Русская линия
Фонд стратегической культуры Георгий Гавриш03.07.2007 

Молот и наковальня
О почерке англо-американской геополитики на Кавказе

Стратегия атлантистской экспансии, отточенная многовековым опытом колониальных войн, заговоров, переворотов и интриг, имеет в своей основе хорошо апробированную технологию «молота и наковальни».

Суть данной технологии заключается в том, что колонизуемое общество, стоящее, как правило, на более низком уровне индустриального развития, но сохраняющее традиционные ценности и институты (этно-религиозные, культурные, нравственные, правовые и т. д.), с одной стороны, умышленно втягивается через свои политические и экономические элиты в заведомо непопулярные у местного населения процессы модернизации (обычно в антитрадиционном, либеральном ключе). С другой стороны, «колонизаторы», одной рукой лоббирующие и продвигающие либеральные реформы на правительственном уровне, другой рукой поддерживают стихийно возникающее контрреформаторское протестное движение в массах, манипулируют этим движением, нагнетают социальную напряженность, пестуют оппозицию.

С помощью такого нехитрого и циничного приема «осваиваемое» социокультурное пространство загоняется между «молотом и наковальней», что, в конечном итоге, дает эффект его разложения, приводит к разрыву органических связей между «верхом» и «низом» общества, а главное — к противопоставлению правящих групп и народа, к эрозии и делегитимации государственности с последующим превращением данного государственного образования в колонию, а его элит — в компрадоров. Именно такая модель была реализована западными центрами в 1990-х годах на Кавказе. Она ничуть не утратила своего значения и сегодня.

С одной стороны, США и их сателлиты, прикрываясь псевдодемократической риторикой и лозунгами «прав человека», всеми доступными способами (политическое давление, экономический шантаж, информационное воздействие через СМИ, развертывание финансируемых из-за рубежа террористических сетей) пытались навязать России слабо адаптированный к национальной специфике и отвергаемый традиционными сообществами западный политико-правовой и социокультурный проект (в духе «открытого общества» Поппера — Сороса — Ходорковского) — с тем, чтобы заставить Россию взять на себя все «издержки» принудительной модернизации культурно разнородного Северного Кавказа.

С другой стороны, через альтернативную сеть псевдотрадиционалистских НПО (например, международный фонд «Закрытое общество», возглавляемый М. Яхимчиком и связанный с ведущими англо-американскими геополитическими центрами) эти же силы активно работали с традиционалистскими этнорелигиозными элитами, отвергавшими либеральную и унификаторскую политику Москвы на Кавказе, провоцировали и использовали их недовольство для создания новой модели антироссийского сопротивления, институционализации сепаратистского движения в регионе, смещения акцентов с обвинений в международном терроризме на «борьбу с российским неоимпериализмом». Особенно показательны в этом смысле были полевые командиры, близкие лидеру движения «Нохчи-латта-Ислам» и одному из идеологов ичкерийских НВФ Х.-А. Нухаеву, рекламирующему себя как «чеченский традиционалист», а на самом деле обслуживающему геополитические интересы Запада в регионе.

Если внимательнее присмотреться к тому, что происходило на Северном Кавказе на протяжении всех 1990-х годов, то нельзя не заметить, что очень часто действия прозападных, либеральных, псевдоправозащитных НПО были точно синхронизированы с выступлениями и акциями лидеров бандформирований или представителей их политического крыла. Так, например, скандальный и нашумевший в конце 1990-х г. г. план Х.-А. Нухаева о разделе Чечни на две части (горную и равнинную), параллельно отстаивался некоторыми известными своей прозападной ориентацией российскими политическими партиями как вариант урегулирования конфликта.

Всяческого внимания заслуживает и тот факт, что «горячие сторонники» данного плана в российских академических кругах (например, из Института этнологии и антропологии РАН, являвшиеся соорганизаторами целой серии международных конференций и авторами печатных изданий, подводивших псевдонаучную базу под раздел Чечни и дезинтеграцию России), были параллельно вовлечены в деятельность все тех же прозападных НПО на Кавказе. Как правило, они являлись (а многие и являются) активными участниками разного рода мониторинговых сетей и экспертных групп (по вопросам этнических конфликтов, толерантности, правозащитной деятельности и т. п.), финансируемых из-за рубежа через систему грантов для неправительственных организаций.

Совокупность имеющихся фактов указывает на наличие где-то единого «центра управления», синхронизирующего действия столь разношерстной публики по дестабилизации внутренней ситуации в России по принципу «молота и наковальни», между которыми загоняются органы государственной власти.

В преддверии общероссийских парламентских и президентских выборов 2007 — 2008 г. г. существует большая вероятность того, что кто-то на Западе попытается реанимировать старую, хорошо проверенную модель для подрыва стабильности в стране. В этом случае одними силовыми мерами делу не помочь. Адекватным ответом на подобного рода подрывные планы может и должна стать более последовательная социально-экономическая и информационная политика федерального центра на Северном Кавказе, с опорой на идеологические ориентиры евразийского культурного наследия. Только такая политика позволит обеспечить стратегические интересы России в регионе с учетом его этноконфессиональной и социокультурной специфики.

Только недвусмысленное дистанцирование Кремля от либерального модернизационного проекта, поворот в сторону укрепления традиционных религиозных и культурных ценностей народов Кавказа способны свести к минимуму эффективность применения к сообществам этого региона разрушительных англо-американских технологий «молота и наковальни"…

http://www.fondsk.ru/article.php?id=825


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru