Русская линия
НГ-Религии Инна Симонова15.08.2007 

Русский колокол возвращается на Родину

Об авторе: Инна Анатольевна Симонова — кандидат исторических наук, эксперт фонда «Связь времен»

В начале 1930 года американский промышленник Чарльз Ричард Крейн предложил в дар Гарвардскому университету набор из 18 русских колоколов. Крейн, входивший в десятку самых богатых людей США, приобрел их в хорошо известной у зарубежных коллекционеров организации «Антиквариат» («Всесоюзное объединение по экспорту и импорту антикварных художественных предметов») через посредничество своего агента в Москве Томаса Виттемора — византолога, арт-дилера и главы Комитета помощи русской молодежи в изгнании.

Линда Вудрофф осматривает русский колокол. Фото 1984 г.Президент Гарварда Эббот Лоуренс Лоуэлл, завершавший в то время реконструкцию университета в консервативном старо-английском духе времен короля Георга, увидел в подарке почётного профессора средство борьбы с левыми коммунистическими идеями, набиравшими популярность в молодежной среде. В одном из своих писем к сенатору Фредерику Джиллету Лоуэлл объяснил потребность в русских колоколах «патриотическими, религиозными и образовательными целями». Предполагалось, что под колокольный звон гарвардские студенты — будущая правящая элита Соединенных Штатов — будут просыпаться, участвовать в ежедневных утренних и вечерних богослужениях. Колокола Свято-Данилова монастыря должны были регулировать начало и конец учебных занятий в классах.

После некоторых размышлений было решено установить доставленные из Советской России в середине октября 1930 года колокола на башне Лоуэлл-хаус — вместо изначально планировавшихся по проекту часов, выходящих на все четыре стороны света. Однако в итоге 17 колоколов были подняты на башню и развешаны там в порядке, полностью повторявшем схему их расположения в родном Даниловом монастыре в Москве. Премьера звона русских колоколов по просьбе дарителя Чарльза Крейна состоялась на католическую Пасху, которая в 1931 году пришлась на 5 апреля.

Только 18-й по счету даниловский колокол по имени «Будничный» — один из самых старых (конца XVIII-го века), самых тяжелых (4-й по весу, в 2,2 тонны) и самых красивых (украшенный ликами ангелов и старославянской вязью) — был признан экспертами лишним в подборе, несмотря на чудную и глубокую тональность звучания. После того как он, подвешенный в одном из университетских ангаров, участвовал в шумной встрече нового, 1931-го года, Лоуэлл передарил его декану гарвардской Бизнес-школы Уоллесу Донхэму. Спустя полгода «отвергнутый» колокол был доставлен в кампус, находящийся по другую сторону реки Чарльз, и поднят с помощью лебедок на башню Библиотеки Бейкера. В отличие от колоколов Лоуэлл-хауса, управляемых вручную на русский манер, колокол «Будничный» электрифицировали. По просьбе декана он стал звонить с частотой 22,5 удара в минуту (через полтора года скорость ударов было решено несколько замедлить — до 22 ударов минуту).

К сожалению, спустя некоторое время колокол «Будничный» надолго замолчал. Только весной 1984 года, когда в Москве уже вовсю шли работы по возрождению Свято-Данилова монастыря, Линда Вудрофф, ученый, музыкант и реставратор колоколов, отремонтировала механизм, управлявший звучанием колокола на башне Библиотеки Бейкера. Отныне звук из старинной русской бронзы стали извлекать два ударных молоточка, прилаженных снаружи. Вплоть до наших дней голос этого колокола можно было слышать в гарвардской Бизнес-школе. Но только по окончании экзаменационных сессий и в дни выпускных торжеств.

Сегодня, 15 августа, русский колокол будет спущен с башни гарвардской библиотеки и начнет свой путь на родину.

http://religion.ng.ru/history/2007−08−15/100_bell.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru