Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Вячеслав Локосов22.03.2008 

Я русский гражданин Российской Федерации
Русские и гражданская нация: прогнозы, проблемы, решения

— Вячеслав Вениаминович, в чем причина, почему русский вопрос актуален ныне?

Обложка "Русского общенационального журнала" ? 3, 2008 — Причина, в сущности, в одном, но это «одно» и есть главное: не закреплен должным образом государствообразующий статус русского народа. Но восстановление статуса (общественное, политическое, законодательное) в условиях специфики нашей государственности неизбежно влечет и постановку вопроса о формировании единой российской нации.

— Но договоренности в понимании того, что есть нация, народ, единая нация нет даже в научной среде. Не значит ли это, что работа не завершена, а значит — согласия и быть не может?

— Путаница в терминах — это расплывчатость и недодуманность в мыслях. Слово «нация» может использоваться двояко. В западной социологии, политологии нация традиционно трактуется как политическая общность, согражданство, т. е. — это граждане одного государства. Отсюда такие понятия как национальный интерес или национальная безопасность.

— А у нас?

— В отечественной научной традиции под «нацией» и «народом» часто понималось одно и то же, то есть этническая общность. Не пропущен ли тут текст? Однако, важно отметить и те способы предъявления народного (национального) духа, среди которых основные — это единство этническое, единство в языке, единство в государстве, единство в религии. Так раскрывает себя, в таких формах реализует себя национальный дух, через эти внешние проявления свидетельствует о внутренней самосохраняющей силе. Без этой силы невозможно никакое единство.

— Итак, у нас есть народ-нация. Так нужна ли нам тогда ещё и гражданская нация?

— Хотим мы того, или нет, но должны признать, что и в России в политическом плане актуален вопрос о гражданской нации. Очевидно, что она отличается от народности отеческой (этнической), и реализует себя тоже иначе, прежде всего, через стремление к государственному единству. Это стремление, в сущности, и создает гражданскую нацию (и позволяет, в свою очередь, констатировать её наличие). Но само наличие воли к государственному, политическому единству у народа-нации и у гражданской нации — очень важное общее пространство их взаимного понимания.

— А о какой из наций говорится в Конституции?

— В Конституции РФ записано, что единственным источником власти является многонациональный народ, т. е. в Конституции принята как раз этническая, а не гражданская трактовка нации. И понятно почему. Этнополитические отношения в России складывались веками, и они существенно отличаются от западноевропейских и североамериканских аналогов, где этническое понимание нации выглядит, по меньшей мере, устаревшим или препятствием для продвижения универсальных ценностей образцовых гражданских наций. Не будем забывать, что за терминами стоят судьбы народа и тех личностей, что составляют народ. К сожалению, сегодня выгоднее говорить о проблемах гражданской нации в ущерб нации-народности этнической. Желание политиков, руководителей страны, да и многих ученых «поглотить» этническую нацию, представить ее вредным анахронизмом объясняется, прежде всего, их сервильным следованием глобалистской идеологии. Для России это оборачивается двумя серьезными угрозами. Во-первых, угрозой конфликта этнической и гражданской наций. Во-вторых, очередным форсированным формированием российской гражданской нации за счет ресурсов русской этнонации (народности) по аналогии с советским народом.

— Лозунг «Россия — для русских» — не является ли он провокативным в свете сказанного Вами выше?

— «Россия для русских» — исторически абсурдная идея. Это — скорее эмоции, свидетельствующие об ущемлении русского народа, но они контрпродуктивны. В этом лозунге нет ничего русского и вряд ли он вообще сочинён русскими людьми. Нетрудно представить, что будет со страной, если реализовать этот лозунг. Долой Якутия, Татарстан, Дагестан…- ведь это всё нерусские территории, далее отрезаем от карты России Эвенкию, Ханты-Мансийский округ, Осетию, Башкирию… И так до тех пор, пока не останемся с клочком земли, где началось Московское царство. Нас стремятся разделить используя этот лозунг!

— Сейчас предпочитают говорить россияне, а раньше за рубежом всех выходцев из СССР называли русскими…

— Использование термина «русские» применительно ко всему советскому народу свидетельствовало в свое время о понимании государствообразующей роли русского этноса в Советском Союзе. Однако последствия этой терминологической путаницы для русских скорее негативны. Всех мигрантов из СССР, например, в США, стали называть русскими, хотя этнических русских среди них было мало. Далее появился еще один термин, размывающий русскоэтническую идентичность — «новые русские», среди которых этнически русские составляли меньшинство. В настоящее время термин «русские», условно принятый за рубежом как синоним «советского народа», постепенно занимает место «россиян». В итоге, этнически русские по названию могут совпасть с гражданской нацией — россиянами и вернуть собственное этническое имя будет трудно. «Русские» как этнический термин, канет в лету вслед за «великороссами» и русская этническая нация вовсе останется без имени.

— В последние годы вновь реабилитирована «державность». Как Вы относитесь к этому процессу?

— Державность начинает использоваться как основной идеологический ресурс консолидации российской нации. Это естественный и позитивный процесс. И крайне важно увидеть в этом процессе достойную роль русской нации, избегая ошибок советского и неолиберального периодов, понимая, что «большевистская модернизация и нынешняя „либерализация“ основаны на русофобии, питающей их демоническую энергию» (А.С.Панарин). В советский период русский народ в духе «полнейшего национального равенства и братства» использовался как основное средство индустриализации страны, ее обороны, пока к 90-м годам по демографическим и иным причинам оказался не в состоянии играть эту роль дальше. Сегодня на основании глобалистской идеологии русский человек якобы должен в духе «полнейшего цивилизационного равенства и братства» стать основой российской гражданской нации, раствориться в россиянине, т. е. опять забыть о своем самосохранении. Если в 1914 г. В.И. Ленин гордился великороссами за их фактическое забвение этнических интересов в угоду мифическим «братскопролетарским», то в 2008 г. великороссам предлагают сделать то же самое, но под вывеской вхождения в мифическую «мировую цивилизацию».

— Почему любые диаспоры мгновенно объединяются по национальному признаку, а русские только спорят кто из них более русский?

— Русские несли основные нагрузки по нивелировке своего этноса в советский период, когда возникли такие нации, как казахская, туркменская, киргизская, узбекская, грузинская, азербайджанская и многие другие. В результате русская нация оказалась слабо готова к самоорганизации, этнической и конфессиональной самоидентификации, т. е. к тем способностям и качествам, которые столь нужны в «смутное время» неолиберального выживания. Известно, насколько сильнее, чем у русских поддерживается сетевая консолидация других этносов. При резком переходе к рыночным отношениям русские проигрывали тем этносам, у которых предпринимательская активность в большей мере входит в трудовую традицию. Не случайно по оценке экспертов швейцарского фонда «Надежда» свыше 70% капитала в России в 90-х годах принадлежало представителям нерусских национальностей, что является не только экономическим, но и политическим фактором. Это не значит, что русские не способны к предпринимательской деятельности, хотя получение максимальной выгоды и служение мамоне далеко не самые характерные свойства русского менталитета. Игнорирование проблем русской нации, повторное искусственное конструирование из нее гражданской нации, подчёркнутая демонстрация этнически фрагментированного пейзажа в одной из самых моноэтничных стран мира не отражают общегражданских интересов России, и тем более, интересов русской нации. Повторное использование русского этноса как цементирующего средства для теперь уже космополитической (вместо интернационалистской) новой социальной общности, несовместимо с развитием русской нации, а значит несовместимо и с сохранением российской государственности.

— Можно ли говорить, что в нашем государстве существует разумная этнонациональная политика?

— Нет. Заметное нежелание государственной власти затрагивать проблемы этнонациональной политики объясняется их сложностью, взрывоопасностью (замечу: идеологический проигрыш СССР был во многом связан именно с аналогичными соображениями). Русская нация в новой государственности снова не нашла места, адекватного своей исторической роли и значимости, ни в реальной политике, ни в идеологии. Ожидать, что новая гражданская нация — россияне, которая, как когда-то советский народ, будет основываться преимущественно на русской этнонации, а другие этнонации в это время будут укреплять свою идентичность, ресурсы самобытного развития, означает одно — увидеть в ближайшем будущем развал новой мифической общности — россиян и дальнейшее оскудение русского этноса.

— Как не допустить этого?

— Чтобы этого не произошло, надо согласовать интересы гражданской и этнической наций, интересы россиян и русских. Следует научно и политически реабилитировать понятие «национализм», понимая его, прежде всего, как гражданский и этнонациональный патриотизм. Надо разрабатывать идеологию этнонационального развития, в которой главным субъектом был бы не пролетариат или мировая цивилизация, а этнос. Этническая структура общества не менее важна для его развития, чем структура классовая или какая-то иная. Российская гражданская нация гипотетически через год может пополниться сотней миллионов граждан, например, китайской национальности и остаться формально той же гражданской нацией — россиянами, но по существу это будет уже другое государство — не Россия.

— Но граждане РФ русской национальности лояльно относятся к существующей политической системе и этнополитике? Их это не заботит… Или так только кажется?

— Предельно критическим считается положение, если доля респондентов, выступающих за радикальное изменение политической системы, превышает 40%. Среди русских доля «радикалов» значительна, но, во-первых, она менее 40%; во-вторых, с 2004 по 2006 гг. она снизилась с 34 до 30%. Однако, лояльное отношение русских к политической системе во многом определяется их доверием к действующему Президенту РФ В. Путину (а как будет дальше?) на фоне недоверия к другим политическим институтам.

— Быть может, русским не хватает все же осознания собственных проблем? Нет понимания, что нужны уже усилия сознательного самосохранения, иначе существование самого русского народа окажется под вопросом?

— Да, такие усилия нужны. Но, к сожалению, в нашей образованной среде до сих пор в ходу утверждения Ф.М. Достоевского, В.С. Соловьева и других о том, что «смысл существования наций лежит не в них самих, но в человечестве». Это всечеловеческий порыв опасен для русского самосознания. Но вся наша пропагандистская машина работает на занижение национальных качеств, достоинств и проявлений русского духа. Сначала большевики выдвинули тезис о «тюрьме народов», обвинив русский народ в притеснении других, и необходимости компенсаций национальным окраинам за «удушение» великороссами. Привычка пролетарского интернационализма давать уничижительные оценки преимущественно русской нации была продолжена «прорабами перестройки», «шокотерапевтами», которые иронизировали уже над «совками» и «простыми советскими людьми — быдлом». Характерно, что из советского политического багажа сохранилось национально-территориальное деление Федерации и признание вины русских, теперь уже не за царские, а за советские грехи. Необходимо опровергать и кардинально отвергать подобные клише. Мессианская идея, усиленно внедряемая в сознание русских, обошлась нам дорого. Сегодня 75% русских называют себя православными (данные ИСПИ РАН), но общность с людьми своего вероисповедания испытывают лишь 6% респондентов русской национальности. На вопрос — «С кем из перчисленных групп людей Вы ощущаете близость, общность?» — ответили: 52% - с людьми своего поколения, 52% - с людьми, разделяющими мои взгляды на жизнь; 38% - с людьми той же профессии, рода занятий, что и я. Вызывает настороженные чувства уровень этнической идентичности русских — 10%, недалеко от которой находится уровень идентичности русских как гражданской российской нации — 14% респондентов. И ставить сегодня перед русской нацией общечеловеческие цели было бы несвоевременно и безответственно.

— Вы считаете что этнический фактор всё ещё играет значительную роль в мире?

— Этносы были и еще долгое время будут одними из системообразующих факторов глобальной и локальной общественной жизни. Идущий демографический, а, значит, и этнический передел мира представляет не меньше опасностей, чем передел мира экономический и даже территориальный. Для современной России «упразднение» этнонаций особенно опасно. В российском федерализме на субъектном уровне представлены более двадцати «титульных» этносов, которые как бы получают официальное право заниматься «этнополитикой», т. е. политическими методами отстаивать интересы и ценности своего этноса. Остальные этносы, в том числе и русский, лишены такой возможности и вынуждены говорить о своих национальных интересах в рамках нации-сограждан, т. е. россиян. В итоге складывается опасная для политической стабильности и формирования российской нации ситуация: «титульные» нации открыто используют население, ресурсы для достижения своих этнических целей, формируют элиту именно по этническому признаку. «Нетитульные» нации официально ограничены идеологемой «мультикультурализма», работают в согражданских целях, и говорить им, предположим, о формировании этнической элиты, считается политически некорректным. Эта дискриминация будет постоянно дестабилизировать федеративные и межэтнические отношения.

— Закончим интервью с темы, с которой и начался разговор. Каким Вы видите соотношение между этнонациями и гражданской нацией?

— Есть два наиболее логичных варианта ответов на вопросы о соотношении гражданской и этнической наций и их государствообразующей роли. 1. Если за основу государственного построения берется этнонациональный критерий, то русский этнос юридически признается государствообразующей нацией (Россия в соответствии с методикой ООН считается моноэтническим государством), а остальные этносы равноправно развиваются в статусе национальных меньшинств. 2. Если за основу берется критерий гражданской нации, то эта нация — россияне, признается государствообразующей и построение Федерации должно перейти на один принцип субнацинального формирования — административно-территориальный. Становление новой российской идентичности, патриотизма и соответственно новой гражданской нации не отрицает, а наоборот предполагает укрепление этнической идентичности, в том числе русской. Консолидация русской и российской наций основана на принципе их взаимодополняемости и выражена в словах — я русский гражданин Российской Федерации.
Вячеслав Локосов, доктор социологических наук

http://rusjournal.ru/clauses/91.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru