Русская линия
Русская линия Станислав Минаков28.11.2007 

Зачем спекулировать скорбью.

24 ноября с 15 до 18 часов, когда проходили мероприятия, посвященные 75-летию Голодомора, мне довелось побывать в Киеве, матери городов русских, в пространстве между Софийским собором и Михайловским Златоверхим.

75 лет ГолодоморуУвидеть, как к памятнику Богдану Хмельницкому стягиваются люди с жовто-блакитными флагами, выстраиваясь у табличек с названиями регионов Украины (впереди каждого региона, как и требовала разнарядка, спущенная из президентского секретариата, стояли «парень и девушка в национальных одеждах, передающих колорит того или иного региона»; по этой же разнарядке каждый регион представлял «отряд» в целом из 100 человек, включая «5 жертв голодомора в хорошей физической форме», а также 10 зарекомендовавших себя «дослидникив Голодомору».

Во главе предполагавшегося шествия собирались полит-VIPы: я узнал мэра Киева — сектанта Черновецкого и экс-вице-премьера Табачника, отметившегося рядом блестящих аналитических статей о нынешней политико-общественной ситуации на Украине. Подумалось о тяжком труде политика: за один стол с тем или иным персонажем он никогда не сел бы, а вот в такой колонне приходится собираться, как говорится, под одним знаменем.

Удивила пара крестов — белого и черного — сооруженная за спиной у бронзового Богдана (такая же, «ответная», пара — сооружена перед Михайловским). Человеческий лик, изображающий страдание, в центре белого креста, мне показался негроидным. В оформлении площади увиделась некоторая «западность» антуража: фотографии на бигбордах с изображениями голодных лиц были плакатно стилизованы под лица неславянского типа, напомнили работу художника Мунка «Крик».

75 лет Голодомору. 24.11.2007. Киев. илл.1Там же ко мне подошла активистка некоего «ВО «Свобода» и вручила листовку с заголовком «Пям'ятники катам украiнського народу мають бути знищенi». Текст листовки показался примечательным: «Сьогоднi ми вшановуeмо пам’ять мiльйонiв украiнцiв, яких московсько-бiльшовицький режим заморив голодом у 1932−33 роках». Особенно впечатляет финал: «Пям'ята?мо. Не пробачимо. Помстимося!» («Помним, Не простим. Отомстим!») Звучит жутко, и отнюдь не «по-европейски», однако с одной формулой, данной в этой листовке, жизнь заставляет согласиться: «цинiзм i брехливiсть сучасноi украiнськоi влади».

Пока все ждали заглавного радетеля обо всем антирусском, я отправился к Михайловскому собору. Однако раздававшийся из колонок надрывный голос плакальщицы вынести было затруднительно, я свернул к Андреевскому спуску, где навестил Десятинную и Андреевскую церкви, дом Михаила Булгакова, поглядел на новый памятничек — посаженного на скамью бронзового русского писателя, странно подписанного крупными буквами — отчего-то с одной украинской и в русской транскрипции: «Михаiл Булгаков».

75 лет Голодомору. 24.11.2007. Киев. илл.2Я вернулся к Михайловскому собору, когда уже стемнело. К счастью, пропустив выступления политиков, на что и рассчитывал. По улочкам от площади уже расходились люди разных возрастов — со стеклянными колбами в руках, внутри которых горели свечи. Эти лампадки — красные, желтые или зеленые — можно было свободно получить в белой палатке за памятником княгине Ольге (что я и сделал). Лампады польского производства, рассчитанные на 30 часов непрерывного горения, приобретенные на средства мэрии Киева, выдавали слушатели Академии МВД. На площади оказалось как-то на удивление просторно, спокойно-возвышенно, а вот у раздаточной палатки люди друг друга изрядно толкали.

Не все уносили лампады с собой, многие солидарно выставляли их под стеной Михайловского собора, зачем-то на ступеньках у памятников княгине Ольге, Кириллу с Мефодием и Андрею Первозванному, либо в общие ряды на мостовую.

Послышался завывающий, надрывный, сжимающий сердце голос певицы Нины Матвиенко. Я поймал себя на мысли, что, с юности любивший ее голос больше, чем многие иные (порой Матвиенко казалась мне самой любимой певицей), теперь не могу слушать без раздражения. Быть может, виной всему «синдром майдана», который вызывает у меня чувство, близкое к рвотному, а также сокрушение сердца.

75 лет Голодомору. 24.11.2007. Киев. илл.3Побыл я немного и на молебне автокефалов у памятного знака Голодомору, у которого лампады стояли на мостовой одна к одной — образуя цельное, как бы движущееся горящее полотно — словно лава, истекающая из жерла вулкана, имя которому — общая народная скорбь. Здесь, в этой плавильне, нет чужих и чуждых, здесь все свои — и скорбящие живые, и невинно убиенные.

Потому и непостижимо, как можно тему памяти и скорби использовать как очередной «помаранчевый пиар на костях». Почему ЭТА ДАТА И ЭТА ПЛОЩАДЬ СКОРБИ тоже используются на манер оранж-майдана — для дальнейшего разъединения людей посредством очередного зомбирования: психической атакой с помощью тяжелой, «страшной» музыки, надгробным кликушеством, и на фоне этого — размеренно и внятно начитываемым текстом про Москву, Советское правительство, застенки КГБ, «катування», «геноцид украинскоi нацii"… На огромных плазменных телемониторах, сиявших над площадью, на оранжевом фоне надолго загорались черные буквы, провозглашающие тенденциозную и безграмотную ложь — что Голодомор 30-х годов есть геноцид украинского народа.

Не это ли и является главной (а потому кощунственной) целью мероприятия, отпразднованного с траурной помпой — нагнетание ненависти к русским и всему русскому, подмены в сознании масс понятия «советский» понятием «русский», рефлективное «отстраивание» себя от советского прошлого, объявление его оккупационным? Дескать, мы являемся только жертвами, это нас травили и убивали. ОНИ убивали, ОНИ — пришлые НЕ-НАШИ, то есть РУССКИЕ КОМИССАРЫ, «САВЕЦКИЕ».

75 лет Голодомору. 24.11.2007. Киев. илл.4Что-то есть неизжито-болезненное в отказе от своего прошлого, в желании свалить вину на брата и соседа. А мы виноваты в чем-то или нет? Неужели сознанию, рядящемуся в православные одежды, непонятно, что мы-то и виноваты — если не во всем, то очень уж во многом. Уже сколько раз говорилось историками, и это подтверждено документами, что последнее зернышко, последний кусок хлебца изымали у селян нередко свои же, односельчане. Безо всяческого национального разбора.

По самым скромным оценкам за годы незалежности, с 1991 г., Украина потеряла около 7 млн граждан; кое-кто насчитывает 10 млн. Это — тоже не наша вина? Или мы, не видя настоящего и не думая о будущем, умеем только раздирать раны прошлого, извращая и переиначивая его суть?

«Украина должна доказать умышленность голода 1932−33 гг…. Мы будем собирать доказательства, чтобы предоставить их на суд международной общественности», — заявляют те, кто озабочен повышением напряженности в обществе. Соучастники пропрезидентского НУНСа просят руководство Украины «подать иск против России в Европейский суд с требованием выплаты компенсаций за голод в УССР в 1932−33 гг.»

Но кто виноват в том, что за 16 лет «независимого государства» здесь так и не наметились тенденции к стабилизации в экономической, социальной, общественно-политической сферах, что и независимость в результате оказалась марионеточной?

"Героиня" оранж-майдана "баба Параска"…Уходя, я обвел напоследок взглядом окружающие дома с горящими там и сям в окошках свечами, лампады, стоящие на тротуаре у памятника Хмельницкому, подсвеченный прожекторами Софийский собор. Истерический, невнятный крик из полутьмы заставил меня вздрогнуть. Я увидел «героиню» оранж-майдана «бабу Параску», в помаранчевых курточке и платке и черной, расшитой цветами юбке. Эта неадекватная женщина кричала поверх голов десятка слушателей, что еще научит киевлян, как правильно жить. Она зачем-то полезла за пазуху, выронила на мокрую мостовую какое-то «посвидчення» — не то пропуск «куда-то наверх», не то «корочки» к ордену, которыми отмечены ее помаранч-заслуги, затихла, заботливо вытирая запачканное. Веселые девушки радостно попросили «Параску Васильевну» сфотографироваться с ними. Странным, но закономерным знаком показалось мне появление этого зомбированного человека. Не так ли выглядит мечта нынешнего политического руководства страны об украинском народе? А наличие таких трагедий в истории, как голодомор, — лишь козырная карта в безнравственной политической игре.

Скорбь может быть сколь угодно сильной, широкой, глубокой и спустя 75 лет. Но зачем нагнетать истерию? Зачем объявлять 2008-й «годом памяти жертв Голодомора»? Значит, это кому-нибудь нужно? Кто-то имеет в виду воспользоваться результатами истерии? Беспроигрышный метод в достижении сиюминутной политической выгоды, если полагать, что Украину населяют лишь одни «бабы Параски».

Однако киевляне в этот скорбный вечер впечатлили какой-то европейской сдержанностью. Что дает повод к осмыслению этой киевской новизны, появившейся спустя три года после оранжевого майдана.
Фото автора

http://rusk.ru/st.php?idar=112243

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  читательница    29.11.2007 19:02
Дмитрию Соколову:
"Так нужно ли сейчас кричать о враждебности соседей, за счет ресурсов которых мы кормимся, если есть более важные, остро стоящие проблемы?!"
Да, безусловно эта проблема на Украине есть, и она конечно подпитывается всякими оранжевыми и западом. Вопрос только весь в том, как правильно с этим бороться что-бы не вышло хуже. Мы с Вами согласны, что ключ к этому в официальном опревержении и большевизма и Сталинизма всем русским народом, но Вы правы – ситуация сложная относительно этого, особенно принимая во внимение что РФ официально правоприемница СССР (как-то хочется игнорировать это нелогичное обстоятельство) – что поделаешь.. Парадокс ещё и в том, что некоторые кто думает что защищает русский национализм по суте защищают русофобовию.
  Дмитрий Соколов    29.11.2007 10:59
читательнице:
да. верно. так и нужно по логике вещей.
Но сейчас этого точно не будет. Поскольку начнут в России назвывать голодомор и террор геноцидом русского народа – и – что совсем невероятно – на государственном уровне скажут о национальном составе совнаркома и чк – сразу "мировая общественность" поднимет вопль о русском фоШЫзме. Нет, не будет этого, при нынешней системе власти – которая подчеркивает свою преемственность с советским режимом, и по сути своей остается антинациональной. А гипотетический приход на политическую арену националистического правительства – это из разряда фантастики. Нет ни в России, ни в Украине ни одной реально подлинно самостоятельной партии, которая бы реально защищала русские интересы от русофобов.
Откроешь иной раз прессу – а там такое… Уже дописались до того, что голодомор был задуман еще при царе в 19 в., а большевики, придя к власти просто извлекли из-под спуда старый план и немного его доработали.
Именно поэтому нужно осуждение зверств большевизма в России – чтобы утереть нос оранжевым и им сопутсвующим. А пока находятся деятели которые с трибуны, в прямом эфире вещают о мудром товарище Сталине, который самый народный правитель и вообще он помог выиграть войну, реакция обывателя откуда-нибудь с западных областей Украины однозначна – в России сидят преемники Сталина, одержимые мыслью присоединить Львов обратно.
Ну а русофобская демагогия оранжевых деятелей безусловно восторга не вызывает. Люди погибли от голода, а теперь на их трагедии наживают политапитал. Как будто бы в Украине больше нет проблем! А катастрофическая убыль населения? А наркомания и деградация? А то, что цены взросли так, что вообще как в начале 90-х?
В одном Севастополе за октябрь умерло 770 а родилось только 320!
Браков заключено – 160, а разводов свыше 400!
И это только за один месяц и в одном отнюдь не самом экономически убыточном городе.
Так нужно ли сейчас кричать о враждебности соседей, за счет ресурсов которых мы кормимся, если есть более важные, остро стоящие проблемы?!
  читательница    28.11.2007 19:03
Дмитрий Соколов:
Вы как нельзя лучше подметели, как мне кажется, самое большое осложнение живучести советской пропаганды. Ведь для многих получается – что-бы спорить с русофобами надо стать на защиту советского режима, но ведь это совершенно тупиковый путь, так как построен на лжи, так как ложно отождествлять русский народ, и всё его историческое значение, с этим режимом. К сожалению у меня впечатление, что те кто занимаются составлением новейших учебников по истории, взяли на вооружение два подхода – с одной стороны отрицания голодомора или занижения его масштабов, или же защиты Сталина (тут мириад приемов – не имел контроля, чистил революционеров, был государственником, и т.д.). Но ведь это поставит целое поколение в униженное положение заложников лживого знания своей собственной истории – более лживого чем у тех же русофобов, и по сути снизит их способность адекватно защищаться от тех же русобов. И как это потом исправлять – на всегда уйдет возможность. А если, напротив, указывать, на то, что русские были самой большой жертвой голодомора, да ещё приводя данные (скажем по Солженицыну) о том какой низкий процент был русских в правительстве, то это может быть даже объединяющим фактором всего русского мира – общее прошлое, общая трагедия. И достойно, и правдиво, и русофобам окажется некого обвинить, нечего сказать. Да и Бог поможет такому подходу. Только правда побеждает в конце-концов, но вот что шокирует больше всего: некоторые прямо утверждают, что в истории правильный миф важнее правды!! Вот и получаются искажения – чего тут ожидать? Хочется надееться, что это аномалия, а не главное течение историософской мысли в России!
  Дмитрий Соколов    28.11.2007 16:49
Голодомор – это без сомнения трагедия. О ней следует помнить. Но то, что из нее делают тему для политических спекуляций – недопустимо и только уводит от подлинного понимания трагедии. Кроме Украины, голод был и на Кубани, и в Поволжье, и в Казахстане. И умирали от него люди разных национальностей.
И горько в связи с этим видеть, как из страшного бедствия делают какой-то бренд, который подхватили русофобы всех мастей.
Другое дело, что в России на законодательном уровне до сих пор нет осуждения преступлений сталинщины, и ленинщины.
В этом плане осуждение голодомора, предпринятое Украиной, справедливо. Почему бы в России не принять закон, по которому тот же голод 30-х на Кубани и Поволжье, а также аналогичный голод 20-х и красный террор будут признаны геноцидом русского народа?

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru