Русская линия
Русская линия Владимир Шульгин13.07.2007 

Союз Слова и Меча как главная задача России
Из цикла передач «Культурные войны» на радио «Русский край» (Калининград)

Во всём православном славянском мире торжественно прошли Дни Славянской Письменности, приуроченные ко дням, когда Церковь поминает учителей словенских, равноапостольных святых Кирилла и Мефодия, даровавших нам азбуку и переведших Священное Писание и богослужебные книги на славянский язык. О значении этого великого наследия и хотелось бы поразмышлять сегодня.

Дерзновенная жизнь святых Кирилла и Мефодия — подвиг веры и подвиг воли. В результате наши предки получили гораздо раньше многих других народов перевод главной Книги христиан, Библии. Именно этот подвиг веры Кирилла и Мефодия привел к тому, что наш родной славянский язык стал одним из нескольких первоначальных священных языков, на котором может служиться Божественная Литургия, главное священнодействие христиан. Славянская речь встала в один ряд со священными Божественными литургическими языками, греческим, латинским и древнееврейским. В 867 г., когда западные христиане ещё не покинули Православную Церковь и не обособились, Братьев, просветителей славян, торжественно встретил в Риме папа Адриан II, когда они вернулись из своего миссионерского послушания в Причерноморье и доставили мощи святого Климента, папы римского прежних времен, погибшего мученической смертию за веру истинную и потому прославленного Церковью. Тогдашний, еще православный папа Адриан II одобрил славянские книги братьев-просветителей и разрешил отслужить литургию на славянском языке в соборе святого апостола Петра.

Каково значение и уроки священной жизни Кирилла и Мефодия? Мы, русские и другие славянские народы получили в наследие ту азбуку, которая лучше всего приспособлена к фонетическим особенностям славянских языков. Если поляки вынуждены были приспосабливать для этих целей латынь, вводя в её состав новые буквы для правильного графического отображения шипящих и других характерных для их родного языка звуков, то мы, Слава Богу имеем полностью родную для нашего языка азбуку, отражающую все звуковые особенности наших речений: и собственные «Ж», «Ц», «Ч», «Ш», «Щ» и другие буквы и знаки. Если немцу надо для обозначения звука «Ш» использовать целых три буквы («SCH»), а французам с англичанами по две («CH» «SH»), то нам, благодаря солунским братьям, достаточно одной. Но не только эта истинная простота важна. Хотя и в данном чисто азбучном смысле нам важно осознавать значение наследия Кирилла и Мефодия.

Несколько побочных слов об этом. К сожалению, в наши дни, распространилась чисто коммерческая по происхождению мода на уродливые, химерические сочетания русских и латинских букв в словах рекламных объявлений и на надписях в разного рода вывесках. Недавно пришлось поразиться, увидев такое пошлое сочетание своего и чужого в рекламе одной из новых контор по продаже недвижимости, которая в своём и без того акцентированном названии для вящего его усиления воспользовалась совершенно недопустимым приёмом знаковой интервенции в нашу родную речь. Судите сами. Фирма по операциям с недвижимостью с названием «Zападные Zемли». Заглавные буквы двух слов набраны латиницей, изображая «зеты». Тут, как и во всех подобных случаях, поражает хамское отношение к культурному отечественному наследию, к которому относится наша родная азбука кириллица. Ради привлечения внимания возможных клиентов руководство фирмы прибегло к явно недопустимому приёму злого коверканья родных слов. Таких примеров можно привести много, они, к сожалению, только умножаются, дополняя своей наглой новизной прежние образчики торгового «новояза», (а именно, перевертывание и усечение букв в словах-символах, ради того, чтобы ошарашенная таким хамским образом, пришла в восторг и непременно заглянула в столь модерную торговую точку). Кстати, хотелось бы призвать соотечественников бойкотировать те заведения, которые играют в столь непатриотичные игры и плодят новое бескультурье.

Главное священное достижение Кирилла и Мефодия, за которое они Церковью признаны святыми апостольского достоинства, — это переложение Священного Писания со церковного греческого языка на славянский, который в результате получил достоинство нового священного языка. Христиане это прекрасно поняли, так как знают, что Дух и Свет истинный порождают равные себе духовные субстанции. Отсюда берет начало основной священный источник силы и победной мощи нашего Русского Слова. Сама наша словесность проистекла, таким образом, из священного родника Божественной Правды, который одухотворил Кирилла и Мефодия, решившихся на подвиг создания славянской словесности и книжности, от которых и берёт свой главный исток великая русская литература. Гений Пушкина заметил и осознал всё великое значение этого. Поэт писал о поразительных результатах подвига Кирилла и Мефодия. Пушкин заметил: «Как материал словесности, язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива, <…> древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи; словом усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени». Итак, у истоков нашего великого литературного языка, который имеет больше священных начал, чем любой другой европейский язык, стоят исполинские фигуры наших славянских учителей, Кирилла и Мефодий. Другой наш поэт-гений Александр Блок, уже имея возможность оценить результаты развития нашей словесности в XIX — начале XX вв., сказал стихами в «Скифах» о возможностия русского разумения, связанного неразрывной связью с той словесностью, которая создана трудами Кирилла и Мефодия: «Нам внятно всё: высокий галльский смысл и сумрачный германский гений»; то есть мы, русские, имеем такие словесные инструменты постижения духовной, душевной и телесной реальности, которые позволяют достичь высшей из возможных на земле степеней мудрости. Но не только мудрости, а и торжества Правды. Наше Слово способно воспламенить душу русского человека и позвать его к подвигу. И это своё победоносное качество русское слово унаследовало во многом по молитвам и трудам равноапостольных Кирилла и Мефодия. В их руках был тот духовный меч, который при необходимости зовет и употребление меча булатного. Потому что зло иными слредствами бывает непобедимо.

Уже в молодости Кирилл показал свою решительность и смелость в отстаивании истины. Он, замеченный еще в школе своими поразительными способностями, был выписан ко двору Византийского православного Императора Михаила III. Его пригласили быть товарищем его ровесника царевича по учебе. Ему затем была обеспечена блестящая придворная карьера при храме св. Софии, главной святыне Христианского мира, но он отклонил заманчивое предложение. Позднее, уже став «философом», как тогда говорили о людях подлинной просвещенности, он смело вступил борьбу против ересиархов иконоборчества, (еретического уклонения в Православии, отрицавшего священный характер икон). В диспутах с иконоборцами он неизменно побеждал. Кирилл одержал победу даже над самим Патриархом Константинопольским Иоанном, который уклонился в иконоборчество. После таких побед над иконоборцами, одну из которых он одержал в Багдаде в споре с сарацинами в 851 г., Кирилл вместе с братом Мефодием отправился в Хазарию, в Причерноморье, на будущую территорию России. В Херсоне они выучили иудейский язык и сумели обратить в Христианство даже самого Кагана, царя Хазарии, бывшего пред тем иудейской веры. Победив в диспутах видных иудейских и мусульманских ученых, они обратили многих хазар в Христианство. Как раз после этих событий Братья, бывшие подлинными духовными воинами, по приглашению моравского князя Ростислава и стали учителями словенскими, принявшись за дело проповеди и перевода Священных Книг на славянский язык. При этом проявились вновь бойцовские качества Братьев, которым пришлось выдержать борьбу с латинским духовенством и немцами, которые боялись потерять своё влияние на славян. Им удалось преодолеть сопротивление самого Венецианского епископа, который… обвинил Братьев в переводе богослужебных книг на славянский язык. Как будто за это можно обвинять! Был созван собор, на котором Кирилл держал речь и доказал, что осуждать его и брата за создание азбуки и перевод Книг на славянский язык могут лишь лживые фарисеи. И вот тут-то их дерзновенная смелость в отстаивании истины и нашла поддержку у православного римского папы Адриана II.

Кирилл и Мефодий своей жизнью дали урок всем нам. Истина восхищается великими трудами и любовью к людям, молитвами о ниспослании Духа Святого на благое дело. Однако истина, добытая столь трудным путём непрестанных трудов торжествует лишь благодаря борьбе за неё. Автоматического торжества истины нет. Подчас за неё надо и живота не пожалеть. Поэтому Меч Духовный должен быть в содружестве с Мечом булатным. Эти размышления о прикладном значении поистине боевого опыта Кирилла и Мефодия продолжим следующий раз, воспользовавшись современными примерами.
Владимир Николаевич Шульгин, кандидат исторических наук, профессор Калининградского института ФСБ России
27.05.2007

http://rusk.ru/st.php?idar=111889

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru