Русская линия
Русская линия Леонид Грач26.09.2007 

Врагов надо знать в лицо
Интервью депутата Украинской Рады Леонида Грача ИА Regnum

Депутат Украинской Рады Леонид Грач рассказал о международных аспектах крымско-татарской проблемы, а также о влиянии Турции на ситуацию в Крыму и на российско-украинские отношения.

ИА REGNUM: Леонид Иванович, власти в Киеве не устают повторять, что крымская проблематика имеет сугубо внутриукраинское значение. Между тем, очевидно, полуостров находится в эпицентре если и не глобальных, то уж, во всяком случае, региональных процессов. Интересна ваша оценка значимости крымского фактора, в частности, в текущем процессе передела сфер влияния в Черноморском регионе?

Да, действительно. В Киеве стараются делать хорошую мину при плохой игре. Но правда состоит в том, что Крым никогда не был и не будет лишь только фактором внутриукраинского значения. Более того, здесь развиваются процессы в меньшей степени зависимые от Украины, а лежащие в плоскости взаимоотношений России с мусульманским миром, в частности, с Турцией, а также с целями США и Великобритании по закреплению своих позиций на Черном море.

По тому положению, которое занимает Крым в геополитической расстановке сил, полуостров можно сравнить с Панамским или Суэцким каналами, Кипром, Сингапуром и другими геополитическими точками мирового значения. Этот стратегический «полигон» всегда может быть использованным в противоречиях между Украиной и Россией, Турцией и Россией, и в других раскладах.

На протяжении всей истории противостояния Турции и России турецкие политики и спецслужбы пытались использовать тюркское население Крыма в подрыве российских позиций. В этих целях применялись различные методы пропаганды, которая осуществлялась не столько усилиями самой Турции, сколько США, Великобританией. В самой же Турции под видом общественных фондов, земляческих союзов и иных неправительственных организаций целенаправленно работали и работают сотни организаций, которые решают вопросы финансирования и планирования данной деструктивной деятельности.

Нужно отметить, что крымско-татарский незаконно действующий Меджлис является тем важнейшим звеном, которое не позволит исключить Крым из орбиты опасных геополитических процессов. Я практически уверен, что тот же вывод российского флота из Севастополя приведет сначала к резкой активизации деятельности ваххабитов, а после этого здесь появятся силы НАТО с доминирующим турецким участием якобы для их усмирения. Активность Турции на крымском направлении чревата крайне негативными последствиями и для России, и для Украины.

ИА REGNUM: И все-таки, чем могут обернуться для Украины данные процессы?

Действия Турции в Крыму приведут к всестороннему ослаблению Украины. Глобальные тенденции, связанные с войной в Ираке и ситуацией вокруг Ирана, повлияли и на региональную политику Турции. Сегодня стремление определенных антинациональных сил во главе с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко втянуть Украину в НАТО стало нежелательным для Турции, которая не хотела бы усиления присутствия США и НАТО в Черном море, что приведет к принципиальному снижению стратегической значимости самой Турции для западного сообщества. С другой стороны, интеграция Украины в НАТО приведет к усилению конфронтации с Россией, что не может не затронуть турецкие интересы, которые все более завязываются на сотрудничестве с российской стороной. Турция и Украина объективно стали конкурентами в сфере транспортировки энергетических ресурсов, при этом Турция перехватила инициативу в сооружении альтернативных коммуникаций, а это не может не отразиться на украинско-турецких отношениях.

Турции выгодно рассмотрение Украины как «пограничного», возможно, нейтрального государства, сильно зависимого от внешнего экономического партнерства, от импорта энергетических ресурсов, не располагающего современными, боеспособными вооруженными силами. В настоящее время, Турция и крымско-татарское общество убедились, что усиление Украины обусловит всяческое противодействие в формировании в Крыму крымско-татарской государственности. Поэтому, Турция, скорее всего, предпочтет раскачивать украинскую ситуацию с помощью Крыма.

Таким образом, крымская проблема выступает как типичная региональная проблема, на которую «привязаны» влиятельные державы. В свою очередь США пытаются не допустить международного признания крымской проблемы, даже фокусирования проблем в сфере прав человека, поскольку этим может воспользоваться Россия (такая же политика проводится со стороны США и ЕС в отношении прав этнических меньшинств и в странах Прибалтики).

И американцы, и европейцы хорошо осведомлены и понимают цели Турции в Крыму. Эти цели никак не могут отвечать интересам Запада, который стремится ограничить геополитические амбиции Турции и не допустить создания «турецкой империи» в любом формате и содержании. Но после системного экономического кризиса сегодня Турция готова начать масштабную экономическую экспансию в соседние регионы и, прежде всего, в Крым. Нужно отметить, что с Крымом связаны не только прагматические геополитические цели, но и довольно много эмоций и иррациональное восприятие исторического реванша. Это отличает Крым от других регионов, в том числе Кавказа и Центральной Азии. В отличие от кавказских диаспор, которые ни в Турции, ни на Ближнем Востоке не играют какой-либо существенной роли, потомки выходцев из Крыма, проживающие в Турции, сильно интегрированы в турецкое общество. Потомки крымских татар в Турции оказывают несравненно большее влияние на турецкую политику, нежели выходцы с Кавказа. Это важный фактор как внутренней, так и внешней политики Турции.

ИА REGNUM: Существуют ли какие-либо примеры использования потенциала крымских татар в реализации планов Турции против России?

К примеру, во время чеченской войны никто и не заикался о роли крымских татар в доставке материально-технической помощи, в том числе, вооружений, специального военного снаряжения и информации оперативного значения со стороны Турции чеченским боевикам. В этом контексте обычно указываются южно-кавказские, вернее грузинские и азербайджанские маршруты, между тем, практически не указываются маршруты, пролегающие через Крым, которые, возможно, и были основными. Например, известно, что в январе 1995 года, во время одной из встреч между лидерами Меджлиса и Джохаром Дудаевым в Ведено, была достигнута договоренность о том, что крымско-татарское руководство не будет в организованном порядке посылать в Чечню добровольцев из числа крымских татар, поскольку могут нанести ущерб генофонду крымских татар. Но крымско-татарские националисты поклялись на Коране, что примут активное участие в организации трафика вооружений, а также боевиков из разных стран и регионов. Турция и предводители чеченских сепаратистов довольно щедро оплачивали их услуги, и данные средства, получаемые в Крыму, использовались на нужды так называемых общин. По некоторым сведениям, в Одесской области крымские татары также организовали приобретение и перевозку вооружений в Чечню из Молдовы и Румынии. Как можно убедиться сегодня, крымские татары выполнили максимум задач по Чечне, которые ставили перед ними турецкие спецслужбы. Так что, о каком внутриукраинском факторе тут можно говорить…

В треугольнике Украина — Россия — Турция формируется некая традиция борьбы за влияние и политическое присутствие в Крыму. Если в этом треугольнике ни одному из этих государств не удастся встать над «схваткой», то эту позицию успешно займут США.

ИА REGNUM: В чем же состоит окончательная цель турецкой стороны, которая, как это исходит из ваших слов, подпитывает крымско-татарское движение? Как сегодня обстоят дела в Крыму с точки зрения развития татарской проблематики?

Турция начала прилагать усилия по навязыванию Украине проблемы Крыма сразу после установления дипломатических отношений между двумя странами. Уже в начале 90-ых годов данная тема стала непременным элементом в украино-турецких отношениях. После «цветной революции» Турция активизировала усилия по развитию отношений с Украиной, не забывая при этом обсуждать на различном уровне проблемы Крыма.

Но пока турецкие и украинские представители обмениваются весьма любезными визитами и заявлениями, в самом Крыму происходят силовые столкновениями между татарами и славянским населением. Вспомним хотя бы август 2006 года, когда в Бахчисарае произошли столкновения, в котором участвовали до 600 человек. Практически ежегодно, в Крыму происходит два — три подобных конфликта, то есть столкновения, которые носят массовый характер. Уже отмечается присутствие в Крыму экстремистских центров, неподконтрольных Меджлису и крымскому муфтияту. Это признают сами меджлисовцы и близкие к ним духовные лидеры. Среди этих центров есть группировки, признанные в мире террористическими, такие как «Хизб ут-Тахрир». Сегодня мы наблюдаем тенденцию к их увеличению и усилению радикализма. В подтверждение угрозы экстремизма и сепаратизма показателен инцидент на IV курултае, который состоялся в Симферополе в ноябре 2001 года, когда несколько делегатов предложили принять специальную резолюцию, подтверждающую Декларацию о национальном суверенитете крымско-татарского народа 1991 года, в которой земля и недра Крыма были объявлены собственностью крымских татар. Тогда Мустафа Джемилев задал делегатам курултая вопрос: «Вы понимаете, что это война? Готовы мы к ней?». В ответ прозвучало: «Готовы!»

Надо отметить, что отношения между Турцией и Украиной по поводу крымско-татарского вопроса складывается довольно противоречиво. Обе стороны убедились, что направить процессы в Крыму исключительно против интересов России не удается. Так или иначе, в Крыму происходит столкновение интересов не только Турции и России, но и татар с украинскими властями. Выясняется, что крымская программа Турции, в какой-то мере, вошла в противоречие с целями в отношении Украины и особенно — России. Турция не возлагает надежд на то или иное участие западного сообщества в решении проблемы крымских татар в смысле обретения ими государственности. Это не входит в планы ни США, ни ЕС. Турция имеет традицию добиваться геополитических целей совершенно иным образом. Если в случае с турками-месхетинцами, Турция сумела навязать этот вопрос Европейским структурам, в тесной связи с обязательствами ЕС перед Турцией, то крымская проблема может быть решена исключительно в условиях определенных взаимовыгодных договоренностей с Украиной. Данная цель, несомненно, остается, и Турция никогда не откажется от такой задачи. В связи с этим, в Крыму осуществляется многосложная программа, включающая, как экономические и социальные задачи, так и применяются силовые методы, то есть, рычаги давления на власти Украины. Нужно отметить, что крымско-татарскому движению еще в советские годы удалось внедрить своих людей в КГБ Узбекистана и Украины.

В целом, крымско-татарское движение стало хронически и принципиально антироссийским, и не может отказаться от этого вектора. В настоящее время и в обозримой перспективе, Украина не может предложить Турции тех или иных преимуществ или проектов в экономической или политической сферах, которые могли бы позволить Турции ограничить свои интересы в Крыму, тем более, отказаться от курса на создание крымско-татарской государственности. Вместе с тем, необходимо понимать, что совершенно все проекты, которые Турция реализует в сотрудничестве с Россией, также не являются причиной для отказа Турции от целей в Крыму. Крым является частью турецкой стратегии, имеющей судьбоносное значение для Турции. В целом, Турция заинтересована в том, чтобы перевести акценты конфронтации в Крыму со схемы Турция — Украина и Россия на схему Украина — Россия.

ИА REGNUM: А можно ли предметнее описать те меры, которые предпринимает Турция в поддержке крымско-татарского движения?

Одним из важнейших направлений работы турецкой стороны является попытка расширения религиозной идеологии, путем вовлечения крымско-татарских лидеров в известные и респектабельные суннитские ордена, в которых стоит по существу, вся политическая элита Турции — президенты, премьеры и генералитет. В настоящее время, практически, все руководители крымско-татарских групп и организаций состоят в ордене «Нахшбандия». Это весьма надежный способ контроля над данной элитой со стороны Анкары. В настоящее время, абсолютно все мусульманские священнослужители Крыма, в той или иной степени, прошли подготовку в Турции.

С другой стороны, по достоверным сведениям, на протяжении 1991 — 2003 годов Турция выделяла из своего государственного бюджета значительные средства на переселение и другие задачи по абсорбции Крыма — около $ 35,0 млн. Сопоставимые по сумме расходы были произведены разве что в Боснии. По приближенной оценке, в рамках поселенческой политики Турции в отношении крымских татар в Крыму выделено не менее $ 135 млн., причем, только непосредственно на заселение. Кроме того, на оказание помощи крымским татарам в культурно-образовательной сфере, сооружение коммуникаций и сетей затрачено не менее $ 110 млн., общие затраты Турции за 20 лет на поселенческие мероприятия и иную помощь составили не менее $ 450 млн. Все эти операции проводятся посредством существующих в Крыму нелегальных банковских учреждений, чьи активы созданы из турецких источников, и которые контролируются лидерами татар и отдельными предпринимателями, а также религиозными авторитетами. Ежегодные обороты данного метода кредитования составляют $ 4 — $ 6 млн.

Турция приступила к развертыванию в Крыму обширной задачи по масштабному инвестированию, в результате чего может быть установлен контроль над всей экономикой Крыма. В августе 2006 года Крым посетил один из турецких министров — Атилла Коч, который заявил правительству Крыма, что турецкие фирмы готовы в течение 10 лет вложить в регион $ 20 млрд., предназначенных для развития туризма и создания более эффективной модели рекреационного комплекса. Если принять во внимание, что администрации Крыма и Украины достаточно коррумпированы, вполне можно ожидать чрезвычайно сильного влияния Турции в нашем регионе. Ни одно государство не предложило нам столь масштабные инвестиции. Очевидно, здесь возобладают отнюдь не экономические мотивы.

В приложении капитала Турцию всегда интересовала Украина, а не только Крым. Для Турции явно представляют интерес вся Причерноморская зона, включая Одессу, Николаев, устье Дуная, побережье Азовского моря. В Стамбуле на последние 15 лет неоднократно проходили конференции по проблемам инвестирования и экономического внедрения в регионы Причерноморья, в том числе Юга Украины. По свидетельству источников в Одессе, на протяжении 10 лет к ним неоднократно обращались представители крупных турецких компаний с проектами, которые предполагают установление контроля над целыми отраслями индустрии. Имеется практический опыт экономического планирования, которое формально осуществляется специальным комитетом при «Меджлисе» крымских татар, но в действительности данное планирование осуществляется специально созданной общественной организацией, чьи функции весьма серьезны и связанны с политическими задачами освоения территории Крыма. В работе этой организации в установленном порядке участвует представитель Турции. Кроме того, в Турции созданы специальные СМИ, ориентированные на регионы Крыма, Кавказа и Центральной Азии.

По мере сил участвует в становлении татарского Крыма и союзник Турции — Азербайджан. В последние годы объем помощи крымским татарам из Баку составляет примерно $ 100 тыс. в год, но исключительного в форме материальных средств. Например, в отдельные годы Азербайджан предоставляет татарским организациям Крыма определенное количество светлых нефтепродуктов для реализации на месте с целью получения общинных доходов, или для сооружения жилья.

ИА REGNUM: Существуют ли какие-либо документальные подтверждения данных проектов Турции в Крыму?

Осенью 2005 года Совет безопасности Турции принял новую концепцию национальной безопасности — «Политический документ о национальной безопасности», который стал результатом работы ключевых ведомств и центров политических исследований, призван отразить новые внешнеполитические условия и факторы, которые обусловливают безопасность страны. В документе впервые в турецкой политике Крым рассматривается не только как этническая или этнополитическая тема, а самостоятельная региональная тема, в рамках сложной геополитической проблемы. В документе принимается, что задачей Турции является всемерная поддержка требований крымско-татарского (турецкого) народа о создании национальной государственности. В связи с этим, Турция должна употребить все усилия и возможности для утверждения на международной арене крымско-татарского вопроса, как проблемы защиты правомерных требований народа, подвергнувшегося репрессиям и дискриминации.

В свое время госсекретарь США Колин Пауэлл в предисловии к Докладу о положении с правами человека в странах мира, среди наиболее важных событий, определяющих дальнейший ход событий, упомянул проведение тайного заседания «Меджлиса» с участием различных авторитетов, которые проживают вне Крыма. На данном заседании присутствовали представители общественной организации «Стамбульский крымско-татарский клуб», имеющий элитарное значение, и тесно связанной с правительственными кругами. На данном заседании Мустафа Джемилев стал распространяться о внешней поддержке и интересах Запада, предложил пересмотреть обязательства, принятые в отношениях с украинскими властями.

Еще один показательный факт — известный советолог Глен Ховард стал регулярным консультантом представителей крымско-татарского «Меджлиса» в Вашингтоне. Глен Ховард тесно сотрудничал с такой одиозной фигурой как Збигнев Бжезинский в специально созданной структуре «Американский комитет по Чечне». Ховард в настоящее время не работает в этом «комитете» и заключил рабочий договор на два года с «Национальным Советом по разведке» США, где он консультирует в вопросах горячих очагов в России и на постсоветском пространстве.

ИА REGNUM: Каким образом вы представляете позицию и возможные методы действия России в данной ситуации?

Мы все помним, что во время своего традиционного ежегодного обращения к российским гражданам Владимир Путин решил протянуть руку помощи Украине. Касаясь темы крымских татар и Крыма («особой территории», по определению российского президента), Владимир Путин сказал: «Нам, конечно, не безразлично, что там происходит». Президент России наверняка не может поверить в то, что это безразлично «оранжевым» руководителям Украины, которые, по сути дела, отдали государство в управление американцам. Таким образом, ситуация в Крыму сегодня зависит не столько от политики Киева, сколько от американо-турецких взаимоотношений. С точки зрения интересов России, Турция и Украина имеют практически аналогичное значение в плане безопасности. Украинский национализм уже внес заметный вклад в ослабление позиций России в Европе и в Черноморском регионе. Поэтому, России предстоит проводить активную и, что называется, зрячую политику в бассейне Черного моря, не допуская чрезмерного усиления Турции и других членов НАТО. Врагов надо знать в лицо!

Опубликовано: ИА Regnum

http://rusk.ru/st.php?idar=112048

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru