Русская линия
Русская линия04.01.2008 

«Он стоял и будет стоять на высоте недосягаемой»
Памяти Святителя Филарета, митрополита Московского

26 декабря по ст. стилю — 225 лет со дня рождения святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского, русского православного богослова, писателя.

Филарет (Дроздов Василий Михайлович), митрополит Московский и Коломенский, родился 26 декабря 1782 г. в г. Коломне Московской губернии в семье соборного диакона.

В 1791 г. он поступил в Коломенскую духовную семинарию, в которой учился до ее закрытия в 1799 г., после чего перешел в Троице-Сергиеву Лаврскую семинарию (в философский и богословский классы). По окончании семинарии 21 ноября 1803 г., после экзамена, проведенного митрополитом Платоном, был назначен учителем греческого и еврейского языков в той же семинарии.

fasfdasfСвятитель Филарет был поистине великим мужем Христовой Церкви. Уже во время обучения в семинарии и на первых порах учительства обнаружились необыкновенные духовные дарования Дроздова и его образцово-честное поведение. «Вы подлинно имеете драгоценный залог и свидетельство Божия к вам благоволения в талантах, а паче в честном поведении сына вашего», — писал к родителям Дроздова ректор лаврской семинарии архим. Евграф Музалевский-Платонов. Особенно же блестящий проповеднический талант скоро выдвинул его из ряда других учителей.

Митр. Платон, под особым покровительством и ближайшим попечением которого находился Дроздов, прозревал великую будущность скромного учителя семинарии и видел его отличные дарования и высоконравственную жизнь. Митр. Платон оказывал Филарету знаки исключительного внимания и расположения, дарил разные вещи, утвердил учителем высшего краcноречия и риторики и так писал о своем любимом ученике: «Я пишу по-человечески, а он пишет по-ангельски». Именно митр. Платон легко убедил молодого учителя принять монашество (в июле 1808) — был пострижен в честь прав. Филарета Милостивого.

Архим. Фотий, бывший в 1814 г. студентом 1 курса Петербургской академии, имевший свои воззрения на свт. Филарета, вот как описал его в своей автобиографии: «Филарет был… росту среднего, смугл видом, власы средние темнорусые, браду долгую имел, лицом всегда светел, весел быть казался, у него были глаза острые, проницательные, вид постен, строг и приятен; поступь у него была нескорая, важная. Голос тих, тонок, но ясен; речь внятная, говорил остро, высоко, премудро, но все более к уму, менее же к сердцу. Свободно делал изъяснение священных писаний: как бы все лилось из уст его. Привлекал учеников так к слушанию себя, что когда часы кончались ему преподавать, всегда оставалось великое усердие слушать его еще более без ястия и пития. Оставлял он сильные впечатления от учений своих — всем казалось истинно, приятно, совершенно его учение… Оратор мудрый, красноречивый, писатель искусный. Все доказывало, что он много в науках занимался… Сила, красота, достоинство и слава Духовной Академии был один Филарет».

Не имея еще 30 лет от роду, Филарет получил известность не только в кругу духовных лиц. Обширные и многочисленные труды Филарета не оставались без наград, а награды, в свою очередь, свидетельствовали о множестве и тяжести этих трудов.

Почти полвека управлял Филарет Московской епархией и это время было самым блестящим периодом и в истории последней, и вообще в истории Русской Церкви. Как истинный архипастырь, Филарет во все вникал сам, был полным и настоящим хозяином в своей епархии, зорко наблюдал за всеми подчиненными органами управления, везде и на все налагал печать своих мудрых резолюций, распоряжений и суждений. Управление Филарета епархией было в полном смысле образцовое, которое, строго основываясь на канонических устоях церкви, вместе с тем вполне соответствовало и потребностям времени. Столь же образцовым администратором был он и в более широкой сфере высшего церковного управления. С тех пор как он стал членом Св. Синода (1819), ни одного сколько-нибудь важного дела не решали в Синоде без его присутствия и обычно ожидали его приезда в Петербург. И Филарет «мудрый» обычно решал самые запутанные, самые трудные дела, часто сам составлял бумаги по синодальному делопроизводству.

Он был и «мужем государственным». Принимал деятельное участие во многих чисто гражданских делах.

Вся эта неутомимая деятельность митр. Филарета, среди которой он, по его собственным словам, отдыхал только «на разнообразии занятий», соединялась в нем, кроме того, с подвижнической жизнью, которая делала его истинным святителем и еще более возвышала его значение, делала имя его народным. С постом и молитвой, исполненный глубокого смиренномудрия, прощения, покаяния, дел милосердия и т. п., Филарет постоянно жаждал соединять уединение о совершенное отшельничество для высших подвигов иноческого жития. Филарет не скрывал волновавших его чувств и жажды уединения в пустыне.

Он стоял во главе перевода Библии на русский язык. Это дело, в котором более всех потрудился архим. Филарет, составляет славу и украшение его имени.

Когда в 1814 г. Комиссией духовных училищ было выработано Положение об ученых степенях действительных и почетных, первым действительным доктором богословия в России стал архим. Филарет — на основании «светлейших доказательств учености, священной и церковной, представленных в академических чтениях, в церковных речах, а особенно в классических сочинениях, и увенчанных искренним осуществлением на деле христианского учения».

Принимая во внимание и эту святую жизнь великого архипастыря, и его многолетнюю деятельность на благо церкви и государства, и его личные достоинства и заслуги, император в день 50-летнего юбилея святителя Филарета наградил его Высочайшим рескриптом. В словах этого рескрипта заключалась высшая и наилучшая оценка и личности, и жизни, и деятельности, и заслуг митрополита Филарета.

Всеобъемлющий, глубокий, сильный, строго дисциплинированный ум этого иерарха, его необыкновенная проницательность, мудрость, памятливость, его многолетняя опытность в делах всякого рода, замечательный во всем талант, администраторские способности, непоколебимость убеждения, твердость воли и строгая последовательность мышления и действий заставляли всех, имевших с ним те или иные дела и отношения, видеть в нем необыкновенного человека, самого выдающегося деятеля.

Интересная дата: в день восстания декабристов, 25 декабря 1825, ему был пожалован бриллиантовый крест для ношения на клобуке.

В 1828 ему объявлена высочайшая благодарность за составление Краткой Священной истории, а также краткого и пространного катехизисов с прибавлением наставления для воинов. В 1831 награжден орденом св. ап. Андрея Первозванного за ревностное и многодеятельное служение в архипастырском сане.

Много жертвовал финансовых средств — на дела православия, в пользу пострадавших от пожара жителей С.-Петербурга.

Незадолго до кончины святитель во сне увидел своего родителя, который сказал ему: «Береги 19 число». Исполняя сие слово, он служил 19 сентября и 19 октября, несмотря на свои немощи. А 19 ноября 1867 — с особенной бодростью совершил Божественную литургию и тихо почил.

Погребен был в Троице-Сергиевой Лавре, в приделе Свято-Духовной церкви, устроенном во имя Филарета Милостивого в память пятидесятилетия служения Филарета в епископском сане.

Когда он скончался, все сразу почувствовали ничем невосполнимую пустоту. Неслись в Москву и Петербург выражения глубокого сочувствия и сострадания, общерусской скорби об утрате, понесенной в лице архипастыря, который более полвека служил украшением Церкви и отечества, опорою той и другого, столпом Православия.

Епископ Ладожский Гермоген писал о митр. Филарете: «Велик был Московский святитель как ученый деятель. Все, что возросло благого, что зрело и явилось плодоносным в вертограде нашем, все росло, зрело и приносило плоды под твоим мудрым надзором и попечением… Под твоим охранением процветало и цветет здесь любомудрие, послушное вере; под твоим блюдением в уроках богословия всегда проповедывалась чистая истина Христова — не было колебаний, не было «ей» и «ни», но всегда твердое «ей».

…Как литератор он стоял и будет стоять на высоте недосягаемой. Его литературные труды бессмертны, как все гениальные произведения, и очень разнообразны. Он был и оратор, и историк, и догматист, и экзегет, и апологет. Даже поэзия была не чужда ему.

Был защитником Православия во всей его чистоте, во всей заповеданной вселенскими соборами и отцами церкви неприкосновенности. Все сокровища православного вероучения, толкования духовных тайн, раскрытие силы таинств Церкви, руководящие пути к жизни духовной — все это, накопленное веками вдохновенной мудростию святых учителей и пастырей церковных, весь этот многовековой опыт отразился в творениях митр. Филарета. По богословским трудам своим он может быть назван отцом Церкви. По составленному им катихизису училась вся подрастающая Россия.

О ревности его как епархиального архиерея можно судить по тому, что он в 100 дней успел объехать всю Тверскую епархию, причем проповедывал в каждой церкви.

В течение полувекового своего пребывания в Москве он совершенно перевоспитал и изменил духовенство. Поставил на значительную высоту духовно-учебные заведения своей епархии и подготовил целые поколения ревностного твердо-православного духовенства.

В служении был неутомим. Во все многочисленные дни памятных Москве и Лавре праздников служил неопустительно сам. После литургии, не взирая на множество народа, он благославлял каждого по одиночке.
По жизни своей он был истинный монах, строгий подвижник. Никто не знал сколько времени от отдыхал. Келейник, уходя от него поздно вечером и приходя ранним утром, одинаково заставал его за занятиями.

Нося имя праведного Филарета Милостивого, он был его подражателем в делах милосердия. Нескончаемым потоком текла бедным его милостыня. Денег после него не осталось.

Сильное впечатление производил вид святители. Очень небольшого роста, весь истонченный постом, он был полон какой-то духовной силы. Острого взгляда его проницательных очей никто не мог выдержать.

Православный народ чтил святителя Филарета как теплого молитвенника. Еще при жизни его притекавшие к нему с верой и просившие его святых молитв получали исцеления. Также продолжаются они и по кончине его.

В 1883 торжественно отмечалось по всей Российской Империи 100-летие святителя. Но лишь в 1994 Архиерейским собором Русской Церкви святитель Филарет был причислен к лику святых; память отмечается 19 ноября / 2 декабря.

9 июня 2004 состоялось перенесение св. мощей святителя Филарета из Троице-Сергиевой Лавры в кафедральный собор Рождества Христова в Москве, где они почивают в настоящее время в раке к югу от Царских врат верхнего храма. В честь святителя Филарета, теперь считающегося небесным покровителем г. Коломна, освящен престол нижнего храма домовой церкви святой мученицы Татианы при МГУ.

«Не напрасно, не случайно…»

Не оставит равнодушным русского православного человека переписка двух наших национальных гениев.

Известно пессимистическое сочинение Александра Пушкина, написанное в день рождения, 26 мая 1828, в минуты «некоей внутренней безотрадности».

«Самые популярные стихи Пушкина, — замечает исследователь о его знаменитой переписке со св. Филаретом Московским, — полны пуританской тревогой перед неведомым, недоступным Предопределением: в одиноком акте личного вопрошания ему помочь не может ни священник, ни Церковь:

* * *
Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум».

Святитель Московский, высоко ценивший талант поэта, увидел в этих стихах «стон потерявшейся души, ропот самопожирающего отчаяния» и, как духовный врач, ответил ободряющим посланием, взяв и сам в руки поэтическую лиру. Митрополит Филарет в своей стихотворной отповеди подверг пушкинские формы прямому грамматическому отрицанию. Иерарх был точен в выборе объекта для полемики. Перевернув пушкинский текст, Филарет показал противоположность пушкинского, не нуждающегося в посредниках, вопрошания Бога православному Его пониманию.

***
Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.

Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Сам наполнил душу страстью,
Ум сомненьем взволновал.

Вспомнись мне, забвенный мною!
Просияй сквозь сумрак дум —
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светел ум.

Участие столь знаменитого церковного и государственного деятеля не оставило поэта равнодушным. Узнав о стихотворении владыки от Е. М. Хитрово и еще не прочитав его, Пушкин пишет ей, что это «большая удача». Свое стихотворение «Дар напрасный…» здесь он называет «скептическими куплетами»: состояние души поэта в эту минуту понятно — острота ощущений, вызвавших «скептические куплеты», прошла. Полтора года миновало со времени их написания, и теперь нужно признать, что стихи рождены не разочарованием в жизни, а скептическим настроением. Существующее мнение о «ёрническом» тоне фразы в письме к Е. М. Хитрово вряд ли приемлемо. Слова поэта: «стихи христианина, русского епископа в ответ на скептические куплеты» (пер. с фр.) — свидетельствуют лишь о его терминологической точности. Даже если бы Пушкин не написал в ответ владыке своего прекрасного стихотворения, он знал, когда писал Хитрово, что его слова станут известны митрополиту.

Православный человек, Пушкин, понял, что ответ митрополита был вдохновенным молитвенным излиянием святителя за него, страждущего мрачными думами. И что думы эти есть лишь живое выражение потребностей души, еще не вошедшей в забытый ею живительный свет Христов и потому мучимой мраком недоумений и заблуждений, и одновременно указание, где главный источник исцеления. Умиленный и образумленный, поэт с любовью и признательностью отозвался 19 января 1830 своему целителю стихотворением-исповедью «В часы забав иль праздной скуки…»:

… И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима,
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт.

(Интересно, что есть рукопись, где последняя строфа читается несколько иначе:

Твоим огнем душа согрета
Отвергла блеск земных сует,
И внемлет арфе Филарета
В священном трепете поэт.)

Иллюстрация: Митрополит Филарет в келии Гефсиманского скита. 2-я половина XIX в. Неизвестный художник.

Подготовил Станислав Минаков

http://rusk.ru/st.php?idar=112359

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru