Русская линия
Журнал Калужской епархии «Православный Христианин» Вадим Наговицын06.03.2008 

Агония стыда

Я ехал на маршрутке домой. Дремал. Позади меня громко разговаривали две девицы, нисколько не смущаясь тем, что их разговор слышен всем пассажирам.

Разговор они вели о новинках кинопродукции, которая доступна их пониманию и вызывала, определённо, симпатии и даже восторг. Одна девушка, явно хвастаясь перед подругой, перечисляла, какие кинофильмы находились в её распоряжении и коими она могла с ней поделиться. Произносились названия: «Пираты Карибского моря», «Человек-паук», «Шрек», «Мистер и миссис Смит» и многие другие — знакомые мне и незнакомые.

Когда прозвучало название «Американский пирог», да ещё были упомянуты все четыре или пять частей этого фильма, имевшегося в наличии у громкоговорящей девицы, то в ответ раздался восторженный отзыв и страстная просьба заполучить его для копирования. Тут я оглянулся и увидел, что ведущие светскую беседу девчонки на вид не старше двенадцати-тринадцати лет, то есть вполне ещё дети.
Что же вызвало моё удивление, если вы ещё не догадались?

Кто не знает, что из себя представляет фильм «Американский пирог», — поясняю. Это так называемая «молодёжная комедия», снятая заокеанскими кинематографистами. О чём повествует этот фильм? Да, собственно, ни о чём. Весёлая американская молодёжь от 16 и старше — то ли студенты какого-то учебного заведения, то ли праздные бездельники без определённых занятий — радостно и с фантазией прожигают жизнь и без устали веселятся, теряя всяческий стыд и нормы приличия.

То, что вытворяют юные американцы в этом фильме, иначе, как порнографией, и не назовёшь. Вполне понятная возрастная половая озабоченность американской молодёжи, как следует из повествования этой киноленты, находит свою реализацию в бесконечных интригах, флиртах, заигрываниях, домогательствах, соблазнениях, растлениях, склонениях к сексу, в спаривании тайком и в открытую, в бесконечных оргиях, плавно переходящих в свальный грех и групповые извращения. Всё это сопровождается постоянной выпивкой, буйными пьянками и покуриванием наркотической травки. Идёт «отрыв» по полной программе получения низменных, опасных, рискованных и весьма сомнительных удовольствий.

Такое складывается впечатление, что иных качеств, кроме как похоти и тяги к бесконечным совокуплениям, американская молодёжь и не имеет вовсе. Не понятно, когда они учатся, когда и как общаются между собой по-человечески, без придури и на трезвую голову?

Сначала закрадывается подозрение, что весь этот фильм — выдумка, что это — просто больная фантазия режиссёра или продюсера киноленты. Ну не возможно молодым людям, в какой бы стране они не проживали, вести такой безнравственный образ жизни, граничащий с психической и сексуальной патологией. Потому что, если это имеет хоть какую-то долю правды, то это — изуродованная и покалеченная молодёжь и обречённое на вымирание общество.
Собственно, какое нам было бы дело до какой-то заморской молодёжи, губящей себя развратом, пьянками и наркотиками? Можно было бы даже позлорадствовать над погибельными страстями нашего геополитического соперника и вероятного противника.

Но беда в том, что этот фильм — не рассказ о том, в каком скотском состоянии находятся американское общество и их молодое поколение. Но нет! Этот фильм — эффективный инструмент по насаждению этого скотства у нас, в России, и для погубления нашей, российской, молодёжи. Это тот культурный трафарет и тот поведенческий стандарт, который имеют намерение внедрить в общественное сознание в современной России.

Ладно бы, если б этот фильм смотрели они сами у себя за океаном. Но у них существует мощная цензура и всяческие ограничения на кинопрокат сомнительной продукции. Похабщину они смотрят либо в строго отведённых местах, либо у себя дома за семью замками. У нас же такую дрянь демонстрируют в кинотеатрах, причём привлекая внимание именно молодёжи. У нас такой гнусный фильм без зазрения совести могут показать по центральным каналам телевидения. У нас совершенно спокойно такую пакость будут открыто продавать в магазинах видеопродукции. И, заметьте, ни у кого это уже не вызывает ни возмущения, ни даже слабой критики.

Мы уже притерпелись. Мы совершенно спокойно и легко воспринимаем обилие той пошлости, вульгарности, откровенной порнографии и прочей гадости, которая изливается на нас мутным потоком с теле- и киноэкранов, выползает, шурша ядовитыми жалами, со страниц газет, книг и журналов, вылетает зловещим роем из динамиков радио и наушников плэйеров. Нас окружает зловонное облако человеческих пороков, низменных инстинктов, распалённого вожделения и агрессивного глумления над общественной нравственностью.

Пусть каждый спросит себя, а хотел бы он показывать своим детям такие фильмы, как вышеприведённый (не хочу лишний раз о нём упоминать); хотел бы он, чтобы его дети слушали музыку, где воспеваются половая распущенность и извращения, агрессивность, алчность и стремление к порокам? Думаю, что большинство из нас, даже при достаточном количестве личных нравственных проблем всё-таки скажут: «Нет!» Так скажут все вменяемые и адекватные люди.

В этом нет никакого лицемерия. Да, падшая природа человека подвержена греховным страстям и порокам, и вряд ли среди нас есть те, которые не имеют никаких грехов, страстей и пороков. Даже праведники, которые были причислены к лику святых, при жизни имели грехи, но они искренне раскаивались в них и деятельно с ними боролись. Страшна не болезнь, а нежелание её лечить или, пуще того, стремление её усугублять.

Нормальность человека или, как принято говорить у врачей-психиатров, адекватность личности, определяется его отношением к пороку. Если человек понимает, что у него есть порок и стремится от него избавиться, то это свидетельствует о его душевном здоровье, а если у него исчезает понятие того, что такое хорошо и что такое плохо, то это — очевидная психическая аберрация или душевное заболевание.

Человеческое общество определяет моральные и нравственные стандарты в поведении человека, члена этого общества. Классик говорил, что нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Поэтому, как подчёркивают учёные мужи, человек — существо социальное. Человек формируется по нравственным лекалам, ориентируется на нравственные стандарты и стремится к нравственным идеалам своего общества.

Но откуда берутся нравственные нормы и кто устанавливает нравственные правила?

Можно предположить, что некий совет старейшин, тайная или явная организация мудрецов, посвящённых и прочих продвинутых деятелей придумывают и оформляют законодательно все нормы человеческих взаимоотношений и нравственные законы. Тогда от чего бы они отталкивались, что служило бы им начальной точкой отсчёта? Что должно являться началом нравственных координат?

Если исходить только из логики элементарного выживания в борьбе за существование или приспособления к изменчивому внешнему миру, то, очевидно, общественная мораль зижделась бы только на животных инстинктах: добыча пищи, отвоёвывание места под солнцем, избегание гибели любой ценой и продление рода. Но разве большинство народов, может быть, только за исключением самых примитивных и диких, живут по таким законам? Как бы ни различались культуры и цивилизации, вероисповедания и общественные системы, всё равно большинство жителей земного шара имеют очень сходные между собой нравственные нормы и духовные ценности.

Большинство людей стараются помогать ближнему, родственнику или соседу, проявляют коллективную заботу о детях, стариках и покалеченных, стремятся к общему благополучию и стабильности своего общества, готовы пожертвовать жизнью ради всех вышеперечисленных задач или ради какой-то общей идеи, которая сплачивает это общество и помогает ему выжить среди других, конкурирующих с ними обществ. Всё равно получается, что над человеком довлеют некие законы и нормы, которые выше примитивных инстинктов и простейших правил выживания.

Человек, поступающий по нравственным правилам, всегда противоречит логике своего индивидуального выживания и благополучия. Значит, эти нравственные законы и правила, которые не имеют очевидной человеческой природы, имеют иную, надчеловеческую и неприродную логику? Что заставляет человека ущемлять себя ради ближнего, что заставляет его помочь слабому соплеменнику, что заставляет бросаться в горящий дом, чтобы спасти маленького ребёнка? Здесь нет ни одного логичного, с точки зрения животного, поступка. Но с точки зрения любого человека — эти поступки, если не всегда объяснимы, то всегда понятны.

Нравственные нормы продиктованы человеку свыше — Тем, Кто когда-то создал самого человека и его личность. Человек — самое главное противоречие в природе, и его существование невозможно объяснить никак иначе, как только искусственным сотворением его и наделением теми способностями и возможностями, которые не имеют логики в этом мире, но имеют логику своего Создателя и подчинены Его воле и Его замыслу.

Получается, что человек вполне может быть животным и вести звериную жизнь, если полностью отречётся от тех, данных свыше, правил и законов. Но до тех пор, пока он будет этих правил хоть как-то придерживаться, то и будет сохранять человеческую сущность и иметь возможность выживать и развиваться в этом нелогичном для него мире.

Как человек получил эти, придуманные не им, нравственные правила и законы? Через духовные прозрения тех, кого называют пророками, которые сформулировали эти правила и закрепили в культурной или религиозной жизни своего народа. Через опытное осмысление своих поступков и осмысление опыта предыдущих поколений, человек находит либо подтверждение, либо опровержение правильности этих правил и норм.

История, как это ни удивительно, хорошо показывает примеры возникновения, развития, заката и уничтожения тех народов и цивилизаций, которые отклонялись от нравственных норм или вообще отвергали мораль. Пример Вавилона, Эллады, Египта, Рима, империи инков — всё свидетельствует о том, что, достигнув необычайного развития и могущества, но исказив духовные законы и утратив нравственность, эти великие цивилизации древности разрушались до основания и уничтожались вовсе.

Нравственные законы являются тем духовным стержнем, который, исходя от воли Создателя и пронизывая сверху, сквозь временные эпохи и людские поколения, удерживает человека и его сознание в том порядке, который позволяет ему трезво и разумно относиться к окружающему миру, обществу, людям, соплеменникам, родственникам, потомству и всему, что сопровождает его, увы, непродолжительную жизнь.

Нравственность — непреложный закон выживания человека в этом мире. Но выживание не по законам силы, насилия, агрессивности и жестокости, а по законам любви, добра, жертвенности и взаимопомощи. По крайней мере, это справедливо для тех людских сообществ, где имеется одинаковое и общее понимание этих нравственных законов. С людьми же иного понимания морали и с иной традицией нравственных законов возникают порой противоречия, но и их, как показывают примеры истории, можно преодолеть и, образуя симбиоз, создать оригинальную культуру и цивилизацию.

Примером такой оригинальной и необычной цивилизации является Русская Цивилизация. Несмотря на то, что она имеет титульную культуру и базовые духовные ценности, Россия на протяжении веков своей многотрудной истории поглощала, впитывала, переосмысливала, синтезировала и интегрировала элементы иных культур, части иных цивилизаций, иных духовных систем и иных традиций.

Дело вовсе не в том, какие элементы внешней культуры заимствовала Россия у иных народов и племён, а в том, что Россия впитывала в себя те базовые, нравственные и духовные ценности, которыми обладали иные народы, влившиеся в котёл Русской Цивилизации. В Россию всегда вливались лучшие элементы иных народов, их духовная и нравственная элита, и это только укрепляло и развивало тот духовный мир России, который и сформировал её уникальное цивилизационное лицо.

Что оставляют после себя иные цивилизации? Экономики, хозяйства, материальные памятники своей культуры, часто бессмысленные и никому не нужные. В самом деле, для чего были нужны египетские пирамиды?

А вот Русская Цивилизация всегда имела свой духовно-нравственный облик. Именно этот облик, этот духовный стержень и этот нравственный базис, определял и хозяйство, и экономику, и общественный уклад, и политический строй, и логику своего развития. Русская Цивилизация всегда имела свой первичный духовный облик, от которого производила все вторичные элементы своего общественного и государственного устройства. Русский человек в силу своей духовной традиции, которую принято называть Православием, всегда имел представление о своём предназначении в этом мире и всегда знал о смысле своего бытия. Сохранение духовного единения со своим Создателем, пусть даже на уровне интуиции и традиции, позволяло русскому человеку неуклонно следовать тем нравственным нормам и правилам, которые ему были предписаны свыше.

Не буду ссылаться на исторические документы, в которых засвидетельствовано удивление иноземцев высоким нравственным уровнем жителей России. Традиция нравственности для русских людей всегда имела самый наивысший приоритет даже перед жизнью и смертью.

Разве не считалось бесчестием предательство своих соплеменников и единоверцев? Разве не считалось постыдным унижение и нанесение обид слабым, немощным и беззащитным? Разве не порицалось у русских людей бесстыдство, распущенность, буйность нрава и безмерная похотливость? Разве не презирали на Руси алчных стяжателей, лукавых лицемеров, жестокосердных властолюбцев, лживых подлецов и покорных трусов?

Разве не ценились верность, преданность, доброта, любовь, забота, жертвенность, милосердие, щедрость, чадолюбие, сострадание, взаимопомощь, честность, искренность, правдолюбие, справедливость, храбрость, отвага, послушание, стыдливость и боязнь греха?

Да, это всё и определяло и нравственный облик русского народа, и нравственные ценности русского общества, и идеологию русского государства. Всё вместе это и стало тем фундаментом Русской Цивилизации. Русская Цивилизация — это нравственная цивилизация. Это цивилизация духа! Тем и жили Россия и её многострадальный и великий народ. Не потому ли Россия никогда не завоёвывала чужих земель? А милостиво принимала в своё лоно иные племена и иные народы, которые тянулись к духовному свету, исходящему от Русской Цивилизации.
Но вот пришли окаянные времена, времена нынешние.

Даже Советская цивилизация при всех её издержках была продолжением и развитием Русской Цивилизации Духа, потому что в её основе лежали всё те же базовые, нравственные ценности и законы, по которым жили и существовали предыдущие поколения русского народа. Советская страна, несмотря на жестокие периоды своей истории, которых, впрочем, было немало и в других эпохах Русской Цивилизации, была нравственной страной и придерживалась нравственных законов. Но самым слабым звеном великой советской империи оказалось игнорирование первоисточника нравственных законов.

Дело даже не в том, что в стране был атеизм и отрицалось существование Бога. Бог это мог спокойно пережить, ведь и другие народы мира относятся к Нему не так, как Он этого хочет от них, но терпит и верит в их просвещение. Беда была в том, что, потеряв источник нравственности и перестав понимать, что нравственность — это не придумка людей и не коллективный договор, оптимизирующий человеческие взаимоотношения, а та логическая программа жизни и поведения человека разумного, которая предписана ему свыше Тем, Кто его создал. Если утрачено понимание боговдохновенности нравственных законов, то утрачивается понимание и самой нравственности.

И, правда, зачем заботиться о ближнем, зачем с ним делиться хлебом, зачем его лечить от безнадёжной болезни и зачем нужно терпеть рядом с собой уродов, калек, стариков и неполноценных детей? Зачем нужно жертвовать своей единственной и неповторимой жизнью, если за ней после смерти ничего нет? Пока советская Россия переживала коллективный духовный подъём от созидания нового, справедливого общества, пока она боролась с жестокими врагами и проявляла чудеса стойкости и героизма, — нравственный уровень и дух народа были необычайно высоки. Но как только кончились испытания и иссяк запас прочности, который несли два поколения советских людей, как только началась эпоха благополучия и материального достатка, в этом народе проснулся совсем иной, дремавший доселе дух алчности и стяжания.

И если ранее его преодолевали через веру, смирение, покаяние, общинное бытие, общественное служение и героическую жертвенность, то именно в этот момент и не возникло тех сдерживающих нравственных барьеров, которые скрепляли русское и советское общество при подобных испытаниях ранее. Ради чего ограничивать себя в удовольствиях, в роскоши, в праздности, в стремлении к обогащению и к власти? Если Бога нет и человек — всего лишь социальная обезьяна, то к чему нравственные ограничения? Они — только обуза и пережитки прошлого. Вот с таким радостным открытием и с отсутствием тормозов Россия разрушила своё государство, сломала свою социальную систему, уничтожила все справедливые завоевания трудового народа, ликвидировала свою мощь и обороноспособность, промотала и растратила всё хозяйство и экономику и погрузилась в мрак безвременья и в смрад безнравственности.

То, что мы наблюдаем сейчас в состоянии общественной нравственности, не только удручает, но очень сильно тревожит. Сейчас основная масса населения России находится в состоянии нравственной дикости и упадка.

Никакие экономические успехи, мнимые или реальные, никакие достижения науки и техники, никакой прогресс в области прав и свобод человека, — не заменят народу его нравственных законов и духовных ценностей.

Для чего человеку копить богатства и сокровища, если он не имеет ни любви, ни сострадания к себе? Зачем человек стремится к власти и почёту, если у него нет семьи и детей? Для чего ему искать признание и успех, если он не может обрести элементарного человеческого счастья? Спросите любого молодого богатого бизнесмена, что его волнует больше всего в его личной жизни? Многие ответят, что они хотят, чтобы их любили не за их деньги, а за их человеческие качества. А ведь что такое человеческие качества, достойные любви и уважения? Это всё те же нравственные качества, которые всегда ценили люди друг в друге. Любовь, доброта, милосердие, жертвенность, сочувствие, взаимовыручка…

Так значит, больше денег, больше почёта и славы, больше всяческих успехов и других земных ценностей, человек всё-таки ценит нравственные качества и сокровища духовные. Если этого нет, то всё теряет смысл и никто и никогда не сможет обрести ни счастья, ни радости.

Так всё-таки: что случилось ныне с Россией, с нашей милой и великой Отчизной? Что поможет ей спастись, возродиться и обрести должное положение в мире? Только нравственное возрождение. И нравственные законы должны вернуться в общество так же естественно, как и обыденные правила человеческого бытия, и способы его жизни и обитания: дыхание, движение, питание, сон, труд и… радость.

Те, кто приложил руку к разрушению России, те, кто уже возмечтал о её похоронах и небытии, упорно и планомерно вливают капли яда бездуховности и безнравственности в её душу и в её тело.

Разложение Советской России началось с ликвидации духовного противоядия и впрыскивания ядовитых спор мирских соблазнов и пагубных грехов в её вроде бы безупречную и сильную систему. Яд аморальности, цинизма и порочности выедал государственное тело до тех пор, пока оно не распалось на кровоточащие куски.

Более пятнадцати лет манипуляторы в капюшонах на лицах и подручные им, нравственно и генетически ущербные люди, терзали, издевались, глумились, изгалялись, отравляли, травмировали и оскверняли Русскую Цивилизацию, её веру, культуру, нравственность, дух, историю и традиции.

Не так жалко разорённых и порушенных заводов и фабрик, хотя из-за этого погибли и сломались многие люди и развалились семьи. Не так жалко разграбленных ценностей, присвоенных внутренними оккупантами, природных богатств и недр. Не так мы сожалеем об утраченных мощи и величии Советской России, да и России прошлой, имперской. Более всего ужасает то массовое отравление безнравственностью и пороками, то душеубийство и растление целого поколения русской молодёжи, которое выросло, почти не зная нравственных законов и почти не имея духовных ценностей.

Целое поколение новых российских граждан выросло на зарубежных, в основном американских, фильмах. Целое поколение выросло, не зная родной русской культуры и, более того, глубоко её презирая. Целое поколение выросло на идеалах стремления к наживе, к власти, к материальному успеху, к удовольствиям, к сексу, к безответственности. «Бери от жизни всё!» — вот нравственный идеал нового поколения молодых россиян. А кто будет отдавать от жизни всё?

Не спорю, есть немало нормальных молодых русских ребят, у которых ещё сохранились какие-то нравственные представления, какие-то духовные установки и какие-то традиционные взгляды на жизнь и на общество. Но сколько их? Едва ли половина!

Так с кем же поднимать Россию из пепла упадка и руин небытия? Кто пойдёт босиком строить узкоколейку, кто пойдёт по болоту или минному полю, кто будет без сна и без отдыха строить заводы и прокладывать трассы? Кто кинется спасать тонущих товарищей и погибающих в огне детей? Кто отдаст свою тёплую куртку замерзающим в тайге геологам и кто полетит спасать попавших в окружение бойцов? Кто готов пожертвовать своим благополучием, своим достатком, здоровьем или даже жизнью, чтобы помочь ближнему, соседу, родственнику, ребёнку, немощному, обездоленному? Ответьте себе на этот трудный вопрос!

Точно знаю, не те, кому интересно смотреть глупое и развратное американское кино. И не те, кому нравится глумиться над слабостью своих товарищей и соплеменников. Не те, кому в жизни один свет — деньги. Не те, кто готов быть конформистом и соглашателем. Не те, кто ищет в жизни только удовольствий и пьяных забвений.

У человека есть такая тонкая и эфемерная материя, которая называется душой. Признаком существования души является совесть. Совесть — это такое состояние человека, когда что-то болит при полном физическом здоровье тела. Прислушайтесь, не болит ли у вас совесть? Если она болит, значит, вы ещё живы. Значит, вы ещё можете спасти свою душу и помочь спастись вашим близким и ближним.

Если вы пытаетесь жить по нравственным законам и правилам, то непременно ваша совесть будет здоровой и бодрой. А если вам безразличны нравственные ценности, то как бы душа ни болела и как бы ни тревожила совесть, — она только агонизирует и не имеет никаких шансов к спасению.

Кто хочет — пусть созерцает в себе агонию совести и агонию Русской Цивилизации. А кто хочет — пусть встаёт, начинает двигаться, развиваться и жить по нравственным и духовным законам своих великих предков.

Агонию совести можно преодолеть. Если только к этому есть воля, стремление и силы.
А иначе — зачем мы живём на этом белом свете?
Вадим Николаевич НАГОВИЦЫН, редактор журнала Калужской епархии «Православный Христианин»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru