Русская линия
CMNews.Ru, экспертный канал Юрий Крупнов20.04.2005 

Идеологии глобализации должен быть противопоставлен российский принцип мирового развития

9 мая — не просто наш главный праздник, не просто юбилей событий, происшедших 60 лет назад. Это фактически символ и центр всех современных противоречий и вопросов и, как следствие, предельная точка решения вопроса о будущем человечества в ближайшие десятилетия и столетия.

— Юрий Васильевич, за последние 3 месяца на постсоветском пространстве события стремительно ускорились: оранжевая революция в Украине, бунт в Киргизии. Что происходит вокруг России и в целом в мире? Есть ли у этого процесса конечная цель?

— У этого процесса нет конечной цели, так как он осуществляется не по заранее написанному сценарию, а по мере того, как образуется вакуум власти на постсоветском пространстве, подчеркну — вакуум российской власти. Этот процесс инициирован тем, что распадается власть в Российской Федерации. В этих условиях по отношению к постсоветскому пространству успешно применяются точно те же технологии, которые использовались и в других регионах мира, в частности в индонезийском Ачехе, Югославии, Косово, Ираке, Грузии, Украине и, возможно, совсем скоро будут применены к Сирии и Ирану. Эти технологии состоят из двух запараллеленных компонентов — того, что в англосаксонской геополитике называется сменой режима (regime change) и нациостроительством (nation building) или, по Фукуяме, государствостроительством (state building). Организуется квазигосударственное образование или осуществляется переворот, или делается и то, и другое одновременно. При этом комплексно и согласованно используется вся «линейка» обеспечивающих механизмов: неправительственные гуманитарные сетевые организации, СМИ, финансы, спецслужбы, армейские подразделения.

— Чем обусловлен распад власти в РФ?

— Тем, что в руководстве страны нет политического субъекта, который был бы заинтересован в удержании и восстановлении суверенитета России как мировой державы. Суверенитет это не столько демократические выборы (при всей их важности) и даже не способность объявлять чрезвычайное положение, как это определяет Карл Шмитт, а, прежде всего, способность ставить цели развития страны в мировом масштабе. Поскольку таких целей никто не ставит, нет и власти как политического субъекта. Есть псевдовласть — масса кланов и группок при бюджете и трубе — элита трубы.

— На чем должны основываться субъектность и суверенитет?

— Сначала нужно сказать — на чём они не основываются. Даже после всех известных событий (Грузия, Украина, Киргизия, уже и отдельные регионы РФ) в стране продолжают господствовать две равно тупиковые точки зрения на будущее страны, две своеобразные «партии». Одна предлагает забаррикадироваться на своей территории, превратить ее в «Крепость Россию» (чему очередное подтверждение — интервью главы президентской администрации Д. Медведева журналу «Эксперт») и сохранить ту систему и тот режим, которые существуют сегодня. Залезть в подвал, закрыться, заткнуть уши, зажмуриться — эта страусиная позиция никак не может быть политической. Неадекватность этой «партии» в том, что она не понимает традиционных оснований мощи России. Как только Россия перестает выдвигать масштабные задачи всемирного значения, она стремительно провинциализируется и перестаёт быть кому-либо в мире интересной. А мировые субъекты будут загонять страну все дальше и глубже в пределы Садового кольца и поэтапно и методично добивать.

Другая часть элиты, вторая «партия», требует скорее интегрировать Россию в так называемую «мировую развитию цивилизацию», вернуть во что-то типа «лона европейской семьи народов», включить в глобальную экономику через вступление в ВТО и т. п. Результаты этого интегрирования мы наблюдаем вот уже как 15 лет — они печальны. Россию уже «переваривают» и оприходывают, а что недопереварят или недоутилизуют — выплюнут.

Субъект развития страны появляется только через выдвижение программы и проектов мирового развития, альтернативных тому, что сейчас делают США, стараясь установить глобальное господство на всем земном шаре.

— У политического субъекта должна быть предельно четкая и ясная позиция. На основе чего, когда и как можно ее сформулировать?

— Сейчас, в эти дни, речь должна идти о правильном использовании ресурса 60-летия Великой Победы. Это, вне всяких сомнений, наш День. Не используя этот ресурс, тем более, сдавая нашу Победу, мы играем против России. К сожалению, мы видим полный проигрыш элитами и обществом этого праздника. Показательной является передача В. Познера 3 апреля, в которой в воскресенье, в прайм-тайм федерального канала вся Великая Отечественная война, под видом поисков правды, сводится к тоталитаризму, к злодействам Сталина, к якобы замалчиванию масштаба военных потерь и т. п. При этом война абсолютно не рассматривается в первом и главном плане — как та гигантская цена, которую заплатила наша страна, спасая человечество, как великая и невиданная во Всемирной Истории добровольная жертва, самопожертвование.

К 9 мая во всем мире организована травля нашей Победы. Юбилей используется как повод для принуждения нас к какому-то странному, извращенному покаянию, а руководство РФ, имея здесь исходно сильную и выигрышную позицию, ничего не может противопоставить. Мы имеем дело с позиционным и идентификационным дефолтом, когда даже более-менее симпатичные представители истеблишмента любят поразглагольствовать о якобы «запретных темах» и тем самым участвуют в общей системе дезавуирования результатов и последствий Победы СССР-России в той Великой войне.

Если говорить о стратегическом проекте, то необходимо полностью переформатировать внешнюю политику и обсуждать совсем иное присутствие России в мире. Фактически, мы должны предложить миру новую повестку вокруг проектов мирового развития и поставить в рамках этой повестки всего два вопроса: каким должен быть справедливый мировой порядок, на чем он строится, и кто из существующих народов, государств готов вступить в коалицию мирового развития и взять управление глобализацией в свои руки? Для этого необходимо перестать рассматривать глобализацию как закономерный естественный процесс и делать ее процессом управляемым и, таким образом, перейти к другому типу взаимоотношений между государствами и странами.

— Очень многими сегодня глобализация выдается за процесс мирового развития, объединяющий ранее разъединенные страны и народы, которые включаются в единое мировое сообщество, и от имени которого выступают субъекты глобализации. Каким образом можно разделить эти понятия, чтобы объяснить элитам, странам, народам разницу между глобализацией, которой их подвергают, и мировым развитием, к которому нужно стремиться?

— Во-первых, фактически неверно то, что процессы глобализации ведут к единению народов, к образованию единого человечества. Например, по тому, как всё яснее проявляется отношение европейского сообщества к посткоммунистической России, видно, как образуются новые санитарные кордоны, и Европа разделяется на своих и чужих. И, если говорить о мире в целом, вместо декларируемого единения на деле осуществляется дезинтеграция и разделение мира на несколько абсолютно несоединимых частей. Это выражается, например, и в формировании маргинального человечества, которое никому не нужно и составляет большую часть населения мира, и «золотого миллиарда», существование которого уже никто не ставит под сомнение. Не случайно, что на Западе в настоящее время так популярна теория столкновения цивилизаций американского политолога Самюэля Хантингтона.

Во-вторых, у процессов глобализации, как, впрочем, у любых социально-экономических процессов, обязательно должен быть субъект. Субъектом глобализации является достаточно аморфный, но в целом дееспособный слой — транснациональные элиты, не имеющие этнического, государственного или иного однозначного прикрепления, которые за счет использования, прежде всего, финансовых технологий, позволяющих в секунду переводить миллиарды долларов из одной точки земного шара в другую, контролируют возможности и само существование почти любого государства. В таких процессах, как это ясно сформулировал ещё Джордж Сорос в своей книге о глобализации, ключевым является отсутствие препятствий в виде государственных границ для свободного перемещения финансов по земному шару. Для этого и придуман идеологический посыл о том, что каждая национальная экономика является всего лишь частью якобы существующей единой глобальной мировой экономики. Это не так, не только потому, что кто-то закрывает и защищает свои экономики, но и потому, что выбирают для единой экономики, как правило, лакомые для субъекта глобализации «куски» собственности, включая природные ресурсы, — все остальное никого не интересует.

В итоге, глобализация порождает дезинтеграцию и, как следствие, систему конфликтов и войн — нестандартных, «неправильных» войн, а также терроризм. Все это есть непосредственные продукты глобализации, а не какие-то побочные отдельные явления.

Субъект же мирового развития определяется через способность ставить и решать мировые проблемы, то есть те противоречия, которые одинаково важны для любого народа и государства на Земле, которые являются всеобщими и «сквозными». Решая мировые проблемы, осуществляется мировое развитие и альтернативный глобализации процесс мироизации. Субъект мироизации — не узкая элитарная прослойка, осуществляющая эксплуатацию и утилизацию различного рода природных ресурсов, недвижимости, капиталов и людей на Земле, а единое человечество, которое начинает себя рассматривать как того управленца, который берет ответственность за происходящее на Земле, не допуская, в первую очередь, разделения человечества на людей разных сортов.

— Говоря об этом, мы констатируем факт того, что историческое движение повторяет в новом виде прошлые события. Все описанное Вами представляет собой перегруппировавшуюся и усилившуюся идеологию национал-социализма, который уже был использован в качестве тарана против России. В то время как мироизация представляется теми предложениями, которые были сделаны на Ялтинской мирной конференции в феврале 1945 года, приведшими к созданию ООН как гаранта объединения человечества с целью решения мировых проблем. То есть ситуация практически военная?.

— Да, главный вопрос сегодня стоит так же, как он стоял в начале 1940-х годов, потому что за всеми маскарадами и идеологическими флёрами глобализации человечеству предлагают решить, к какому «сорту» оно хочет принадлежать: к расе избранных или к остальным. За этим стоит расистско-нацистская идеология, в рамках которой неочевидно — каждый ли человек на планете достоин того, чтобы быть личностью, иметь достойные условия для жизни и просто жить. И в этой идеологии, оправдываясь важными «объективными» обстоятельствами вроде нехватки ресурсов или недостаточности финансов, происходит фактический приговор части человечества к тому, чтобы быть объектом утилизации, уничтожения и вычёркивания из истории.

Никто, к сожалению, не обсуждает природу современной экспансии тех же США, хотя очевидно, что оккупация Ирака и всего так называемого Большого Ближнего Востока (The Greater Middle East) — от Египта до Пакистана, включая Каспий и Кавказ ничем не отличается от задачи присоединения нефтеносного Кавказа гитлеровской Германией в 1940-е годы и, главное, строится на том же ведущем принципе борьбы за «жизненное пространство» (Lebensraum) из «Майн Кампф» Адольфа Гитлера. Отсюда уже недалеко и до «тысячелетнего рейха» — так, геополитики Джордж и Мередит Фридманы ещё в середине 1990-х в книге «Будущие войны и американское мировое господство в ХХI веке» (<>George and Meredith Friedman «The Future of War and American World Dominance in the 21 Century», Crown Publishers, New York, 1997) предвещали наступление «тысячелетней Американской империи»: «Хорошо это или плохо, но Америка захватила в свои руки ключи от будущих войн, а вместе с ними и от будущего всего человечества, подчинив его себе….Это начало американской эры, начало американского тысячелетия».

— Получается, что празднование юбилея Победы приобретает символическое, всемирно-историческое значение. Эта точка, которая была поставлена во Второй мировой войне, за которой, согласно Вашей классификации, последовала Третья мировая (Холодная) война, затем Четвертая мировая (финансовая) война, а сейчас идет Пятая мировая (гуманная) война, значит для нас и для всего мира начало новой битвы за новый мировой порядок и за собственное будущее?

— Очень точно подмечено, что 9 мая — не просто наш главный праздник, не просто юбилей событий, происшедших 60 лет назад. Это фактически символ и центр всех современных противоречий и вопросов и, как следствие, предельная точка решения вопроса о будущем человечества в ближайшие десятилетия и столетия.

Важность Победы имеет всемирно-историческое значение, прежде всего, в смысле понимания нами истинного значения той Великой войны, а также смысла и значения Великой Победы. И от того, как мы поймем значение этого праздника, будет зависеть наше дальнейшее мировое историческое бытие и отношение остального мира к нам. Если мы сами не поставим этого вопроса, то его не поставит никто. Никогда, ни при каких условиях ни один самый тонкий человек не будет в состоянии почувствовать и осознать то, что пережила наша страна, потеряв почти 30 миллионов человек и фактически принеся себя в жертву ради того, чтобы мир был спасен от нацизма. Тут не могут быть преувеличенными любые оценки значения Победы и символической важности юбилея. Очень интересно в этом плане рассматривает значение Победы Сергей Ервандович Кургинян и коллектив его замечательного театра «На Досках» в своем спектакле «Изнь», задавая мотив религиозного смысла той нашей Победы.

И я утверждаю, что наша Победа — это Пасха XX века, всеобщая Пасха, потому как к Великой Победе применимы ключевые слова пасхального песнопения «Смертию смерть поправ». Смерть человечества была попрана смертью тех почти 30 миллионов человек, которых потеряла наша страна, а также, разумеется, всех тех, кто воевал против нацизма, будь то англичане, французы, немцы, чехи, испанцы и другие народы и страны. Но невиданный в истории акт самопожертвования совершили, прежде всего, русские и народы СССР. Это умонепостижимое добровольное жертвоприношение стало осевым моментом Всемирной Истории и требует к себе соответствующего трепетного отношения.

— Почему же во всех западных странах идут такие нападки на юбилей Победы? Что им не так?

— Этот момент я подробно разобрал в своей недавней статье «Великая Победа в Великой войне». Здесь хочу остановиться на различиях России и Запада с точки зрения принципов бытия. Они же не по злобе природной так поступают. Просто у людей другая история, другая культура и другие цели, и они хотят жить, основываясь на своих принципах. Но для Запада существование цивилизации, которая живет по своим принципам и принципиально не хочет жить по их, западным, безусловно, является некомфортным — ведь для других народов и стран в этом случае есть возможность сравнивать и делать выбор. Таким образом, подрывается западная «естественная», как им представляется, монополия на справедливость и глобальные действия. Запад не имеет прямых агрессивных планов, его особенность в том, что он может нормально существовать только в условиях монополии, причем неважно какой — финансовой, военной, геостратегической, а сегодня ещё и монополии на сознание (через СМИ) и на принцип организации мирового порядка. В этом плане российский цивилизационно-культурно-исторический принцип приходит в прямое противоречие с западным — этим и обусловлено онтологическое противостояние, подчеркиваю, противостояние, а не вражда.

В чем разница между Россией и Западом? Не в том, что мы лучше, а они хуже, или — наоборот. Дело в другом. Россия готова жить в окружении разных принципов и разных цивилизаций. Причем Россия на протяжении всей истории охотно демонстрировала готовность вступать в диалог и совместное творчество с разными цивилизациями и культурами. В этом плане принцип диалога цивилизаций, который, в оппозицию Хантингтону, выдвинул президент Ирана Хатами, абсолютно соответствует российскому мироощущению и принципам организации жизни и мирового порядка. У Запада ситуация сложнее, поскольку он не может органично принимать существование иных цивилизаций и культур, и строит свое существование на распространении и насаждении одной модели организации жизни, выдавая ее за единственно истинную. В настоящее время это рыночная демократия с ее особыми свободой и правами человека. Им нужна для эффективности и дееспособности унификация, а мы строим свое развитие и обогащение, наоборот, на принципе всемирной отзывчивости и всечеловечности (по Ф.М. Достоевскому) — т. е. через взаимное обогащение множественностью форм бытия и культур. В этом основное различие.

Остановлюсь еще на одном моменте. Западный мир исповедует либерализм как идеологию, позволяющую оправдывать собственную антропологию. То есть, если вы стремитесь только к умножению богатства, причем любой ценой и за счет других, и принципиально не способны строить и воспроизводить сложные системы и структуры, но вынуждены ради экономической эффективности всё упрощать и примитивизировать, то либерализм предоставляет вам готовую систему взглядов для величественного оправдания такого настроя сознания. Сложное сознание ставит мировые проблемы, и ему требуются сложные общественные, промышленные, культурные и духовные практики для решения этих проблем.

Мы должны перерасти и превзойти либерализм, впрочем, как и другие идеологические концепты. Идеологии — вообще ложные формы сознания, поскольку сразу задают непроверенные ограничения мышлению и требуют продвижения какой-то одной точки зрения, не позволяя мыслить «с нуля». А цивилизацию каждое новое поколение должно создавать как бы «с нуля», решая мировые проблемы, так что мыслить нужно проектами мирового развития, а не идеологическими рамками.

— Как на основе этого различия формулировать позицию России в мире и выдвигать альтернативный западному проект мирового порядка?

— Прежде всего, нужно отбросить обе ложные альтернативы будущего нашей страны. Как изоляция, так и интеграция в «развитый мир» приведут к одному финалу — ликвидации российской государственности. И дешевый оптимизм, рассчитывающий на получение всех благ после интеграции в развитую цивилизацию, и позиционная капитуляция со сдачей всего и вся, должны быть в равной степени подвергнуты беспощадной критике и полному пересмотру, равно как и такая экзотическая точка зрения, согласно которой, если нас уж доведут до распада, то мы отыграемся, так как всех за собой утащим в могилу, одарив мир каким-нибудь глобальным Чернобылем.

Этим экстремальным позициям нужно противопоставлять понимание того, что наиболее реалистичным и продуктивным, более того, светлым и радостным является трагическое мировоззрение, связанное с тем, что нам в любом случае предстоит дорого заплатить за те безобразия и предательства, которые мы демонстрируем всему миру и себе на протяжении последних, как минимум, 20 лет. Нас все равно будут заставлять платить. Но заплатив, мы можем остаться ни с чем, предать себя, собственную историю и тех, кто погиб в той Великой войне, юбилей которой мы будем отмечать 9 мая. Либо, дорого заплатив, мы выйдем обновленными с восстановлением своих традиционных исторических задач и целей в новых условиях, в 21 веке. Данное мировидение является единственно реалистичным и дает основу для серьезного курса серьезных людей, которые понимают альтернативу: либо нас просто переварят, как питон кролика — и это будет той самой интеграцией в мировую развитую цивилизацию, либо отэксплуатируют и выбросят, организовав здесь экстремальную зону, наподобие той, которую можно изучать по фильму «Сталкер». В эту «чернобыльскую» зону будут иногда приезжать любители экстремального туризма и бродить по останкам нашей техноцивилизации и всей российской культуры в целом.

Так что, задачи ясны. А дальше, кто это понимает, тот должен их решать, а кто не понимает — с этими ничего уже не поделаешь.

Если говорить об организации мирового развития, то самым эффектным и эффективным шагом будет формирование Коалиции мирового развития, создать которую должны личности мирового масштаба, задав тем самым новую мирополитическую мощность. Выдвигая универсальные ценности и продвигая понимание необходимости единения человечества и решения мировых проблем через глобальное проектное телевидение, Коалиция и станет тем мировым субъектом, который построит новый справедливый мировой порядок.

Для этого необходимо менять курс страны — и брать курс на развитие. И только из реализации подобной программы появится столь желаемая всеми в России политическая воля.

http://www.cmnews.ru/news.asp?t=1&nid=2439&nd=18&nm=4&ny=2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru