Русская линия
Русская линия Леонид Болотин17.10.2007 

Царское Дело
Необходимые разъяснения

От редакции: Продолжаем серию публикаций, посвященных новой волне шумихи вокруг так называемых «екатеринбургских останков». См.: Нужна новая генетическая экспертиза екатеринбургских останков.

Часть 1

Прежде, чем приступить к анализу нынешнего состояния Царского Дела, получившему стремительное развитие за последние месяцы (1993 года), обратимся к недавнему прошлому, без которого невозможно уяснить действительное положение вещей.

Выход в свет весною 1989 года сенсационного интервью Гелия Трофимовича Рябова в «Московских Новостях» и его же очерка «Принуждены вас расстрелять» в журнале «Родина», где милицейский драматург повествует о своем решающем участии в обнаружении останков, якобы принадлежащих Царской Семье, вызвал возмущение среди немногочисленных тогда исследователей и знатоков Царского Дела. Возмущало то, что «откровения» экс-милиционера были рассчитаны на широкую публику, совершенно незнакомую в то время ни с книгами М.К.Дитерихса, Р. Вильтона, Н.А.Соколова, ни с современными исследованиями по этому вопросу В.С.Кобылина, П. Пагануцци, Н.Г.Росса и других авторов.

Поскольку я уже за несколько лет до этого стал интересоваться жизнью Царской Семьи, работал в архивах и библиотеках, был знаком с литературой по Екатеринбургскому злодеянию, то чувство законного протеста к версии Г. Т.Рябова побудило к написанию критической статьи «Подлог», работа над которой вылилась в многомесячное исследование и была закончена лишь к Январю 1990 года. Честно говоря, я не спешил публично высказаться в надежде на то, что раздастся более авторитетный голос, и потому намеревался скрупулезно разработать лишь один аспект цареубийства, а именно религиозно-мистический. Тем более, меня успокаивало то, что в определенных кругах российской интеллигенции первоначально довольно быстро сложилось скептическое отношение к Екатеринбургской «находке».

В жизни бывает так — талантливый дилетант опровергает косные каноны академических теорий и тем вызывает бурный протест в среде профессионалов, в среде официозных кругов. По-видимому, роль этакого Шлимана, откопавшего «мифическую» Трою, разыгрывал и Г. Т.Рябов. В социально-психологическом, точнее — драматургическом плане очень выгодная позиция. Однако в советской исторической науке практически отсутствовала официозная версия цареубийства, если не считать пасквильного опуса Марка Касвинова «Двадцать три ступени вниз». В этом смысле Г. Т.Рябову нечего было опровергать.

Интуиция подсказывала: здесь что-то нечисто, это не личная инициатива, а исполнение какого-то «соцзаказа», уж больно ловко все увязывалось с общими политическими веяниями перестройки, планомерно осуществляемой сверху.

В начале 1990 года статья «Подлог» была опубликована крохотным тиражом (не более 500 экземпляров) во втором номере православно-монархического самиздатовского сборника «Царь-Колоколъ», с редакцией которого я тогда тесно сотрудничал и даже придумал название для этого издания, подразумевая пророчество преподобного Серафима Саровского о чудесном перенесении Царя-Колокола из Кремля в Дивеево в момент возрождения Русского Православного Царства и образ Царя-Мученика, который подобно великопостному колоколу Своим подвигом призывал нас к всенародному покаянию [1].

Надо отметить, что в редакции сборника моя статья подверглась существенной переработке, с которой я сейчас уже не могу согласиться, и увидела свет под псевдонимом «В.Демин», хотя никакого отношения ни к православному киносценаристу Валерию Демину, ни к одному из лидеров Союза «Христианское Возрождение» Вячеславу Демину она не имела [2].

Как я уже говорил, большая часть статьи была посвящена религиозно-мистической подоплеке Екатеринбургского цареубийства, отождествляемого мною, вслед за другими исследователями вопроса (Дитерихс, Вильтон, Энель, Криворотов, Пагануцци и другие), с так называемыми ритуальными убийствами, которые совершаются, по авторитетному заключению эксперта МВД Российской Империи академика В.И.Даля [3], некоторыми изуверными сектами талмудического иудейства. Не подвергая сомнению сам факт оккультного характера Екатеринбургского злодеяния, я не считаю возможным в настоящее время без надлежащего церковного, соборного решения этого вопроса, предавать широкой огласке детальную проработку ритуальной стороны цареубийства, и вовсе не страха ради иудейского (Ин. 19, 38), но из соображений духовного характера: совершителям сатанинского ритуала выгодна широкая неофициальная пропаганда подробностей их изуверств. Таковая досужая огласка является одним из главнейших факторов ритуально-мистического преступления, состоящего в массированном воздействии на общественную психику «нетрадиционными методами».

Плодами такого воздействия являются социальная апатия, безотчетный страх или другие неадекватные реакции на преступление, его организаторов и исполнителей вплоть до пресловутых еврейских погромов. Без официального государственного действия подобная огласка лишь демонстрирует всемогущество и безнаказанность сатанистов — торжество зла без справедливого возмездия. Вместо того, чтобы обличением зла подвигать общественность к справедливому разрешению вопроса в целом, к поиску и утверждению истины, мы можем повергнуть свой народ либо в «озверение», либо в духовную «кому». Наглядный пример последней — общественный шум без официальных последствий вокруг ритуального убийства трех монахов Оптиной пустыни, совершенного изуверами на нынешнюю (1993 год) Пасху [4].

Всему свое время. Однако в целях постановки вопроса о возбуждении на высшем государственном уровне официального дорасследования убийства Царской Семьи я считаю нужным воспроизвести некоторые фрагменты авторского варианта статьи «Подлог», приоткрывающие тайные пружины механизма сокрытия следов Екатеринбургского преступления, механизма, который не прекращает своего действия до дня нынешнего. Понятно, что ряд высказанных ниже положений носит гипотетический характер, является вероятной версией событий. Насколько они справедливы, покажет время.

И последнее предваряющее разъяснение. Три года назад (в 1990-м году) в православно-патриотической среде бытовало мнение, вполне вероятно, внедренное туда агентами влияния противной стороны, что для установления законности невозможно апеллировать к существующим нелегитимным официальным структурам юриспруденции и органам охраны правопорядка. Все упование возлагалось на созыв в будущем Всероссийского Земского Собора, который, если не в 1991, то в 1992 году уж точно будет созван. Эта позиция, а точнее поза, была созвучна нашему тогдашнему духовному состоянию, оправдывала наше практическое бездействие. [5] Из-за этого ряд реальных возможностей хоть как-то продвинуть к разрешению Царское Дело был упущен.

Статья «Подлог» была сориентирована на узкий круг право-радикальных патриотов, при этом совершенно игнорировались невоцерковленные русские массы, русская интеллигенция. Отсюда и несколько выспренный тон статьи, который я сейчас не решился стилистически выправлять. Выгадывая в малом, я бы попирал действительность. Что было, то было.

Подлог

Велик наследный грех Русского Народа — грех предания своего Царя и Его Семьи в руки изуверных убийц. За что и пьем мы чашу страданий и ежедневных унижений на своей Родной Земле от тайных, но весьма властных оккупантов. Видно, не исполнилась еще мера соборного покаяния, если до сих пор нам не дано даже знать, что же с нашим народом сделали в 1917—1918 годах и что продолжают вытворять над нами сейчас. Даже на малое, но явное пробуждение национального, духовного самосознания тотчас наваливается мутная волна злобной клеветы, хулы на все русское. Против истины о нашем прошлом, с громадным трудом пробивающей дорогу к народу, борются с помощью хитроумных фальшивок, наглых подделок, поднимая вокруг них нестерпимый «гевалт» в средствах массовой информации (СМИ).

Почти год назад явно обнаружила себя продуманная и подготовленная загодя кампания по сотканию злонамеренной путаницы вокруг убийства Царской Семьи, очередная кампания по одурачиванию, околдовыванию русского православного самосознания. Началась она сразу широким фронтом и в печати, и по радио, и на телевидении, и в многочисленных устных выступлениях перед большими аудиториями. Посвящена она была подробностям обнаружения Гелием Рябовым могильника с некими скелетами, выдаваемыми за останки Царской Семьи и Ее верных слуг.

Хорошо известно, что транснациональные талмудические мистагоги панически боятся Воскресения Православной Руси. Для этого чуда последних времен необходимо покаяние перед Царем царствующих, Господом нашим Иисусом Христом, соборное деятельное покаяние русского народа в двух великих наследных грехах. Первый из них — клятвопреступление обета наших предков, данного на Всероссийском Земском Соборе 1613 года, обета, данного за всех своих потомков вплоть до Страшного Суда, быть верными избранному на том Соборе Царскому Роду Романовых. Второй грех — попущение цареубийству. Мiроуправцы бешено концентрируют громадные материальные, психологические и чернодуховные усилия, чтобы чуда последних времен — воскрешения распятого ими последнего оплота Православия — Святой Руси так и не совершилось. Явственно ощутимо всякому верующему сердцу, что волна покаяния на Руси нарастает. Остро чуют это и многоопытные тайные вожди мiрового правительства. Остановить этот могучий духовный подъем грубой силой они уже не могут, но жаждут коварно похищать плоды всенародного покаяния с помощью новой лжи, сенсационной кривды, наглого обмана, с помощью разного рода подлогов и подделок.

Церковному сознанию очевидно, что неожиданная «находка» Г. Т.Рябова суть звено одной цепи тайнодействий, которые сковывают едва пробуждающиеся, но дремлющие еще, расцерковленные русские души, повергая их в пучину недоумений: «Где же Истина?!» Приемы старые и многократно используемые.

В начале века по Высочайшему волеизъявлению Государя Императора Николая II Святейшим Правительствующим Синодом, всей Русской Православной Церковью приуготовлялось прославление Преподобного Саровского Чудотворца Серафима. Благоговейно исследовались житие и чудеса, свершившиеся по предстательству Святого. В строжайшем соответствии с церковными канонами и святоотеческими обычаями из могилы были извлечены честные останки чтимого Старца, составлялись службы. И тогда же анонимными прадедами нынешних мистагогов-каббалистов был организован «Союз борьбы с Православием», который заявил своей целью «защищать» Русский Народ от Православной веры. В своих безымянных листовках его тайные функционеры грозились «разоблачить» тысячи чудес Преподобного Серафима, провести «частное независимое расследование», чтобы «доказать» мiру, что никаких цельбоносных Мощей в Саровской обители нет, а Святейший Правительствующий Синод по приказу Самого Царя якобы устроил подлог.

Ничего у клеветников не вышло. Посрамил Господь хулителей Своих: и сейчас после немыслимых гонений на Русскую Церковь в каждом храме есть иконы Преподобного Серафима Саровского, в каждом русском сердце теплится молитва: «Преподобне отче наш Серафиме, моли Бога о нас!» или еще проще: «Батюшка Серахвим, помоги!» И как скоро он помогает каждому просящему и согревает сердце своим ответным: «Христос с тобою, радость моя!» [6]

За восемьдесят лет, прошедших со дня Саровской «Пасхи», повадка изуверов, прикрывавшихся тогда «атеизмом», теперь же примеряющих личины актеров благочестия, вывернулась наизнанку, да суть их магических действ осталась прежней: для хуления Духа Святаго прежде они издевались над почитанием Святых Мощей Преподобного, ныне же под видом Святых Царственных Мучеников Дома Российского они готовят ритуальный подлог. Но прежде чем перейти к целям и смыслу этого подлога, обратимся еще к двум аналогичным примерам, которые наглядно иллюстрируют существо талмудической методики духовных фальсификаций. Первый подробно описан в статье Василия Ивановича Криворотова, опубликованной в русской эмигрантской печати в начале семидесятых годов. Прошу читателей простить обширную цитату.

«Тело Христа»

«В 1971 году вышло в „Израэль Эксплорейшен Джорнал“ следующее сообщение:
„Еврейские археологи разыскивают тело Иисуса Христа и, как заявляет принадлежащий к отделению археологии Иерусалимского университета проф. Гааз, надеются найти тело Его с целью доказать историческую несостоятельность христианской доктрины“.

Позже последовало другое сообщение:

„Между характеристиками найденного скелета и теми, которые нам передала история о Христе, нет сходства. Несмотря на это находка этого скелета подает надежду найти когда-нибудь тело Христа“.

Может статься, что появится однажды на страницах „Израэль Эксплорейшен Джорнал“ крикливо-сенсационное сообщение профессора Гааза о том, что еврейским археологам удалось, наконец, найти „тело Христа“. Ведь нужно лишь крепко захотеть чего-нибудь, и особенно, если это что-нибудь сулит великую прибыль, чтобы уметь смастерить и „скелет Христа“, и „необходимые научные доказательства“ его „аутентичности“. Профессор Гааз и Ко уж постараются изо всех сил состряпать это „научное исследование и доказательство“ так, что комар носа не подточит. Ведь современных христиан и особенно молодые поколения так легко водить за нос, что какой-нибудь там особой убедительности исследований и доказательств не потребуется. Профессор Гааз и Ко будут, конечно, осторожны и не допустят никакой оплошности. И, если появится однажды „найденное“ ими „тело Христово“ на выставке в одном из залов Лувра в Париже, то к этому моменту так называемая „христианская“ публика будет заранее и основательно подготовлена. Об этом позаботится и мiровая пресса, и особенно мiровые писаки. Человечество задохнется от антихристианской пропаганды, а против изобретателей и хулителей истинно христианской мысли не поднимется ни одного голоса. Массы растерянных и недумающих „христиан“ будут покорно и спокойно проходить в километровой очереди мимо „скелета Христа“, будут разглядывать „поврежденные кости ступней ног и кистей рук при пригвождении ко Кресту гвоздями“ и отказываться от понятия Вечной Жизни. Ведь только это надобно антихристу — полное бездушие людей.
Что думают те пастыри христианских Церквей, которые пошли на экуменический совет нечестивых и воссели рядом с теми, которые в неусыпляемой злобе своей ищут теперь „тело Христа“, чтобы „доказать историческую несостоятельность христианской доктрины“? Не слыхали об этом? Не придают они этому зломысленного значения? Надеются они засовыванием голов в песок укрыться от прямой антихристианской угрозы?
Для активного отпора антихристианским силам необходим активный напор сил христианских. Необходимо заранее готовить неуверенные в себе силы и колеблющиеся силы христианские к укреплению своих религиозных убеждений и к неравнодушному восприятию подобного иудейского трюка опасной подтасовки фактов. Нужно сообщить христианской общественности заранее о подготовке евреями покушения на ее духовную жизнь и на кощунственное измывательство над наивысшими духовными понятиями. Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его!» [7]

К факту духовной провокации, изложенной в статье В. Криворотова, примыкает и более свежий «научный» трюк с анализом ткани Туринской Плащаницы, сохранившей для нас Нерукотворный Образ Спасителя после Его распятия перед Воскресением. В 1988 году «независимые» друг от друга (но не от общего заказчика, конечно) эксперты с помощью радиоуглеродного анализа частиц ткани «доказали», что Плащаница якобы датируется не ранее XIII века по Р.Х. Ангажированные ученые из разряда «чего изволите?», готовые, по меткому определению В.В.Розанова, «за рюмочку похвалы» продать и совесть, вдруг «забыли» широкую научную дискуссию о точности датировки радиоуглеродным методом, в ходе которой был определенно сделан вывод, что этот метод не эффективен в исторических датировках, но уместен лишь в геологии, где неточности в 500−1000 лет решающего значения не имеют. Мертвая органика, не законсервированная в земных недрах, а находящаяся в «живом» обиходе, подверженная переменчивому воздействию окружающей среды, может адсорбировать неустойчивые изотопы углерода-14 с пылью, копотью, прикосновениями и тому подобным, которые и дают картину «омоложения» древнего предмета.

А ведь хорошо известно, что Туринская Плащаница в течение полутора тысяч лет, находясь в различных храмах, от воскурения ладана, возжигания лампад и свечей, от того, что к краям ее прикладывались верующие, пропитывалась «свежим» углеродом. В 1532 году в церкви Сан-Шапель де Шанбери, где хранилась святыня, случился пожар, в результате которого Плащаница в двух местах была прожжена, но при этом она еще и «прокоптилась» углеродом-14 от деревянных предметов, горевших в церкви. Однако подобные научные возражения намеренно замалчивались СМИ, там даже не вспомнили о самом факте научной дискуссии по поводу достоинств и недостатков метода радиоуглеродной датировки. Зато крупнейшие телекомпании мiра всласть поглумились над величайшей святыней, сообщая о подтасованных результатах «независимых исследований». С выводами «экспертов» согласились даже официальные представители Ватикана.

То, что это была загодя продуманная кампания по расшатыванию христианского сознания, косвенным образом обнаруживается через следующий факт. Большинству советских граждан еще лет пять назад ничего не было известно о самом существовании Туринской Плащаницы и о ее поистине чудесных свойствах. И вдруг вполне атеистический журнал «Наука и жизнь» поместил подробную «сочувственную» статью о Туринской Плащанице, которая произвела настоящую бурю. Знаменитый номер «Науки и жизни» выпрашивали друг у друга, «зачитывали» из библиотек, статью ксерокопировали, перепечатывали на машинке и переписывали от руки… А потом был транснациональный показ «разоблачения чуда». Эффект такой передачи был бы значительно слабее для несведущих о христианских святынях подсоветских зрителей, если бы они не были подготовлены «сочувственной» статьей в «Науке и жизни»: талмудические мистагоги лишились бы существенного ритуального навара — миллионов невольных хулителей Духа Святаго, проживающих в СССР. [8]

Кто же может постичь глубины сатанинские, не подвергаясь душегубительным опасностям?! Но и без детального рассмотрения механизма этой дьявольской работы ясно обнаруживается, что и в случае с «находкой» Г. Рябова задуман аналогичный трюк, запланированный результат которого — признание «исследованием» компетентной «независимой», еще лучше международной комиссии «аутентичности» предложенных скелетов честным останкам Царя и Его Семьи.

Уже в конце 1988 года среди московских журналистов прошел слух, что в портфеле нового патриотического журнала «Родина» лежит сенсационный материал какого-то бывшего милиционера, который будто бы разыскал могилу последнего Российского Императора. Тут надо добавить, что неофициально поддерживалось кулуарное мнение, что журнал «Родина», который будто бы негласно курирует член Политбюро Е.К.Лигачев, будет идеологическим противовесом космополитическому «Огоньку», опекаемому А.Яковлевым. Хотя штат новой редакции в значительной степени формировался из бывших «огоньковцев». В редакциях обговаривалась и еще одна щекотливая подробность — «царский» материал появится именно в Апрельском, традиционно «ленинском» номере журнала. [9]

Но истинные вдохновители сенсаций и творцы острых приправ свой фокус подстраховали, так как разрыв «бомбы» на страницах еще мало знакомого публике журнала мог быть недостаточно мощным. Они предварили выход материала в «Родине» публикацией интервью А. Кабакова с Г. Рябовым в «Московских новостях» N 16 от 12 Апреля 1989 года, а также широко разрекламированным выступлением милицейского драматурга в аудитории перестроечного Историко-Архивного института 20 Апреля. Расклад этой «патриотической» акции не нуждается в комментарии.

И российские патриоты, потребив этот ком сенсаций, зачесали затылки: к чему бы это? А один московский батюшка в простоте сердечной обмолвился своим духовным чадам: «Святых, от жидов умученных — знаю, а вот — от жидов прославленных припомнить не могу». [10]

Удивительное противоречие судьбы — сын комиссара, бывший следователь (по слухам однокурсник М. Горбачева по юридическому факультету), модный милицейский кинодраматург и писатель, автор сценария насквозь лживого телесериала о советской милиции «Рожденная революцией», который был отмечен Госпремией РСФСР, премией МВД СССР, Госпремией СССР, — Гелий Трофимович Рябов, неожиданно увлекся поисками могилы Царской Семьи для восстановления исторической справедливости по отношению к расстрелянным. Может быть, действительно в лживом киноисториографе советской милиции проснулась совесть? Может быть, действительно он обрел покаяние и решил написать правдивую историю рожденного революцией злодейства? Давайте повнимательнее прислушаемся к самому Рябову, к тому, что он сам рассказывает о своих побудительных мотивах и изысканиях.

Повествуя о начале своих поисков в Июне 1976 года, Г. Рябов стремится представить его как внезапную вспышку энтузиазма: приехал в служебную командировку в Екатеринбург (временно называется Свердловском), захотел побывать в знаменитом доме Ипатьева, и там его осенило — решил проникнуть в тайну цареубийства. Любопытно, что воспоминания самого Г. Рябова об этом моменте в очерке и в интервью разнятся.

«До сих пор не могу понять, что меня толкнуло, прямо на вокзале я попросил встречающих: повезите меня в Ипатьевский дом, „дом особого назначения“, как он именовался властями во время заточения там Императорской Фамилии. Впрочем, моя просьба не вызвала удивления — оказывается, интерес к этому месту проявляли едва ли не все приезжие, в том числе и „высокие гости“».

Так сказано в интервью, опубликованном в «Московских новостях». В очерке же свою просьбу он высказывает уже на следующее утро в номере гостиницы «Свердловск».

Сам по себе такой порыв по-человечески выглядит убедительным, тем более, простейшими литературными приемами Рябов изображает этакую праздную рефлексию столичного гостя — простая фабула действия обставлена многочисленными подмигиваниями читателю — ну, вы, конечно, понимаете, что я чувствовал. Но если рассматривать изложенную фабулу побуждения к действию с протокольной сухостью, что-то настораживает в изображенной драматургом сцене.

«Утром стук в дверь. Аккуратный, как пишут в ведомственной прессе, „подтянутый“ полковник лет сорока пяти на вид: „Что будем смотреть? Шахту по добыче золота? Тюрьму? Может быть… съездим за город?“»

Ясно, что это не друг-приятель писателя. Полковник милиции — весьма крупный чин для областного центра. От него вряд ли можно ожидать лакейской угодливости. Возможно, роль его несколько иная, чем просто представительская встреча. Но читатель не должен об этом догадываться. Рябов отвечает коротко и однозначно, что «они будут смотреть»:

«- Особняк Ипатьева.

Молчание, потом едва заметный выдох: „Я вас понимаю. Министр у нас был на совещании, так верите ли — прямо с вокзала велел везти к Ипатьеву. Хочу, говорит, увидеть место, на котором закончили свои дни последние Романовы. Странное желание, как вы думаете?“ Не знаю. Иногда нас посещают вещие сны. (Полковник из УВД Свердловскоблисполкома. Я один из авторов фильма „Рожденная революцией“ и приехал на встречу с „личным составом УВД“)». [11]

Министр МВД СССР, член ЦК КПСС Н.А.Щелоков здесь упоминается не случайно, поскольку именно он потом дает Г. Рябову карт-бланш для работы по Царскому Делу в советских архивах. Для громадного большинства людей, никогда не занимавшихся историческими исследованиями, слова «архив», «спецхран», «допуск» сами по себе таинственны и тем притягательны. Если кому и доводилось получать справку из архива, то дальше окошечка в приемной знакомство с этого рода заведениями не простиралось. Поэтому неспециалисту, конечно же, не известно, что, например, Царский и Великокняжеские фонды в Центральном Государственном архиве октябрьской революции (ЦГАОР) были рассекречены еще во времена хрущевской «оттепели». Для доступа к ним или, к примеру, в отдел специального хранения Государственной библиотеки имени Ленина достаточно элементарного отношения на бланке с печатью и подписью мало-мальски ответственного лица — бумаги, которую можно получить в любой редакции, институте или творческом союзе — журналистов, писателей, кинематографистов [12]. Уровня ЦК КПСС, Министерства внутренних дел СССР для этого не требуется. Никаких же иных «секретных» документов в публикациях Г. Рябова не упоминается. Ничего нового с исторической точки зрения Г. Рябов не предлагает. Зачем же «энтузиасту» была нужна столь могущественная поддержка в лице Министра МВД СССР, члена ЦК Н.А.Щелокова?

Нам видится, что вопрос следует ставить совершенно в ином ракурсе. А были ли отношения «Рябов-Щелоков» таковы, какими их старается представить читателю наш кинодраматург и бывший следователь?

В книге Н.А.Соколова «Убийство Царской Семьи» есть такие слова: «Часто бывает, что истина, когда ее пытаются скрыть, обнаруживается в маленьких штрихах, деталях». [13]

28 Ноября 1989 года на вечере в Доме кино (Москва) Г. Рябов в своем выступлении среди прочего обмолвился, что дом инженера Н.Н.Ипатьева был взорван в канун Ноябрьской «даты» 1977 года по личному указанию М.А.Суслова [14], сделанному Первому секретарю Свердловского обкома Б.Н.Ельцину. Сам исполнитель святотатственной акции в недавнем интервью для латвийской газеты сказал следующее:

«Это было решение Политбюро, подписанное Л.Брежневым. [15] На снос дома давалось три дня. Я спрашивал у тех, кто спустил в Свердловск бумагу, „как я объясню людям?“ „А вот как хочешь, так и объясняй“. Бери, мол, все на себя. Тогда я был самым молодым секретарем обкома, и зубки, хотя уже начали прорезываться, но все еще были молочные. Прошли сутки, а дом все еще стоит. Ну, пошли из Москвы звонки: мол, дом старый, без удобств, людей в нем расстреливали… Словом, в одну ночь срыли. И то место закатали в асфальт — улица К. Либкнехта прошла». [16]

Неожиданно для Ельцина журналист оказался более подготовленным к интервью, чем можно было ожидать от рижанина. Он спросил далее:

«- В Свердловской газете „На смену“ однако говорится, что особняк, где произошел расстрел Царской Семьи, был ликвидирован по инициативе из Москвы (предположительно — по приказу тогдашнего министра внутренних дел Щелокова).

— Нет, — возразил Б. Ельцин, — это было сделано по распоряжению Политбюро» [17].

Почему Б. Ельцин в данной ситуации отводит Н. Щелокова в тень? Уж не в связи ли с россказнями Рябова?

Судите сами: через посредничество Н.А.Щелокова возникает подозрительная связь между визитом в Свердловск Г. Рябова и сносом дома Ипатьева! Выезд Министра внутренних дел на какое-то областное совещание — факт сам по себе исключительный, и он должен указывать на экстраординарный повод такого совещания, но, со слов полковника из очерка Рябова, нам известно: «Министр у нас был на совещании, так верите ли — прямо с вокзала велел везти к Ипатьеву».

Г. Рябов пытается представить этот «маленький штрих, деталь» как блажь высокого лица. Схожими мотивами он объясняет и последовавший за этим собственный визит в особняк Ипатьева. Однако с «частным» характером его визита как-то не согласуется присутствие полковника (милицейский чин в масштабах областного УВД — второе или, по крайней мере, третье лицо). Там присутствует еще одна загадочная фигура. Обратимся вновь к тексту Рябова:

«Приехал фотограф-криминалист, входим в здание, здесь все дышит прошлым… Фотограф все время щелкает — „планчик пола“, „планчик потолка“, для него этот дом и все в нем только некое очередное „место происшествия“. В общеуголовном смысле… Тот, кто видел эти пустые комнаты, кто спустился в полуподвальный этаж и прошел его насквозь, до поворота налево, в ту, последнюю смертную камеру, тот не ищет сувениров. Здесь открывается истина». [18]

Для всякого православного русского человека место мученической кончины Святого Царского Семейства — святыня, и для него понятны теперешние объяснения официозных разоблачителей эпохи «застоя», что дом Ипатьева был снесен потому, что стал местом усиливающегося паломничества. Богоборческая нежить черпает жизненную энергию в актах поругания святыни. Именно поэтому она, празднуя шестидесятый раз временную победу своей беззаконной власти, надругалась над местом общерусского поклонения.

Но зло низменно прагматично. Помимо плана духовного в этой кощунственной акции существует иной план. Дом Ипатьева самим своим существованием продолжал хранить тайны, разгадка которых представляла всегда реальную угрозу для самозваных правителей России. В той или иной степени в эти тайны были посвящены все верховные узурпаторы. Любопытная подробность: в 1928—1929 годах Л.И.Брежнев жил в Свердловске, и, весьма вероятно, что уже тогда, вступая в первые степени посвящения тайной иерархии, тогдашний землеустроитель, будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС и Председатель Президиума Верховного Совета СССР, из первых рук мог ознакомиться с тайнами изуверного убийства и с приемами сокрытия этих тайн. И в пору укрепления своей верховной власти над страной в 70-е годы Л.И.Брежнев хорошо помнил, чего эти тайны стоят и, естественно, проявил особую озабоченность: вдруг хитроумная ловушка для одурачивания российских масс, заготовленная еще в 1919 году, в нужный момент не сработает, и он позаботился о приведении ее механизма в боевую готовность.

Так или иначе, проблема Екатеринбургского злодеяния в середине 1970-х годов волновала Политбюро ЦК КПСС, и тогда его члены поручили это серьезное дело специалисту — министру МВД СССР Н.А.Щелокову, который сам отправился на разведку в Екатеринбург, по-большевицки законспирировав свой визит областным совещанием.

Доклад Н.А.Щелокова для Политбюро, вероятно, не внес ясности, и ему, должно быть, поручили послать человека менее приметного, но более толкового, искушенного в следственной практике, чтобы его поездка и дала конкретный результат, и не обнаружила целей. Тут и пригодился «отставной» следователь, модный кинодраматург Г. Рябов. Визит писателя всегда можно объяснить «творческим» любопытством. И Г. Т.Рябов с «планчиками пола», «планчиками потолка», то есть документально обоснованно затем доложил: «Тот, кто видел эти пустые комнаты, кто спустился в полуподвальный этаж и прошел его насквозь, до поворота налево, в ту, последнюю смертную камеру, тот не ищет сувениров. Здесь открывается истина» [14]. Дом Ипатьева спустя 60 лет после преступления остался угрожающей уликой, которая не выдала всех своих тайн ни следователю Наметкину, ни следователю Сергееву, ни следователю Соколову, уликой, которая могла бы еще открыться тому, кто не ищет сувениров, но отыскивает истину.

Пассаж Г. Т.Рябова о сверхмощном допуске, выданном ему Н. Щелоковым для работы в архивах и спецхранах, прикрывает собою истинный смысл связи «Щелоков-Рябов», которая являла собой вовсе не меценатское благоволение высокого вельможи к своему ведомственному литератору, но — приказ руководителя внутренних дел страны следователю по особым поручениям Г. Рябову. Следующий приказ, уже от Политбюро, был отдан Б.Н.Ельцину: срыть дом Ипатьева вместе с горкой, на которой он стоял [20].

Порученчество Г. Рябова тем не закончилось, напротив, его миссия только начиналась. Войдя в курс Екатеринбургских дел, он стал ценным специалистом: трехлетняя практическая проверка показала его исполнительность и надежность. Ему было поручено поработать с другой уликой — с могильником в Коптяковском лесу. Этим он занялся летом 1979 года. Пружина ловушки образца «1919-го» была взведена. Осталось терпеливо дожидаться подходящей ситуации, соответствующей обстановки в стране, чтобы механизм пустить в действие. И вот в год Тысячелетия Крещения Руси в русском народе, в православных храмах вдруг заговорили о необходимости всецерковного прославления Святых Царственных Мучеников Дома Российского. Заговорили об этом вслух, хотя, конечно, сокровенное почитание Августейших Страстотерпцев в русском народе было и прежде. И вот тогда-то был дан новый приказ Г. Т.Рябову: «Действуй!»
Какая же тайна Екатеринбургского злодеяния столь ревностно охраняется более семи десятилетий прямыми наследниками этого преступления? Тайна эта заключается в том, что на взгорке Екатеринбургской Голгофы в Июле 1918 года был совершен акт талмудического жертвоприношения, объявленный мiровому кагалу еще за 6 лет до того — в 1912 году, когда нелегально стали распространять открытку с изображением могеля-резника, который в руках держал белого жертвенного голубя с головой Государя Императора Николая Александровича в Царском венце. Да, в Екатеринбурге было совершено каббалистическое жертвоприношение, более известное в истории под названием РИТУАЛЬНОЕ УБИЙСТВО…
Апрель 1989 — Январь 1990 годов
(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ

Многие части этого материала публиковались в различных российских и эмигрантских изданиях в 1990—1993 годах. Полностью материал был впервые издан в книге: Леонид Болотин Царское Дело. Материалы к расследованию убийства Царской Семьи. М., 1996, с. 3−55, 239−272. На «Русской Линии» материал публикуется в редакции 1998 года, подготовленной для неосуществленного переиздания книги.
1. Недавно в издательстве Свято-Троицкой Сергиевой Лавры вышла интересная книга, составленная писателем Сергеем Фоминым, «Россия перед Вторым Пришествием», в которой на сегодняшний день с наибольшей полнотой собраны пророчества Святых о возрождении Русского Православного Царства. Среди них содержится и это загадочное пророчество Преподобного Серафима: «А колокол-то Московский, который стоит на земле у колокольни Ивана Великого, он сам к вам (в Дивеево. — Л.Б.) придет и так загудит, что вы пробудитесь, и вся вселенная услышит и удивится». «Россия перед Вторым Пришествием» М., 1993 г., с. 333; цитируется по книге Нилуса С.А. «Близ есть при дверех», СПб, 1911 г., с. 55.
2. Редактор и издатель сборника «Царь-Колоколъ» предпочитал соблюдать анонимность, которую я не считаю нужным пока раскрывать.
3. За 1990−92 годы книга академика В.И.Даля «Записка о ритуальных убийствах» небольшими тиражами несколько раз репринтно переиздавалась или же ксерокопировалась с дореволюционного издания (СПб., Т-ва А.С.Суворина — «Новое время», 1913 г.). Это были неофициальные переиздания без указания современных выходных данных. Распространение этой книги незаконно подвергалось запретительным санкциям со стороны городских властей Ленинграда (Санкт-Петербурга) и Москвы. В 1992 году она была официально переиздана в № 9 Православного вестника «Сергiев Посадъ».
4. Роль так называемых ритуальных убийств в «нетрадиционных методах» воздействия на общественное сознание хорошо понимали и видели дореволюционные русские патриоты. В качестве иллюстрации приведем письмо Георгия Бутми, написанное вскоре после знаменитого ритуального убийства отрока Андрея Ющинского. Это письмо хранится в ЦГАОРе (ф. 623, оп. 1, е.х. 35). Оно адресовано неизвестному нам единомышленнику Г. Бутми.
«СПб, Александровский пр., 21
25 Апреля 1911 г.
Поручение Ваше исполнено. Ни в каком случае не допускайте погрома. Не только Киевские, но и Парижские и Франкфуртские руководители жидовства не пожалеют средств, чтобы вызвать хотя бы маленький погромчик и тем отвлечь внимание от несомненного факта ритуального убийства. Да и нашим покровителям жидов будет дан повод утверждать, что Киевские черносотенцы сами убили мальчика, подделываясь под ритуальное убийство, с единственной целью вызвать погром. — Нет, на этот раз надо, скрепя сердце, стерпеть жидовское надругательство, но иметь неусыпное наблюдение за ходом следствия, и, если есть, Многоуважаемый Георгий Епифанович, среди союзников охотники до розыска, вести частный розыск убийц, и весь добываемый частным розыском материал направлять в „Земщину“.
Будьте здоровы. Жму Вашу руку
Г.Бутми»
Автор письма как в воду глядел. Одной из самых ходовых версий, насаждаемых либеральной прессой, была — версия о провокации самих черносотенцев. Однако надо отметить, что грамотными усилиями патриотов ни убийство Андрея Ющинского, ни убийство в Сентябре того же года Петра Столыпина не повлекли за собой неистовства народной толпы.
5. Наличие агентов влияния и тщательно внедренных провокаторов в современном православно-патриотическом движении — тема, требующая особого рассмотрения и анализа, который должен включать сопоставление аналогичных явлений в дореволюционном и эмигрантском православно-монархическом движении. Насколько эта проблема серьезна, свидетельствует книга Б. Прянишникова «Незримая паутина», рассматривающая лишь один из аспектов проблемы (это интереснейшее исследование вторым изданием без указания города — известно лишь, что в США — вышло в 1979 году).
Не вдаваясь в подробности этой темы, отметим лишь то, что отличительным признаком этого тайнодействия, его плодом является насаждение грубого крайнего радикализма, который добрые и правильные начинания, здоровые тенденции доводит до абсурда и способствует превращению православно-патриотического монархического движения в удобную мишень для нападок противной стороны.
В результате этого действия множатся расколы, отсекаются от движения умеренные здравомыслящие творческие силы. Возрожденческое движение лишается перспективы стать цельным и массовым. Противная сторона, сравнивая православно-патриотическое движение с туберкулезным очагом, с помощью отработанных приемов «капсулирует» эти «очаги», способствует их «известкованию». Главные свои усилия они направляют на торможение скорейшего всецерковного прославления Святых Царственных Мучеников и возбуждения ответственного дорасследования Екатеринбургского злодеяния на высшем государственном уровне Российских властей.
6. Усилия стародавних смутьянов принесли свой злой плод спустя много лет. Когда в Январе 1991 года в Казанском Соборе Санкт-Петербурга были вторично обретены святые мощи Преподобного Серафима Саровского, в части церковного народа прошел устойчивый слух, что мощи не подлинные или, по крайней мере, это мощи какого-то безвестного Угодника Божия, выданные в «пропагандистских» целях за цельбоносные останки Саровского чудотворца. Даже подробная публикация в церковной печати синодального протокола обретения Мощей, явное небесное знамение — зимняя гроза в день обретения в Москве и Санкт-Петербурге — долгое время не могли преодолеть это поветрие.
Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас, грешных.
7. К сожалению, сейчас мы располагаем лишь самиздатовской копией статьи В. Криворотова «Тело Христа», поэтому не можем дать точную отсылку на публикацию.
Провокационные поиски «могилы с останками Христа» имеют давнюю историю. Одна из таких провокаций XIX века описана в «эзотерической» книге английских журналистов Micael Baigent, Richard Leigh, Henri Lincoln «The Holy Blood and the Holy Grail» London, 1982, которая через одиннадцать лет была издана на русском языке, почему-то в переводе с французского, — М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн «Священная загадка» (СПб., 1993 г.).
«В то же самое время (около 1890 г. — Л.Б.) из Святой Земли возвращается некий путешественник и присоединяется к группе своих друзей по оккультным наукам. Это Жозефен Пеладан, ученик Папюса и Клода Дебюсси, которым он объявляет великую новость: да, речь идет ни о чем ином, как о могиле Христа, которую он нашел не на традиционном месте Гроба Господня, а под мечетью Омара (то есть на месте фундамента храма Соломона. — Л.Б.), старинной частью чужой территории, отданной ранее тамплиерам. Необыкновенное, величайшее открытие, восторгается его автор. В другое время „оно бы потрясло католический мiр до самого основания“ (Luisie-Smith, E., Symbolist Art, Londrec, 1977, p. 110. О жизни Пеладана и его кружка см. Pincus-Witten, R., Occult Simbolism in Franse: Josephin Peladan and the Salons de la Rose-Crouix, Londres, 1976). Но как и по каким критериям была идентифицирована могила Иисуса, и чем ее существование было способно до такой степени поколебать католические догматы? Будет ли связано это открытие с главным разоблачением, касающемся жизни всемогущего Ватикана? Ни путешественник, ни его друзья не соизволили объясниться по этому поводу, а Пеладан, являясь добрым католиком, не давая никаких подробностей, много раз обращает внимание своего окружения на смертность Иисуса» (с. 103, 325, 348, 349).
О современных искателях «тела Христа», возможно, сотрудничающих с профессором Гаазом, английские журналисты пишут более туманно:
«…В 1972 г. появляется „Потерянное сокровище Иерусалима?“, первый из трех наших фильмов… Сразу же нас захлестнул поток писем….Одно из этих писем, автор которого — английский священник на пенсии — просил нас его не публиковать, привлекло наше внимание авторитетной категоричной манерой суждения без всякой заботы о достоверности. Сокровище, утверждает он априори, не содержит ни золота, ни драгоценных камней; оно содержит формальное доказательство того, что Распятия на Кресте не было и что Иисус в 45 году нашей эры был еще жив… Нелепость этого утверждения требовала пояснения; на конверте был указан адрес, и мы отправились по этому адресу. Представший перед нами собеседник показался нам нерешительным и как бы смущенным из-за того, что написал нам. Он отказался как-либо прокомментировать свой намек на „формальное доказательство“, и мы с большим трудом получили от него скудное доказательство к имевшейся у нас информации: это доказательство или, по крайней мере его существование, выдал ему другой священник, Кэнон Альфельд Лесли Лиллей. Умерший в 1940 году, Лиллей был признанным писателем, поддерживающим всю свою жизнь тесные контакты с Модернистским Католическим Движением, которое располагалось сначала в Сен-Сюльпис; в молодости он работал в Париже, где у него завязались отношения с Эмилем Оффе. Таким образом, круг замкнулся; если существует хоть одна ниточка, протянутая между Лиллеем и Оффе, то не стоит сразу отвергать утверждение священника» (с. 16−17).
Не правда ли, странная логика и система доказательств?! Сама по себе эта «загадочная» книга, представляющая из себя этакое антиевангелие от антихриста, требует специального разбора и оценки. Здесь же относительно нее стоит добавить, что она является наглядным образчиком элемента мифологического оружия массового поражения.
8. Мистагог — тайноучитель. В газетных публикациях 1992−93 годов рассказывается, что заключение экспертов о датировке Туринской Плащаницы было неверным, но на этих публикациях не было сконцентрировано внимание потребителей СМИ. Среди последних публикаций такого характера в качестве примера можно привести статью Мишеля Легри «Испытание Плащаницей» из парижского издания «Экспресс», перевод которой опубликован в № 35 от 27 Августа — 2 Сентября 1993 года еженедельника «За рубежом» (с. 18).
Там, в частности, говорится, что ученые Международного центра изучения Туринской Плащаницы «считают, что эксперименты были проведены некорректно. Центр второй раз собрал в Июне этого года симпозиум в Риме и получил неожиданную поддержку со стороны российского ученого Дмитрия Кузнецова. Он работает в лаборатории физико-химических исследований в Москве и считает, что датировка, произведенная в 1988 году, должна быть пересмотрена и откорректирована… Во Франции один из ответственных представителей упомянутого центра, Арно-Аарон Упински, опубликовал две работы: „Наука перед испытанием Плащаницей“ и „Дело о подделке Плащаницы“. Автор, математик и эпистемолог, отрицает наличие у него какого-либо религиозного подхода. „Для меня речь идет о том, чтобы провести расследование и анализ подлинности объекта — Плащаницы — с максимально возможной строгостью, невзирая на последствия… Если подходить к Плащанице из Турина с методами полицейского расследования, единственным выводом будет — Плащаница покрывала тело Иисуса из Назарета"… Он надеется доказать ее аутентичность.
В свою очередь, в дело включился профессор медицины Жером Лежен. Он генетик, убежденный католик, член папской Академии наук… Монах-бенедиктинец, Р.П.Дюбарль обратил его внимание на четыре странных рисунка в кодексе Прея, находящемся в библиотеке Будапешта… Внутри представлена сцена Положения во Гроб. „Автор, — считает Жером Лежен, — без сомнения, имел перед глазами Плащаницу и вдохновлялся ею“. Между тем эта работа датируется 1192−1195 годами, что значительно раньше времени (между 1260 и 1390 годами. — Л.Б.), установленного Британским музеем… Исследования НАСА выявили, что изображение Распятого не произведение художника и не следствие контакта (Тела) с тканью. Каким же образом оно появилось? Необъяснимо. До сих пор не существует технологии, позволяющей воспроизвести аналогичный феномен“.
Однако эти действительно сенсационные разоблачения „независимых“ экспертиз 1988 года, проведенных по инициативе Британского музея, проходят тихо, без освещения в массовых изданиях и в информационных программах телевидения и радио. Весь этот католический сыр-бор возник из-за неприятия секуляризированной наукой Западной Европы культурного массива Восточной Римской Империи.
Еще в VIII веке от Рождества Христова Святой Иоанн Дамаскин в трактате, обличающем иконоборческую ересь „Третье защитительное слово против отвергающих святые иконы“ говорит:
„Второй вид (поклонения) — когда мы поклоняемся тварным вещам, через которые и в которых Бог совершил наше спасение или до пришествия Господа, или после Его домостроительства во плоти, как, например, гора Синай, Назарет, Вифлеемские Ясли, Святая Голгофа, Древо Креста, Гвозди, Губка, Трость, священное и спасительное Копие, Одежда, Хитон, Плащаница, Пелены, Святой Гроб — источник нашего воскресения, Камень Гробный, Святая гора Сион, затем гора Масличная, Овчие ворота, блаженный Гефсиманский сад, — это и подобное чту и поклоняюсь…“ („Полное собрание сочинений Святого Иоанна Дамаскина“. Т. 1. СПб., 1913, с. 407).
Летописец Четвертого крестового похода (1202 год) Роберт де Клари рассказывает, что во Влахернском храме Божией Матери Плащаницу выносили по Пятницам и что на ней „можно было ясно видеть Лик Господень“. А когда в 1204 году крестоносцы разгромили Константинополь, то Плащаница „исчезла так, что никто не знал, что с ней сталось“.
Теперь становится очевидным, что святая Плащаница была привезена крестоносцами в Европу. Долгое время она хранилась во Франции как частная собственность. С XV века святая Плащаница стала собственностью герцогов Савойских, а в конце XVII века она была перевезена ими в Италию, город Турин, где она находится и поныне в часовне, в стеклянном ящике.
Эти и другие сведения о Святой Плащанице добрый читатель может почерпнуть из книги „Закон Божий для семьи и школы“ протоиерея Серафима Слободского, многократно издававшейся Русской Зарубежной Церковью, а начиная с 1990 года ежегодно эта книга репринтно переиздавалась в России. В ней о Святой Плащанице можно прочитать на страницах 521−529.
9. Журналистам хорошо памятно, как тщательно подбирались материалы в Апрельские номера журналов, будь то „Мурзилка“, „Кругозор“, „Уголь“ или „Военно-медицинский журнал“. Пуще огня боялись случайных аллюзий, тем более самым тщательным образом прослеживались все возможные ассоциативные нити, могущие иметь отношение к очередной годовщине вождя.
О том, что эта пропагандистская акция была спланирована заранее и носила не только внутренний, российский, но и транснациональный характер, свидетельствует признание итальянской журналистки Мариолины Дориа де Дзулиани в послесловии и предисловии к ее книге „Царская Семья. Последний акт трагедии“, изданной в Москве в 1991 году.
„Написание этой книги стало возможным благодаря моим беседам с Эдвардом Радзинским, известнейшим советским драматургом и историком-архивистом. Радзинскому удалось проникнуть в некоторые, пока что недоступные для иностранцев, архивы, и он предоставил мне собранный им богатый материал. Приношу благодарность историку Генриху Иоффе, большому знатоку „дела Романовых“. Светлая память недавно скончавшемуся Натану Эйдельману. Его книги, посвященные XVIII и XIX векам, и его исключительный дар рассказчика навсегда останутся в моей памяти“ (с. 194).
„Эта книга является продолжением нескольких моих статей, опубликованных в 1989 году в миланской газете „Иль Джорнале“, которой руководит Индро Монтанелли. Тогда мiр впервые узнал о том, что были обнаружены останки Романовых… На самом деле, сенсационная находка имела место еще десять лет назад, в далеком 1979 году: поэтому хотелось бы выяснить, по каким причинам или, вернее, во исполнение какого загадочного приказа „сверху“ столь важную новость решили сообщить с таким поразительным опозданием. Следовало также объяснить читателям, почему эту новость решено было вначале обнародовать на Западе — с моей помощью, — и почему первая советская публикация на эту тему (в форме интервью в газете „Московские новости“) появилась 12 Апреля 1989 года, одновременно с последней моей статьей в газете „Иль Джорнале“. Целый ряд вопросов; но всем им, по-видимому, суждено остаться без ответа“ (с. 3). (Слова в цитатах выделены мной. — Л.Б.) Все это требует специального разбирательства, исследования и систематизации.
10. Его Преподобие, конечно же, имел в виду не еврейский народ, не племя, употребляя поганое слово „жиды“, но говорил об интернациональных наследниках Каина, Хама, Иуды Искариота, Агасфера. Батюшка подразумевал служителей фаллического культа — культа богомерзкого „жида“, то есть звериного члена, Вавилонского Столпа, Вечного Жида, который так именовался в древнем халдейском наречии. Употребляется это слово в значении звериного члена и в некоторых трактатах Талмуда. В книге американского гебраиста Allen’а Edwardes’а „Erotica Judaica“ (New York, 1967) есть ссылка на талмудический трактат „Тохарот. Ниддах“: „Никогда не прикасайся к жиду“ (с. 126). Аллен Эдвардс переводит этот термин редким английским словом „пизл“, которое можно найти только в самом большом словаре Вебстера: оно означает половой член животного (Г.Климов „Протоколы советских мудрецов“. М., 1991, с. 158).
Как отметил филолог и журналист Л.Д.Симóнович, западно-европейский вариант корня „jud“ — „джюд“ или „юд“ — созвучен с церковно-славянским словом „оудъ“ — „член тела“, которое в некоторых житиях Святых употребляется при определении половых органов, например — „тайные уды“ в житии Блаженного Иоанна Московского (Большой Колпак). Таким образом, имея среди духовных чад немало православных евреев, благочестивый отец, употребляя в церковном значении слово „жид“, не боится за это словоупотребление прослыть у них „антисемитом“.
11. „Родина“ № 4, 1989 г., с. 87.
12. „Справочник Союза кинематографистов СССР“, изданный в Москве в 1986 году, на 165 странице удостоверяет, что наш герой является членом этой организации: „Рябов Гелий Трофимович, кинодраматург. 125 581, Москва, Фестивальная, 22, корп. 6, кв. 670. Тел. 456−08−11“.
13. Н.А.Соколов „Убийство Царской Семьи“, Буэнос-Айрес, 1978.
14. В № 1 журнала „Родина“ за 1993 год, целиком посвященном 380-летию воцарения династии Романовых на Российском Престоле, факсимильно воспроизводятся записка Ю.В.Андропова о доме Ипатьева и решение политбюро о его сносе с поименным голосованием. М.А.Суслов отсутствовал на этом заседании — был в отпуске. Записка Ю.В.Андропова датируется 26 Июля 1975 года, протокол заседания политбюро — 30 Июля. Но варварская акция по сносу дома была осуществлена лишь через два года. Вероятно, это решение не было окончательным. Возникли какие-то веские доводы против этой акции. Кто же способствовал разрушению тех доводов? („Родина“, № 1, 1993, с. 187).
15. Подпись Л.И.Брежнева также отсутствует на документе 1975 года, на заседании не было и других членов политбюро: В.В.Гришина, А.А.Громыко, К.Т.Мазурова и Н.В.Подгорного. Публикация этих секретных листков сама по себе представляет ловкий трюк: для громадного большинства читателей эти бумаги представляются тем самым „историческим“ решением, которое определило судьбу дома Ипатьева. Однако, исходя из здравого смысла, совершенно очевидно, что в Августе 1977 года было еще одно решение политбюро, которое несомненно было документально зафиксировано. Эти документы до сих пор почему-то хранятся в строжайшем секрете.
16. Рижская газета „Советская молодежь“ от 4 Января 1990 года. „42 вопроса Борису Ельцину“.
17. Там же.
Автор книги „Убийство Царской Семьи“ Олег Анатольевич Платонов на вечере, посвященном экспертизе предполагаемых останков Царской Семьи, который проходил в Доме ученых 9 Апреля 1993 года, на вопрос из зала: „По чьей инициативе был снесен в Сентябре 1977 года дом Ипатьева?“ — категорически ответил: „По инициативе Бориса Николаевича Ельцина“.
Видимо, среди собравшихся было немало сторонников президента Российской Федерации, и по залу прошла волна возмущенных реплик, недовольный гул, на что писатель спокойно ответил, что во время его продолжительной поездки в Свердловск (Екатеринбург) в 1990 году он встречался со многими бывшими высокопоставленными работниками Свердловского обкома, сотрудниками первого секретаря Б.Н.Ельцина, которые категорично утверждали, что первоначальная инициатива исходила от него. Самый молодой из первых секретарей обкомов, он старался отличиться перед высшим партийным руководством. Инициативное предложение было рассмотрено и одобрено „наверху“.
О.А.Платонов добавил, что существуют документы, свидетельствующие об этом, копии которых хранились в особой папке Свердловского партархива, посвященной убийству Царской Семьи и судьбе дома Ипатьева. Доступ к этой коллекции документов имел крайне ограниченный круг лиц. По заведенному порядку с этим собранием обязательно знакомился при вступлении в должность каждый новый первый секретарь Свердловского обкома. Однако, в связи с переводом Б.Н.Ельцина в Москву, туда же была отправлена и эта особая папка.
О существовании секретной папки я слышал от ряда лиц, заслуживающих доверия. Однако они рассказывали мне о ней с глазу на глаз. Поэтому я не вправе ссылаться на конкретные фамилии. Публичное заявление о существовании этого секретного собрания документов было сделано О.А.Платоновым, что мне позволяет ссылаться на него. О.А.Платонов отметил, что эти подробности он включил в свою книгу „Убийство Царской Семьи“, вышедшую в издательстве „Советская Россия“ в 1991 году. Однако на заключительном этапе выхода в свет (а книга была подписана в печать 10 Октября) этот пассаж был изъят из окончательного текста. Видимо, здесь сыграли свою роль августовские события, утвердившие власть Б.Н.Ельцина.
Впрочем, кое-что об этих секретных документах просочилось в оппозиционную печать. С. Турченко в статье „И кое-что остается…“ сообщает перечень особо засекреченных документов:
„Записка в ЦК КПСС о сносе особняка Ипатьева в Свердловске“, „О тов. Ельцине Б.Н. (поездка в Великобританию, Италию, Испанию). Протокол заседания ЦК КПСС от 24.04.90 г.“, „О досрочном откомандировании советских работников из-за границы за нарушение норм поведения“. А также всевозможные записки в ЦК КПСС о Сахарове, Ростроповиче, Гинзбурге и других…» («Советская Россия» № 47, 22 Апреля 1993 года. Слова в цитате выделены мной. — Л.Б.).
О существовании секретных папок у Б.Н.Ельцина пишет А. Коржаков в своей книге «Борис Ельцин: От рассвета до заката» (М., 1997).
18. «Родина» № 4, 1989 г., с. 87.
19. Там же.
20. Аналогичную версию о роли министра внутренних дел Щелокова в деле о сносе дома Ипатьева излагает и О.А.Платонов:
«В 70-е годы в ЦК поднимается вопрос о судьбе Ипатьевского дома. Занимается им сам Суслов. В Свердловск командируется министр внутренних дел Щелоков, он осматривает дом, поднимает материалы об убийстве, хранящиеся в областном архиве. Политбюро издает секретное постановление о сносе. Подчеркивается, что к 60-летию убийства около дома могут быть демонстрации. В общем, убийство памяти — снос дома Ипатьева — осуществляется за несколько дней, в Сентябре 1977 года (Сообщение краеведа И.В.Бизина). Место сноса заваливается камнями и щебенкой. По мнению старожилов, это делается для того, чтобы постепенно засыпать место убийства, до неузнаваемости изменив само окружающее пространство… Перед нами показатель того, что идеология убийства и ненависти к российским святыням по-прежнему жива» (О.Платонов «Убийство Царской Семьи». М., 1991, с. 185−186, 190).
В книге В.В.Алексеева «Гибель Царской Семьи: мифы и реальность» (Екатеринбург, 1993) приводятся следующие признания А.Н.Авдонина, адресованные прокурору Свердловской области В.И.Туйкову от 8 Августа 1991 года:
«В одной из бесед с Геннадием Николаевичем Лисиным в 60-х годах, а ему в то время было около 80 лет, он сообщил мне примерные ориентиры места, где сжигали останки Семьи Николая II. Об этом он знал с того времени, когда помогал следователю Соколову в 1919 году в поисках места захоронения Романовых… В середине 60-х годов мне от знакомых попались материалы из архива академика Н.Д.Зелинского, в которых содержались сведения об обстоятельствах расстрела Романовых в Ипатьевском доме. Они у меня имеются… Примерно в 1976 году в Свердловск приехал Гелий Рябов. До этого я с ним знаком не был. Познакомились мы с ним при следующих обстоятельствах. Я хорошо знал Корлыханова Ивана Степановича, работника Чкаловского РК КПСС. В момент приезда Рябова он был начальником политотдела УВД Свердловскоблисполкома… Он и познакомил меня с Рябовым… Он спросил, знаю ли я место захоронения семьи Романовых. Я ему сказал, что предположения у меня есть, но требуются архивные материалы. Он пообещал мне помочь в этом вопросе, попросил меня никому об этом не говорить, сказал, что ничего бояться не надо, так как будем работать под эгидой Щелокова.
Я привлек к этой работе Кочурова Михаила Степановича, геолога, моего хорошего знакомого. Мы сделали топографическую съемку Ганиной ямы и Коптяковской дороги до железнодорожного переезда» (с. 257−258).
Далее в книге опубликовано и объяснение прокурору Г. Т.Рябова от 14 Сентября 1991 года:
«В Августе 1976 года я по просьбе бывшего министра внутренних дел Щелокова приехал в г. Свердловск для представления работникам милиции моего фильма, вернее, его третьей серии „Рожденная революцией“.
Начальник политотдела УВД (фамилию и другие данные о нем я не помню), полковник предложил мне осмотреть достопримечательности города… Я сказал, что с удовольствием познакомился бы с историей города 18−20-х годов. Начальник политотдела сказал, что знает человека, который интересуется и знает много об этом периоде, обещал познакомить меня с ним. Через некоторое время мы с ним приехали в квартиру к этому человеку. Им оказался Авдонин Александр Николаевич, кандидат геолого-минералогических наук. Увидев у меня на пиджаке значок „Заслуженный работник МВД СССР“, Авдонин принял мое знакомство с ним настороженно. Но потом, когда начальник политотдела уехал, мы с Авдониным разговорились, в том числе и об Императоре России, и не помню в связи с чем и почему я ему сказал, что нельзя ли попытаться найти могилу бывшего Царя Николая II и Членов Его Семьи. Авдонин ответил, что, во-первых, скорее всего никакой могилы Царя нет, а во-вторых, зачем это надо, ведь с Ним давно покончили и что теперь историю ворошить. Сказал, что если и попытаться это сделать, то все равно ничего не получится, так как на том или тех местах, где это могло быть, проложены железные дороги, построены дома.
Я стал настаивать на своей позиции, что это не безполезно (почему у меня она была такой, я объяснить не могу, так как никакими документами по этому вопросу я не располагал), сказал, что надо познакомиться с документами, а потом уже решать, стоит ли этим заниматься. Авдонин спросил, а смогу ли я достать такие документы и познакомиться с ними. Я ответил, что смогу. Тогда он сказал, что, если я найду что-либо, что поможет позволить начать поиск могилы, то могу приезжать, он готов мне помочь в этой работе» (с. 261−262).
Трудно даже предположить, что Н.А.Щелоков, озабоченный проблемой сноса дома Ипатьева, одновременно поручил бы своему подчиненному Г. Рябову благородную миссию восстановления исторической справедливости относительно Царской Семьи. Действия Г. Рябова, конечно же, находились и в русле действий, связанных с уничтожением Ипатьевского особняка.

http://rusk.ru/st.php?idar=112118

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru