Русская линия
Российская газетаМитрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин)19.04.2005 

«Отделены от государства. Но не от народа»
Не вмешиваясь в политику властей, церковь разделяет ответственность за состояние общества

Близятся самые значимые, светлые и радостные праздники — Святой Пасхи и 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. В такие дни люди с особенной силой тянутся к духовному наполнению жизни, стараются осмыслить и прошлое, и происходящее с ними в наши дни, сделать заметы на будущее. Помочь им в этом призвана Церковь, умудренное слово пастыря. Сегодня гость «Делового завтрака» митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин).

Ваше преосвященство, меньше чем через месяц наша страна, все ее граждане независимо от национальности и вероисповедания будут отмечать 60-летний юбилей Победы в самой кровопролитной и тяжелой войне. Как готовится к празднику Русская Православная Церковь, возглавляемая вами Воронежско-Борисоглебская епархия? Какую заботу проявит духовенство о ветеранах, многие из которых нуждаются не только в духовной, но и материальной помощи?

Не только в праздники, но и каждодневно Церковь молится о «вождях и воинах, за веру и Отечество жизнь свою положивших». 60-летний юбилей — прекрасный повод еще раз осмыслить значение Победы для нашего народа, воздать должное тем, кто неимоверными страданиями и жертвами обеспечил саму возможность нашего дальнейшего существования.

И мы не должны забывать, что в час испытаний, когда речь шла в прямом смысле о жизни и смерти, государство, будучи до того атеистическим и богоборческим, в поисках укрепляющей силы обратилось за поддержкой к Православию, к вере отцов, к духовным скрепам, на которых держалась тысячелетняя история народа. И вера помогла выстоять, одолеть беспощадного врага.

Конечно, в дни юбилея мы будем вместе с народом праздновать, молиться о ниспослании нашей Родине мира, успокоения, благоденствия. Обеспечить достойную жизнь ветеранам войны, труженикам тыла, дело, конечно, государственное. Епархия же занимается благотворительностью, насколько позволяют ее силы, как на собственные средства, так и путем привлечения общецерковной и даже зарубежной помощи. Мы поддерживаем постоянные контакты с домами престарелых, госпиталями, детскими домами. Предписано каждому приходу, способному этим заниматься (многие приходы у нас очень бедные), оказывать благотворительную помощь этим заведениям.

Когда к церкви обращаются с конкретными просьбами, мы поручаем священникам навестить адресата, выяснить, в чем он нуждается, в случае бедственного положения постараться помочь. Надо ведь помнить, что у церкви нет других средств, кроме тех, что жертвуют сами верующие. Церковь отделена от государства, финансово им никак не поддерживается. Но она не отделена от народа и разделяет с ним все радости и лишения.

О том, насколько глубока и священна в наших людях память о войне, красноречиво говорит пожелание жителей Семилук, одного из сел нашей области. Сход обратился к Священному Синоду Русской Православной Церкви с просьбой причислить к лику святых свою односельчанку Прасковью Щеголеву. Во время оккупации она пожертвовала собственной жизнью и жизнью своих пятерых детей для спасения сбитого советского летчика (о принятом сходом обращении, о истории подвига — в «РГ» за 5 апреля с. г.). Что вы могли бы сказать об этой инициативе?

Похвально уже само желание сельских жителей прославить простую женщину-крестьянку за ее подвиг в годы войны. Говоря словами Евангелия, «нет выше любви, чем положить жизнь свою за други своя». Благодаря духу жертвенности, доставшемуся нашему народу от христианства, Бог даровал победу в войне. Но надо иметь в виду и то, что церковный подход к святости содержит целый кодекс правил, требующих кроме подвига свидетельств богоугодной жизни во всех ее проявлениях. Канонизационная комиссия нашей епархии занимается сейчас изучением представленных материалов. Каким бы не было ее решение, имя Прасковьи Ивановны не должно быть забыто, она заслуживает нашей благодарной памяти.

Владыка, еще один вопрос, связанный с войной, передаю по просьбе наших читателей. На территории области от войны осталось немало захоронений солдат противника — немцев, венгров, итальянцев. Над некоторыми из них уже воздвигнуты мемориальные сооружения, над другими готовятся их устанавливать. Общественное мнение неоднозначно относится к увековечиванию памяти тех, кто приходил к нам с войной, некоторым ветеранам сложно это принять. Каково ваше мнение на этот счет?

Пусть не обижаются на меня ветераны, но я ничего не имею против того, чтобы поставить памятники на могилах солдат, бывших противниками в войне. Ведь в основном это были такие же простые люди, которых гнали на войну по принуждению, вопреки их желанию. Нельзя прощать тех, кто развязал войну, кто разрабатывал и распространял идеологию и практику фашизма, расовой ненависти, агрессии. Они, как известно, осуждены Нюрнбергским трибуналом и реабилитации не подлежат.

В наше время главное — сберечь мир, не допускать новых войн, терроризма, никаких видов насилия. А этого не достичь без примирения между народами, без солидарности и сотрудничества. Да и к тому же мстить мертвым, продолжать к ним испытывать ненависть — это же не в характере нашего народа, действительно доброго и великодушного. Ведь даже и во время войны мы умели прощать, не отвечали злом на зло. Когда колонны пленных немцев вели по Москве, никто не кидал в них камнями, не бранился, просто молча смотрели. Попавшим в лагеря военнопленным местные жители, сами в то время полуголодные, помогали едой и одеждой.

Мне приходилось встречать в Германии таких бывших узников — и они со слезами рассказывали о добром к ним отношении простых русских людей, стремились всячески подчеркнуть любовь и уважение к нашей стране, раскаяние за причиненное зло. Надо сказать, что памятники нашим солдатам в Германии, как и в Венгрии, находятся в образцовом состоянии. И следят за этим сами жители.

В наши дни большую угрозу духовному здоровью общества представляют факты экспансии нетрадиционных вероучений и сект. Воронеж наводнен проповедниками различных псевдорелигиозных организаций, ведущих агрессивную пропаганду среди всех слоев населения, но особенно среди молодежи. Как уберечься от духовной заразы? И совместима ли принадлежность к Православию с разного рода эзотерическими учениями и восточными культами, как кое-кто утверждает?

Нет, не совместима, как не совместимы свет и тьма. Молодым людям свойственно искать, тянуться к чему-то новому, неизведанному. Но при этом не нужно забывать, что некоторые культы серьезно вредят психике, даже здоровью и жизни. Так что прежде чем делать свой религиозный выбор, постарайтесь узнать из литературы, как-то или иное учение отвечает на мировоззренческие вопросы, приглядитесь к образу жизни и ценностям данной организации.

Как патриот своей страны, как пастырь, я желал бы, чтобы каждый русский человек, хотя бы и неверующий, знал Православие, понимал его роль в становлении нашего государства, в развитии нравственности и культуры. Точно так же как жители Северного Кавказа или Поволжья знали бы ислам, а Калмыкии и Бурятии — буддизм. Без такого знания человек не свободен в выборе веры, подобно слепому он пойдет за любым поводырем.

По закону родители имеют право давать ребенку религиозное воспитание. Но многие ли родители знают у нас хотя бы азы православной догматики и культуры? В то же время с трудом пробивает себе дорогу идея преподавания основ религиоведения, если уж не Закона Божьего, в школе.

Курс изучения религии в школе может вводиться с согласия родителей и по желанию самих детей. Ничего не нужно навязывать силой. Но обязательное, на мой взгляд условие, — чтобы преподавал человек воцерковленный, то есть не просто знающий предмет, но и относящийся к религии как минимум лояльно и уважительно. У нас, к сожалению, религиоведы, как правило, бывшие преподаватели «научного атеизма». И мало будет пользы, если свой скепсис и неверие они начнут передавать детям.

Как, на ваш взгляд, должны строиться отношения между церковью и светскими властями? Считаете ли вы возможным давать публичную оценку тем или иным действиям власти, отдельных должностных лиц?

Церковь, как известно, не занимается политикой и не вмешивается в дела властей. Она не намерена указывать государству, какие именно экономические механизмы ему надлежит применять при осуществлении социальной политики. Для нас важно другое — эта политика должна быть справедливой и действенной, пользоваться поддержкой населения. Как вы знаете, Святейший Патриарх Алексий Второй сделал специальное заявление в связи с введением новой системы социальных льгот, в котором подчеркнул, что «реформа будет справедливой, если эти люди, особенно пенсионеры и инвалиды, не только сохранят, но и улучшат свои возможности в получении медицинской помощи, обеспечении лекарствами и продуктами».

Сам я не считаю вмешательством в деятельность местной власти, если с амвона похвалю руководителя района, хозяйства или предприятия за их действенные усилия в налаживании жизни, в возрождении храмов, за помощь обездоленным.

А если по-отечески побраните за дело?

Да нет, публичное порицание в храме, считаю, не идет на пользу, оно может и обидеть человека, нанести ему душевную травму. Я лучше найду возможность поговорить с руководителей наедине, убедить его, помочь ему молитвой и советом. Важно настроить народ на позитивный лад, на совместную работу, а не сеять недоверие и уныние, которых у нас и без того чрезмерно.

Каждого власть имущего призвал бы действовать согласно «золотому правилу» евангельской нравственности: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7. 12). Не вмешиваясь в политику властей, церковь тем не менее разделяет ответственность за состояние вверенного ей народа.

Геннадий ЛИТВИНЦЕВ

Опубликовано http://www.interfax-religion.ru/?act=print&div=582


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru