Русская линия
Русская линияАрхиепископ Сумской Ахтырский Евлогий (Гутченко)26.02.2008 

«Не автокефалия даст мир многострадальной Украине, а всеобщее покаяние и правильная духовная жизнь во Христе в благодатной, законной и истинной Церкви»

— Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, о себе: как Вы пришли к служению Церкви, почему избрали монашеский путь, где учились, где служили до назначения на Кременчугскую кафедру?

— Родился я в 1967 году, воспитывался в обычной советской семье, учился в средней школе. Несмотря на господствовавший в те годы атеизм, чувство Бога и стремление к Нему у меня было с ранних лет. В летние месяцы, находясь у бабушки на Черниговщине, в Любече, на родине преподобного Антония Печерского, посещал пещеру святого, которая сохранилась на окраине Любеча, видел людей, свято хранивших святую веру, несмотря ни на что. Я познакомился с верующими людьми, которые помогли моему христианскому становлению. С особым чувством вспоминаю иноков Успенской обители в Одессе, а также простого сельского батюшку отца Михаила, руководивших моей духовной жизнью. После службы в армии в 1988 году поступил в Одесскую Духовную Семинарию, затем учился в Московской Духовной Академии. Шестнадцать лет нес послушание в ОДС, из них почти десять лет в качестве ректора. На четвертом курсе семинарии принял монашеский постриг. Думаю, что Господь промыслительно вел меня к этому выбору, потому что стремление к иночеству у меня было с юношеских лет.

— Ваши первые впечатления о Кременчуге?

— Первые искренние и добрые впечатления об этом прекрасном городе на берегу Днепра у меня сложились еще в детские годы, когда я с мамой однажды посетил Кременчуг. Вспоминаются также кременчужане, которые в восьмидесятых годах приезжали в Одессу к моему духовному отцу, как твердые в вере и благочестии христиане. И сегодня я вижу в Кременчуге людей глубокой веры. Надеюсь, что с помощью Божией мы вместе будем созидать жизнь новообразованной епархии.

— Устроение новой епархии требует решения многих задач. Какие из них Вы определили как первостепенные?

— На сегодняшний день наиболее важным в деле устройства епархии является создание епархиального управления. Это, прежде всего, капитальный ремонт тех церковных строений, в которых может быть размещен епархиальный центр и созданы необходимые епархиальные отделы и службы.

— В течение почти десяти лет, Владыка, вы были ректором духовной семинарии и готовили будущих пастырей церковных, а сегодня Вы непосредственно руководите пастырями. Какие особенности, на Ваш взгляд, пастырского служения в наше время?

— Служение священника являлось подвигом во все времена. Истинный пастырь путем «херувимских добродетелей» (преп. Иоанн Лествичник) должен восходить на вершину добродетелей, созидая свое личное спасение и совершенство и, пастырствуя в народе Божием, возводить к Богу верных во Христе. Каждый священнослужитель пастырствует благодатью Христовой. Принося бескровную евхаристическую Жертву Пресвятой Троице, иерей Божий стоит на том месте, на котором не может стоять никто из людей, даже самых совершенных и святых. Там место Того, Кто является «Приносящим, и Приносимым, и Приемлющим» Жертву «о вселенней» (Литургия свят. Иоанна Златоуста).

В священнодействии, в научении верующих и заботе об их духовном возрастании должно проходить служение священника, за которое он несет величайшую ответственность перед Богом. Преподобный Ефрем Сирин говорит: «Тогда (на Страшном Суде) кровь тех, кто погиб по нерадению епископов и пресвитеров, взыщется от рук их. Тогда у каждого потребуется отчет за все, что он получил и что прирастил». А наш отечественный подвижник святитель Тихон Задонский наставляет будущего пастыря: «Если приемлешь честь, взвесь силы твои, можешь ли понести эту тяжесть. Если не можешь поднять и понести её, не касайся, да не отяготит тебя, чтобы не пал и лежал под этим тяжким бременем, когда надо нести его. Надо иметь много глаз тому, кто хочет смотреть за многими. Надо научиться прежде управлять собой тому, кто хочет управлять другими; исправить себя тому, кто хочет исправлять других; учить себя тому, кто хочет учить других. Надо быть „светом“, если хочет просвещать других; быть „солью“, если хочет растворять других. Надо быть чистым образом и зеркалом, в которое многие будут смотреть; быть отцом, который отечески заботится о детях своих».

В наше время от пастыря требуется особая бдительность по отношению к себе и к пастве. Ведь мы живем в эпоху небывалой вседозволенности, когда грех воспринимается как норма жизни, когда апостасийный мир, отвергнув Христа, ищет иного «мессию». Это тот фон современности, на котором православный пастырь должен «Пасти Церковь Господа и Бога» (Деян.20, 28).

Особо опасным в деятельности современного пастырства является соблазн компромисса с «миром сим», соблазн обмирщения и устремления только к внешним формам церковности: строительству, украшению и реставрации храмов, монастырей, забывая при этом о внутренней духовной жизни и благочестии во Христе, стяжании Духа Святого, проповеди Слова Божия, духовном руководстве пасомых, без чего христианская жизнь просто немыслима.

Наш народ ждет как богословски образованных, так и духовно настроенных, пламенных священнослужителей. Их и теперь немало, но все же не так и много, как бы хотелось народу Божию. Прискорбно бывает слышать и видеть недостойных пастырей, не научивших себя и дерзающих учить других и своими грехами вносящих соблазн в церковную ограду. О таких говорит Златоуст: «+Берут в священники невежд и делают их приставниками над имуществом, за которое заплатил Сын Божий Своей кровью! Мы обезображиваем священство, поручая его людям неопытным».

Наш православный народ очень тонко умеет узнавать и ценить истинного пастыря. И его не соблазняют красивые слова, драгоценные митры и облачения, если он не почувствует в пастыре жизни во Христе и не увидит отеческой любви и заботы о своих духовных чадах. История Церкви предлагает нам пример жизни истинных святителей и пастырей, взирая на который каждый священнослужитель может и должен почерпать для себя все необходимое для своего служения.

Независимо от времени священник призван к преображению мира и человека, созиданию Царства Божия в душах человеческих, проповеди Благовестия Христова всем людям. Этот дар, эту ответственность принял на себя иерей в таинстве рукоположения. И этот дар Божий заповедуется пастырям «возгревать» (2Тим.1, 6) и пасти «Божие стадо+ не принужденно, но охотно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1Пет.5, 2−4).

— Ваше Преосвященство, Вы входите в состав синодальной комиссии по взаимодействию со старообрядчеством и старообрядными приходами. В святые рождественские дни Вы посетили в Кременчуге старообрядцев и поздравили их с праздником. Как Вы оцениваете события XVII в., принесшие раскол нашей Церкви и каковы перспективы во взаимоотношениях со старообрядцами?

— Всматриваясь в отечественную историю, мы находим несомненные следы промыслительного попечения Божия, явленного, прежде всего, в великом сонме русских святых, в призвании нашего народа к святому Православию и воплощению в жизни идеала Православной Святой Руси. Отступление от этого призвания всегда оборачивалось народной скорбью, что особенно выразилось в страшной драме русского церковного раскола ХVII века, не преодоленного, к сожалению, до сих пор.

Реформы Патриарха Никона, которые осуществлялись зачастую людьми неправославными, внесли в религиозное сознание нашего народа грандиозный раскол, мало с чем сравнимый по своим масштабам. Вот уже более трех веков церковные и светские историки спорят о том, насколько были необходимы эти преобразования, принесшие долговременный раскол Русской Церкви, множество жертв, массовое уничтожение старинных икон с двоеперстием, древних книг и других памятников церковной культуры. Некоторые историки и мыслители считают раскол ХVII века одной из катастроф, подготовивших трагедию ХХ века, начавшуюся в 1917 году.

Последующие после начала раскола три века показали, насколько болезненным и противоестественным является существование на одной земле двух Церквей, одинаково называющих себя православными, но разделенных стеной враждебности и непонимания. Противостояние не могло быть полезным ни для той, ни для другой стороны, и уже в ХVIII веке зачинателями единоверчества были сделаны попытки ненасильственного преодоления раскола.

Русская Православная Церковь неоднократно возвращалась к пересмотру реформированных в ХVII веке богослужебных книг. В ряде случаев признавался правильным дониконовский вариант текста. В наше время все больше иерархов, клириков и мирян оценивают старообрядцев не как упорствующих фанатиков, а как наших братьев по вере, ревнителей древнерусского православного благочестия, констатируя, однако, при этом факт раскола. Церковь не только соборно объявила о равноспасительности древнерусских обрядов и книг, но и решительно осудила имевшие место в истории насильственные методы преодоления раскола, что является весьма важным в деле преодоления раскола. Необходимо начать конструктивный диалог о путях преодоления пагубного разделения и дальнейшего будущего воссоединения верующих двух обрядов в единой Церкви. Надо сделать все для того, чтобы уврачевать раскол. Путь к этому лежит через смиренное покаяние и молитву, отказ от взаимных претензий и бессмысленных упреков. Необходимо не на словах, а на деле проявить обоюдное стремление к единству нашей Святой Церкви.

— Владыка, как Вы оцениваете религиозную ситуацию в Украине?

— Являясь православным архиереем, я исповедую догмат единства Церкви Христовой. Спаситель мира говорил о создании одной Церкви и основал Он только одну Церковь, в которой совершается спасение человечества. Господь сказал: «Созижду Церковь Мою», — одну Церковь, а не много т.н. церквей. Единая внешне, Церковь едина и во внутренней своей жизни. Все верующие объединяются Духом Святым во Христе, как в невидимой Главе. Христос Сам живет в Церкви и сообщает ей жизнь, как глава телу, как корень ветвям. Но Церковь не только едина, но и единственна, как говорит св. Киприан Карфагенский. Всякое религиозное общество, отделившееся от Вселенской Церкви, не входящее в состав Единой Церкви, не является Церковью, а еретическим или раскольническим обществом, в зависимости от тех оснований, по которым оно отпало от Церкви. Спасение человек может достичь только в Церкви. Вне Церкви — нет Христа, следовательно, нет и спасения. В нашей стране за последние годы с неимоверной быстротой расплодились сотни различных религиозных группировок, которые именуют себя церквами, а некоторые даже выдают себя за православных (напр., филаретовцы (т.н. УПЦ КП)). В Украину хлынул поток различных религиозных и псевдорелигиозных организаций и отдельных лжеучителей из-за рубежа, учения которых не только не отвечают духу христианства, а иногда носят откровенно сатанинский характер и грозят духовному здоровью, как верующих, так и неверующих граждан нашей страны. Они несут нашему народу смятение в души и умы, вражду и ненависть, усугубляют душевную неуверенность людей. Нужно решительно выступить против распространения этого лжеверия, против всех форм сектантства, оккультизма и сатанизма, против восточных культов и сообществ, подобных «церкви объединения» Муна, которые калечат духовно прежде всего молодежь, делают людей исполнителями воли, чуждой христианской нравственности. Я глубоко убежден, что нас хотят разделить по вероисповедному признаку. За этим идут на нашу землю последователи разных восточных мистических учений, протестантские фундаменталисты, католики, мечтающие окатоличить Украину.

— Сегодня УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ вместе с известными политиками призывают к созданию в Украине единой Поместной Церкви путем объединения этих конфессий между собой и с Украинской Православной Церковью. Как Вы относитесь к таким призывам?

— На первый взгляд пожелания добрые. Единство это та сила, в которой нуждается народ многострадальной Украины. О единстве верующих во Христа молится святая Православная Церковь в своих ежедневных богослужениях. Но взгляд на это единство у каждой из конфессий различный. Католики (в т.ч. и униаты), например, призывают всех принять их еретические лжемудрствования: Филиокве, догмат о непорочном зачатии Девы Марии, догмат о непогрешимости в делах веры папы римского. То есть, от православных требуется изменить веру. Для католиков западного и восточного обряда единство это подчинение папской власти.

К лукавому единству призывают автокефалисты и филаретовцы, ведущие свое начало от самосвятской секты лжемитрополита Васыля Лыпкивського. Люди, не имеющие священного сана или лишенные его и отлученные от Церкви, стремятся растворить украинское Православие в своих самочинных, безблагодатных и псевдоцерковных организациях и объединиться на равных с Христовой Церковью, что строго запрещается канонами Православной Церкви. Украинская Православная Церковь скорбит об отпадших от веры и Церкви и призывает всех к единству, основанному не на песке человеческих мудрствований, а на твердом камне Священного Писания и Священного Предания Церкви. Желание действенного мира между православными и отпадшими от Православия в Украине, примирения, братства ни в коей мере не должно стать братанием или смешением. Евангелие учит, что тот, кто преслушает Церковь уподобляется язычнику, а смешение с язычниками является духовным блудодейством. Наконец, смешение церковной иерархии с безблагодатной «иерархией», которая внедрится как вирус в тело Церкви, приведет к еще большим хроническим недугам.

В церковном праве нет термина «Объединение». Церковь допускает лишь Присоединение отпадших к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, Главой которой по православному вероучению является не папа, а Господь Иисус Христос. Украинская Православная Церковь, Предстоятелем которой является Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир это часть единой Вселенской Православной Церкви. И поэтому отпадшие в расколы и ереси, но желающие спасения и единства, должны вновь присоединиться к истинной Церкви. Другого пути для покинувших Православие нет.

— Владыка, как Вы относитесь к идее канонической автокефалии Украинской Православной Церкви? Не явится ли автокефалия средством облегчения положения Церкви и прекращения на нее гонений, в особенности в западных областях нашей страны?

— Наивны, на мой взгляд, надежды тех в нашей Церкви, кто рассчитывает на облегчение своего положения в обществе и государстве ценой принятия канонической автокефалии. Ибо целью, как филаретовцев, так и униатов (оба эти объединения по преимуществу и требуют, чтобы наша Церковь приняла автокефалию) является не наша церковная независимость, а уничтожение Православия в Украине.

Совершенно очевидно, что М. Денисенко, движимый своими властолюбивыми планами, сразу же вслед за принятием нами автокефалии, выдвинет требование объединяться, т. е. постарается растворить истинное Православие в своей организации с тем, чтобы получить в новом псевдоцерковном объединении руководящее положение.

Показательно и желание греко-католиков навязать нам автокефалию. Казалось бы, им-то, вообще, какое дело до зависимости или независимости Украинской Православной Церкви? А интерес у них есть и притом прямой. Ведь они прекрасно понимают, что попытка ввести у нас автокефалию ни к чему хорошему для украинского Православия не приведет, а, скорее всего, вызовет в нем новый, еще более страшный раскол, что, конечно же, будет на руку униатам, которые постараются в сложившейся ситуации кардинально улучшить свои позиции по всей Украине, а не только в западных ее областях.

За украинской автокефалией стоит католический Запад. Вспомним, что сама идея создания т.н. киевского патриархата принадлежала униатам, которые понимают объединение Церквей как подчинение Риму. Не случайно же, Денисенко заявил, что он согласен войти в молитвенное единство с Римом (см. Информ. бюлл. УПЦ КП, N 11, лыпень 1996 г., с. 25).

Православная Церковь в Украине сегодня имеет права широкой автономии. Предстоятель УПЦ совместно со Священным Синодом решают насущные проблемы церковной жизни. Созываются Архиерейские и Всеукраинские Соборы, решения которых свидетельствуют о самостоятельности и независимости Украинской Православной Церкви. Автокефалия же раздробит Православие в Украине. Вместо чаемого единства возникнут новые конфессии со всеми вытекающими отсюда последствиями (деление храмов, имущества, попеременное служение и т. д.).

Народ Божий в большинстве своем смотрит на автокефалию как на отступление от веры отеческой, самой автокефалии не желает и будет защищать свою веру и единство Церкви.

Сегодня нам необходимо думать не об автокефалии в угоду антицерковным силам, а о возрождении церковной жизни в Украине, о духовном просвещении и катехизации «народа, сидящего во тьме и тени смертной», о возрождении церковной благотворительности и социального служения. Нас же вместо созидательной работы ради спасения нашего народа пытаются снова вовлечь в действия, направленные на разделение. Не автокефалия даст мир многострадальной Украине, а всеобщее покаяние и правильная духовная жизнь во Христе в благодатной, законной и истинной Церкви.
Впервые опубликовано в газете «Кременчуг православный»

http://rusk.ru/st.php?idar=112516

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru