Русская линия
Общенациональный Русский Журнал18.12.2007 

Добростроители
Белогорье. Формула успеха

Состояние умов — вот что занимает Савченко. И когда в конце 90-х он предложил области поменять формулу: не стратегия выживания, а стратегия развития, он понимал — это не просто смена векторов, это новая психология. Вместо привычки жить одним днём людям предлагалось задуматься о будущем.

Обложка "Русского общенационального журнала" N 12, 2007Следующим шагом, за несколько лет до того, как об этом заговорила вся страна, стало принятие программы повышения качества жизни. Чтобы понять сложность задачи, поставленной Савченко, необходимо отметить: после реформ «младореформаторов» пятая часть его земляков очутилась в «зоне бедности». И не только пенсионеры, инвалиды… Как оказалось, в нашей стране можно и работающему человеку платить за труд меньше прожиточного уровня. Потому поэтапное наращивание зарплаты, равно как и увеличение её доли в себестоимости продукции стали заботными мыслями не только губернатора, но и руководителей хозяйств… «Уже сегодня о деятельности предприятий мы судим по трём главным параметрам: заработная плата, прибыль, рабочие места. В ближайшее время планируем ввести публикацию рейтингов предприятий, которые будут формироваться на основе этих трёх показателей», — писал Савченко в 2002 году. По его мысли разница в уровне доходов создаёт условия, которые привлекают инвестиции и кредиты и оживляют внутренний рынок…

«РЖ» запросил у статистиков данные о среднемесячной зарплате белгородцев — десять с половиной тысяч рублей против пяти — семи тысяч в других аграрных регионах страны. По качеству жизни область сегодня на одном из первых мест по РФ, она — среди лидеров и по инвестиционной привлекательности.

Как-то Савченко признался: «Мне нравится глубокое по содержанию, тёплое по тональности, веющее стариной русское? слово „добрострой“. В нём есть что-то от библейских заповедей, своего рода призыв вершить добрые дела…» Творить добро, имея в виду и материальные, и духов? ные аспекты человеческого бытия, — жизненное кредо Савченко. Так уж получается, что какую из новаций ни возьми, она не только одобрена губернатором, но зачастую и предложена им, и оформлена соответствующим его постановлением.

Удивительное, кстати, дело. Самые обычные жители, не чиновники, знают тут по номерам многие губернаторские постановления. Никому не надо, к примеру, пояснять, что такое 710, 557, 352-е и многие другие. Потому что эти постановления, с одной стороны, оригинальны, с другой — затрагивают интересы огромного количества людей. По одному из них, скажем, любой человек может взять бесплатно 25 соток при условии, что за 3 года построит на них дом. По другому — многие «лежачие» колхозы получили новых хозяев и стали процветающими. Есть постановление, которое каждому руководителю крупного предприятия предписывает взять под личную опеку одного из «трудных» детей.

Есть — о возрождении земства в отдельно взятой области. Есть — о театральном обслуживании инвалидов. Есть — о подключении школ к интернету…

И совсем уж любопытное — 510-е… Оформление, консультации, оплата, согласования по открытию любого бизнеса в «одном окне». Для регистрации предприятия чаще всего бывает достаточно пары часов. А рекорд здесь — 42 минуты!
Наверное, это и российский рекорд.

Такие конторы действуют в каждом районе области. В некоторых сельских районах набор услуг ещё больше.

«Одно окно» придумал губернатор. Кажется, идея простая. Но чтобы усвоить и освоить её, приезжают делегации со всей России…

Кроме того же «одного окна» есть в знаменитом 510-м постановлении и оригинальная система «учёта проверок субъектов хозяйственной деятельности». Проще говоря, это защита предпринимателей от переизбытка и произвола всевозможных контролёров. Мечта бизнесмена!

«Власть для меня не самоцель, а средство решения проблем области, улучшения жизни её жителей. У нас грамотные, трудолюбивые люди, богатые недра, уникальные чернозёмы, и потому мириться с бедностью больше нельзя. Моя цель — благополучие и счастье белгородцев», — так определяет свои программные установки Евгений Савченко.

Мир его глубок. И оттого — богат. Вникните в эту глубину: от земли, от сложнейших экономических — зерновой вексель, единый сельхозналог и т. п. — и социальных экспериментов вроде возрождения земств до вопросов нравственности, религии. Духовность, даже она одна проектирует его в будущее. Это страна, точнее её власть, думает, что можно прожить без идеологии. Савченко идеологию для себя давно определил: она — цитируем — «в триединой формуле русской идеи: Вера — Державность — Народ, наполненной духом Святой Троицы».

Белогорье. Земская симфония

По светскому паспорту Евгений Савченко — украинец, а родной брат — русский. Для здешних жителей (до границы с Украиной 40 км) никакой загадки в этом нет. Тут у потомков казаков и землепашцев, где внук украинского гетмана Иоаким Горленко стал одним из самых чтимых русских святых Иоасафом Белгородским, давным-давно всё так перемешалось, что никакой разницы между русскими и украинцами не существовало. И во многих семьях детей так записывали: одного русским, другого украинцем, третьего опять русским…

Отец Савченко — фронтовик. Мать — из раскулаченных, крестила сыновей тайком от мужа-атеиста. Он потом долго с ней не разговаривал. В губернаторе много и от отца, и от матери. Много и от тех мужиков, с которыми он рос и шёл по жизни. Среди деревенских Савченко свой. Отсюда и понимание: чем меньше хозяина в крестьянине, чем меньше подкреплено это чувство — организационно, экономически, нравственно, тем хуже работник. Возможно, поиск формы ответственности и привёл Савченко к идее земства. А на её основе — к симфонии Православия и государства.

Белгородский опыт организации церковно-государственных отношений уникален, подобного в России больше нет. Назовём его авторов: Евгений Степанович Савченко, избранный губернатором области в 1995 году, и правящий с 1995 года архиерей Белгородской и Старооскольской епархии (то есть с момента её воссоздания) архиепископ Иоанн (Сергей Леонидович Попов).

Белгородское отделение Российского земского движения (РЗД) и епархия ставят своей задачей создание земских структур во всех районах и населённых пунктах области, параллельно с уже действующими органами местного самоуправления. В ячейках РЗД помимо представителей различных организаций, сословий и профессий обязательно участвуют местные священнослужители в соответствии с постановлением губернатора Савченко ?479 от 14 августа 1996 года «О земских собраниях сельских поселений (округов) Белгородской области». Через эти структуры Белгородская епархия и участвует в общественной, экономической и духовной жизни области.

Священник отец Павел (Вейнгольд), «один из идеологов земского движения, утверждает: «Соборность, коллективизм, патриотизм — это традиционные идеалы, — бережно хранимые и развиваемые Земским движением. Только они смогут защитить и Белгородчину, и всю Россию от тлетворного аморализма…»

Центральные понятия Земского движения — соборность, коллективизм и община. В этом земцы видят возвращение к национальным традициям, к российской культуре, которая, по их мнению, может основываться только на православных ценностях. В публичных выступлениях губернатор Савченко заявляет: Православие — это «основа духовности и самобытности государствообразующих народов империи: русских, украинцев и белорусов», отмечая, что именно «русский православный народ заложил основы России как великого государства и создал евразийскую цивилизацию, наполненную Святым Духом христианства». Губернатор, называющий себя «носителем идеи державности», убеждён в том, что никакие реформы в сфере экономики и политики не достигнут результатов, «пока мы, всем миром, не решим задачу возрождения русской культуры на принципах и святынях нашей традиционной религии — Православия».

Во всяком деле нужны сподвижники. У губернатора и архиепископа их много. Ежемесячно проводятся собрания духовенства по благочиниям области, в них принимают участие не только священнослужители, но и чиновники районных администраций. В епархиальных съездах духовенства, в свою очередь, участвуют губернатор и руководители департаментов его администрации. Губернатор ратует за участие Православной Церкви буквально во всех сферах общественной жизни, в благотворительных и культурных проектах. В свою очередь, земские органы самоуправления строят не только дома культуры и больницы, но и храмы. Все существенные вопросы губернатор обсуждает с владыкой Иоанном.

«Я часто общаюсь с архиепископом Иоанном, глубоко преклоняюсь перед его высочайшим интеллектом и истинным духовным подвижничеством, — рассказывает Евгений Савченко. Во время одной из встреч он задал мне неожиданный вопрос, на который я, увы, не смог ответить. А вопрос был на очень больную для меня тему и именно в ту пору, когда шли острые споры и дебаты вокруг Договора о дружбе и сотрудничестве с Украиной, когда в прессе в очередной раз шельмовали белорусского президента А.Г. Лукашенко. Так вот вопрос владыки Иоанна был такой:

«Евгений Степанович, — спросил он, а задумывались ли вы над тем, что движет настроениями и желаниями славян — русских, украинцев, белорусов — жить вместе, под общей крышей? И до каких пор эти настроения и желания будут неистребимы? — Видя моё замешательство, владыка как бы обозначил подсказку, ход дальнейших мыслей, которые поразили меня, словно молния, в неожиданном и совершенно новом ракурсе: — Не считаете ли вы, Евгений Степанович, знаковым тот факт, что ни в одной соседней славянской стране не принят закон о купле-продаже земли. А если бы он был принят…»

Продолжать свою мысль архиепископ не стал, поскольку в этом уже не было необходимости. Да, земельный вопрос имеет не только экономический, не только социальный, не только нравственный, но ещё и геополитический аспект. Каким же аккуратным, предельно ответственным надо быть, когда заходит речь о судьбе земли! О том, торговать ею или нет? Ещё одна проблема, волнующая обе власти, — отрыв молодого поколения от глубинных корней, забвение богатейших традиций, равнодушие к истории Отечества. При обсуждении этих вопросов с владыкой нашлось и решение: изучение в школах курса «Основы и ценности православной культуры». В Белгороде курс (теперь он называется «Основы православной культуры») преподаётся фактически во всех школах (и даже в вузах), в области — в большинстве школ. Внедрение курса, по мнению его разработчиков, идеально вписывается в земскую и губернаторскую идеологию и необходимо — хотя бы в профилактических целях для борьбы с западным влиянием.
Предвидим возражения: но церковь у нас отделена от государства.

У губернатора Савченко существует своя точка зрения на это: «…никакой закон не «отделил» нашу культурообразующую религию, Православие, от духовно-нравственного воспитания наших детей и молодёжи…» И даёт чиновникам вытекающий отсюда наказ: «не отдадим наших детей на откуп американской массовой культуре».

Конечно, у Савченко был и другой путь: править, как все, не высовываться, никаких курсов — «все религии равны"… В основе первого пути, предложенного белгородцами, — деятельная забота о будущем державы. В основе второго — заботы всего лишь конъюнктурные, оправдываемые демократической распущенностью.

Скажем более. Савченко всегда был сторонником особого закона, который «очертил бы границы всем нетрадиционным религиям и культам» в рамках «права наций на самоопределение». В марте 2001 года долгожданный Закон «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» был принят областной Думой. Он предписывает охранять сограждан от «заезжих западных проповедников и новых тоталитарных религий» и фактически запрещает миссионерскую деятельность на территории области любых неправославных церквей.

Налицо ущемление интересов религиозных меньшинств (не случайно правозащитные организации сразу подняли шум). Как к такому относиться? Как? Спокойно.

В самой демократической стране мира — США — есть штаты, где, например, атеизм вне закона. И ничего. Почему же в России, где Православие тысячелетие является корневой религией, не может быть отдельно взятой православной области, что подтверждено умонастроением большинства её жителей?! Кстати, Верховный суд РФ признал конституционность белгородского закона.

В завершение хотелось бы процитировать строки из книги «Белогорье — сердце моё», написанной Евгением Савченко: «Скажу без ложного пафоса и предельно искренне: я благодарен судьбе, признателен своим избирателям за то, что в это труднейшее для страны время был рядом со своими земляками, со своими товарищами и друзьями, со своей роднёй, деля вместе с ними все передряги переходного периода от плановой системы к рыночной экономике.

И мы выстояли, пережили без паники и социальных потрясений самые трудные времена; экономика области, обретая второе дыхание, понемногу выходит из оцепенения, набирает пусть небольшие, но уже первые обороты. Иначе и не могло быть: ведь мы живём на героической земле…»

Повезло Савченко с Белогорьем.
Нет, Белогорью повезло с Савченко — так будет вернее.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru