории имена.

Очень хорошо, что краеведение введено в школьную программу, хотя бы факультативно. Убеждён и в том, что отечественную историю должно преподавать, опираясь прежде всего на местный материал. Так, кстати, и формируются понятия об общем и особенном, о взаимосвязи общества и природы, о памятниковедении.

Краеведение это не только «местнография», как выражались в XIX веке, это и Москва, и Петербург, их прошлое, особенности, достопамятности. Очень приятно, что в вашей газете рассказали о книге В.М. Мешкова «Арбат предо мною…». Это — уникальное собрание стихотворений, строк и упоминаний об одной, но столь известной улице, об Арбате как символе Москвы, и о различиях в восприятии «арбатства». Книга может послужить образцом для создания подобных изданий о других местностях.

Я председатель жюри всероссийских конкурсов школьных работ исследовательского типа по отечественной истории. С радостью убеждаюсь в том, какие интересные научные в своей основе работы присылаются по местной истории, истории своих родных. Сейчас возрождается популярнейшая во всём мире генеалогия — наука о родственных связях, считавшаяся особо развитой в дореволюционной России. Занятия такой тематикой вызывали после 1917 года опасения, и старшие старались, чтобы дети не узнали о тех, кто в эмиграции или объявлен «врагом народа». В состоятельных некогда семьях изображения богато одетых родственников выдавали просто за фотокартинку. Отрадно, что учителя прилагают усилия к тому, чтобы напоминать учащимся о подвиге и страданиях народа в годы Великой Отечественной войны. Сейчас пишут — нередко пронзительно — о судьбах участников афганских и чеченских событий. Очевидно, что тема подвига обречена быть извечной в истории России.

Одновременно наблюдается возрождение уважения к краеведению на местах. Человек моего поколения понимает, какие это открывает перспективы. Раньше секретарь обкома, командовавший секретарями райкомов и ожидавший от ЦК наград, мечтал со временем стать ближе к кремлёвским звёздам. Сейчас же, на мой взгляд, пребывание в «верхах» привлекает гораздо меньше, потому что спокойнее работать на местном уровне и там иметь от жизни многое.

А здесь для стабильности важны местные опоры, о которых должен помнить умный глава региона. Этому помогает воспитание в земляках уважения к местным традициям, возрождение и приумножение их. Понятно, что для особо масштабных дел нужна помощь региональных властей и предпринимателей. Какие формы работы при этом могут быть, мы уже видим на примере книгоиздания.

Это демонстрируется на книжных ярмарках, на недавнем Всероссийском конкурсе краеведческой литературы. На ежемесячных — в последнюю пятницу каждого месяца — презентациях москвоведческой и краеведческой литературы, организуемых руководителем новой кафедры региональной истории и краеведения Историко-архивного института РГГУ Владимиром Фотиевичем Козловым, можно знакомиться с возрастающим многообразием изданий. И научных, и учебных, и популярных, и по гражданской, и по церковной истории. Знаменательно, что в день последнего представления среди прочих изданий была книга учёного-негуманитария профессора Московского государственного университета геодезии и картографии Юрия Борисовича Парвулюсова «МИИГАиК и Басманная слобода», вышедшая с приложением карт экскурсий. Отраден факт — автор не первый год читает лекционный курс по москвоведению в этом негуманитарном вузе. Полагаю, подобные факультативы должны быть во всех вузах. В медицинских — не только о своём городе и его достопамятностях и знаменитостях, но и о больницах, врачах и медсёстрах, местных лекарственных растениях. В инженерных — о местных промышленных предприятиях, трудовом подвиге инженеров и рабочих в военное и мирное время и т. д. А как это познавательно для провинциалов, остающихся в городе своего высшего образования!

В 2004 — 2005 годах по инициативе и в присутствии председателя Совета Федерации РФ С.М. Миронова состоялись научные конференции краеведов России в Зарайске (Московская область) и Воронеже. Материалы этих конференций публикуются. Года полтора назад Российская национальная библиотека в Петербурге, Союз краеведов России и Археографическая комиссия РАН провели конференцию по ознакомлению с региональными энциклопедиями. Мы с коллегами чрезвычайно обрадовались, что на издание таких трудов пошли не только энтузиасты-знатоки, но и умные дальновидные губернаторы, мэры городов, предприниматели, вложившие деньги в культурно-просветительскую работу. Пусть иногда это делается и из тщеславия, но главный результат уже налицо. На сотнях страниц читатель получает конкретный ответ на особенно актуальный сейчас вопрос: с чего начинается Родина?

Беседу вела Ирина ДАВЫДОВА

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg162005/Polosy/143.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru