Русская линия
Литературная газета Людмила Полонская03.07.2007 

Русский крест

Во всём мире за одну минуту рождаются три человека, умирает один. В нашей стране на троих рождённых приходится четверо умерших.

Вот такая простая и страшная статистика прозвучала на Всероссийской конференции «Семья, дети и демографическая ситуация в России». Теперь вместо балета и космонавтики мы впереди планеты всей по неестественной убыли населения. Ситуацию, когда смертность превышает рождаемость, демографы во всём мире прозвали «русским крестом».

Выступающие обрушивали на головы друг друга всё новые и новые причины, по которым дети у нас не хотят появляться на свет. Говорили о бедности населения и пропасти между бедными и богатыми, низком уровне медицинского обслуживания и нежелании большинства населения проходить диспансеризацию, отсутствии правовой поддержки несовершеннолетних и необходимости профилактики социального сиротства.
— Поговорите с любой женщиной детородного возраста, и она вам назовёт сто оправданий, почему она не спешит с рождением малыша, — заявила председатель общественной организации «Рождение» Евгения Ломоносова. — На самом деле мотив у неё один: страх. Она просто боится рожать, потому что наслушалась всяких ужасов от знакомых о наших гинекологах, родильных домах, смертях младенцев и матерей.
Подвёл итог руководитель Федеральной службы государственной статистики РФ Владимир Соколин. Данные исследования, проведённые службой, показали, что женщины не отказались бы иметь троих детей, как и положено для воспроизводства населения. Отвечая на вопрос, какие условия нужны им для этого, на первое место они поставили жилищную проблему — большинство семей в провинции живёт в ветхом и аварийном жилье. На второе — возможность вернуться после декретного отпуска на своё рабочее место, не потерять социальный статус. И только на третьем оказался материальный фактор — повышение пособий и выплата «материнского капитала».
«Национальная программа демографического развития России» не вполне учла то, что человек по-прежнему живёт не хлебом единым, что ему и по сей день важен крепкий дом как основа бытия и сохранение себя как личности. Жилищный вопрос вообще как-то выпал из этой программы. Видимо, составители посчитали, что это сфера интересов другого ведомства. Но как можно, например, планировать расходование полумиллиарда конкретных рублей на столь эфемерную цель — «формирование у несовершеннолетних представлений о социальной привлекательности многодетной семьи»? Разве составители программы не знают, что если начать подростку что-то вдалбливать в голову, да ещё на государственном уровне, то от отвращения он начнёт делать всё наоборот? Ведь личный пример — родителей, дедушек-бабушек или знакомых — действует куда лучше всякого «формирования». Только вот где его взять…
Цель любой конференции, как показывает опыт, — поговорить на заданную тему. Так и в этот раз — участники высказывались и шли пить кофе, зная, что никаких важных решений всё равно принято не будет.

Оживил происходящее приход Михаила Зурабова. На круглый стол с его участием даже выдавались особые приглашения. Публика валом валила. Надеялась: министр здравоохранения и социального развития хотя бы расскажет, какими средствами остановить катастрофический обвал смертей и спасти пересыхающую реку рождаемости.
Министр же начал с того, что дал возможность журналистам себя сфотографировать. А затем… удалил их из зала. Причём так лихо, по-киркоровски: «Встали и вышли!» Приговаривая вслед: «Вам моя фотография во время визита к врачу всё равно не поможет, придётся с собой „стольник“ брать!»
Присутствующим стало неловко — неужто министр спокойно подтверждает факт, что в его ведомстве коррупция! Я, журналист без камеры, осталась в зале, чувствуя себя засланным казачком.
— Добиться снижения смертности гораздо легче, чем поднять рождаемость, — считает М. Зурабов.
Поэтому почти все силы и направлены на то, чтобы укрепить пошатнувшееся за годы реформ здоровье населения. Повышение зарплаты медицинским работникам среднего звена и участковым врачам — только первый этап. Началась диспансеризация населения — несмотря на то что 85% россиян (по данным другого докладчика) не хотят подвергать себя насильственному медосмотру и вообще не понимают, для чего он проводится.
А зря, потому что факты выявлены устрашающие. На 7,5 миллиона осмотренных граждан обнаружено 700 случаев такой социальной болезни, как туберкулёз лёгких. Причём не у заключённых или бомжей, а у людей вполне интеллигентных профессий.
Предстоит укрепить систему первичной медицинской помощи, довести её уровень хотя бы до уровня развивающихся стран. А для этого, пообещал Михаил Юрьевич, планируется возвести в разных городах страны 20 высокотехнологичных медицинских центров широкого профиля, с отделениями сердечно-сосудистой патологии, нейрохирургии, травматологии и ортопедии… Уже в этом году построят три или четыре таких гиганта, которые начнут делать от семи до десяти тысяч операций в год, а в Москве откроется Центр детской онкологии и иммунологии.
— Это будут учреждения XXI века, — сказал он, — и их не коснётся рука российского строителя. Лучше купить дорогой «Боинг», зато он будет летать.
К сожалению, министр так и не сообщил, на чьи средства будут летать эти «Боинги». Ясно одно: цена за один день пребывания в таких суперклиниках, напичканных импортным медицинским оборудованием, созданным по последнему слову техники, окажется немыслимо высокой. Пациенты не смогут содержаться в ней больше пяти дней. И то эти комфортабельные койко-места по карману только представителям местной элиты, которых везде примерно одинаково — около 5%.
Кто оплатит операции, процедуры и пребывание в них подавляющему большинству жителей российской глубинки, перебивающемуся с хлеба на воду?
Одна из участниц рассказала леденящий душу случай: многодетная мать из Казани сошла с ума и попала в психиатрическую больницу, а троих детей отправили в детский дом. Перед этим ей приходилось собирать очистки на улицах, поскольку она не могла прокормить детей на пособие в 70 рублей…
Государство может ещё потратиться на проведение диспансеризации (хотя я не сомневаюсь, что на каких-то её этапах без того самого «стольника», упомянутого Михаилом Юрьевичем, всё равно не обойтись). Но как быть, если в её ходе выявили что-то угрожающее и дали направление в ту самую суперклинику?
Все болячки, накопившиеся за годы наплевательского отношения граждан к своему здоровью, государство не вылечит. Придётся разоряться на дорогущее лечение, поскольку другого, дешёвого и качественного, не останется. И будем мы годами копить деньги. Ведь собирали же по крохам, надеясь на помощь добрых людей и благотворительных организаций, лишь бы сделать больному ребёнку операцию в Германии. Теперь начнём копить на то же самое, только в пределах собственной страны. А прекрасные медицинские центры будут пустовать и потихоньку прогорать.
Чтобы стимулировать рождаемость, нужно сначала принять меры по снижению бедности в семьях. Пока бедность и многодетность — синонимы. Но, считает министр, и тут наметился прогресс — впервые в стране начала вырабатываться государственная семейная политика, система финансовой поддержки, появились родильные дома, оснащённые качественным оборудованием, с хорошим обслуживанием. Даже пребывание мужа роженицы там предусмотрено.
— Да, у нас, в Вологде, такой роддом есть, — возразили с места, — а всё равно рожать не хотят. Дорого!
Михаил Юрьевич Зурабов — человек неравнодушный, о народе вроде бы печётся. Вот только вид из окна его кремлёвского кабинета чересчур радужный. Оттуда не видно, как маются замотанные матери, как плачут больные дети, как спиваются и погибают раньше времени отцы. Впрочем, кремлёвские мечтатели приходят и уходят, а народ остаётся. Распятый на русском кресте…

http://www.lgz.ru/article/id=701&top=&ui=1 183 194 780 302&r=342


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru