Русская линия
Русская линия Виктор Грибков21.12.2007 

Русские крестьянские семьи
Грибковы, Снежковы, Торбины, Ионовы. Тверская область, Рамешковский район

Часть 1. Мои семейные хроники, или Путешествие на Сидорово

Именно так — «поехать на Сидорово» мне приходилось не раз слышать от моих родителей, которые ездили туда к своим родственникам.
Мне самому давно хотелось побывать в этой деревне, тем более что в этой поездке был свой практический умысел.

Дело в том, что вся моя семья и все наши многочисленные родственники неразрывно связаны с рамешковской землей. По линии деда отца — это Грибковы из д. Якимково, по линии деда матери — Снежковы из д. Горолысово (Городковский округ), по линии бабушки матери — Торбины из д. Матренино (Пустораменский округ).

Все эти фамилии названы в книге «Рамешковский район, населенные пункты» в серии «Энциклопедия «Тверская деревня» (Тверь, 2001), как «старинные фамилии жителей» этих деревень.

За несколько последних лет мне удалось более или менее полно восстановить родословные этих семей и составить фотоальбом, где хранится более ста фотографий, среди которых есть и очень старые.

Единственно, о ком я до недавнего времени практически ничего не знал, была семья Ионовых из деревни Сидорово (Высоковский округ). Отсюда была моя бабушка по отцовской линии — Анна Даниловна Ионова…

Несмотря на то, что указателя на дороге мы не нашли, это не слишком усложнило наши поиски. И вот мы уже на месте. Первая же жительница деревни, к которой мы, я и мой сын Михаил, обратились с расспросами, посоветовала нам зайти в соседний дом, где как нам было сказано: «Живет бабушка, которой 94 года и которая всех жителей очень хорошо помнит». Не без сомнения я постучался в дверь указанного дома. Но все оказалось так, как нас и предупреждали — Татьяна Алексеевна и ее сын Анатолий Андреевич Фроловы помогли нам восстановить недостающее звено в истории нашей семьи. Это оказалось и просто и немного курьезно. Жизнь еще раз подтвердила непреложную истину, что если ты делаешь богоугодное дело, то все складывается само — собой.

Дело в том, что Татьяна Алексеевна оказалась женой моего двоюродного дяди, погибшего в 1943 году на фронте, а ее сын, соответственно, моим троюродным братом.

Кстати, как указано в «Книге Памяти», том 5 (Тверь, 1994), Андрей Алексеевич Фролов был призван в 1941 году и погиб в январе 1943. Похоронен он в г. Каменск-Шахтенский Ростовской области. Как рассказали мои родственники, из пяти братьев Фроловых четверо ушли на фронт, и никто из них не вернулся. В этой же книге памяти значится мой дед — Снежков Петр Михайлович, призванный в 1941 году, в возрасте 43 лет и пропавший без вести в 1943 году и родной брат мой бабушки по материнской линии — Торбин Николай Григорьевич, призванный с 1941 и также пропавший без вести 1944 году.

Всю войну прошел мой отец, пришлось повоевать и одному из его братьев — Василию Егоровичу Грибкову. Отец закончил войну в Венгрии, а дядя Вася в Чехословакии. Он же был, наверно, и самый талантливый из всей семьи: плотник, художник, прекрасный гармонист, о ком еще долго помнили односельчане…

Из Ионовых же никого в деревне не осталось. Судя по всему, род этот пресекся, как, впрочем, и много других русских родов. Еще при царе в одной из войн, скорее всего в первой мировой, погиб единственный сын Данилы Ионова — Иван. Его фотография, солдата лейб-гвардии 3-стрелкового, полка Его Величества, роты Его Высочества, сделанная на память о военной службе, хранится в нашем семейном альбоме…

Все мои родные происходили из Рамешковского района. За многие годы некогда многочисленные семьи Грибковых, Снежковых, Торбиных и Ионовых перероднились с не менее многочисленными, когда-то семьями, также из Рамешковского района: Ивановыми, Ступиными, Громовыми, Ласточкиными, Мурашовыми, Корниловыми, Разгуляевыми, Фроловыми, Рыжовыми, Юровыми, Пулькиными, Беловыми, Слепневыми, Макаровыми. Так что добрая часть Рамешковского района была одной большой семьей.

О былой многочисленности этих семей можно судить по одному небольшому примеру — у одного из моих прадедов по материнской линии Григория Торбина было 8 детей и 30 внуков.

Многие из наших родственников нашли свое последние пристанище на Михайловско-Прудовском погосте в д. Кузнецово, где у многих здешних семей испокон веков есть свои родовые могилы. Место это само по себе удивительное.

Когда-то здесь стояли два прекрасных храма — церковь Троицы и Казанская церковь (по другим данным храм посвящен иконе Божьей Матери «Взыскание погибших») — своеобразный архитектурный комплекс. Причем, церковь Троицы построена в знаменательный для России 1812 год, другая церковь более поздней постройки — 1876−1883 г. г. Сейчас это практически руины. И удивительно, что нашлись люди, которые решились их восстановить.

В сегодняшнем состоянии наших храмов удивительным образом отразилась состояние самого народа. Исчезают обители, и вырождается нация. И нельзя не надеяться и не верить в то, что возрождение храмов обязательно приведет и к возрождению самого народа, некогда их создавшего и, к великому сожалению, позволившего их разрушить.

А место это очень древнее. Считается, что еще в V—VI вв.еках здесь уже жили представители народов веси и меря. Затем сюда пришли славянские племена словен и кривичей.

Долгие годы с 1797 года по 1880 год в Кузнецово находилось имение Голенищевых-Кутузовых. Сегодня от здания усадьбы остался только фундамент.

В 1797 году Павел I пожаловал д. Кузнецово Ивану Логгиновичу Голенищеву-Кутузову. А в 1830 году Федор Николаевич Глинка, герой Отечественной войны 1812 года, поэт, ученый-археолог женился на Авдотье Павловне Голенищевой-Кутузовой — последней из рода Голенищевых-Кутузовых, владевших этим имением.

Истинный патриот России — Глинка прожил долгую и интересную жизнь длинною в 94 года и оставил нам не только свои замечательные стихи, описания путешествий, в том числе и от Ржева до с. Иванищи, но и интересные археологические и исторические исследования здешних мест. Свои исследования он озаглавил «Мои заметки о признаках древнего быта и камнях, найденных в Тверской Карелии, в Бежецком уезде». Статья Глинки была опубликована в первом томе «Русского исторического сборника» за 1837 г.

В разгар богоборчества были закрыты и осквернены не только местные святыни, но было переименовано само место. Долгое время оно называлось «Безбожник».

Как уже было сказано выше, хорошо известно, что в Рамешковском районе бок о бок с русскими долгие годы живут карелы, но никогда я не слышал ни от моей бабушки — Снежковой Марии Григорьевны (1897−1982 г. г.), но от моего отца — Грибкова Михаила Егоровича (1915−2003 г. г.) ни о каких массовых межнациональных беспорядках между этими двумя, казалось бы, совершенно разными народами.

Исторический межнациональный опыт Тверской области уникален и заслуживает пристального внимания, особенно сегодня…

После окончания семилетней школы, мою мать направили в сельскохозяйственную школу на курсы овощеводов в Ново-Михнево. Было это перед самой войной — в 1939—1940 годах. Сельхозшкола функционировали на базе усадебного комплекса помещиков Турбниковых. Наиболее известным из этой семьи был Арсений Николаевич, получивший имение в 1860-х годах. Общественный деятель и крупный предприниматель — фигура, без всякого сомнения, знаковая. Инженер-полковник, А.Н. Трубников был активным деятелем Тверского губернского земского собрания. Свои соображения он изложил в «Историческом очерке дорожного дела в Тверской губернии». Трубников не только содержал свое имение в образцовом порядке, но и всячески совершенствовал ведение хозяйства — построил здесь рыбокоптильню, сыродельный завод, маслобойку. Сегодня от усадебного комплекса остались руины, регулярный парк сильно вырублен. В самой деревне, практически, никто уже не живет…

Конечно, сейчас внутриродственные связи уже не такие прочные, как раньше. Но кто-то все-таки должен помнить, хотя бы имена своих родственников, пусть даже это и были простые русские крестьяне, которым пришлось пережить все ужасы XX столетия: войны, «раскулачивание» и богоборчество, репрессии, снова войны, а в конце столетия еще и «перестройку». Трагедия XX века коснулась многих семей в нашей стране, не миновав и нашу. И Грибковы и Снежковы были незаконно раскулачены, если вообще здесь можно говорить о какой-то законности. Мой прадед М.Л. Снежков и мой дед П.М.Снежков были арестованы, Михаила Лукьновича вскоре выпустили, «за дряхлостью», а дед мой Петр Михайлович три года провел в тюрьме.

Другой мой дед, Грибков Егор Иванович (1892 -1937 г. г.), был осужден на 10 лет в 1937 году.

Когда-то руководителям нашей страны представлялось, что в их распоряжении имеются неисчерпаемые людские ресурсы. Сегодня мы все понимаем, что это было ошибкой.

Практически все наши родственники были простыми людьми, которые веками жили, обрабатывая и благоустраивая эту землю. Именно о таких людях принято говорить — «соль земли». Время подтвердило правильность данного выражения. Исчезли крестьянские семейные кланы, и захирела земля. Без рабочих рачительных рук нет надежды на процветание этого, некогда многолюдного края с древней историей.

Наша семья переехала в Тверь, тогда еще Калинин, в 1961 году, но еще в течение многих лет я каждый год приезжал на все лето к свое бабушке — Снежковой Марии Григорьевне в деревню Горолысово.

«Деревня Горолысово в XII — XIV веках входила в Каменский стан Бежецкого Верха Новгородской республики, затем эта территория осваивается Тверским княжеством, позднее — Московским». («Рамешковский район, населенные пункты» в серии «Энциклопедия «Тверская деревня» (Тверь, 2001).

Многочисленные родственники нашей семьи проживали довольно компактно и, поэтому, чуть ли не в каждой соседней деревне был кто-то из своих: в д. Городок — Грибковы, Мурашовы, Ласточкины; в д. Якимково — Мурашевы; в д. Горолысово — Снежковы; в д. Дмитровка — Грибковы; в д. Леоново — Мурашовы, Беловы; в д. Святое (Медведица) — Ступины; в д. Соколово — Громовы; в д. Сидорово — Ионовы, Фроловы, Рыжовы, Юровы; в д. Прудово — Пулькины; в д. Селище — Пулькины; в д. Матренино — Торбины; в д. Дупля — Разгуляевы; в д. Алхимково — Корниловы, Беловы, в д. Ново-Михнево — Слепневы, а также в деревнях Плосково, Каменка и многих других.

В иные годы общая численность клана вполне могла достигать тысячи человек…

И сегодня еще можно увидеть в д. Горолысово дом, который построил мой прадед Михаил Лукьянович Снежков (ок. 1860−1935 г. г.), в д. Дмитровка дом, построенный моим дядей Василием Егоровичем Грибковым (1921 — 1966 г. г.), а в д. Городок дом, который построил мой отец Михаил Егорович Грибков (1915 — 2003 г. г.). Здесь в 1956 году родился и автор этих строк.

За многие годы, русские крестьяне сумели создать свой уникальный уклад жизни, где все знали, что и когда они должны были делать, если конечно не были лентяями и пьяницами. Это уклад позволял не только выживать в суровых условиях русского Нечерноземья, но и плодиться, осваивать новые территории и богатеть. Никто не ждал от государства дотаций и субсидий, достаточно было со стороны власть имущих лишь бережно относиться к своим подданным. Но и на это у нашего государства, как в дореволюционный, так и в послереволюционный периоды, не хватило ни отеческой мудрости, ни политической зрелости.

Как не вспомнить здесь, что Польше была дарована конституция еще в 1815 году, а крестьяне Эстляндии, Лифляндии и Курляндии были освобождены от крепостной зависимости, соответственно, в 1816, 1817 и 1819 годах, а крепостное право в самой России было отменено только в 1860 году, менее 140 лет назад!

О сложившемся отношении образованного русского общества к крестьянству точно сказал А.С.Пушкин:

«Ярем от барщины старинной
Оброком легким заменил;
И раб судьбу благословил»
(«Евгений Онегин», глава вторая).

А если из этого срока исключить еще несколько десятилетий колхозной кабалы, то свободный «век» русского крестьянства будет совсем коротким.

Какие бы сегодня усилия не предпринимались даже на самом высоком правительственном уровне по приоритетному развитию сельской местности, самое лучшее, на что можно рассчитывать — это на достижение продовольственной безопасности страны. Что касается национально-культурного уклада русского крестьянства, то здесь нужно лишь констатировать его безвозвратную утрату. И с этим можно лишь только смириться…

Историю своей семьи я начал составлять несколько лет назад по рассказам, прежде всего, моего отца и моей матери Грибковой (Снежковой) Марии Петровны (г.р. 1925), но, видимо, слишком поздно, когда многое уже стерлось из памяти моих родителей.

2. Путешествие к истокам, или Грибковы на Тверской земле

Фамилию Грибков можно встретить нечасто. Она даже не вошла ни в один из словарей русских фамилий. В тоже время, для Рамешковского района — это не редкость. Как уже было сказано выше мой отец М.Е. Грибков родился в д. Якимково. В этой же деревни жили еще Грибковы, но были эти семьи в родственных отношениях или нет, не знали уже и мои родители. В книге «Рамешковский район, населенные пункты» в серии «Энциклопедия «Тверская деревня» (Тверь, 2001) в статье об этой деревни среди «старинных фамилий жителей» названы и Грибковы.

Но кроме Якимкова, Грибковы также указаны среди исконных жителей еще нескольких деревень Рамешковского района: Хорошево, Цепелиха, Старово, Быково и Селютино.

Дополнительную информацию о расселении Грибковых в Рамешковском районе можно получить и в уже упомянутой «Книге Памяти», том 5 (Тверь, 1994), где среди погибших жителей района значится 14 Грибковых, которые были призваны в разные годы из следующих деревень: Заручье (Бакшинского с/с), Заручье (Заклинского с/с), Литиково, Казуриха, Исачиха, Власиха, Дуброво, Шуя, Савиха, Новое, Летнево, Чернево, Козикино, Большое Хорошево.

Были среди Грибковых-рамешковцев и свои герои — это Грибков Н.И., ставший полным кавалером ордена Славы.

В других районах Грибковых было на порядок меньше. Среди павших жителей Бежецкого, Краснохолмского и Максатихинского районов их было, соответственно: 1;5;1. А в Молоковском районе Грибковых в этих скорбных списках вообще не значится.

Еще одним источником нужной информации могут служить телефонные справочники Рамешковского района, где Грибковы указаны в уже названной деревне Власихе, а также в селах Замытье и Алексеевское. В д. Городок жила наша семья, а в д. Дмитровка — брат отца В.Е. Грибков

Получается, что всего Грибковы проживали или проживают в 23 населенных пунктах Рамешковского района. И это только то, что удалось подтвердить документально. Можно лишь догадываться, сколько Грибковых было и есть на самом деле в этих краях.

Все вышесказанное говорит о том, что для Грибковых Рамешковский район был на протяжении долгого времени традиционным местом проживания. Но если это так, то почему в Рамешковском районе нет ни одного топонима, и в первую очередь среди населенных пунктов, в названии которых была бы отражена эта фамилия? Ведь были же в д. Соколово свои Соколовы, в д. Григорово — Григорьевы и т. д.

И здесь можно лишь предположить, что Грибковы пришли на Рамешковскую землю, когда она была уже довольно густо заселена представителями других крестьянских родов. И тогда сразу возникает вопрос — откуда?

Ориентиром в наших поисках могли бы послужить деревни и села с характерными названиями и которые, скорее всего, могли бы находиться в сопредельных районах, ведь речь идет не о великом переселении народов, а о внутрирегиональной миграции отдельных групп населения. Справедливости ради надо сказать, что деревни Грибково есть во Владимирской, Ленинградской, Вологодской областях.

В моих поисках, как это часто и бывает, помог случай. Работая над статьей о великом нашем соотечественнике Афанасии Никитине, совершившим в конце XV века свое знаменитое путешествие в Индию, помимо первоисточника — «Хожения за три моря» самого Никитина, я вынужден был обратиться к Житию Преподобного Макария Калязинского (Колязинского), тат как именно это выдающийся православный деятель благословил Никитина на его путешествие. И здесь меня ждало маленькое открытие, которое вполне может стать отправной точкой в последующей работе. В Житие говорилось следующие: «Макарий, преподобный, игумен Калязинский, в миру Матфей, был сыном неких Ирины и Василия, по прозванию Кожи, славного воина, бывшего в услужении у вел. Кн. Василия Василиевича. Родился преподобный в восьми верстах от города Кашина, в селе Грибкове, что ныне Кожино. Пришед в совершенный возраст, он сочетался, по воле родителей, браком с благородною девицею, Еленою Яхонтовою».

Преподобный родился в 1400 году, причем село, где он родился, называют еще и как Грибково, которое в то время принадлежало его отцу боярину Василию Кожи. Уже в житии указывается на то, что это было прозвище отца будущего Святого, которое стало со временем их фамилией, и что впоследствии привело к изменению названия и села. Из чего вполне можно предположить, что предыдущие владельцы села, которыми вполне могли быть и родители боярина Василия, могли, в свою очередь, носить фамилию Грибковых.

Разумеется, это лишь предположения, но нельзя не заметить, что они базируется на реальных фактах…

Об авторе:

Виктор Грибков — Майский (Виктор Михайлович Грибков) — родился в деревне Городок Рамешковского района Тверской области 19 августа 1956 г., закончил Тверской государственный университет (1981 г. французский язык и литература), Московский университет искусств (1981 г. декоративно-прикладное отделение), Санкт-Петербургский государственный инженерно- экономический университет (2001 г. управление предприятиями туризма и гостиничного хозяйства).
Дипломант Всероссийского конкурса мастеров декоративно-прикладного творчества «Я люблю эту землю» (1983 г.), лауреат Областного (Тверская область) конкурса «Учитель года» (1991 г.); создатель и бессменный председатель с 1991 по 2002 годы Тверского товарищества резчиков по дереву. Организатор и участник Областных открытых выставок резьбы по дереву в Твери в 1991, 1993, 1995, 1998, 2002 и 2005 годах.
Профессор/преподаватель-партнер Академии г. Монпелье (Франция, 2004 г.)
Член союза журналистов России (с 1997 г.), Дипломант Областного конкурса для журналистов, пишущих о туризме «Звезда Верхневолжья» (2006 г.) и Дипломант Национальной туристской премии им. Ю. Сенкевича Федерального агентства по туризму в номинации «За лучшую публикацию по туризму и путешествиях по России» (2007 г.).
Автор поэтических сборников: «Дамоклов меч» (1991 г.); «Милая» (1-е издание, 1998 г.); «Милая» (2-е издание, 2002 г.); «Процветший крест»
(2003 г.).
Автор-составитель «Учебного словаря-минимума туристских терминов и сокращений» (Тверь, 2001 г., Тверской технологический колледж) и «Туристского словаря-справочника» (Тверь, 2005 г. Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, филиал в г. Тверь).
Автор нескольких пьес и более ста публикаций по вопросам культуры, туризма, искусства.
С 1999 по 2004 и с 2006 и по настоящее время — сотрудник комитета по туризму, курортам и международным связям Тверской области.

http://rusk.ru/st.php?idar=112324

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Николай Грибов    10.11.2009 13:16
Прочитал. Наконец-то…
  Александр Васильевич Фролов    27.06.2008 11:46
Мой отец, Фролов Василий Алексеевич пятый, младший из братьев Фроловых, умер 30 сентября 2007 года и похоронен в г. Старая Купавна, Московской области. Татьяна Алексеевна Фролова моя тетя. Когда в детстве, мы приезжали в Сидорово, то останавливались у отцовской сестры – Абрамовой Анны Алексеевны. Моя бабушка по отцовской линии – Ионова Елена Даниловна. Очень интересно было прочитать о своих родственниках.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru