Русская линия
Седмицa.Ru01.03.2008 

Встреча Митрополита Лавра с православной молодежью Москвы

22 февраля в Актовом зале Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета состоялась встреча делегации архиереев и клириков Русской Православной Церкви Заграницей во главе с ее Первоиерархом Митрополитом Лавром с православной молодежью Москвы.

Протоиерей Владимир Воробьев и митрополит ЛаврПротоиерей Владимир Воробьев: — Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка Лавр, Ваши Преосвященства, дорогие гости! позвольте приветствовать Вас от лица преподавательской корпорации и студентов нашего Университета, выразить Вам чувство необыкновенной радости по поводу того, что Вы решили посетить нас.

Конечно, большинство присутствующих в зале — это люди молодые. Они довольно много знают об истории нашей Церкви в ХХ веке, но знают по документам и книгам. А нам, людям старшего поколения, трудно передать то волнение и благодарность Богу, которые мы испытываем в связи с преодолением разделений ХХ века между русскими людьми, русскими епархиями, епископами, священниками, мирянами.

Мне довелось близко знать некоторых людей, которые были знакомы с св. Патриархом Тихоном, сщмч. митрополитом Петром (Полянским), сщмч. митрополитом Кириллом (Смирновым). Мне довелось в советское время хранить их документы, письма и святыни, оставшиеся у их духовных чад, видеть и чувствовать, какую боль испытывали люди того поколения из-за церковных неурядиц, разделений, которые были искусственным образом устроены в Русской Церкви безбожной властью. Слава Богу, все это в прошлом: сейчас мы торжествуем наше единство! И это удивительная милость Божия, это урок, который должен воспитать новые поколения.

Мы благодарим Вас, дорогой Владыка, за то, что Вы восприняли на себя труд и пришли к нам, для того чтобы выразить наше родство, единство в вере, единство в нашем отношении к церковной Истине. Мы хотим вместе трудиться для будущего нашей Русской Церкви, для возрождения нашего народа, укрепления, обращения его к вере православной.

Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей, Митрополит Лавр: — Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, дорогие во Христе братья и сестры!

Воздавая хвалу и благодарение Господу и Спасителю нашему за великие и дивные благодеяния и милости, обильно излиянные на всю Русскую Православную Церковь, считаю своим долгом выразить сердечную благодарность отцу Ректору, преподавателям и студентам Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, которые, занимаясь исследованием новейшего периода истории нашей Церкви, помогали находить точки соприкосновения и пути к восстановлению полноты братского общения внутри Поместной Русской Православной Церкви. Мы с глубокой симпатией и одобрением относимся к неослабным трудам подвизающихся здесь преподавателей и студентов, будущих деятелей Виноградника Христова. Эта любовь к нашей общей истории одухотворяет и скрепляет взаимоотношения верных чад Русской Православной Церкви, во Отечестве и в рассеянии сущих, и я верю, что подлинно братское сотрудничество и дружественные отношения будут и далее определять соединяющие нас связи, принося многополезные результаты.

Русская Православная Церковь объединилась на костях новых мучеников и исповедников, пострадавших в годы безбожных гонений. Мы имеем великое и славное воинство новых страдальцев. Младенцы и отроки, старцы и взрослые, князья и простые, мужчины и женщины, святители и приходские священники, монахи и миряне, царственные страстотерпцы и их подданные составили великий и многомиллионный собор мучеников Российских, славу и великолепие нашей Русской Православной Церкви. Поэтому главное наше дело — провозглашать эту славу, проповедовать веру, мужество, крепость и терпение наших мучеников, которые заложили семя в душу, дух нашего народа, приносящего ныне плоды духовного возрождения.

Развитию и укреплению этих плодов возрождения мы должны всячески способствовать, соединяя учебные занятия, а также и служение Церкви, с молитвой святым новомученикам и исповедникам Российским, почитанием их памяти и подражанием их вере.

Да почивает на всех нас благословение Божие и да пребывает с нами небесное предстательство наших мучеников и исповедников, покровителей народов нашего Отечества и ходатаев нашего обновления. Мир и любовь да умножатся среди всех нас! Аминь.

Я хочу от лица нашей Зарубежной Церкви, нашего Архиерейского Синода, от всех православных людей передать Вам, отец Владимир, преподавателям и учащимся икону свт. Иоанна (Максимовича) Шанхайского, который своим молитвами помогал русским людям в рассеянии. Он приложил много стараний, чтобы спасти тех, кто должен был покинуть Китай, помог переселиться в другие страны: в Австралию, Соединенные Штаты Америки. Святитель Иоанн — молитвенный заступник и помощник всем, кто к нему обращается со святой молитвой. Он наш покровитель и предстатель в нашей земной Церкви, шествующей ко спасению.

Протоиерей Владимир Воробьев: — Спасибо, Владыка! Это для нас особое благословение. Мы в России глубоко чтим владыку Иоанна, во многих храмах есть его иконы. Нам особо дорого принять эту икону из Ваших рук с Вашим благословением и любовью. Спаси Господи!

Участник встречи: — Какие перспективы в развитии взаимоотношений Церкви в Отечестве и за рубежом, как идет сближение и восстановление единства?

Митрополит Лавр: — В мае 2007 года мы подписали Акт о каноническом общении. Надо сказать, наше дело понемножку развивается: совершаются совместные богослужения, группы из России посещают наши храмы. Понемножку наше общение идет вперед, укрепляется. Надеемся, дальше будет больше.

Участник встречи: — Не все в Зарубежной Церкви были согласны с воссоединением. Какова их судьба?

Епископ Манхеттенский Гавриил, викарий Восточно-Американской епархии, секретарь Архиерейского Синода: — Ни для кого не секрет, что значительная часть нашей паствы по разным причинам была не совсем готова к воссоединению. Вследствие этого часть от нас отошла: в Южной Америке мы потеряли почти всю епархию, есть несогласные и в других странах.

Конечно, некоторые обосновывали свое несогласие на церковных основаниях: Декларация митр. Сергия (Страгородского) 1927 года, экуменическое общение. Эти вопросы волновали и волнуют многих, некоторые считают, что они были разрешены не до конца. Но у других людей причины несогласия были чисто политическими: сейчас не время, потому что нет доверия либо к власти, либо к представителям Церкви. Я думаю, такой подход совершенно неправильный. Я стараюсь убедить людей, что они неправильно сделали, покинув церковную ограду, — все-таки отходить от своего епископа можно только тогда, когда он открыто проповедует ересь. Слава Богу, в этом нельзя обвинить ни Святейшего Патриарха, ни нашего митрополита, ни епископов — поэтому несогласным следовало оставаться в церковной ограде. Возникающие острые вопросы надо стараться разрешать в мире и любви. Истина дороже всего! В 2001 году произошел первый раскол, когда ушел на покой уже покойный митр. Виталий (Устинов). Группа людей, которая ушла в раскол сейчас, раздробились на 4−5 группировок, и теперь неизвестно, кто их начальство. Можно ли считать, что это явление принесло добрые плоды? Может быть, у них было искреннее стремление сохранить истину, но подход был совершенно неправильный. Мы уповаем, что люди, отделившиеся от Церкви, вернутся.

Участник встречи: — Как вы относитесь к объявлению независимости Косово?

Епископ Кливлендский Петр, управляющий Чикагской и Детройтской епархией, запасной член Архиерейского Синода: — Я родился в Америке и должен сказать, что я благодарен Америке — она многое мне дала. Но, к сожалению, Запад не понимает ни русских, ни славянства. И Запад не друг славян. И это я говорю, несмотря на то, что люблю страну, в которой я родился. Я думаю, Запад чувствует свое духовное банкротство перед славянством и боится славянского единства.

Участник встречи: — Расскажите, пожалуйста, о духовных учебных заведениях Зарубежной Церкви.

Епископ Кливлендский Петр: — Свято-Троицкая семинария в Джорданвилле была основана в 1948 году, после Второй мировой войны, когда был наплыв эмигрантов из Европы. Ее цель — подготовка священнослужителей, поэтому существует только один факультет — богословский. Семинария имеет права американского высшего учебного заведения. Главная особенность семинарии в том, что все предметы преподаются на русском языке. Вся программа направлена на то, чтобы воспитать будущих пастырей. Я не застал основателя семинарии архиепископа Виталия (Максименко), но его преемник архиепископ Аверкий (Таушев) был моим ректором. Он всегда говорил, что цель семинарии дать духовное воспитание, привить духовную культуру.

Епископ Манхеттенский Гавриил: — В Зарубежной Церкви сохранилось понятие приходской жизни, которое в России было утрачено за годы безбожной власти. Мы выросли за границей и для нас было важно сохранить не только свою веру и свой язык, но и понимание, что мы русские, что у нас великое наследство. И это получилось сохранить только благодаря приходам. Мы не только приходили молиться — мы общались, у нас были молодежные кружки и приходские школы. Мы держались вместе. Я родился и вырос в Австралии в семье эмигрантов и всегда чувствовал разницу между друзьями в английской школе и своими приходскими друзьями. Последние были ближе моему сердцу, они русские, православные. Они могут понять и разделить со мной пасхальную радость. У нас была приходская жизнь, благодаря которой мы сохранили свою веру, свой язык, любовь к России. Мне хочется надеяться, что наша Церковь сможет передать этот опыт России.

Протоиерей Серафим Ган, личный секретарь митрополита Лавра: — В Зарубежной Церкви много приходских школ. Наиболее популярные: школа святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Сан-Франциско при кафедральном соборе и школа, созданная трудами протоиерея Серафима Слободского при Покровской церкви в Наяке, близ Нью-Йорка. В каждой учится около 150 учеников. В школах мы заставляем говорить только по-русски, также поступают и родители в семьях. В нашей семье, например, был русский уклад жизни, и нас наказывали за одно нерусское слово. Дома мы занимались русским языком, русской историей, а по субботам посещали эти школы при церквях. Там нам преподавали Закон Божий, язык, историю, культуру, литературу, пение. Я думаю, что в сложных заграничных условиях наша «русскость», наш язык, культура сохраняются только при Церкви. Когда молодежь отдалятся от Церкви, она быстро ассимилируется. Мой дедушка, покойный протоиерей Ростислав Ганн, наставлял молодежь в Австралии, говоря, что «если вы будете активно участвовать в церковноприходской жизни — петь в хоре, прислуживать в алтаре, участвовать в братствах, сестричествах, — то вы всегда будете хорошо говорить по-русски и никогда не отойдете от Церкви. Так что не стыдитесь быть русским». А я рос в годы холодной войны: сверстники- американцы очень плохо относились к русским. А батюшки нам говорили: «Не стыдитесь быть русскими, вы их наставляйте, просвещайте. Вы не говорите, что вы коммунисты и безбожники, вы говорите, что вы православные, верующие, говорите о своей богатейшей культуре и истории, чтобы они знали об этом».

Участник встречи: — Не могли бы Вы рассказать о современной зарубежной студенческой молодежи. При всех существующих проблемах смотрите ли Вы на нее с надеждой или с волнением?

Епископ Манхеттенский Гавриил: — Я должен сказать, что по сравнению с тем временем, когда я учился — это 1960−70-е годы — несколько изменились нравы. В наше время не было Интернета, не было других соблазнов, с которыми зарубежной молодежи очень трудно бороться. Часто воспитание, которое получают дети дома, недостаточно, иногда родители не в силах бороться с этими соблазнами, которые обуревают детей каждый день в школе и во внешкольное время. Поэтому очень важно, чтобы молодежь посещала службы, участвовала в приходской жизни. Мы смотрим с волнением, но надеемся и молимся, чтобы Господь помог.
Молодежи в Церкви сейчас не много, за счет смешанных браков или из-за многих соблазнов они уходят. Но с 1991 года хлынула новая волна эмигрантов, и наши приходы пополнились. Теперь они на 70−90% состоят из новоприезжих русских. Появились новые приходы: в Южной Америке, Коста-Рико, Доминиканской республике, Гондурасе, Колумбии. Отрадно видеть, что эти люди, не имевшие религиозного образования, тянутся в Церковь. Не все, конечно. В Нью-Йорке насчитывается около 300 тыс. русских, посещает храмы, наверное, только 1%.

Участник встречи: — Волею судеб Вы совершаете свое служение вне пределов России, Вам должно быть понятно состояние общества в Европе и в других странах. Несколько лет назад в этом же зале один греческий профессор сказал, что только Православие может спасти Европу от гибели. Как Вы смотрите на перспективы Православия на Западе

Епископ Женевский и Западно-Европейский Михаил: — Это сложный вопрос. Русские были в эмиграции в тех странах, которые уже были христианскими. В Западной Европе, во Франции в частности, был и католицизм, протестантизм. И приезд русских людей там встретили равнодушно. Но был и интерес: можно вспомнить создание Русикума в Риме; в Бельгии существовал монастырь бенедиктинцев — там сначала ввели богослужение восточного обряда, а потом монахи быстро перешли в Православие. Монастырь был закрыт, а потом открыт, но уже в другом месте.

Часть интеллигенции во Франции начала интересоваться Православием. Появились передачи на радио. Когда привозили мироточивую икону, Иверскую, например, приходило очень много французов. Интерес был. Православие затронуло сердца окружавших нас людей: во Франции и в Англии есть много людей, которые перешли в нашу веру. Но нельзя сказать, что европейские страны стали православными. К тому же до сих пор православные были разрознены, европейцам не понятно, что такое Поместные Церкви. Во Франции существуют Румынская, Болгарская, Сербская и Русская Православные Церкви разных юрисдикций. И это негативно действовало на понятия людей, они не могли понять смысл догмата о Теле Церковном как едином организме. Церковь в своем единении становится сильнее.

Наша Церковь за границей оставалась русской, она была верна своему учению, сохраняла чистоту преемственности архиерейской власти. Но мы были как капля в море, и только благодаря благодати Божией мы не растворились в инославном мире. Наше отношение к миру было открытым, что позволило многим принять нас.

Протоиерей Серафим Ган: — У нас существует много англоязычных приходов, миссионерских. Что американцев привлекает в православии? Это дух святой Руси, наша культура, даже церковнославянский язык. Они научились читать и петь по-славянски — язык им очень нравится, он выражает молитвенное чувство. Но иногда бывает и так, что Евангелие читают на двух языках: американском и славянском, иногда произносится две проповеди.

Участник встречи: — Расскажите о Вашем знакомстве с греческим старцем Порфирием.

Митрополит Лавр: — К старцу я попал случайно во время своей поездки в Грецию. Он был уже очень стар, потерял зрение; к нему приходили люди, он их расспрашивал, наставлял, поучал, исповедовал. Когда мы приехали к нему, он с кем-то беседовал. Через некоторое время прибегает кто-то из служащих и говорит, что тут есть архиерей, пропустите его. Мне было немного совестно, что мы были приняты с почтением, а люди должны были ждать. Старец не торопился, расспрашивал обо всем: куда я еду, а я тогда направлялся на Святую Землю. Он спросил, какие взаимоотношения между нашим Синодом и Церковью в России. Я сказал, что бывают разные случаи. Он покачал головой и сказал, что надо предпринимать шаги, чтобы это дело как-то исправить. А потом он начал расспрашивать про наш монастырь в Джорданвилле. И начал рукой показывать, где и что у нас расположено. Потом, когда я уже вернулся в США, он позвонил мне в монастырь в 2−3 часа ночи, и мы с ним пообщались. Через некоторое время он скончался. Таков мой опыт знакомства со старцем Порфирием.

Участник встречи: — У нас в России очень популярны книги иеромонаха Серафима (Роуза). Как Вы относитесь к его книгам и его личности?

Епископ Кливлендский Петр: — Отец Серафим — человек духовной жизни. Его книги очень популярны и у нас, потому что он, будучи американцем и восприняв Православие в Америке, смог преподнести православие на понятном для западного человека языке. Я имел счастье работать с ним в книжном магазине. Тогда он мне рассказал, что его привело в Православие. Однажды вечером он шел по улице и размышлял на какую-то духовную тему, проходил мимо кирхи, заглянул внутрь и зашел. Темно. Где-то кто-то читает на каком-то непонятном языке — вдруг зажегся свет, он увидел людей. С потолка послышалось пение, открылись золотые двери, и вышел старец. Этот старец произвел на него очень сильное впечатление! Ему объяснили, что это русский храм. А старец был архиепископ Тихон (Троицкий), служили всенощное бдение. После этого он крестился.

Участник встречи: — Восстановление единства Русской Православной Церкви произошло по молитвам новомучеников и исповедников Российских. Как проявляется интерес к подвигу новомучеников заграницей?

Митрополит Лавр: — Во время гонений в России, мы за границей считали своей обязанностью печатать о том, что нам было известно. Издавались книги, такие как «Новомученики и исповедники Российские» протопресвитера Михаила Польского. Когда мы узнавали о том, что кого-то посадили в тюрьму, мы старались собрать подписи, направляли петиции. Также мы предпринимали попытки воспрепятствовать закрытию Почаевской Лавры, провели акцию заграницей. Были требования, чтобы мы прекратили печатать информацию. Но мы следили за тем, что происходит в России, и старались помочь.

Сейчас необходимо изучать литературу о новомучениках, их подвиг помогает задуматься над нашей греховной жизнью.

Епископ Манхеттенский Гавриил: — Мне кажется, что сейчас очень важно, чтобы русские люди знакомились с материалами о новомучениках. Это очень важный момент нашей истории. Важно его осмыслить. Мы не можем равнодушно относиться к революции, к ее плодам и последствиям.

Протоиерей Владимир Воробьев: — Владыка, благодарю Вас за интересные ответы. Я хотел бы напоследок рассказать про один очень старый разговор. В нашем храме свт. Николая в Кузнецах на протяжении 23 лет был настоятелем протоиерей Всеволод Шпиллер. Он был белым офицером, эмигрантом, был духовным сыном епископа Серафима (Соболева), знаком с митрополитом Антонием (Храповицким). Он оказался свидетелем многих событий за рубежом. В 1950 году отец Всеволод вернулся в Россию. Когда мы его спрашивали про Зарубежную Церковь, он сказал, что могут быть разные проблемы, разногласия, но, во всяком случае, в Зарубежной Церкви самые лучшие архиереи! Это было сказано довольно смело. Но действительно, в России трудно было сохранить традицию святительского служения: было обновленчество, гонения…

Мы очень рады, что наследники тех архиереев, о которых говорил отец Всеволод, сегодня у нас в гостях, и мы можем в вашем лице прикоснуться к сохраненной традиции. Мы очень благодарны вам и надеемся, что нынешняя встреча будет началом еще более тесного взаимодействия.

http://www.sedmitza.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru