Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Василий Дворцов12.10.2007 

Взгляд Василия Дворцова

Сословие — социальная группа, которая занимает определённое положение в иерархической структуре общества в соответствии со своими правами, обязанностями и привилегиями, закреплёнными в обычае или законе и передаваемыми по наследству.

Обложка "Русского общенационального журнала" . 10, 2007Все мы знаем, что такое «первый взгляд», с которого начинаются взаимные симпатия или неприязнь знакомящихся. Ведь никакие последующие самоуговоры не смогут истереть, истребить, затушевать того мгновенного прочувствования «свой-чужой», которое, как всё равно это обязательно выяснится, и бывает единственно верной оценкой. Не понравился человек сразу — и сколько потом ни старайся он продемонстрировать свои достоинства и прикрыть недостатки, ожидание неизбежной опасности, обязательной вражды будет преследовать ваши отношения до их реализации: «ну вот, я так и знал!»

Конечно, знал. Но что здесь за знание? Опыт, может, даже и генетический? Интуитивное предчувствие будущего? Голос Ангела-хранителя? Резонанс или несовпадение биологических ритмов? По-любому, с первых долей секунд, раньше, чем даже успеем мы рассмотреть встречного, безошибочно уже слышим-видим и знаем-чувствуем — кто перед нами.

Глаза в глаза — и душа видит душу. Тысячи незнаемых, неконтролируемых внешней логикой ключиков и замочков мгновенно находят друг друга, и вот уже с кем-то нам ненатужно и беспоследственно легко, с кем-то можно смело идти в разведку, а от кого-то на всякий случай стоит подержаться на расстоянии. Есть и такие встречи, от которых целый мир вдруг феерится настолько ослепляющей и оглушающей радостью или болью, что потом надолго остаётся радужно-розовым или сплошь чёрным.

Мы созвучны или разнозвучны друг другу, и эта внутренняя камертональность чувствований различных психотипажей ложится в основу социальных разделений, необходимых для успешности существования сложносоставного общества. Вот кто-то от рождения призван стать воином, кто-то музыкантом, а некто способен только на воспитание собственных детей. Упорные проникают в глубь атомного ядра, дерзкие открывают материки, а смиренные собирают запасы премудрости, за которыми рано или поздно к ним обращаются дерзкие и упорные. Счастье не ошибиться в себе, в своих детях и вовремя определиться с зоной своей или их максимальной реализации. Ибо кто-то призван стать воином, а кто-то музыкантом.

Каждое ремесло, каждая община и сословие состоятельны наполненностью такими призванными. И здесь необходимо внимание: в мастерской, цехе и касте внутренняя иерархия — от подмастерья до гроссмейстера, опираясь на общность психических свойств призванных быть гречкосеями, всадниками или священством, выстраивается по реальным критериям овладения ремеслом. А вот общегосударственная пирамида управления, укладывающая и распределяющая эти слои, сектора и ячейки в единый организм, не особо вторгаясь во внутренний уклад профобъединений, должна выстраивать собственную систему оценок для создания совершенно не связанной с кастовой принадлежностью универсальной управленческой элиты. В каждом случае это очень разные системы, зависящие от религиозных, национальных, исторических и географических особенностей данного государственного образования — примитивная ли это демократия тейпов или религиозно-риатуалистическое цветение вековых империй.

Понятие национальной элиты не может определяться лишь внешними признаками — чьей-то близостью к рычагам управления, материальным уровнем, родословной. Сегодня в России сложилась то ли опасная, то ли комичная ситуация, когда общенациональной элитой называются вершки чрезвычайно ограниченного перечня сословий: торгово-финансового, политико-управленческого и развлекательного (СМИ). Точнейше по Ильичу — берите «банки, мосты и телеграф», и вы — «элита». А где армия, наука, медицина? Где инженеры, где агрономы, геологи, педагоги, писатели?!

Единонациональная элита обязана пропорционально включать в свой круг всех лучших людей всех профессий, и, главное, она должна осторожно, но постоянно обновляться. Для чего, во избежание революционных кризисов, консервативному государству кроме пестования династийно-наследной элитности необходим некий «клапан» обновления «голубой крови», когда на верхние этажи равными принимаются национальные гении, из какого сословия бы они ни выходили.

К сожалению, завезённая с протестантского Запада «демократия» с её выборными кампаниями присутствие гениев в управлении традиционно самовластного Российского государства не обеспечивает. Ведь у нас в политику, как правило, идут лишь личности профессионально несостоятельные: ни занятому врачу, ни востребованному архитектору просто сил не найдётся ни на какую партийную активность. Другое дело, если б было восстановлено сословное представительство в народных соборах, куда крестьяне, инженеры, военные и учёные делегировали б своих лучших и заслуженнейших коллег и соратников. Но профсоюзы, так многообещающе начинавшие свою политическую деятельность в начале XX века, были обращены ленинцами в «приводной ремень партии», а сегодня и вовсе утеряли всякое значение.

Ладно! Что только не перемалывали мы за тысячелетнюю историю. Перемелем и нынешнее нашествие «общечеловеческих ценностей».

Первый взгляд, первое впечатление, с которых начинаются взаимные симпатия или неприязнь, во многом определяются соотношением нравственных потенциалов знакомящихся. Интуитивное предчувствие будущего? Голос Ангела-хранителя? Словно пыхнет краткий разряд, и уже не загадка — добрый ли человек перед нами? Мудрый ли?.. Ни цвет глаз, ни рост, ни возраст не дают подсказок, но именно сердечность или чёрствость новознакомцев — то главное, от чего израстают дальнейшие отношения.

Так, может, это и есть необходимый критерий, под который нужно выстраивать систему оценок для создания не связанной с кастовой принадлежностью универсальной общегосударственной пирамиды управления? Нравственность, благожелательность, отзывчивость и милость — качества, которые воспевались в мудрых правителях всех времён и народов. Уже потом шли воинские и политические заслуги, реформаторство или хранительство устоев.

Но есть ли, кроме лично чувственных, какие-либо «объективные» возможности или психотехники безошибочно (ну, почти безошибочно!) оценивать нравственное состояние человека, которого общество призывает на власть? Современных не знаю. В тестирование психологов не верю. А способы, испытанные древле, — соборные пост и молитву пред избранием князей и государей — навязывать не хочу. Хотя вряд ли от этого перестану ходить в квасных ретроградах.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru