Русская линия
Русская линия Наталья Гущина21.07.2007 

Благотворительность Русской Православной Церкви

«Пройдут годы, пронесутся столетия, забудутся не только имена наши, но самые могилы наши, исчезнет всякая память о нас в потоке веков и поколений, но если во дни земной жизни нашей мы отверзали руку свою посильному благодеянию храмам Божьим, то никогда не забудет о сем Святая Церковь».
Отец Варлаам, первый настоятель Белогорской обители

Древнейшими правовыми актами, определяющими благотворительность как составную часть жизни и деятельности церкви, можно считать Уставы первых православных русских монастырей, о которых, к сожалению, История донесла до нашего времени очень мало официальных сведений. Но до нас дошли жития святых и праведников, исторические повести, древнейшие летописные своды.

На основе изучения «Жития Феодосия Печерского», повести «Чего ради прозвался Печорский монастырь», Киевского свода «Повести временных лет» мы можем судить о том, что Устав древних монастырей определял обители как форму социальной организации людей, причем форму многофункциональную. Монастыри решали различные социальные задачи: от приготовления своих членов к загробной жизни, создания образцовых хозяйств до призрения нетрудоспособных, организации больниц, домов инвалидов, выделяя на социальные цели десятину из своих доходов.

В Киевской Руси, где Церковь и экономически, и организационно зависела от князя, ее благотворительность была следствием политики князя. Например, Владимир Святославович в 996 г. издал Устав, который поручал общественное призрение, попечительство — духовенству, и выделял для этого определенные материальные средства. Подобную политику проводили и князья Ярослав Владимирович, Изяслав Ярославович, Всеволод Ярославович, Владимир Мономах. В период феодальной раздробленности и золотоордынского ига Церковь была единственным прибежищем для нуждающихся в помощи людей. Церковь и монастыри в XII—XIII вв. фактически взяли на себя благотворительную функцию.

В основном трактате о месте Церкви в обществе XIII в. — «Правила о церковных людях» немало строк посвящено перечислению благотворительных дел, требующих внимания Церкви. Вот несколько строк из этого трактата: «Нищих кормление и чад их; сиротам и убогим промышление; вдовам пособие; девицам потребы; обидным заступление; в напастях поможение; пленным искупление; в гладе прикормление; в худобе умирая — покровы и гробы».

В XIV—XVII вв., когда экономическая помощь Церкви была очень высокой, и ее роль в государстве укрепилась, задачи благотворительности Церковь решала самостоятельно. Но нужно заметить, что в XV—XVI вв. великий князь и Церковь часто координировали свои усилия по развитию благотворительности. Государство на эти цели выделяло церквям и монастырям средства. При Иване III были собраны все прежние грамоты и установления, приняты новые законы по выделению средств церквям и монастырям на содержание бедных. При Василии III по инициативе и с помощью князя в некоторых монастырях создавались больницы и богадельни. Иван Грозный в своих вопросах Стоглавому Собору поставил задачу расширения благотворительности.

Важную роль в правовом определении социальной функции Православной Церкви в целом и монастырей, в частности, сыграла монастырская реформа митрополита Алексия во второй половине XIV в., ее задачей являлось принятие нового монастырского Устава, главной целью которого было утверждение «общежительского» типа монастыря и превращение его, во-первых, в своего рода «монашеские университеты», где бы готовились церковные кадры нового типа, во-вторых, в экономически крепкие, не зависимые от князя хозяйства, в-третьих, в социальные обители, где могло бы найти приют и «успокоение» «убоги и обездолены чада земли наша».

На церковных Соборах XVII в. подтверждалась необходимость расширять благотворительность монастырей. Таким образом, мы видим, что благотворительность рассматривалось Русской Православной Церковью как неотъемлемая составная часть ее жизни и деятельности, высший церковный орган — Собор — своими постановлениями закладывал правовую основу этой деятельности.

Анализ практической работы Церкви по выполнению постановлений Соборов и Устава монастырей позволяет говорить о том, что церковная благотворительность носила как системный, так и эпизодический характер. Наивысшего подъема церковная благотворительность достигла в XIV—XVII вв., и это вполне закономерно, так как именно в этот период Церковь стала экономически сильной, способной в больших масштабах развивать благотворительность. Именно в это время развивается широкая сеть инвалидных домов, больниц, богаделен, приютов, созданных на постоянной основе при крупных московских, подмосковных, северных монастырях (Волоколамский монастырь, Троице-Сергиева Лавра, Кирилло-Белозерский монастырь, Чудов монастырь, Соловецкая обитель, Боровский Пафнутьев монастырь, Тихонова пустынь и многие другие). Богадельни создавались и при некоторых епархиальных домах (Новгородском, Казанском, Ростовском). Это была систематическая, целенаправленная благотворительная деятельность.

Монастыри, митрополичьи и епархиальные дома периодически оказывали материальную помощь неимущим. Обычно такая помощь оказывалась в неурожайные годы, а также беженцам из мест, занятых противником во время военных действий. Так, Волоцкий, Кирилло-Белозерский, Троице-Сергиев, Соловецкий монастыри в голодные годы кормили из своих запасов сотни и тысячи крестьян. Когда закончились запасы в Волоцком монастыре, его игумен Иосиф закупил хлеб и другое продовольствие для голодающих в долг. Имели место случаи, когда матери, спасая своих детей от голодной смерти, оставляли их у стен монастырей. И монастыри активно создавали приюты. Многие дети оставались в монастыре, вырастали там и принимали монашество. Троице-Сергиева Лавра дала приют многим сотням ограбленных и изувеченных крестьян, сбегавшихся под защиту от поляков во время смуты 1604−1612 гг. Никон, будучи митрополитом Новгорода, во время голода ежедневно кормил на архиерейском подворье сотни неимущих, устроил богадельню для престарелых и увечных.

Новгородский священник Сильвестр (20-е гг. XVI в.) создал школу для сирот, обучая их грамоте, ремеслу, торговле, иконописи, учитывая их способности и таланты. Многие из его учеников стали священниками, подьячими и даже дьяками новгородских приказов, ремесленниками. Под руководством его жены, матушки Пелагеи, девушки-сироты овладевали рукоделием, кулинарией. Переехав в Москву, став протопопом Благовещенского Собора и духовником государя Ивана Грозного, о. Сильвестр и в Москве, в собственном доме, на собственные средства создал школу для сирот. В настоящее время работа в школе была бы предметом внимания и всяческой похвалы, а в XVI в. она представляла необычное для России явление, вызывала общее изумление.

С усилием централизации власти, наступлением на исторически-традиционные права Церкви, секуляризацией и, наконец, ликвидацией Патриаршества, превращением Церкви в составную часть государственного аппарата, церковная благотворительность потеряла свою самостоятельность. Была создана государственная система общественного призрения, в котором и определялась роль Церкви и монастыря. После Октябрьской революции 1917 г. Декретом СНК и инструкциями НКЮ от 26 августа 1918 г. Церкви запрещалось заниматься какой-либо благотворительностью.

Но, когда в 1921 г. на обширных просторах страны был страшный голод — бедствовало до 15 000 000 человек, — Патриарх Тихон, несмотря на инструкцию Наркомата юстиции, направил во ВЦИК письмо, в котором написал, что Православная Церковь не может безучастно взирать на бедствия, постигшие русский народ, и сделает все возможное для оказания помощи. С большим трудом Церкви дали разрешение, но на местах чинили всяческие препятствия, присваивали церковные пожертвования и даже арестовывали церковных деятелей, занимавшихся благотворительностью.

В 1990 г. был принят Закон «О свободе вероисповеданий». Церковь была освобождена от государственного контроля и получила новые возможности своего внутреннего развития и внешнего служения. В это время в епархиях (в том числе и в Калужской) начался процесс духовного возрождения: оживилась церковноприходская жизнь, стали открываться храмы и монастыри, строиться новые храмы и молитвенные дома, открылись первые воскресные школы, возобновилось духовное образование, стала проводиться работа с молодежью и осуществляться благотворительная деятельность.

Социальная работа в Калужской епархии осуществляется приходами, Отделом по благотворительности и социальному служению и двумя благотворительными миссиями в г. Калуге и г. Обнинске. Деятельность Калужской благотворительной миссии направлена на оказание помощи тем группам населения, которые лишены или ограничены в возможности передвижения, а Обнинская — осуществляет попечение над больными детьми.

Так, например, со дня своего возобновления — 10 февраля 1992 г. — Казанский девичий монастырь в г. Калуге занимается благотворительностью. Основное внимание уделяется людям, лишенным возможности посещать храм — больным, инвалидам и престарелым, — чтобы они в полной мере могли участвовать в церковных таинствах и богослужениях. Монастырь опекает детей, больных детским церебральным параличом, находящихся на лечении в санатории «Калуга-бор». С 1992 г. в монастыре действует сестричество, члены которого помогают в реализации различных благотворительных программ.

Сестры Богородице-Рождественской девичьей пустыни в с. Барятино также ухаживают за престарелыми, нуждающимися прихожанками. Неимущим оказывается посильная помощь продуктами, лекарствами и одеждой.

Благотворительный отдел Успения Пресвятой Богородицы Калужской Свято-Тихоновой пустыни занимается попечением о нуждающихся, обращающихся за помощью.

Свято-Никольский Черноостровский монастырь в Малоярославце также ведет благотворительную и просветительскую деятельность среди населения г. Малоярославца, принимает многочисленных паломников. С 1993 г. при монастыре действует приют-пансион «Отрада» для девочек из семей с наркотической и алкогольной зависимостью. В нем проживает более 50 воспитанниц. Попечителем строительства детского приюта является благотворительный фонд «Связь поколений».

До революции вопросами благотворительности занимались и храмы. При некоторых из них были организованы братства. Так, например, в число прихожан храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы входили такие известные в Калуге люди, как Городской голова И.И. Борисов, губернский архитектор И.Д. Ясныгин, а также известные в городе семейства Унковских, Оболенских и др. 8 сентября 1903 г. при храме было организовано церковноприходское братство, основной задачей которого было оказание помощи нуждающимся. Братство также занималось просветительской деятельностью. Стараниями его членов была организована церковная библиотека.

Духовенство храма в честь Преображения Господня (Спаса за Верхом) также активно занималось благотворительной и духовно-просветительской деятельностью, 6 декабря 1898 г. по инициативе настоятеля храма священника Алексия Макарова было открыто церковноприходское попечительство. До конца 20-х гг. XX в. при храме активно функционировало братство, занимавшееся вопросами благотворительности и игравшее заметную роль в общественной жизни г. Калуги. 13 ноября 1899 г. в с. Аненки была открыта школа грамоты, приписанная к приходу.

Благодаря новому этапу духовного возрождения России, в настоящее время Русская Православная Церковь всячески поддерживает и развивает свои многовековые традиции по благотворительности и меценатству.
Впервые опубликовано в калужском епархиальном журнале «Православный Христианин»


http://rusk.ru/st.php?idar=111915

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru