Русская линия
Русская линия28.03.2008 

Исцеление памяти
Книга Николая Никонова «Епифань»

Книга Николая Никонова «Епифань», изданная совместно тремя издательствами: «Ладан», «Троицкая школа» и «Сибирская благозвонница», несомненно, значительное литературное и духовное явление. Композиционно книга состоит из трех частей: исторической повести «Епифань», рассказов из современной, по преимуществу монастырско-приходской, жизни и стихотворений одного автора.

Значительным литературным явлением книгу «Епифань» можно назвать потому, что она отмечена ярким, авторски-своеобразным, узнаваемым языковым стилем. Сюжет каждого произведения продуман, выверен и потому увлекателен, что заставляет читать и повесть, и рассказы с неослабевающим интересом.

Значительным духовным явлением книгу «Епифань» можно назвать потому, что в повести отражена важнейшая историческая эпоха русской жизни — монголо-татарского иго и освобождение от него, невольно вызывающая мысль об исторических параллелях с картиной возрождения монастырской и приходской жизни в постсоветскую эпоху. Таким образом, возникает глубина исторической перспективы, в которой все события духовно осмысливаются.

Следует отметить, что в отличие от многих сочинений на историческую тематику, в «Епифани» отсутствует дурная идеологизация, ходульность и схематизм в изображении героев и событий. Русская жизнь показана как развернутая панорама, в которой из действий отдельных людей складывается (неведомо для них самих) трагическая и славная история Отечества.

Герои исторической повести «Епифань» — иноки маленького монастыря в Рязанском княжестве, основой сюжета является историческое сказание о том, как игумен и братия Свято-Успенского скита под Рязанью задержали у себя литовские отряды Ягайло, спешащие на помощь Мамаю для участия в Куликовской битве, за что приняли мученическую кончину.

Однако, «Епифань» недаром имеет подзаголовок «историческая сага», потому что повествование не ограничивается коротким временным отрезком, в который укладывается действие повести (с июня по сентябрь 1380 года), а охватывает всю трагическую эпоху монголо-татарского ига. При этом более половины повествования посвящено цитированию «греческой рукописи», рассказывающей о подвиге святого благоверного Александра Невского. Он изображен как идеал русского человека в годину испытаний.

Жанр саги предполагает обнаружение и раскрытие архетипов народного сознания и жизни. И среди них из века в век повторяется один. Это — постоянное вопрошание о судьбе Руси, России, которое устами своего главного героя — послушника Михея — обращает к нам автор: «Разобраться хочется, отче! Как началось это все, как наказал Господь Землю Русскую… Как нам быть теперь! Нас же учат все время, учат, а мы все не слышим.
…Я разобраться хочу, правду найти! И даже не то — кто прав, а кто виноват — я понять хочу, чего Господь от нас хочет?!»

В связи с этим вопрошанием сквозной идеей повествования является образ памяти, размышление о том, что такое память. И тут мы находим неожиданное, непривычное для внерелигиозного человека определение: память — это совесть, это фундамент душевной и духовной жизни отдельного человека и всего народа. И она требует исцеления, просветления, покаяния и осмысления.

Почти перед каждым героем в «Епифани» стоит проблема мучительной памяти, которую нужно преобразить, просветлить. И так спастись от отчаяния, опустошенности, бессмыслицы существования.

Сюжет «Епифани» прерывается «лирическими отступлениями», в которых рассказ о судьбах отдельных героев перерастает в картину общечеловеческой жизни. Надо отметить, что написаны эти «лирические отступления» мастерски — это настоящие стихотворения в прозе. Процитируем одно из таких поэтических вкраплений в текст исторически точного повествования.

«Так бывает в человеческой жизни: кипит она чистыми и говорливыми ручейками детства, бежит талой водой новой жизни — и столько в этом неудержимой силы, столько легкости, и каждый стремительный день дарит новые впечатления! Будто от зимнего сна небытия пробуждается тогда человек, и все новое и новое оживает в его душе навстречу весенним теплу и влаге. И от этого союза солнца и воды буйной зеленью, пестрыми цветами рвется ввысь в нем молодая жизнь — согреться в теплых лучах света, напиться каплями дождя. Сколько надежд цветет тогда, спеша опередить время и одна другую, сколько завязывается замыслов, зреющих ожиданием плода, как живуч и радостен тогда человек на пороге полной своей силы!
Приходит зрелый июль — весь в золоте трудовых пчел и полновесных злаков, и терпелив и радостен тогда человеческий труд — ведь настало время жатвы, и все, чем жил он до этого, приносит на суд. Жарка тогда в нем вызревшая мощь, крепка душа, и просит работы тело. И не мыслит он еще тогда об осени, что грядет перед зимою, и стужа далека, как далеко дно колодца в яркий полдень. Но вот уже и август, и ночи свежи и длинны, и стынут воды, и первый холод старения вдруг остудит кровь. Тогда приходит осень. Сперва она еще хлопотлива и тепла, но дорого платит человек за это тепло — ведь оно последнее. За каждый золотой ее день платит человек звонкой, как монета, грустью — не повторить ему больше этих дней, не вернуть ни весны, ни лета!
Грядет старость — пустынная, гулкая, вся в сетке голых ветвей, что словно морщины покроют далекое студеное небо.
…Но прежде студеной распутицы ноября, прежде белого безмолвия старости будет дано человеку яркое время, когда собраны уже плоды и осталось лишь бродить дорогами памяти среди золотых листьев увядших надежд».

Одновременно лирической и эпической авторской позиции в «Епифани» соответствуют и, данные в качестве иллюстраций к повествованию, работы известного современного художника Павла Рыженко. Здесь рядом с батальными полотнами соседствуют лирически окрашенные портреты монаха-воина Пересвета, князя Дмитрия Донского и преподобного Сергия Радонежского.

О художественных достоинствах книги «Епифань» можно было бы говорить и пространнее: отметить и разобрать на примере текста приближенность к традициям древнерусской книжности и, одновременно, к сложному психологизму Ф.М.Достоевского. Можно говорить (также на примерах из текста) о скрупулезной исторической точности, несомненно, рожденной работой над источниками и научной литературой. Можно говорить о том, что «страшные картины жестокого мира» в эпоху татарского владычества заставляют современного читателя смиреннее и терпеливее взирать на день сегодняшний и на те испытания, которые мы переживаем. Что имеет несомненную духовную пользу.

Конечно же, отдельного разговора заслуживают и рассказы, и стихи Н.Никонова.

Для того, чтобы вы смогли сами оценить все вышеназванные достоинства книги «Епифань», приглашаем вас на ее презентацию.

На презентации книги «Епифань» вы встретитесь с главным редактором издательства «Троицкая школа» иеромонахам Нектарием (Соколовым), православной писательницей Людмилой Ильюниной, автором-исполнителем Константином Адамсоном.

Презентация книги Николая Никонова «Епифань» состоится в мемориальном музее Ф.М.Достоевского 5 апреля в 15 часов.
Адрес музея-квартиры Ф.М.Достоевского: Санкт-Петербург, ул. Достоевского, д. 4.
Метро «Владимирская» или «Достоевская».

http://rusk.ru/st.php?idar=112634

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Мы уже много лет делаем удлиненный валдай в Нижнем