Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Сергей Петров12.01.2008 

России нужен национальный лидер!

Как показывают социологические опросы, большинство наших граждан, выступает за продолжение курса, проводимого президентом В. Путиным. При этом не только апологеты, но и умеренные критики нынешней российской власти считают, что пусть уж будет этот, весьма далекий от идеального, но стабильный курс, чем возврат к некоему подобию ельцинской эпохи. Казалось бы, о чём спор? Однако, как представляется, при смене власти с преемственностью обстоит не всё так просто.

Превращение «Pro» в «Сontra»

Обложка "Русского общенационального журнала" ? 1, 2008И советская, и новейшая российская история однозначно свидетельствуют: как бы не подбирался приемник из круга наиболее доверенных лиц, какими бы условиями не обставлялось его пребывание у власти, это никак не влияет на последующий политический курс новоизбранного президента. После вхождения в роль, приемник, как правило, радикально его меняет. Так поступил в свое время В. Путин, отвергнув дикий либерализм ельцинской эпохи и внеся государственнический элемент во внутреннюю и внешнюю политику. Очевидно, с необходимостью обновления уже путинского курса столкнется и его приемник. В этом есть своя логика. Дело в том, что Россия находится в такой фазе своего развития, когда политика, некоторое время назад приведшая к успеху, сегодня устаревает и является тормозом. Например, несколько лет назад для России была актуальна только одна задача: сохраниться, как единое государство, сконцентрировать скудные ресурсы, чтобы учителя и пенсионеры не остались без зарплаты, а армия не развались. Как следствие, в экономике восторжествовал принцип, авторство которого принадлежит министру финансов А. Кудрину: не будем никуда ничего инвестировать, ничего за счёт государства строить, так как всё равно все разворуют. Изымем деньги из экономики, переведём в западные банки, глядишь, на чёрный день останется

Так и ждём «чёрного дня» по сию пору, хотя ситуация в экономике кардинально поменялась. Принцип жёсткой экономии, оправданный при низких ценах на нефть, теперь, при высоких ценах выглядит сущим анахронизмом. Но Россия продолжает изумлять мир безумной экономией и при колоссальной цене на энергоресурсы. Американский доллар зачем-то поддерживается нашими рублями, путем скупки американских ценных бумаг, в то время как молодой лейтенант, защитник Родины получает 7000 рублей в месяц. В какой стране это видано? Не забудем ещё, что сам курс доллара по отношению к рублю с 2002 года упал более чем на 50% и экономистам ещё предстоит подсчитать убытки от столь «выгодного» размещения нашего Стабфонда в ценные бумаги США.

И всё же не будем спешить с обвинением в адрес президента Путина, не желающего расставаться с А. Кудриным — главным экономическим тормозом нашей экономики, а попытаемся проследить, как «Pro» превращается в «Contra». Для этого вспомним, с какими проблемами столкнулся наш президент, придя к власти. Не на кого положиться, некому довериться… Даже для войны в Чечне не могли найти, по словам президента, нескольких боеспособных дивизий. И оказались востребованы… «свои». То есть те, кого знал президент, с кем когда-то работал или служил. Не какие то особые профессиональные качества, а элементарная надёжность были критерием отбора — лишь бы не подвёл, лишь бы не подставил.

Так появились во власти Кудрин, Греф, Грызлов, Миронов, Козак, Якунин, Зубков, Черкесов, Патрушев… По этой же причине был отставлен, как «не свой» Касьянов. Не оттого, что либерал; Греф, Кудрин, Киреенко — либералы похлеще, только либералы свои, родные.

Тем не менее, вспоминая 1999−2000 годы, надо признать, подобная политика В. Путина полностью оправдалась. С золотовалютными резервами в 12 миллиардов долларов, с ВВП всей страны, равной бюджету одного американского города, с разваливающейся армией лишь подобной кадровой политикой и можно было скрепить государство. Конечно, эти скрепы были не высшего качества, но своё дело сделали — вертикаль власти оказалась к 2003 году выстроенной; и главное — задача по недопущению развала страны выполненной.

Но увы, кадровая политика, спасшая Россию в 2000—2003 годах, оказалась совершенно архаичной в современной фазе развития. Теперь уже нужны были свежие идеи, свежие люди… А их нет в правительстве, поскольку курс на «своих» остаётся прежним. «Чужих» боятся панически. Но и это бы полбеды, беда в том, что и «свои» кончаются. В том смысле, что круг их ограничен. Вот и ездит Д. Козак то на Кавказ, то обратно, а М. Фрадков поочередно руководит то налоговой полицией, то правительством, а теперь вот и внешней разведкой. Что в этих трёх службах общего, или в чём причина незаменимости бывшего премьера-пенсионера — остаётся загадкой.

Кажется, уже всем ясно: адекватная экономическая политика будет проводиться в России не раньше, чем будет отставлен министр финансов А. Кудрин, но он пока лишь растёт по службе. Поставив во главу угла борьбу с инфляцией, и изымая под этим предлогом средства из промышленности, этот деятель, тем не менее, ни разу не выполнил государственного задания по инфляции. Нынче — вообще обвал. И вот диво, не испытывает ни угрызений совести, ни страха, что накажут…

Опасность либерализма от культуры

Но тупик, в котором оказалась власть не только в экономике. Экономика, в конце концов, дело поправимое. Гораздо опаснее тупик идейный; соответственно и ультра- либералы от культуры, оседлавшие «духовную сферу» куда опаснее либералов от экономики.

Их деяния не поправишь срочной распродажей обесценивающихся американских ценных бумаг, бесполезным грузом осевших в Стабфонде, или простым повышением пенсий бедным с одновременным введением адекватного налога на богатых, нет, в «тяжелой и ответственной» службе либералов от культуры — год за пять! В том смысле, что год работы таких чиновников, как Фурсено, или Швыдкой, или Эрнст — это пять лет потерянных для всего общества.

Это школьники, ругающиеся матом на пороге собственных школ, это фильм «Сволочи», это писательницы-детективщицы разом заменившие, благодаря рекламе Федерального агентства по культуре, и Гоголя и Тургенева, это, наконец, шлагбаум на пути предмета «Основы православной культуры». Как быть нам с такой преемственностью? Ведь она, судя по всему, нам тоже уготована.

Недавно прошла пресс-конференция одного из руководителей Федеральной службы исполнения наказаний. Так вот, этот видавший виды чиновник с удивлением и даже некоторым испугом констатировал, что тот контингент, что попадает ныне в исправительные колонии ни в какое сравнение не идет с контингентом даже пятилетней давности. Нынешним подросткам свойственна чрезвычайна жестокость и полное забвение моральных правил, а попадают они в тюрьму преимущественно за редкие прежде преступления: убийства с особой жестокостью, изнасилования… Раньше малолетних преступников с тяжкими преступлениями, по словам чиновника, было максимум 30%, сейчас — 60%. И тут я уже не хочу разбираться, за какие заслуги наш президент не увольняет министра Фурсенко — меня это не волнует; я просто не хочу такой преемственности!

Однако опять таки, не будем вешать всех «собак» на Путина. Уход государства из гуманитарных областей на каком-то этапе вполне объясним. Ведь раздрай в обществе конца 90-х не позволял добиться и идеологической консолидации. Ибо может ли элита, лишённая какой- либо идеи, кроме идеи заработать (или украсть) побольше, требовать от общества решения философских проблем. Нет, и мы должны быть благодарным нашему президенту за то, что при его власти не был взращен какой-нибудь искусственный продукт, типа национальной идеи, предлагаемой братом известного реформатора И. Чубайсом.

Созрело ли российское общество для национальной идеи ныне? Не уверен. Однако несомненно, что в патриотизме, здоровом национализме, наконец, в вере, оно умнее нынешней элиты и готово само предлагать концепции развития, лишь бы ему не мешали. Но ему мешают, ибо безыдейная власть понимает, что сместить её может только оппозиция идейная, патриотичная. В этом причина панической боязни «Русских маршей» и недопущение совершенно невинного, на первый взгляд, курса «Основ православной культуры». Только в этом!

Вызов — Ответ

У известного британского историка А. Дж. Тойнби множество трудов, посвящённых развитию цивилизаций. Есть у него умные идеи, есть путанные, однако одна, на мой взгляд, бесспорна. Это мысль о том, что каждое поколение, каждый человек способен в своей жизни адекватно ответить на один крупный Вызов. Только на один! И дать свой Ответ на этот Вызов. Скажем, создать научную школу, как Иван Павлов, или возвести архитектурный шедевр, наподобие Исаакиевского собора, как Огюст Монферран, или написать замечательные стихи как Николай Рубцов…

В полной мере это применимо и к политике. Владимир Путин справился с одним колоссальным Вызовом, стоящим перед ним лично и перед страной. Этот Вызов — угроза распада России. И очевидно навсегда останется в истории как президент-хранитель после двух подряд разрушителей. Обозревая то время с высоты сегодняшнего дня, даже трудно представить, что кто-либо из тогдашнего ельцинского окружения смог бы решить эту задачу лучше (если решить её вообще), однако сегодня перед страной новый Вызов и на него необходимо дать новый Ответ.

Время диктует от осторожной, консервативной политики переходить к смелой и решительной политике крупных инвестиций в промышленность, образование, идеологию. Причём в идеологию и образование — в первую очередь.

Словом, нынешний политический курс, проводимый В. Путиным нуждается в обновлении, поэтому решительный человек, пришедший на смену Путину, обязательно изменит внутренний курс страны. И не потому, что плох курс нынешний, а потому что новые вызовы требуют новых ответов. И наш президент, безусловно, понимает это.

Как представляется в этом и сложность: В. Путин выстроил «вертикаль» под себя и чтобы остаться в политике, хотя бы на правах авторитетного лидера нации, ему необходимо, чтобы все «свои» оставались во власти как можно дольше. Но именно этих то людей и не потерпит любой, более или менее самостоятельный политик, пришедший на смену В. Путину. Их не потерпит время. В инновационном государстве первым делом полетит Кудрин, в государстве, думающем о воспитании подрастающего поколения, а не только о его образовании — Фурсенко; в государстве радеющем за культуру — Швыдкой и Эрнст. Какая же тогда преемственность?

Собственно в этом и проблема передачи власти без реальных выборов. Однако, как показывает экскурс в новейшую историю России, проблема эта решаема. Лишь бы только приемник был сильным человеком. Слабый приемник не сможет принять вызовов времени и потому избави Бог нас от такого. При этом обновленный путинский курс не должен выглядеть отрицанием и отвержением самого Путина, но лишь его развитием, что соответствует запросам нашего общества.

Сможет ли справиться с ролью национального лидера только что объявленный приемником Д. Медведев? И не занесет ли нас на волне лозунгов о преемственности снова в колею либерализма? Сейчас сказать это невозможно, как в 2000 году невозможно было предугадать, каким политиком на деле окажется Владимир Путин. Однако в независимости от предвыборной конъюнктуры, представляется несомненным, что России, выходящей на новый этап своего развития необходимо меняться. Нынешний президент как мог ответил на свой Вызов, теперь очередь за приемником.
Сергей Петров, кандидат технических наук


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru