Русская линия
Русская линия Тамара Мазур22.09.2007 

Роль Морского министерства в государственных реформах 2-ой половины ХIХ века

От редакции. 22 сентября исполняется 180 лет со дня рождения сына Императора Николая I и брата Императора Александра II Великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича. Он был неординарной личностью, получил блестящее образование, владел несколькими музыкальными инструментами, хорошо разбирался в живописи. Бесценен вклад Константина Николаевича в развитие Русского флота. К юбилею Великого князя предлагаем вниманию читателей доклад заместителя директора Российского государственного архива Военно-Морского Флота (Санкт-Петербург) Т.П.Мазур, впервые опубликованный в брошюре «Пятые Константиновские чтения», Кронштадт, 2005 г.

Великий Князь Константин Николаевич С именем великого князя Константина Николаевича, генерал-адмирала российского флота связаны все преобразования, проводившиеся в России в 50−60-ые годы ХIХ века. Государственная деятельность Константина Николаевича началась в 1850 году. 3 сентября 1850 г. он назначается председателем Комитета по пересмотру свода Морских уставов, а 5 сентября — членом Государственного Совета.

Этот год имел особое значение для последующей деятельности великого князя, т.к. к этому времени относится начало сотрудничества с Александром Васильевичем Головниным, ставшим его личным секретарем и другом. Через А.В.Головнина Константин Николаевич знакомится с плеядой деятельных и образованнейших молодых людей, преданных России, по своим взглядам весьма либеральных и стоящих за проведение реформ. Среди них: граф Д.А.Толстой — будущий министр народного образования, М.А.Рейтерн — будущий министр финансов, барон В.Е.Врангель, князья Д.А.Оболенский, Н.М.Голицын, П.Н.Глебов, К.С.Варанда и другие, известные в свое время как «Константиновские орлы». Именно на них полагается великий князь в своей государственной деятельности. Помощниками и единомышленниками его на флоте были адмиралы Г. И.Бутаков, В.Ф.Лихаче, А.А.Попов, Н.А.Шестаков, И. Лисовский, Н.К.Краббе и др.

Первой ответственной работой молодого генерал-адмирала была переработка Морского устава. В ней он принял самое деятельное участие в качестве председателя Комитета для пересмотра и дополнения Общего свода Морских уставов и привлек к данной работе лучшие силы русского флота. Как председатель, великий князь обратил внимание членов комитета на необходимость дать флоту устав, сообразный с потребностями и соответствующий современному состоянию науки и морского законодательства морских держав. Он лично просматривал все поступавшие предложения и замечания, сам написал несколько глав. Насколько плодотворной была его деятельность и с каким увлечением Константин Николаевич работал, ярко повествуют уникальные документы по работе над сводом Морских уставов с собственноручными зарисовками великого князя, хранящиеся в Российском государственном архиве Военно-Морского Флота в фонде «Канцелярия генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича» [1]. Действие статей устава Константин Николаевич лично проверил на практике в плавании 1851 г. В феврале 1853 г. 25-летний великий князь представил своему августейшему отцу новый Морской устав. В высочайшей грамоте по случаю награждения Константина Николаевича от 6 декабря 1853 г. орденом Св. Владимира I ст. сказано: «Возложенный на Вас важный труд составления Устава морской службы совершили Вы с отличным успехом» [2].

С вступлением на престол брата Александра II на Константина Николаевича 23 февраля 1855 г. возложена обязанность по управлению флотом и Морским министерством на правах министра. Великий князь занял этот пост в 27 лет и именно с этого момента для российского флота начался период его возрождения, повлекший за собой эру реформирования России. Именно морское ведомство шло впереди всех других ведомств во всех реформах, проводившихся в стране в царствование царя-реформатора Александра II.

По окончании Крымской войны генерал-адмирал приступил к важным преобразованиям по морскому ведомству. Воссоздание русского военного флота, организация сооружения собственными, русскими силами новых военных судов и новой морской артиллерии, обновление и образование личного состава флота — таковы были главнейшие задачи деятельности великого князя в должности генерал-адмирала. В связи с ними были существенно преобразованы все стороны военно-морского дела России.

После первого ознакомления с морской администрацией, Константин Николаевич убедился в необходимости коренной ее реформы с целью устранения отживших свое время порядков, упрощения и оживления механизма управления. Рядом последовательных частичных мероприятий он начал немедленно подготавливать общую реформу. Для лучшего успеха дела генерал-адмирал прибегнул к гласности. Морское министерство старалось для основательного изучения вопросов обобщать опыт различных специалистов, учитывать все поступающие мнения. В «Морском сборнике» был создан специальный отдел для обсуждения реформ. Первоначальный проект преобразования Морского министерства и управления портами, составленный в 1856 г., несколько раз рассылались деятелям морского и других министерств, перерабатывались по замечаниям. С 1858 г. сметы Морского министерства начали выноситься на государственный совет печатными и рассылаться в учреждения морского ведомства, тогда как прежде сметы являлись государственной тайной.

Главные начала, положенные в основание коренного преобразования управления морского ведомства, состояли в рассредоточении управления, даче самостоятельности местным властям, упрощении делопроизводства, улучшении быта служащих и уменьшении их числа. Через новое положение проводилась мысль, что береговые учреждения существуют для флота, а не наоборот. Проект Общего образования управления морским ведомством и управления портового был утвержден 27 января 1860 г. Утверждая на 5 лет проект преобразования Морского министерства, Александр II поставил положенные в его основу начала «в пример всем господам министрам и главноуправляющим». По прошествии испытательного срока, в 1867 г. в положении были сделаны изменения в направлении децентрализации, сокращения и упрощения делопроизводства. Сокращены Кораблестроительный и Комиссариатский департаменты и артиллерийское и строительное управления. Преобразована система отчетности — сметы министерства стали отличаться полной откровенностью и правдивостью. Все суммы морского ведомства были сосредоточены в одном центральном казначействе, и таким образом впервые было применено начало единства кассы, распространенное позже на всю Империю. Морское ведомство первое ввело у себя в 1860 г. новую систему контроля, послужившую основанием для позднейшей общей реформы контрольной части по всем ведомствам.

Константин Николаевич вскоре после вступления в управление морским ведомством обратил внимание на необходимость пересмотра морских уголовных законов и, в особенности, законов судопроизводства. В июле 1857 г. он учредил при Аудиториатском департаменте особый комитет, который должен был составить проект морского судного устава на новых современных западноевропейских началах. При разработке устава 1858−1860 гг. члены комитета непосредственно знакомились с опытом современного законодательства морских держав (Франции, Англии). Проект судного морского устава имел важное значение, как в деле преобразования специального морского судопроизводства, так и в деле общей судебной реформы в России. Появился он на два года раньше утвержденных в 1862 г. Основных положений судебной части в России. Это был первый официальный проект, основанный на началах самостоятельности судей, состязательности, устности и гласности уголовного процесса и обеспечения права защиты обвиняемого. Таким образом морское ведомство впервые официально оглашало в России данные начала.

Имя великого князя Константина Николаевича тесно связано с реформой по отмене телесных наказаний. В заключении по данному вопросу он писал, что телесные наказания «составляют для государства такое зло, которое оставляет в народе самые вредные последствия, действуя разрушительно на народную нравственность и возбуждая массу населения против установленных властей» [3]. Константин Николаевич считал, что применение телесных наказаний в войсках ослабляют военную дисциплину, подрывают «живую связь между офицерами и нижними чинами, поселяя в них чувства взаимного неуважения». [4] Он энергично настаивал на немедленной отмене наказаний в морском и военном ведомствах не дожидаясь соответствующего распоряжения по гражданскому ведомству.

Великий князь Константин Николаевич стоял во главе управления морским ведомством с 1855 по 1881 гг. Это время было одним из наиболее тяжелых переходных периодов в истории флотов вообще, а русского в особенности. В кораблестроении совершался коренной переворот, технические открытия и усовершенствования следовали одно за другим. Парусный флот уступал место паровому броненосному флоту. Ведущие мировые морские державы стремительно модернизировали свои флоты, и первые итоги стали видны в период Восточной (Крымской) войны. В последние годы своего правления Николай I уже ставил перед морским ведомством задачу, что «Россия должна быть первоклассною морскою державою, занимать в Европе третье место по силе флота после Англии и Франции. И должна стать сильнее союза второстепенных морских держав» [5]. Это могла произойти только путем технического перевооружения флота. На выполнение этой задачи была направлена вся деятельность генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича. После окончания Крымской войны морское ведомство приступило к систематической постройке судов нового типа с винтовыми двигателями. С 1856 по 1863 гг. было построено 26 винтовых судов. Начиная с 1858 г. генерал-адмирал неоднократно докладывал императору Александру II, указывая на необходимость приступить к постройке броненосцев. И, не ожидая особых ассигнований, все средства ограниченной сметы морского ведомства обратил на броненосное судостроение. Это потребовало перестроить адмиралтейства в Петербурге, Кронштадте и на Ижоре, создать новые казенные заводы и несколько новых частных железоделательных, механических и судостроительных заводов. Морское министерство, руководимое великим князем, тщательно отслеживало новые зарубежные разработки с помощью постоянных морских агентов и в тоже время шло впереди других ведомств в деле упразднения русской технической и промышленной зависимости от иностранцев. Константин Николаевич энергично поддерживал разработки российских ученых в области судостроения. По настояниям великого князя была осуществлена идея контр-адмирала А.А.Попова по созданию круглого броненосного судна. И летом 1879 г. Константин Николаевич совершил плавание на корабле-поповке «Вице-адмирал Попов» из Ялты в Батуми и обратно. Подверглась коренному преобразованию и морская артиллерия. К числу видных преобразований, совершенных в области военно-морского дела за время управления морским ведомством великим князем, относится также вооружение судов минным оружием.

Генерал-адмирал свою задачу видел «не в помыслах о морских победах, не в создании вдруг большого числа судов при больших пожертвованиях, а в том, чтобы беспрерывными плаваниями небольшого числа хороших судов приготовить целое поколение будущих опытных и страстных моряков» [6]. Он имел твердое убеждение, что дальние плавания необходимы, как лучшая морская школа для офицеров и команд" и с 1855 г. начинает практику посылки судов в заграничные плавания. На рациональную ногу были поставлены и внутренние плавания. Благодаря такой организации была создана прекрасная морская школа, которой завидовали даже иностранцы.

Несмотря на огромное желание создать флот достойный России, понимая тяжелое положение страны, Константин Николаевич идет на сокращение расходов Морского министерства и видит единственный способ возродить былую славу флота — вырастить людей, способных при скудных материальных средствах достигать успеха. Наряду с созданием нового флота, генерал-адмиралом осуществлялась не менее трудная задача обновления личного состава флота, создания кадров, отвечающих новым требованиям военно-морской службы. Рядом крупных мероприятий, коснувшихся разнообразнейших сторон жизни морских офицеров и матросов, положение личного состава флота было преобразовано до основания. Реформа кораблестроения с необычайно возросшей дороговизной постройки судов, вела к уменьшению числа судов в российском флоте и к соответственному сокращению личного состава офицеров и команд, что и было сделано конце 50−70-х годах ХIХ века. Начиная с 1859 г. были упразднены все береговые команды, не несшие морской береговой службы. Казенный рекрутский труд матроса на берегу был заменен, где только было возможно, вольнонаемным. Убежденный сторонник вольного труда, великий князь не остановился перед возражениями большинства деятелей того времени, утверждавших, что дело создания и поддержания флота в России немыслимо вести без помощи казенного, подневольного труда. В 1856 г. упразднено сословие канонистов, т. е. обязательной военной службы для детей солдат и матросов, а в 1858—1860 гг. освобождены от крепостной зависимости охтинские поселяне и крестьяне черноморских адмиралтейских поселений. Это послужило как бы началом реформы освобождения крестьян от крепостной зависимости во осуществления которой был генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич. По словам императора Александра II великий князь был «его первым помощником в крестьянском деле».

Великий князь стремился к тому, чтобы рекрутской повинностью не отвлекать от плуга и от промышленного труда ни одного лишнего человека, за исключением людей, необходимых для действительной военной службы во флоте. Срок службы с 25 лет был сокращен до 10 лет, из которых матросы по разным законным льготам находились на действительной военной службе не более 7 лет и даже 3 лет. Для улучшения личного состава флота морское ведомство приняло меры, чтобы рекруты набирались во флот с приморских и приречных местностей.

Поднято было значение личного состава флота в глазах русского общества, улучшался быт моряков, их материальное состояние. Генерал-адмирал в первые же годы своего управления морским ведомством возбудил вопрос об увеличении денежного содержания офицеров, придавал этому вопросу большое значение, считая, что улучшение их материального положения должно привлечь на морскую службу лучшие силы. Оклады жалования флотских офицеров, начиная с 1859 г., были значительно увеличены в соответствии с занимаемой должностью, увеличены и оклады заграничного и внутренних плаваний. Для лиц, прослуживших долгое время во флоте, определены пособия на воспитание детей. Учреждена эмеритальная касса, что дало возможность обеспечивать выходящих в отставку флотских офицеров, почти утроив размеры их пенсий. При содействии генерал-адмирала обращено внимание на развитие в портах общественных Морских собраний. Константин Николаевич прилагал усилия к улучшению материального и нравственного положения и нижних чинов. Постепенно улучшались все стороны быта матросов: условия проживания в казармах, одежда, обучение грамоте и специальности. Существенно улучшены береговые госпитали и обращено внимание на судовую гигиену. Изнурительные в прежнее время работы матросов на судах и в портах были облегчены и ограничены пределами крайней необходимости.

Генерал-адмирал огромное внимание уделял организации системы морского воспитания. Особое внимание он обратил на реформу учебных заведений. Для лучшего анализа состояния военно-морского образования в России по его инициативе в 1855 г. создаются ревизионные комиссии, куда привлекаются специалисты морского ведомства и Министерства народного просвещения. При этом Константин Николаевич просит членов комиссий тщательно обследовать морские училища и сообщить ему замечания с полной откровенностью. В «Морском сборнике» идет полемика по данному вопросу, на страницах журнала выступают выдающиеся педагоги и ученые. К августу 1860 г. на основе итогов работ комиссий под руководством адмирала Е.В.Путятина были разработаны проекты уставов военно-морских учебных заведений и представлены на страницы журналов «Морской сборник» и Министерства народного просвещения. В 1862 г. был учрежден Особый комитет для доработки проектов уставов и руководства постепенным преобразованием морских учебных заведений. В основу преобразований было положено начало отделения общего образования от специального и введение гуманной системы воспитания путем убеждения, а не страхом наказаний. Результатами деятельности Особого комитета явились: окончательная разработка уставов и представление их на апробирование в 1866 г., осуществление реорганизации Морского кадетского корпуса в Морское училище в 1867 г.; объединение учебных заведений Балтийского флота в 1873 г. в Морское техническое училище; преобразование в 1877 г. Академического курса морских наук при Морском училище в Николаевскую морскую академию. В Санкт-Петербурге, Кронштадте и Николаеве открыты 3 гимназии.

Не ограничиваясь преобразованием морских учебных заведений, генерал-адмирал старался различными способами распространять среди моряков общеобразовательные и специальные морские знания. В соответствии с его пожеланиями с 1857 г. в Кронштадте ежегодно в зимнее время читались лекции для морских офицеров, а впоследствии такие же чтения были организованы в Николаеве и других портах. С целью дать возможность флотским офицерам следить за развитием морской науки, Морской ученый комитет издавал на средства Морского министерства научные сочинения, как российские, так и переводные. Наиболее действенным средством распространения морских знаний среди офицеров великий князь считал периодический орган печати морского ведомства «Морской сборник», дав ему возможность стать живым органом современного положения морского дела в России. При создании в портах Морских собраний особое внимание было обращено на создание при них библиотек и читален. Примечательно, что генерал-адмирал в 1874 г. уступил под библиотеку свои комнаты в Морском собрании Кронштадта. Мы обязаны ему тем, что на научную основу было поставлено изучение истории российского флота; с 1873 г. начала работу Комиссия по описанию дел архива Морского министерства, организована Военно-морская библиотека, которая стала одной из лучших в России.

Таков был вклад генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича в реформировании российского Военно-Морского Флота. Стоит сказать, как оценил свою многостороннюю деятельность по управлению морским ведомством он сам во Всеподданнейшем отчете Александру II в 1880 г.: «Не мне решать, действительно ли в трудный, пережитый морским ведомством период, было сделано на пользу флота все возможное, но свидетельствую совестью перед Вами Государь, что все силы ума и самые пламенные желания благ флоту были мною приложены к делу… и что я не отступал ни перед каким трудом» [7].

В заключение хотелось бы кратко остановиться и на общегосударственной деятельности Константина Николаевича, которую он совмещал с руководством морским ведомством и всецело посвятил себя ей, удалившись от непосредственного управления морским ведомством. С 1865 г. он — председатель Государственного Совета. Этот пост великий князь занимал 16 лет, проводя в жизнь реформы императора Александра II. И на этом посту он соблюдал свое кредо — к решению любого вопроса подходил только после тщательного ознакомления со всем тем, что подлежало обсуждению и решению. Круг его деятельности был чрезвычайно обширен. Особенно близкое участие принимал он в реорганизации народного просвещения, в разработке Устава о всеобщей воинской повинности, по устройству судебной части в империи. Конечно же, неоценим его вклад в разработку главнейшей реформы в России — реформы об отмене крепостного права и настойчивое проведение ее в жизнь.

Будучи человеком очень разносторонне одаренным, Константин Николаевич с большой любовью относился к русской науке, культуре и многие достижения в данных областях были осуществлены с доброй поддержки и благодаря живому участию великого князя.

Даже одно только перечисление всего того, что было сделано при участии и содействии генерал-адмирала российского флота великого князя Константина Николаевича, ставит его в ряд выдающихся людей ХIХ столетия, оставивших яркий след в истории России. Высоко были оценены его заслуги перед Отечеством и его венценосным братом. В Рескрипте от 23 февраля 1880 г. на имя Константина Николаевича по случаю его 25-летия управления морским ведомством император Александр II назвал великого князя ближайшим помощником в «великом деле освобождения крепостных крестьян» [8]. Весьма отрадно, что в последние годы интерес к личности великого князя Константина Николаевича возрос. Его заслуги перед Отечеством достойны уважения.
Тамара Петровна Мазур, заместитель директора Российского государственного архива Военно-Морского Флота
Санкт-Петербург


Источники и литература:

РГАВМФ. Ф.4, 5, 6, 18, 19, 224, 315, 1144

Великий князь Константин Николаевич Романов. Эксклюзивный памятный фотоальбом. Самара, Агни, 2004

Ю.Л.Коршунов. Августейшие моряки. «Блиц» СПб, 1999.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГАВМФ). Ф.224 оп.1 д.409−411
2 — «Морской сборник» .1 1912 с.21
3 — РГА ВМФ, ф. р-2246, оп.1 д. 114, л.11−12
4 — Там же, л.12
5 — Там же. Л.18
6 — Письмо великого князя Константина Николаевича к наместнику на Кавказе князю Барятинскому. Русский биографический словарь, т.1 с.707
7 — РГАВМФ. Ф. р-2246,оп.1.д.114 л.37.
8 — Там же, ф.224 оп.1 д. 412

Впервые опубликовано: «Пятые Константиновские чтения», Кронштадт, 2005 г.

http://rusk.ru/st.php?idar=112033

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru