Русская линия
Правая.Ru Юрий Сошин06.07.2007 

Жажда героя

В современной России, находящейся в процессе поиска общезначимых духовных начал общественного и индивидуального бытия, сущность личности-идеала воспринимается в ином смысле, нежели на Западе. Помимо собственно героического деяния у нас требуется праведность потенциального героя и соответствие его жизни определенной традиции. Если эти требования выполняются, появляется идеальный образ личности-идеала, служащий жизненным примером и объединяющий общество.

Как-то, гуляя по Москве, я обратил внимание на достаточно часто встречающееся изображение известного революционера Че Гевары. Узнаваемое лицо в черном берете видно на футболках, брелках, бейсболках, в витринах магазинов и на вывесках модных клубов. Погибший более 40 лет назад в боливийских джунглях весьма неоднозначный, мягко говоря, революционер- романтик стал неким общемировым символом. Только вот значение этого символа сейчас уже мало кто может объяснить. Молодежь, носящая майки с портретом Че, как правило, почти ничего не знает о личности этого человека и об идеологии (достаточно страшной) определившей его жизнь и смерть. Впрочем, для нынешней молодежи это не столь и важно. Образ Че превратился в абстрактный символ протеста против приземленности бытия, прагматизма и духовной беспросветности.

То, что в современной России наблюдается духовный голод, очевидно всем. И видимый всюду образ латиноамериканского революционера-романтика есть только одно из зримых проявлений этого голода. Современного россиянина, в отличие от сытого европейца только материальное благополучие удовлетворить никак не может, для него необходимо наличие в индивидуальной жизни высших, духовно наполненных ценностей, идеалов и смыслов. «Обществом потребления» Россия становится никак не желает.

Наблюдаемый ныне православный ренессанс есть следствие идейно-смыслового голода современной России. Одним из моментов данной «жажды духовной» является потребность общества в героях, в харизматических личностях, символических фигурах национального, культурного и духовно-религиозного единства.

Духовные запросы любого общества неизбежно включают и потребность в носителях харизмы. Герой в этом контексте есть личность, чья жизнь (а порой и смерть) становится определяющей для создания индивидуально-личностной ценностной системы, отправной точкой для создания человеком нравственной координатной системы. Общепринятый образ героя становится сплачивающим общество фактором, дающим возможность для людей гармонизировать свое внешнее и внутреннее бытие в плане общепризнанных норм и идеалов.

Любому обществу нужны люди, чья жизнь является воплощением идеала. Общественное признание и харизматизация какой-либо личности это следствие проявления в ее жизни-смерти изначальных, глубинно-сакральных ценностных основ, очевидных для общества и принимаемых им. И тогда подобно песчинке в перенасыщенном солевом растворе харизматическая личность становится центром социальной и духовной кристаллизации в обществе, что приводит порой к серьезным последствиям.

Хороша или плоха, общественная потребность в героях, вопрос бессмысленный — потребность в них есть, таков объективный закон социального бытия. Своим подвигом герой как бы освящает обыденное бытие рядового человека, давая ему чувство сопричастности к великому деянию и к великой идее. Потребность в личности- идеале существует, как бы ни пытались это отрицать творцы либеральной идеологии, и в современно западном обществе, хотя там эта потребность размыта и малоосознаваема. Но все же харизматические личности есть и там (правда порой харизма их быстро исчезает). В частности героями нации становились американцы и англичане, просто побывавшие в иракском и иранском плену.

В современной России, находящейся в процессе поиска общезначимых духовных начал государственного, общественного и индивидуального бытия, сущность личности-идеала воспринимается в более глубинном смысле, нежели на духовно измельчавшем Западе. Помимо собственно героического деяния российская традиция требует праведности жизни потенциального героя, соответствия его жизни определенной традиции. Если же эти требования выполняются, то тогда появляется идеальный образ личности-идеала, уважаемый, почитаемый, служащий жизненным примером и скрепляющий, объединяющий общество. Образ Христа, святых, мучеников всегда были главным жизненным идеалом для каждого православного христианина. Образы государственных и военных деятелей, таких как Федор Ушаков или Александр Невский, чьи деяния были отражением служения высшей духовной идее, также всегда служили делу единения России. Однако великие личности прежних эпох, не могут в полной мере обеспечить духовный запрос современного общества. Нынешняя жизнь России требует современных героев, чей образ должен служить сплочению русского народа перед лицом конкретных угроз нынешнего времени. И такие герои есть.

Русский солдат Евгений Родионов был обезглавлен за отказ снять нательный крест. Подобно первохристианским мученикам он смиренно принял смерть, но не изменил христианской вере. Евгений Родионов уже канонизирован Сербской православной церковью.

Отец Анатолий Чистоусов, несмотря на истязания и угрозы был настоятелем храма Михаило-Архангельского храма в Грозном и в самые страшные годы дудаевского режима смиренно нес пастырский подвиг. В январе 1996 года он был арестован дудаевскими властями, помещен в концлагерь, где подвергался пыткам, впоследствии был убит. Его тело скормили собакам, а обезглавленные останки закопали на футбольном поле школы чеченского селения Старый Ачхой.

Русский парень Дмитрий Ганин вышел в Таллине протестовать против осквернения праха павших советских солдат и разрушения памятника-надгробия над их могилой. Он был убит нацистами-эстонцами, став, фактически, последней жертвой второй Мировой войны. Смерть его была настоящим духовным подвигом, следствием борьбы против наступающей демонической эпохи мрака и дикости.

Для православного человека духовное наполнение жизни дает мученский подвиг Христа, а духовное наполнение бытия, даруемое православным христианством несоизмеримо более глубоко, нежели любые светские идеологические конструкции. Никакие Че Гевары и подобные ему и в ничтожной доле не сравнятся с о. Павлом Флоренским или святителем Лукой (Войно-Ясенецким). Не сравнятся они и с о. Анатолием и Дмитрием Ганиным.

http://www.pravaya.ru/column/12 804


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru