Русская линия
Русская линияПротоиерей Николай Флоринский,
Владимир Букарский
18.02.2008 

Протоиерей Николай Флоринский: «Положение русских в Молдавии остаётся стабильно плохим»
Настоятель Свято-Георгиевской церкви в Кишинёве, председатель Собора Русской общины Молдавии о. Николай Флоринский считает, что одного русского храма для Кишинёва недостаточно

Несмотря на возрождение православной жизни в Молдавии за последние 20 лет, до сих пор в Кишинёве есть только один храм, где службы совершаются на церковнославянском языке, а проповеди читаются по-русски — это церковь святого великомученика Георгия Победоносца, которую в молдавской столице называют «русской церковью». Настоятель Свято-Георгиевского храма, председатель Собора Русской общины Республики Молдова протоиерей Николай ФЛОРИНСКИЙ ответил на вопросы корреспондента «Русской Линии» Владимира БУКАРСКОГО.

— Отец Николай, с какими проблемами сталкивается Православная Церковь в Молдавии, и в чём их отличие от церковных проблем в России?

— Мы все находимся в едином пространстве, в лоне Русской Православной Церкви. И Молдавская Церковь в том числе, пусть и с некоторой автономией, является составной частью Русской Православной Церкви. Поэтому, бесспорно, всё, что происходит в лоне матери — Церкви: расколы, нестроения, вспышки либо фанатизма, либо, наоборот, обновленчества — всё это больно ударяет по всему телу Христову. Единый организм с единой кровеносной системой не может не реагировать на удары извне или изнутри.

Но у нас в Молдавии есть и проблемы внутреннего характера, в частности, для русского населения страны. В первую очередь, для Кишинёва одного русского храма недостаточно. Наш Свято-Георгиевский храм мы открыли в 1990 году, 1 апреля храму исполняется 18 лет, мы его отремонтировали, его любят прихожане, по возможности мы совершаем нормальный литургический цикл. У нас работают детская и взрослая воскресные школы, существует сестричество, мы пытаемся организовать и молодёжное движение. Но всего этого мало, хотя бы потому, что около 25% жителей Кишинёва — русскоязычные люди.

Несколько лет назад, по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Владимира, в Кишинёве была создана ещё одна русская православная община в честь преподобного Сергия Радонежского. Были зарегистрированы документы общины, была создана печать, открылся банковский счёт. В течение более двух лет эта община бьётся, как рыба об лёд. В какие только инстанции она не посылала документы для того, чтобы выделили земельный участок под строительство ещё одного русского храма! И вот, буквально осенью было отказано в последней инстанции: и от премьер-министра, и от президента. Предлогом для отказа была ссылка на законодательство, утверждающее, что все участки земли можно только купить. Таким образом, вторая русская церковная община в честь преподобного Сергия была поставлена в очень трудное положение.

Совсем недавно председатель этой общины Сергей Сажин обратился в общинной газете «Русское слово» с призывом собирать деньги для покупки земельного участка под строительство второго храма. Бесспорно, это сумасшедшие деньги. Для строительства храма и предлежащего помещения необходимы как минимум 10 соток, а это уже 100 тысяч евро. Деньги огромные, а мы с вами знаем, что народ не особенно богат, особенно русскоязычное население — бабушки-пенсионерки, которые посещают храм, или те люди, которые остались без работы. Мало кто из русских имеет свой бизнес, а если имеет, то выводит его либо в Россию, либо в страны дальнего зарубежья. Мы, конечно, надеемся, что Господь поможет собрать какие-то деньги, но пока только на покупку земли. О дальнейшем строительстве храма мы пока даже не говорим.

Другая проблема — информационное поле, где не ведутся православные передачи не только на русском, но даже на молдавском языке. К сожалению, Молдавская митрополия до сих пор не имеет своего радиовещательного органа, который ежедневно мог бы проповедовать, говорить, приглашать людей, знакомить с церковной музыкой, учить христианству. Не секрет, что в течение всех прошедших лет идеология безбожной советской власти была нацелена на уничтожение веры как таковой. Сегодня, когда многие люди среднего и старшего поколения, может быть, и хотели бы воспитать своих детей в традициях веры, увидеть их добросовестными, порядочными, — не имея должного знания, они не могут передать его своим детям. Их взор обращён на Церковь, которая уже долгие годы пытается законодательно ввести преподавание «Основ Православия» в школе. Но государство ссылается на то, что оно светское, официально они этого сделать не могут.

А вот такой орган, как православное вещание, был бы очень полезен для православного населения Молдавии. Ведь баптисты имеют свой радиовещательный канал. Я не думаю, что он стоит таких сумасшедших денег, и правительство, может быть, помогло. Но до сих пор непонятно, почему такого канала нет. Мы теряем драгоценное время. Мы теряем тех людей, которые могли бы прийти в Церковь. Мы теряем тех, кто через это внешнее слово мог бы услышать голос Евангелия и изменить свою жизнь. Некоторые могли бы вылечить свою жизнь, которая, по их мнению, находится в каком-то тупике.

— В Приднестровье в качестве эксперимента вводится преподавание Основ Православия в нескольких «пилотных» школах. Что мешает отобрать для такого эксперимента несколько школ в Кишинёве и других городах правобережной Молдавии?

— Молдавское законодательство нам позволяет это делать. В молдавских школах введён предмет «Нравственность и духовность». И в рамках этого предмета каждый директор школы выкручивается, как может. В двух русских школах Кишинёва работает профессиональный православный педагог: это лицей имени Пушкина и лицей имени св. Кирилла и Мефодия, где директор Геннадий Толпинский построил часовню. Это единственная часовня в городе, где митрополия сама предложила установить иконостасы и со временем даже превратить часовню в небольшую церквушку. В этом лицее проходят «Основы православной культуры» — на профессиональном уровне, по учебникам. Никто этим не возмущается, родители довольны, директор заинтересован, поскольку он сам верующий человек. То же самое в лицее имени Пушкина, директором которого является Лидия Прокофьевна Шутка — там преподаватель имеет часы по «Основам Православия» с 1-го по 7-й класс.

Никто не мешает, но есть две проблемы. Первая проблема — это религиозное чутьё и нежелание самих директоров школ. Вторая — как обычно, кадры. Кого послать к детям так, чтобы не наломали дров? Эти две проблемы были, есть и будут. Мы обратились к Лидии Прокофьевне Шутке с предложением, чтобы она собрала у себя в Пушкинском лицее директоров всех русских школ города, чтобы мы провели с ними беседы и попытались направить в школы выпускников нашей взрослой воскресной школы. Есть люди, которые занимаются у нас по 7 — 8 лет, это добрые люди, подкованные в вопросах веры, которые, может быть, не имеют высшего педагогического образования, но имеют православное чутьё и большой багаж православных знаний. На этой стадии у нас сейчас ведутся переговоры.

— Насколько русская община в Молдавии воцерковлена? Какой процент русских в Молдавии постоянно посещает храмы?

— Русская община Республики Молдова, согласно своему общественному статусу и уставу — это общественная неполитическая организация, которая включает в себя всех людей, кому дорог русский язык, и которая действует на основах Православия. Но надо честно сказать о том, что записанными членами русской общины являются люди пожилого возраста, которые приехали в Молдавию по путёвкам на работу, или давно сами переселились, или были военными. Они вступают в эту общину, чтобы не потерять общение и как-то быть вместе. Надо совершенно честно и прямо сказать, что большинство из этих людей получили воспитание и образование в атеистическом государстве, и они продолжают жить той жизнью, которой жили раньше.

Бесспорно, Господь стучится в сердце каждого человека, всем желает спасения, всех хочет привести к истине. И многие из людей, которые были в советское время на партийной работе, в том числе и глава Русской общины Людмила Алексеевна Лащёнова, крестились в нашем храме, возвращаются к своим истокам. Но этот процесс, к сожалению, медленный. А может быть, это и правильно, потому что к вере необходимо прийти осознанно. Кого-то болезнь приводит, кого-то горе, у кого-то просто открываются глаза — и люди стремятся узнать историю и культуру своего народа. Будучи доверчивыми людьми, они верили во всё, что им говорила советская власть, а теперь, когда открываются новые факты преступлений безбожной власти, подвиги святых мучеников, люди познают свою культуру, свою духовность, приходят к вере и стремятся быть православными. Такой процент невелик, но он самый надёжный — когда люди через своё сердце, через разум, через свою волю и желание приходят в церковь. Так мне довелось крестить и нескольких преподавателей Славянского университета, многих студентов и учеников, которые, глубоко переживая процесс изучения отечественной истории, приходят к вере. Они прекрасно видят, в каком мире они живут, где никто никому ничего не обещает, никто никого не защищает, и людям просто страшно оставаться без Бога. Но сказать, что в целом Русская община воцерковлена, на сегодняшний день нельзя.

— Насколько сильно влияние различных сект и оккультных организаций среди русскоязычного населения Молдавии?

— Русскоязычное население, которое, не имея православного фундамента, пребывает в духовном поиске, бесспорно, в большей степени подвержено влиянию различных сект, лжеучений, новомодных течений и т. п. Эти люди, души которых представляли собой чистый лист бумаги, и которых сумели поймать в свои сети сектанты, становятся грамотными адептами, людьми практикующими и свято верующими в то, что получили. В отличие от молдаван, которые в своей массе не пережили страшных гонений 20 — 30-х годов, которые воспитывались в православной среде с крепкими традициями, у русскоязычных, живущих в Молдавии, таких традиций нет. Конечно, есть и молдаване, которые отрываются от своих корней, что-то ищут и куда-то влезают, но их процент гораздо меньше, чем процент русскоязычных людей, свободных от православного воспитания. К сожалению, это так. Бывают, конечно, случаи, когда люди, находясь в какой-либо секте, через познание культуры, истории, возвращаются к своим корням, раскаиваются, что они посещали какие-то харизматические секты.

Вот поэтому так важно, и в самой России, и здесь, в Молдавии, введение в школах «Основ православной культуры». Некогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, отвечая на этот вопрос, сказал, что человек действительно имеет свободу выбора религии, веры, или свободу быть неверующим. Господь насильно никого не влечёт к себе. Но каждый нормальный, трезвый человек, живущий в этой культурной среде, в первую очередь должен изучить и узнать свою историю, свою культуру и свою веру — для того, чтобы либо укрепиться в своей традиции, либо со знанием дела отвергнуть её: «да, это всё хорошо, но я этого не принимаю».

В стране, где за 70 безбожных лет образовалась огромная пропасть в области православного образования, на плечи Церкви, которая сама была слабой и неокрепшей, свалилась огромная ноша. В конце 80-х годов, когда четыре семинарии во всей стране не могли обеспечить духовенством приходы по всей стране, когда массово стали открываться новые приходы, в спешном порядке надо было искать новых священников, большинство из которых вообще не имели ни богословского образования, ни опыта церковной жизни. Конечно, мы верим, что благодать Святого Духа восполняет отсутствие подготовки. Но, тем не менее, на Церковь обрушилась огромная, можно сказать, непосильная, тяжёлая ноша по воцерковлению людей. А для этого Церковь не была подготовлена ни кадрами, ни чем другим. И вот сейчас постепенно выравнивается эта ситуация. Прошло некоторое время. Была воспитана некоторая часть молодёжи. Были открыты многие богословские факультеты, которые подготовили немало педагогов. И задача в России заключается в том, чтобы сегодня уже подготовленными кадрами дать молодёжи — не скажу направление, но знание о том, что не знали ни бабушки, ни дедушки, ни родители, которые хотели бы дать им это знание, но не могли. Потому что нельзя дать того, чего не имеешь.

Здесь, в Молдавии, вопрос образования мне видится следующим образом. Наша Кишинёвская духовная академия, наряду с юношами, желающими принять священство, должна готовить и девушек-педагогов, которые имели бы дипломированное образование, ввести для них обязательную педагогику, чтобы они могли преподавать в нашем же Кишинёвском педагогическом университете, в других образовательных учреждениях. Эта девушка, отправляясь обратно, в ту же сельскую школу учительницей начальных классов, могла бы пройти курс богословия или Основ Православия, и могла бы, вместе с родителями и школой, воспитать новое православное поколение, укреплять свой народ в вере в Бога, в Православии, в созидании Церкви. Не побоюсь этого слова, в Церкви надо созидать каждую душу, каждый камень.

Как сказал у нас на лекции отец Андрей Кураев, наша вера — действительно вера радости. И поэтому мы с вами, все до одного, кто верит во Христа, кто принадлежит к Православной Церкви, должны хоть капельку потрудиться, чтобы принести радость богопознания всем людям, всем окружающим. Кто примет — примет, кто не примет — не примет. Но нести радость Православия обязаны мы все. Апостол Пётр сказал, что все мы являемся царским священством на земле. Это священство всех православных христиан является священством по отношению ко всему миру. Каждый, в своей степени, должен кого-то привести к Богу, должен кому-то помочь в духовных изысканиях.

— Как в Молдавии обстоят дела с православным миссионерством — одной из самых обсуждаемых тем в православной среде России?

— При митрополии есть миссионерский департамент, который возглавляет о. Октавиан Мошин. Он же редактор газеты «Алтарул крединцей» («Алтарь веры»), он же преподаватель Кишинёвской духовной академии. Ну, а в нашем приходе миссионерство — это воскресная школа, это привлечение молодёжи в храм, это проповеди. Кроме того, наше священство имеет конкретную задачу — когда мы выходим на требы в город, мы должны не просто прочитать молитву, совершить богослужение, покрестить, освятить квартиру или отпеть усопшего — но обязательно обратиться со словом проповеди к присутствующим людям. Это, может быть, самое первое, самое живое. Потому что люди стоят вокруг, не понимая части богослужения на церковнославянском языке, а некоторым оно просто безынтересно. Но когда живое слово, обращённое к человеку или группе людей, пускай даже оно и краткое, оно несёт оттенок Катехизиса, оглашения. Это очень важно, и я думаю, что это семя по любому западает в души людей. В приходской жизни приходится ограничиваться этим. Конечно, 9 лет назад мы выпустили более 3500 листовок «Осторожно: свидетели Иеговы!», где на стандартном листе мы распечатали в типографии информацию о злой секте, которая вовлекает в свои сети православных людей. Понятно, что этого очень мало, но мы действуем в рамках своих возможностей. Вот такими малыми средствами мы хоть что-то, но пытаемся делать. Даст Бог, ещё раз хотим повторить предупреждение православным, но уже не просто «Осторожно, сектанты!», а что для нас, крещёных, важно для того, чтобы считать себя верующими, как посещать храм, как вести себя в Церкви, как приступать к таинствам.

— Существует в Церкви ещё одна проблема — так называемых «церковных бабушек». На моих глазах в храме произошёл такой случай: женщина пытается притронуться рукой к иконе, вдруг к ней подбегает какая-то бабка, бьёт её по руке, а другая объясняет ей, мол, «нельзя руками прикасаться к иконам, потому что руки касаются денег». Не отпугивают ли такие случаи прихожан, которые, возможно, в первый раз пришли в церковь?

— В нашем храме, по сравнению с теми, где мне довелось служить, наши бабушки — самые святые, самые православные. Конечно, в семье не без урода. Надо понять такую вещь: Церковь — это Христово тело, это община, которая открывает двери всем без исключения людям. В храме очень много людей сложных, от которых отвернулись дети, мир. И для них единственным местом, где можно порулить, покомандовать, осталась Церковь. И ничто им здесь, ни Бог, ни сатана им не указ, и тем более священник. Мы стараемся всё это объяснить людям. Но есть группа бабушек, которые на протяжении многих лет просто непрошибаемы. Взять за руки и выгнать — и невозможно, и совесть не позволяет. Просто хотелось бы обратиться к тем людям, которые заходят в храм: ты пришёл к Богу — не обращай внимания на бабушку. Если она тебя так допекла и достала — всегда существует церковный комитет, всегда в храме есть священнослужители, всегда существуют люди, которые работают при храме или сидят при свечном ящике. Просто подойти к ним и сказать: «Пожалуйста, наведите порядок, такой-то человек не даёт мне возможность вести себя нормально в храме». И ещё раз: ни в коем случае не надо бояться этих бабушек! Никто не вправе не пустить или оторвать человека от Церкви, от Бога.

Руки берут деньги? Ну, что ж поделаешь. Руки нас и кормят. Руки и в земле бывают, и в масле, и в грязи, и ещё неизвестно в чём. Руки — это такая же часть организма, которая так же нуждается в спасении, как и всё тело. Поэтому, к великому сожалению, говоришь и повторяешь людям, как сказал в своё время о. Алексей Мечёв, «по двадцать лет приходят в храм, но так и ничему не научились: остаются людьми невоцерковлёнными, злыми и невежественными». К сожалению, так было, так и будет.

— Отец Николай, вы известны в Молдавии не только как священник и православный миссионер, но и как общественный деятель. Вы возглавляете Собор Русской общины Молдавии. Изменилось ли, на ваш взгляд, положение русского населения в стране по сравнению с 80 — 90-ми годами?

— Положение русских осталось стабильно плохим. Русская молодёжь не видит в Молдавии своего будущего. Понятно, что, если у тебя фамилия Иванов, и если у тебя нет нужных родственников, никакое знание молдавского языка не поможет тебе устроиться на руководящую должность в «Финкомбанк». Поэтому выпускники русских школ и лицеев Кишинёва всеми силами пытаются поступить в российские вузы, остаться в России и закрепиться. В итоге республика ежегодно теряет сотни специалистов, которые могли бы остаться здесь, получить образование и принести пользу стране.

А проблема была бы решена давным-давно, если бы, наравне с молдавским языком, сохранился бы государственный статус русского языка. Не было бы никакой проблемы с исходом населения и утечкой ценных кадров. Люди как жили мирно, так и продолжали бы жить. Бесспорно, сама молодёжь прекрасно понимала бы, что надо учить молдавский язык. С другой стороны, очень многие люди, которые прожили здесь большую часть своей жизни, работавшие инженерами и квалифицированными рабочими, занимавшиеся научной работой, после закрытия предприятий не нашли себя в новых условиях или не прошли аттестацию на знание государственного языка, вынуждены были пойти просто на базар и заниматься торговлей. Это — единственная ниша, которую оставили здесь русскоязычным людям.

Я думаю, что пожилое население уезжать отсюда не будет. Им некуда выезжать, хотя многие предпринимают эти попытки. Население среднего возраста с семьями тоже остаётся здесь. А молодёжь думает, как выехать и устроить свою жизнь в стране, где им будет легко в общении — либо в России, либо в странах «дальнего зарубежья».

Кроме того, сюда прилагается и экономический фактор. Люди стремятся туда, где лучше. Понятно, что в России и зарплаты больше, и языковое общение приемлемее. Сами молдаване стараются уехать и не возвращаются — в Италию, Испанию, Португалию, в ту же Россию. Демографический кризис в республике наступил давно и надолго. Меры, которые предпринимает государство, те жалкие копейки, которые оно даёт новорождённым, спасти ситуацию не могут. Поэтому трудно что-то сказать, но у всех чувство, что ничего хорошего не будет.

— Отдельные приднестровские политики и журналисты обвиняют Русскую общину Молдавии в «рептильности», «услужливости властям» и недостаточной, по их мнению, заботе о русскоязычном населении страны. Как руководство Русской общины Молдавии воспринимает подобные обвинения?

— Надо понимать, что правительство Республики Молдова коренным образом отличается по взглядам от руководства Приднестровья, которое всячески поддерживает русскую общину и все её инициативы. Действительно, были такие моменты, были публикации, когда некоторые из руководства Русской общины выступали в поддержку Республики Молдова, вопреки здравому смыслу и вопреки тому, чем они должны были заниматься. Конечно, эти негативные пятна никуда не уйдут. Они останутся.

Но надо понимать и ситуацию, в которой здесь находится Русская община. Она должна жить в мире с тем руководством государства, которое имеется. Можно, конечно, идти ва-банк и махать кулаками по любому поводу, но, если от общины отвернётся руководство страны и будет ей сознательно вредить, ты не сможешь высказаться ни в «Русском слове», ни в какой-либо иной газете, не сможешь проводить те или иные духовные и культурные мероприятия на высоком уровне. Деятельность Русской общины будет парализована. То есть в данной ситуации руководству общины приходится в самом деле несколько изворачиваться и пытаться находить взаимопонимание с руководством республики.

Но, тем не менее, были моменты прямого вмешательства государственных органов в деятельность Русской общины. В частности, бывший вице-спикер парламента от правящей партии Вадим Мишин жаловался на меня митрополиту Владимиру, требуя, чтобы я занимался церковными, а не общественными делами. Были вмешательства и рекомендации со стороны парламента в адрес председателя правления Русской общины, который являлся депутатом. Ситуация сложная.

И, тем не менее, Русская община делает очень много полезного и нужного. На саммите соотечественников в России, при встрече с правительством Москвы, наша община заявляет о тех сложностях и проблемах, которые существуют в республике. Мы информируем россиян о том, как закрываются русские школы, как вытравливается преподавание русского языка. Наша община содействует в налаживании межправительственных связей двух стран, мы помогаем в организации дней русской культуры в Молдавии или дней молдавской культуры в России. Таким образом, наша община открывает глаза на проблемы, как своим членам общины, так и представителям правительственных структур Российской Федерации, ведя открытый диалог и указывая на наши болевые точки.

Я ещё раз говорю — ситуация очень сложная. Осудить всегда легко. Понять намного сложнее. Поэтому те в Приднестровье, которые пытаются нас в чём-то упрекнуть, и сами прекрасно сами понимают, в каких условиях находятся они, и в каких условиях находится Русская община в Молдавии.
Беседовал Владимир Букарский

http://rusk.ru/st.php?idar=112486

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

аренда яхты во Франции и на Карибах