Русская линия
Русская линия Елена Буевич26.03.2008 

Дядя Ваня скорее жив, чем мертв!

Новый министр культуры Украины «вычеркнул» из планов финансирования все региональные театральные фестивали. Но в Черкассах с огромным успехом вот уже третий год подряд проходит театральный фестиваль «Сцена людства». Переполненные залы на спектаклях театров из Будапешта, Москвы, Бреста и Риги свидетельствуют: настоящее искусство — доброе, сердечное, духовное — как и прежде, способно объединять в едином порыве к добру и зрителей, и актеров. Вне зависимости от языка, на котором идет спектакль.

Фестивалям в регионах сказали «нет»

Как рассказал директор Черкасского академического областного украинского музыкально-драматического театра Владимир Осипов, в этом году Черкасский Международный фестиваль «Сцена людства» оказался под угрозой срыва. Афиши, приглашавшие зрителей, уже были расклеены по городу и изучены зрителями, предвкушавшими праздник души, когда вдруг стало известно: все региональные фестивали вычеркнуты из плана министерства культуры. Новый министр Василь Вовкун, народный артист Украины и режиссер, известный своей последней постановкой — церемонии инаугурации президента, — как оказалось, вообще против фестивалей в регионах: «Мы сделаем один большой фестиваль в Киеве"…

— Все произошло неожиданно, — поделился Владимир Осипов. — Мы рассчитывали на финансирование. Документы были подготовлены и лежали на столе у министра… Но теперь ни один региональный украинский фестиваль не будет поддерживаться министерством! Наш фестиваль самым первым попал под удар: он ведь ранний, мартовский… Но по своему наполнению, по представленным спектаклям, он может дать фору любому столичному фестивалю…

За три года своего существования «Сцена людства» еще не успела обрасти традициями, хотя одну все же можно заметить: каждый год весной в провинциальных, бедных на культурную жизнь Черкассах, случается чудесная вспышка. Оказывается вдруг, что на нашей сцене возможно увидеть не только ангажированные временем спектакли по произведениям актуальных авторов, не только коммерческие представления от гастролирующих антреприз. В прошлом году Национальный театр им. Янки Купалы из Минска поразил местных театралов простотой высокого искусства, показав свою постановку пьесы Дударева «Вечер». В этом марте на «Сцене людства» тоже не обошлось без белорусов. И снова — ошеломляющий успех. На этот раз Брестский театр драмы и музыки показал своего «Дядю Ваню"…

Успеть сказать о самом важном

В программе фестиваля «Дядя Ваня» шел пятым спектаклем. До него на черкасской сцене выступили венгры из Будапештской школы драматического искусства, а вдохновенные московские выпускники ВГИКа (Центр драматургии и режиссуры под руководством А. Казанцева и М. Рощина) показали тонкий поэтический спектакль «Холодная осень» по новеллам И. Бунина.

Режиссер Ирина Кондрашова (Москва)Много живости и режиссерских придумок содержал спектакль москвичей. Не смотря на юность актеров и режиссера спектакля, театру удалось почти невозможное: поставить, сыграть прозу Ивана Бунина. И так сыграть, что зритель, сидящий в зале видел и чувствовал и шелест морской гальки на далеком озере Ритц, и дуновение ветра в разрушенном революцией имении, и падающий в конце спектакля снег с высокого и темного осеннего неба… Настоящий Чехов — это Бунин, заметил после спектакля один из интеллектуальных зрителей. И, если иметь в виду неповторимую русскую концентрацию тоски, ностальгии по настоящему (в смысле — подлинному, истинному), в этой простой мысли, объединяющей Чехова и Бунина, есть своя правда. Но где, однако, у Бунина режиссер смогла найти действие? Ведь его любовные новеллы из цикла «Темные аллеи» представляют собой пересказ «от автора»! А первый из рассказов, составивших сценарий — вообще пересказ стихотворения («В одной знакомой улице» Якова Полонского)!

— Я очень люблю прозу, и давно хотела поставить Бунина, — рассказала нам режиссер Московского Центра драматургии и режиссуры А. Казанцева и М. Рощина Ирина Кондрашова. — Хочется сказать о чем-то важном. Современная жизнь странная: я не могу понять, почему у нас все так быстро? Мужья, работы, привязанности, интересы — все меняется! Нет, кажется, секунды в жизни современного человека, чтобы остановиться и задуматься об истинных ценностях: что, где у тебя самое важное в жизни? Меня это по-человечески зацепило в Бунине: в «Темных аллеях» его герои могут оглянуться назад, пересмотреть свои ценности. Хочется, чтобы люди могли акцентировать свое внимание на важных вещах…

Сцена украинская, постановщик литовец, играют — белорусы

Стоило посмотреть «Дядю Ваню» в постановке Брестского театра музыки и драмы, чтобы прочувствовать давно известную истину: настоящий театр — это неисчерпаемая глубина темы, непредсказуемая игра актеров, тончайшая ткань музыки, которая пронизывает весь спектакль (музыка Фаустаса Латенаса), а еще — масса остроумных придумок режиссера, делающих спектакль живым, искрящимся, многомерным. Казалось бы, что нового можно придумать в постановке Чехова? Дачники пьют чай, а в это время проходит жизнь… Все это есть у брестцев. И чай в дачном имении, и старая мебель — пыльные шкафы-башни с остановившимися часами, и на этом фоне — живая, ироничная, щедрая актерская феерия.

Сцена из спектакля "Дядя Ваня".Но главное, постановка пронизана ненавязчивой иронией — будто бы в какой-то момент актеры смотрят на свою игру со стороны, отстраняются и остраняют спектакль — делают его немного странным, не столь серьезным, не закостеневшим в классике. Старый ревматик профессор Серебряков в какой-то момент, перемещается по сцене, пританцовывая (в зале неудержимый смех — оценили мимолетную находку!), а Астров, предлагая Соне выпить вместе с ним, переворачивает стол под наклоном, и бокал съезжает к девушке на другой конец стола… Поставил спектакль в Бресте литовский режиссер Альгирдас Латенас, бывший актер труппы Някрошюса, а сейчас режиссер Вильнюсского молодежного театра. Интересно, что в Беларуси переводить Чехова на свой язык (как это делают на Украине) необходимости нет. «Мы стараемся играть на белорусском пьесы, написанные по-белорусски, — рассказал директор и худрук Брестского театра Александр Козак. — По-белорусски играем «Мост» Василя Быкова, так же — некоторые детские сказки…. На русском у нас идет «Дядя Ваня» и «Три сестры» Чехова, «Ревизор» Гоголя, «Дон Жуан» Мольера, «Ромео и Джульетта» Шекспира и «Вечер» Дударева…»

После спектакля мы говорим с исполнителем роли Войницкого, актером Брестского театра музыки и драмы Михаилом Метлицким:

— Михаил, расскажите о своем дяде Ване! Он у Вас необыкновенно темпераментный…

— Я бы даже сказал, что он неврастеничен. Но это вообще свойственно мне как актеру. Я на сцене во многих ролях играю с таким обострением чувств — и Городничего в «Ревизоре», и старика в «Вечере» Дударева…

— Глядя на Вашу игру, кажется, что в Войницкого вкладываете много личного…

— Любой актер пропускает переживания персонажа сквозь себя. Все мы в чем-то несчастны, у каждого есть своя трагедия в жизни (как и своя комедия). Я очень взрослый человек, у меня внучки есть. Но есть в жизни вещи, которые не всегда можно высказать. А вот вкладываешь их в роль, и в этом материале реализовываешь…

— А почему «дядя Ваня» в отчаянии? Нам сегодня может быть близко его состояние?

— Конечно же! Мне кажется, его разочарование в своей жизни — актуально и для нас. Помните, в 90-е годы — люди потеряли все, чем жили раньше? Развалился Советский Союз, интеллигенция мучалась, да и сейчас страдает от того, что перестала играть роль, которую играла когда-то… Мне интересен режиссерский подход. Его взгляд на драматургию Чехова — это трагический взгляд…

— Ваш персонаж оправится, встанет — работать вместе с Соней дальше, как она говорит?

— Не думаю. Ему нет смысла жить дальше, и сначала по замыслу режиссера, в последней сцене я оставался лежать, как бы показывая, что для дяди Вани все уже окончено… Но потом мы решили не давать таких ассоциаций со смертью…

Так что Дядя Ваня жив, фестиваль — пока еще — тоже. А сам текст чеховской пьесы нет-нет, да и напоминает нам о том, что совсем недавно пространство жизни и культуры было у нас одно. Куда уезжают герои «Дяди Вани» в самом конце пьесы? Да, собственно туда же, куда торопился и Лопухин из «Вишневого сада» — в Харьков! Из России — на Украину. «Фатальное предопределение» — как говорит Антон Павлович.
Черкассы, 24.03.08

На фото:

1 — Режиссер Ирина Кондрашова (Москва).
2 — Сцена из спектакля «Дядя Ваня».

http://rusk.ru/st.php?idar=112622

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru