Русская линия
Русская линия Николай Симаков14.04.2008 

Встречи со старцем. Воспоминания
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин; 1910 — 2006)

1. Жизнь и духовный путь
2. Встречи со старцем. Воспоминания
3. Духовное наследие и завещание

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин; 1910−2006 гг.)
Жизнь и духовный путь


В городе Орле в многодетной семье Михаила Дмитриевича и Елизаветы Илларионовны Крестьянкиных 29 марта (11 апреля по н.ст.) 1910 года родился восьмой ребенок. Его назвали Иваном во имя преподобного Иоанна Пустынника, празднуемого в этот день. Отец умер, когда Ване было еще два года, и его воспитанием занималась глубоко верующая и благочестивая мать. Уже с шести лет Ваня Крестьянкин стал проходить пономарское послушание в храме св. пророка Ильи на Песках в городе Орле, где его крестили в младенчестве. В детстве Ваня стал послушником у известного архиепископа Орловского Серафима (Остроумова), будущего священномученика, причисленного к лику святых 17 июля 2001 года.

В двенадцать лет Ваня Крестьянкин в первый раз высказал свою сокровенную мечту быть монахом. Елецкий епископ Николай (Никольский) прощался с богомольцами, уезжая на новое место службы. Прощание близилось к концу, и иподиакону Иоанну тоже хотелось получить от архиерея напутствие в жизнь. Он стоял рядом с ним и осмелился прикоснуться к его руке, чтобы обратить на себя внимание. Владыко наклонился к мальчику с вопросом: «А тебя на что благословить?» И Ваня в волнении произнес: «Я хочу быть монахом». Положив руку на голову мальчика, епископ помолчал, вглядываясь в его будущее. И серьезно сказал: «Сначала окончишь школу, поработаешь, потом примешь сан и послужишь, а в свое время непременно будешь монахом». [1] Все в жизни определилось.

В 1923 году Ваня Крестьянкин был приглашен приехать в Москву. В Москве, в Донском монастыре Ваня впервые встретился со Святейшим Патриархом Тихоном и получил от него благословение. «Благодать патриаршего сана, благодать исповедничества живо восчувствовалась душой. Батюшка уже в старости говорил, что до сих пор чувствует ладонь святого Патриарха на своей голове» [2].

В 1929 году Иван Крестьянкин окончил среднюю школу и поступил на бухгалтерские курсы. По завершению их, он переезжает в Москву, где работает по своей новой специальности. В 1944 году перед праздником иконы Казанской Божией Матери Иван Крестьянкин назначается псаломщиком в Измайлове в храме Рождества Христова.

Митрополит Николай (Ярушевич) 14 января 1945 года в храме Воскресения Христова на Ваганьковском кладбище посвящает его в сан диакона. На праздник Иерусалимской иконы Божией Матери диакон Иоанн Крестьянкин был рукоположен патриархом Алексием I в сан священника. Отец Иоанн Крестьянкин был оставлен служить в храме Рождества Христова в Измайлове. В московский период отца Иоанна духовно окормлял последний оптинский старец игумен Иоанн (Соколов). В 1950 году отец Иоанн Крестьянкин закончил 4 курс Московской Духовной Академии и написал кандидатскую работу на тему «Преподобный Серафим Саровский чудотворец и его значение для русской религиозно-нравственной жизни того времени». Однако защитить ее так и не удалось. За ревностное пастырское служение в ночь с 29 на 30 апреля 1950 года он был арестован и получил по ст. 58. п. 10 УК РСФСР 7 лет исправительно-трудовых лагерей. С 30 апреля по 1 июля 1950 года отец Иоанн Крестьянкин находился в тюрьме на Лубянке. С 1 июля по 19 февраля его переводят в Лефортово в камеру-одиночку, а затем с 19 августа по 8 октября в Бутырскую тюрьму. С 1950 по 1953 год отец Иоанн работал на лесоповале разъезда Черный в Архангельской области. С 1953 по 1955 годы он находился в инвалидном ОЛП г. Молотовска Куйбышевской области. Впоследствии отец Иоанн не раз говорил, что нигде он так хорошо не молился, как в то время: «Вот в заключении у меня была истинная молитва, и это потому, что каждый день был на краю гибели».

Отец Иоанн Крестьянкин был досрочно освобожден из заключения 15 февраля 1955 года и назначен служить в Псковскую епархию. В 1957 году его перевели в Рязанскую епархию, где он служил священником почти 11 лет. За этот период отца Иоанна перемещали с одного прихода на другой пять раз, все это происходило в эпоху начала новых «хрущевских» гонений на Церковь.

В то время конца 50-х годов, когда советская власть насильственно закрывала многочисленные храмы, отец Иоанн Крестьянкин писал: «Не лишим себя храма, когда можем, но и с собою носить его поучимся: сердцем упражняйся в незлобии, телом — в чистоте, то и другое сделает тебя храмом Божиим».

В 1961 году на Пасху патриарх Алексий I награждает отца Иоанна Крестьянкина саном протоиерея. Летом 1966 года исполнилась давнишняя мечта отца Иоанна. Он принял монашество на праздник преподобного Сампсона Странноприимца 10 июня 1966 года. В городе Сухуми старец архимандрит Серафим (Романов) совершил постриг отца Иоанна в иеромонаха. Указом Алексия I иеромонах Иоанн (Крестьянкин) был назначен в Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь. 5 марта 1967 года на праздник Святой Пасхи в 1970 году отца Иоанна возвели в сан игумена, а затем в 1973 году в сан Архимандрита.

В Печерской обители отца Иоанна духовно окормляли и передавали свой опыт душепопечения валаамские старцы: иеромонах Михаил (Питкевич), схимонах Николай (Монахов), а также архиереи: митрополит Вениамин (Федченков), епископ Феодор (Текучев) и другие.

Впоследствии архимандрит Иоанн Крестьянкин был назначен духовником братии Псково-Печерского монастыря. Всю любовь своего сердца архимандрит Иоанн Крестьянкин посвятил делу пастырского душепопечения. Это было его главным подвигом в течение почти 40 лет пребывания в монастыре. В годы своего духовничества, отец Иоанн Крестьянкин поистине стал всероссийским старцем, к которому за утешением и духовным советом шли, ехали и писали люди со всей России на протяжении многих лет.

Блаженной и промыслительной стала и кончина старца. Она произошла в знаменательный день памяти Собора святых Новомучеников и исповедников Российских 5 февраля 2006 года. В тот день, после причастия Святых Христовых Тайн, отец Иоанн Крестьянкин тихо отошел ко Господу.

Встреча со старцем
Воспоминания о батюшке Иоанне (Крестьянкине)


По милости Божией мне впервые довелось встретиться с дорогим батюшкой Иоанном Крестьянкиным весной далекого уже теперь 1979 года. Было это во время Великого Поста, тогда я впервые приехал в Псково-Печерский монастырь как паломник. Помню, даже не знал еще толком, как подобает себя вести в настоящем действующем православном монастыре. Поэтому был несколько смущен и робко стоял среди многочисленных молящихся людей в Успенском храме. Здесь мне пришлось наблюдать, как многие паломники и молящиеся женщины просят благословения у входящих монахов. Мне тоже очень захотелось получить благословение в стенах этой древней обители. Преодолевая свою застенчивость и робость, видя как все это делают, я сложил руки для благословения решился подойти к входившему в храм монаху, увидев на груди у него наперсный крест. Им оказался батюшка невысокого роста с очень добрым лицом, в очках, который, благословив, поцеловал меня по-отечески в лоб и даже обнял. Помню, я был весьма поражен этим. Было такое ощущение, как от встречи с родным и близким человеком. Мне тут же захотелось узнать: кто этот батюшка? Я стал расспрашивать стоящих рядом людей. На мой вопрос, я услышал в ответ: «Как, вы разве не знаете — это же отец Иоанн Крестьянкин!». Рядом со мной стояла Татьяна Горячева, моя знакомая, с которой я приехал тогда в монастырь. На мой вопрос об отце Иоанне Крестьянкине она сразу же ответила мне, что это духовник монастыря и известный старец.

В начале 80-х годов я стал часто приезжать в Псково-Печерский монастырь. Мне хотелось вновь побывать в этой древней православной обители, которая никогда не закрывалась, и конечно хотелось вновь увидеть и встретиться с отцом Иоанном. Для меня как неофита, тогда было важно увидеть вновь старца — живого носителя православной веры и благодати. Хотелось узнать, что такое духовная жизнь и как можно спасаться в миру. У меня не было духовного отца и хотелось его найти здесь в стенах монастыря. И вот приехав в монастырь, я вместе с другими паломниками после окончания Литургии ждал выхода батюшки Иоанна из Михайловского собора. Ожидавших было довольно много, люди были все страждущие: у кого муж в тюрьме, кто разводится, кто пьет, у кого больные дети. Все были удручены своим горем, находились в печали, унынии и друг с другом не разговаривали. Помню, что и у меня в душе было уныние, тоска и какое-то болезненное состояние. Внезапно появился отец Иоанн. Он всегда ходил очень быстро, почти летал. Его ряса часто развевалась на ветру как крылья. Внешне батюшка отец Иоанн был невысокого роста, лицом и манерами напоминал профессора дореволюционного времени, глубоко интеллигентного и тактичного. Общаясь с ним, каждый чувствовал любовь и уважение к себе с его стороны и даже некое равенство.

Вместе с тем, духовно он был похож на Святителя и Чудотворца Николая, который стремится помочь каждому в его беде и жизненном испытании.

Подойдя к нам, батюшка Иоанн стал разговаривать понемногу с каждым. Помню, как все приготовили и протягивали ему свои толстые тетради с исповедью и просьбами. «Ой, какая толстая тетрадь, когда же мне это все прочесть?» — весело говорил он. При этом отец Иоанн спрашивал о самой главной причине, которая привела человека к нему. И тут же давал духовный совет, как быть и что необходимо сделать. Хорошо помню, как люди, обступившие его со своим горем, стали вдруг как-то оживляться, радоваться, а некоторые даже начинали смеяться от радости. И я тоже почувствовал, что с появлением батюшки мое внутренне состояние изменилось. Уныние, тоска в душе исчезли, и вместо них появилась бодрость и одухотворенность. Душа, до этого болезненно израненная унынием, исцелилась от встречи со старцем. Все это произошло несомненно от того, что рядом с нами был батюшка отец Иоанн. Он излучал благодать Божию из своей любящей души и все вокруг духовно-душевно исцелялись. Тогда я впервые познал на себе опыт старческого душепопечения. Когда очередь дошла до меня, я тоже протянул отцу Иоанну свою подробную исповедь в толстой тетради, опасаясь, что он не возьмет ее. Но, батюшка взял мою исповедь и при этом спросил, на сколько дней я приехал в монастырь? Я не знал, что и сказать. Заметив мою нерешительность, он напомнил правило для паломников приезжать в монастырь не менее чем на три дня. Ведь всем паломникам нужно помолиться, исповедаться и причаститься. Благословив меня остаться при монастыре на три дня, он добавил, что постарается прочесть мою исповедь и пригласить к себе на беседу. Я, конечно, был весьма рад этому обстоятельству и с трепетом ждал приглашения к старцу. Встреча и произошла на третий день. Ко мне подошел монах и передал, что отец Иоанн благословил прийти к нему сегодня. Когда я вошел в келью батюшки, он уже ждал меня. Келья отца Иоанна была светлой, все стены были увешаны иконами и портретами Архиереев. В ней я почувствовал себя как в намоленном домовом храме. Батюшка, благословив, посадил меня на свой диван, на котором он всегда принимал посетителей. Он беседовал со мною как Отец с заблудшим сыном из евангельской притчи. Я, было, оробел внутренне от такой близости и простоты общения со старцем. Но его тактичная и проникновенная беседа со мной стала для меня настоящим праздником и духовной радостью.

В 1983 году я приехал в Псково-Печерский монастырь на Страстной седмице, чтобы здесь встретить Пасху Христову. Помню Пасхальное ночное богослужение в Михайловском соборе. Возглавлял его сам отец Иоанн Крестьянкин. Во время Пасхального крестного хода батюшке с особой радостью пел и, обращаясь к нам стоящим в соборе, не раз восклицал: «Пойте все братья и сестры!».

Рано утром в этот же день Воскресения Христова вместе с другими паломниками я пришел к келье батюшки отца Иоанна, чтобы поздравить его лично. Среди нас, помню, была совсем слепая женщина, которая принесла пасхальные яйца для отца Иоанна. Мы стали петь все громко пасхальный тропарь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!». Батюшка Иоанн вышел из кельи как всегда радостный, восклицая: «Христос воскресе!», и мы все дружно отвечали: «Воистину Воскресе!». Он пригласил нас к себе в келью. Она в этот день казалась еще более светлой. Все в ней было по-пасхальному празднично. Я не знал, на что больше смотреть — на отца Иоанна, который весь светился от пасхальной радости, или на многочисленные иконы в его келье. Помню, чуть даже не рассмеялся, когда на вопрос одной из женщин поедет ли батюшка служить на приход в Эстонию он, махнув рукой, шутливо отвечал: «Да я тут сам на послушании, как благословят». Эта пасхальная ночь, проведенная со старцем в соборе, а затем в его келье запомнилась и запечатлелась в моем сердце навсегда. Он тоже стал для меня живым подтверждением, что православие есть истинная вера русского народа. Скажу больше, встреча с ним была для меня встречей с живым воплощенным Евангелием, с благой вестью о Воскресении Христовом и Царстве Божием. Даже если бы отец Иоанн ничего не говорил, одно его присутствие было духовной радостью, веселием, исцеление и утешением. Думаю, что это испытывали все, кто с ним общался. Он был человек Царства Божия, промыслительно посланный к нам, к людям страждущим, больным, несчастным, чтобы помочь, духовно исцелить, укрепить в вере и направить на путь спасения.

В один из очередных моих приездов в Псково-Печерский монастырь (в первой половине 80-х годов) я как всегда ждал вместе с другими выхода отца Иоанна Крестьянкина после Литургии из Михайловского собора. Он вышел и после бесед с многочисленными людьми стал спускаться вниз по лестнице. Так получилось, что меня и еще одного молодого человека отец Иоанн взял под руку, так как лестница была крутой, и так ему было легче спуститься вниз. Уже не помню, о чем мы говорили с батюшкой пока спускались, но когда спустились вниз, я наконец решился осуществить свою мечту, спросить: «Батюшка, возьмите меня в духовные чада». Отец Иоанн сказал в ответ: «Хорошо, но знаете, врача надо иметь на дому, а вот когда сложный диагноз и нужна операция, тогда едут к профессору в Москву». С этого времени я стал получать каждый год открытки и поздравления от батюшки отца Иоанна на Рождество Христово и на Пасху. На мои вопросы о духовной жизни отец Иоанн подчеркивал необходимость для мирян участвовать в богослужебной жизни Церкви. Это касается прежде всего Всенощного богослужения в субботу и Божественной Литургии. Исповедоваться и причащаться миряне должны, считал батюшка, постоянно, но не чаще чем раз в две недели. Отец Иоанн всегда говорил об обязательной тщательной и неукоснительной подготовке к причастию Св. Христовых Таинств. Батюшка благословлял ежедневное чтение Нового Завета, одну главу из Евангелия и две из Апостолов. Он рекомендовал читать Св. Отцов с Аввы Дорофея и свят. Феофана Затворника, а затем уже переходить к преп. Иоанну Лествичнику и другим учителям духовной жизни.

Однажды, когда отец Иоанн в братском корпусе давал мне духовный совет и наставление, я вдруг почувствовал, что он видит всю тайную греховность моей души как на ладони. Я остро испытал тогда чувство стыда и покраснел как в школьные годы.

Помню, как в одну из встреч с батюшкой я, получив благословение, отправился обратно домой, тогда еще в Ленинград. Всю дорогу я ощущал духовную радость и благодать от встреч с ним, и лишь когда я заснул в автобусе к утру, она стала уменьшаться.

Когда в 80-е годы мне пришлось работать юрисконсультом в роддоме? 13, ко мне врачи стали посылать тех женщин, которые шли на первый аборт. Нужно было с ними проводить беседу о вреде аборта и его последствиях. Вышло так, что я переусердствовал. При встрече с батюшкой мне пришлось все рассказать. Отец Иоанн дал мне тут же свой совет. Нужно только предупреждать, считал батюшка, и рассказать о последствиях этого смертного греха, но не запрещать. А то ведь такая женщина может сама, не дай Бог, извести младенца или убить себя. В роддоме были случаи отказных детей-даунов и я спросил батюшку можно ли мне их крестить, а также и умирающих детей? Батюшка благословил меня крестить тяжело больных, отказных, умирающих младенцев и научил, как это делать. Помню, он сказал, что крестить их в простой подогретой воде с верою и молитвой обращенной к Святой Троице: «Крещается раб Божий (имя) во имя Отца Аминь! Во имя Сына Аминь! Во имя Духа Святого Аминь!»

В начале 90-х годов я был назначен митрополитом Иоанном (Снычевым) ответственным секретарем журнала «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости». С первого номера журнала, по благословению митрополита мы постоянно печатали проповеди батюшки отца Иоанна Крестьянкина. Когда наш журнал попал к батюшке, он его прочитал и вскоре я получил от него письмо.

Отец Иоанн писал: «Дорогой Николай Кузьмич! Предоставилась возможность передать Вам это благодарственное письмецо. Мы очень внимательно следим за вашими совместными с Владыкой Иоанном трудами и утешаемся ими. Помогай Вам Бог не ослабевать в этом важном деле. Но к Вам и просьба будет, мы очень волнуемся, чтобы не миновал нас какой-либо Ваш журнальчик. Нельзя ли Вас попросить присылать нам по три-четыре экземпляра всего выходящего у Вас. Мы это все неукоснительно оплатим. Знаю, как для Вас сложна всякая дополнительная нагрузка, но все же дерзаю просить Вас об этой услуге. Молимся о вас всегда усердно. С любовью о Господе, Ваш Отец Иоанн». 15.12.92.

Получив письмо от дорогого батюшки, я тут же показал его митрополиту Иоанну. Владыка внимательно прочитал его и наложил на нем свою Архиерейскую резолюцию: «Поместить на страницах Санкт-Петербургских епархиальных ведомостей», что, конечно же, мы с радостью и сделали в следующем номере. Для меня письма отца Иоанна были и благословением духовного отца и радостью получить от него новую весточку.

Порой батюшка сам присылал нам материалы, которые он считал нужным и даже необходимым поместить на страницах журнала.

Вот одно из таких писем.
«Дорогой Николай Кузьмич! В последнее время к нам стало обращаться много людей с откровенными признаками беснования. И даже само вселение нечистой силы у многих совершенно аналогично тому, что описано в главе книги митрополита Вениамина (Федченкова). В связи с этим нам захотелось попросить Вас, не найдете ли Вы возможность опубликовать в „Ведомостях“ отрывок из этой книги, чтобы читатели знали, и как это происходит, и как все реально это, и видя близких, мучающихся неведомыми медицине „болезнями“ — люди понимали бы, что происходит вокруг, и где надо искать помощи и исцеления». Посылаю Вам эту главу. Храни Вас Бог. Божие благословение. Ваш отец Иоанн". 12.02.1993.

Хочется привести еще одно дорогое мне письмо от батюшки Иоанна.
«Дорогой Иоанн Кузьмич! Посылаю в благодарность за Ваши труды Вам подарок — книгу „Нравственное богословие для мирян“. От Вас же получил 10-й номер „Санкт-Петербургских епархиальных ведомостей“. И вот интересный момент, прочитал с интересом весь номер, и в нем и свои две проповеди. Их читал как будто и не мои они совсем.
Вот так, скажешь слово, и канет оно в вечность, а со страниц печатных уже возвращается оно к тебе, как нечто совершенно новое.
Спасибо Вам. Как ответственно и важно то дело, что делаете Вы. Помогай Вам Бог. С любовью о Господе. Отец Иоанн».

Встреча с отцом Иоанном стала самым важным событием в моей жизни.
Отец Иоанн отошел ко Господу в знаменательный день праздника Собора Св. новомучеников и исповедников Российских. В тот день 5 февраля 2006 года я был в Казанском соборе на Литургии, которую возглавлял митрополит Владимир, близко знавший батюшку. После окончания Божественной Литургии Владыка, обращаясь к нам, сказал: «Сегодня отошел ко Господу благодатный старец-исповедник отец Иоанн Крестьянкин, которого несомненно прославит Церковь, как праведника и угодника Божия!».
Господи, помяни во Царствии Твоем приснопамятного Архимандрита Иоанна, а нас помилуй его святыми молитвами!

Духовное наследие и завещание


«Миром правит только Промысел Божий, и в этом — спасение верующему человеку, и в этом — сила, чтобы перенести земные скорби».
«Дорогие мои, миром правит Промысел Божий, а не мы, смертные люди: я, отец К., отец Н».
«И по опыту скажу, что, чем скорее мы сердцем примем Богом данное, тем легче нам будет нести благое иго Божие и бремя Его легкое. Тяжелым оно становится от нашего противления внутреннего».
«А сейчас такое время настало, когда только вера в то, что Промысел Божий устрояет жизнь, может все трудности жизни преодолеть».
«Господи! Тебе все ведомо; сотвори со мною как изволишь. Аминь».
«У Бога нет забытых людей, и Промысел Божий зрит на всех. И миром правит Бог, только Бог и никто другой».
«Главной в духовной жизни вера в Промысел Божий и рассуждение с советом».
«Миром во все времена правит Промысел Божий, и на него ли произнесем мы суд?»
«Он даровал нам путь к спасению, и Он один и тот же на все времена для христиан и первых и последних времен — и это вера в Промысел Божий и жизнь по вере».
«Будешь жить для Бога, ради Бога и во славу Божию — вот и спасение, вот и истинный, а не эфемерный смысл жизни».
«Помни, детка, что самое ценное — научиться себя предавать всецело воле Божией».
«Бойтесь разделения и раскола в Церкви! Бойтесь отпасть от Матери-Церкви, только она одна и сдерживает лаву антихристианского разгула в мире теперь! Бойтесь судить церковное Священноначалие, ибо это гибель и без антихристовой печати!»
«Государственная проблема об индивидуальных номерах налогоплательщика стараниями врага Божьего, ложными слухами о введении в ИНН трех шестерах обрела в духовном мире великую силу смуты и стала для нас той проверкой, которая проявила в верующих отсутствие веры Богу и доверия Матери-Церкви!»
«Дивный путь явных дел, пою тебе гимн! Окружайте, люди себя, опоясывайтесь малыми делами добра — цепью малых, простых, легких, ничего вам не стоящих добрых чувств, мыслей, слов и дел».
«Надо только в делах любви к ближнему увидеть и почувствовать возможность преображения любви своей, возможность спасения. Ибо только милосердием и любовью можно стяжать Святой Дух Божий, которым только и можно противостоять страшным духам злобы, овладевшими людьми и миром».
«Так не пройдем же мимо протянутых к нам рук, мимо страждущих, болью и горем исполненных глаз, мимо ближнего нашего.
Не пройдем, дорогие мои, мимо своего спасения; не пройдем мимо Самого Христа, который в образе каждого нуждающегося в нашей помощи призывает нас на вечерю любви».

Завещание


Дорогие мои, родные и близкие, к закату преклонился день моей жизни. И я уже дважды получил о том извещение. Первый раз десять лет назад, но чьи-то молитвы преклонили Господа на милость и продлили мое пребывание в земной юдоли. 2 декабря 2004 года я зримо увидел, что переплыл реку моей жизни и стою в преддверии вечности. И, как благодарность Богу и Святой Матери Церкви, а главное же свидетельство о том, что Промысел Божий ведет нас по жизненному пути, оставляю краткие записи, как зерцало, отражающее эту очевидную истину.
Мои разрозненные эпизодические повествования записывались с 1981 год, и это не были рассказы обо мне, но иллюстрации некоторых жизненных ситуаций. Теперь же, когда это лоскутное одеяло сложилось, и я переписал, перелистал, возвращаясь в прошлое, я сам умилился, узрев богатство милости Божией ко мне, убогому и грешному человеку. И на пороге новой жизни стоя с замиранием сердца в ожидании встречи с Господом моим, встречи, к которой стремилась душа моя всю жизнь. А вам, как просьбу о молитвенной памяти обо мне оставляю эти записи о жизни в Боге, и проверенное самой жизнью завещание.
Дорогие мои, чадца Божии, верьте Богу, доверяйтесь Его! Примите все в жизни: и радость, и безотрадность, и благоденствие и злоденствие, как милость и истину путей Господних, и ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога, любите Любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих Его.

Сноски:

1 — Смирнова Т. Е. Память сердца. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2006. с. 40−41.

2 — Т.Е.Смирнова. Память сердца. с. 60.

http://rusk.ru/st.php?idar=112680

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru