Русская линия
Седмицa.Ru27.06.2007 

560 лет со дня преставления преподобного Арсения Коневского
Статья из III тома «Православной энциклопедии»

Арсений Коневский (Коневецкий) (кон. XIV в., Новгород — 25 (12 ст.ст.).06.1447, Коневский монастырь), прп. (пам. 25 июня (12 июня ст. ст.), в 3-е воскресенье по Пятидесятнице — в Соборе Новгородских святых, в субботу между 31 окт. и 6 нояб. — в Соборе Карельских святых), основатель Коневского монастыря во имя Рождества Богородицы. Древнейший рассказ об Арсении Коневском содержит «Сказание об авве Арсении», которое, по мнению Н. А. Охотиной-Линд, датируется 30-ми гг. XVI в. (В. О. Ключевский и Р. П. Дмитриева датировали рукопись XVII в.). Ключевский считал, что «Сказание» представляет собой отрывок из «простой первоначальной редакции» жития. Во 2-й пол. XVI в. Варлаам (возможно, игумен Коневского или Деревяницкого монастыря) составил новую редакцию жития (БАН. Арх. Д. 233. Л. 490 об.- 519, 2-я пол. XVII в.; БАН. Арх. ком. № 3 и др.), включающую в себя 3 недатированных посмертных чуда Арсения Коневского. Ранние списки этой редакции жития (БАН. Арх. Д. 233) сообщают о кончине преподобного в 1447 г., в более поздних списках наряду с этой датой указан также 1444-й г. В XVII в. было составлено рукописное похвальное слово Арсению Коневскому. В нач. XIX в. появилась новая редакция жития (СПб., 1850), автором которой является, вероятно, коневский игум. Иларион, составивший службу святому. В этой редакции приведены отсутствующие в более ранних текстах сведения о пребывании Арсения Коневского в Валаамском монастыре, преставление Арсения Коневского указывается под 1444 г., записаны чудеса, совершившиеся по молитвам к святому в кон. XVIII в., житие сопровождается новым похвальным словом преподобному.

Прп. Арсений КоневскийАрсений Коневский в миру был «ковач меди», затем принял постриг в новгородском Лисицком во имя Рождества Богородицы монастыре в годы игуменства там Евфимия, впосл. свт., архиеп. Новгородского. Прожив в обители 11 лет, Арсений Коневский вместе с побывавшим в Новгороде афонским монахом отправился на Афон, где провел 3 года. Сначала Арсений Коневский трудился в «древоделании, печении хлебов и прочих по ряду монастырских службах», после того как игумен узнал о ремесле Арсения Коневского, он повелел преподобному в безмолвии ковать сосуды. Святой посетил мн. афонские монастыри, для которых бесплатно делал сосуды. Монахи, видя его «тружающася, яко безплотна или яко куплена раба, удивишася терпению его, но и паче же возлюбиша его». Уходя с Афона, Арсений Коневский получил от игум. Иоанна «Устав Святой горы» и чудотворную икону Пресв. Богородицы, на обороте которой был написан Нерукотворный образ Спасителя (см. Коневская икона Пресв. Богородицы).

В 1393 г. Арсений Коневский вернулся в Новгород и вскоре по благословению архиеп. Иоанна II отправился в плавание по р. Волхов на оз. Великое Нево (Ладожское) в поисках места для создания монастыря. В печатном житии (СПб., 1850) сказано, что Арсений Коневский побывал на Валааме, но, увидев, что в монастыре многолюдно, покинул его. Достигнув острова Коневец, Арсений Коневский решил было плыть дальше, но ветер пригнал лодку, в которой находился преподобный с учениками, обратно. Арсений Коневский высадился на острове в месте, позднее получившем название Филиппова Лахта, в XIX в. здесь был поставлен крест и устроен скит. Потом святой переселился в бухту, которая после посещения монастыря Новгородским архиеп. свт. Евфимием (Вяжицким), вероятно в 1444 г., стала называться Владычной Лахтой. Здесь ок. 1393/94 г. и возник монастырь, в 1398 г. в обители поставили ц. в честь Рождества Богородицы. В печатной редакции жития святого говорится, что через год после поселения Арсения Коневского на Коневце к нему пришел инок Лаврентий, посланный валаамским игум. Силой звать святого на Валаам, но Арсений Коневский не согласился, поскольку полюбил безмолвный Коневец.

Первоначально Коневский монастырь, по-видимому, не был строго общежительным. Однажды ночью некий прозорливый старец монастыря услышал разговор двух бесов. Один из них сказал, что все новгородцы хвалят житие коневского игумена. Другой подтвердил, что правило монастырское «без порока», но в жизни Арсения Коневского для бесов утешительно то, что он держит в своей келье угощение для благотворителей обители. Наутро старец рассказал все Арсению Коневскому, и тот повелел келарю устроить в монастыре общую трапезу и ничего по кельям не держать (БАН. Арх. Д. 233. Л. 504). Преподобный изгнал бесов от находившегося на острове Коня-камня, которому язычники приносили жертвы. После того как Арсений Коневский вместе с монастырским священником окропил камень св. водой, рыбаки увидели стаю воронов, летевшую на север и ревевшую подобно волам (БАН. Арх. № 3. Л. 17 об.-18). После изгнания бесов, как сообщает монастырское предание, преподобный благословил строительство часовни на вершине Коня-камня, часовня была возобновлена в кон. XIX в. На первоначальном месте монастырь простоял 25 лет, затем из-за наводнения его местоположение было изменено.

Арсений Коневский вторично посетил Афон. Во время его отсутствия в обители случился сильный голод, и монахи хотели разойтись. Инок монастыря старец Иоаким молился в лесу Пресвятой Богородице, чтобы она защитила обитель. Ему явилась Сама Пречистая Дева, в утешение сказав, что преподобный скоро вернется и привезет все необходимое. На следующий день прибыл Арсений Коневский, доставив на 2 кораблях «множество потребных». Место, где молился Иоаким, стало называться Святой горой, впосл. там поставили крест, в XIX в. устроили скит, куда в день памяти преподобного совершался крестный ход из монастыря.

Еще при жизни преподобного игуменом Коневской обители стал Иоанн. Умирая, Арсений Коневский завещал братии монастыря хранить Устав Святой горы, «трапезу держати равну». Преподобный был погребен на паперти церкви в честь Рождества Богородицы, впосл. над местом его погребения был устроен придел во имя прп. Онуфрия Великого.

Свидетельства о почитании Арсения Коневского сохранились начиная с XVI в.: в 1551 г. в Коневскую обитель боярскими детьми М. К. Бровцыным и Г. И. Щетининым был вложен покров с вышитым образом преподобного. Составитель «Сказания о Валаамском монастыре» (кон. 50-х — 60-е гг. XVI в.) упоминает «великого началника манастыря… святого Арсениа». Первое датированное посмертное чудо, совершенное святым, относится к 1573 г.: житель Корельской земли Афанасий Беляй был захвачен в плен и работал в доме некоего шведа. Афанасий имел обыкновение молиться перед иконой Спасителя, и однажды во сне ему явился Господь, повелевший взять икону и идти на Коневец. Во время плаванья по морю, когда все на корабле спали, Афанасия разбудил Арсения Коневского, святой сказал: «Востаните и зрите на море, се бо змий сипит». Разбуженные Афанасием люди увидели швед. судно и успели скрыться. Память Арсения Коневского внесена в месяцеслов Симона (Азарьина) под 8 сент., его преставление отмечено под 12 июня (РГБ. МДА. № 201. Л. 302, 329 об., сер. 50-х гг. XVII в.). В «Описании о российских святых» преставление преподобного отнесено к 9 сент. Начиная с XVIII â. известны тропарь, кондак и молитва Арсения Коневского, в 1819 г. по решению Святейшего Синода память Арсения Коневского была внесена во все месяцесловы.

Пимен, архимандрит Коневский и Валаамский (ум. 22 дек. 1910), автор описания монастыря, сообщает, что мощи Арсения Коневского были обретены в XVI в., но во время Ливонской войны (1558−1583) их снова погребли близ зап. стены Рождественского храма, с левой стороны от дверей, где мощи оставались до возобновления обители в 1718 г. (С. 22). В 1577 г., после захвата Коневского монастыря шведами, братия вместе с игуменом Леонтием перешла в Деревяницкий монастырь, взяв с собой чудотворный Коневский образ Пресв. Богородицы, покров на раку святого 1551 г., деревянный ковш, оправленный в серебро, который, по преданию, принадлежал преподобному. В 1594 г., после заключения мира со Швецией, иноки вернулись в монастырь. Однако вслед за подписанием в 1610 г. русско-шведского договора, по которому Россия уступила шведам г. Корелу и всю Корельскую землю, коневские иноки вновь были вынуждены уйти в Деревяницкий монастырь. Шведы разрушили Рождественский собор Коневского монастыря, кирпичи были использованы на постройку крепости в Кореле. В 1672—1673 гг. Россия вела переговоры со Швецией о передаче мощей Арсения Коневского в Деревяницкий монастырь. Патриарх Московский и Всея Руси Питирим в грамоте от 14 дек. 1672 г. велел игум. Деревяницкого монастыря Иоасафу ехать «для приему тех святых мощей… где те святые мощи ныне лежат» и принять их с подобающей честью (ЛЗАК. Т. 1(?). С. 28−29). Неизвестно, чем завершились эти переговоры и состоялось ли перенесение мощей. Архиеп. Филарет (Гумилевский) упоминает о переносе мощей Арсения Коневского 9 сент.; это упоминание заслуживает внимания, поскольку в месяцесловах XVII в. кроме дня преставления встречается еще сентябрьская память святого.

В 1760 г. Коневская обитель, бывшая до этого приписной к Деревяницкому монастырю, была признана самостоятельной, коневский строитель Игнатий вернул вывезенные ранее в Деревяницкий монастырь святыни; Коневская икона Пресв. Богородицы была возвращена в монастырь 3 сент. 1799 г. по благословению Новгородского и Санкт-Петербургского митрополита Гавриила (Петрова). 12 июня 1809 г. был освящен новый каменный собор Рождества Богородицы, построенный на месте разрушенного шведами, в 1817 г. в нижнем Сретенском храме собора над мощами Арсения Коневского, находившимися под спудом, была устроена новая рака из красного дерева, украшенная серебряной чеканкой, на раке находился живописный образ преподобного в рост. В 1843 г. ее заменили новой серебряной ракой работы Ф. А. Верховцева. 21 авг. 1849 г. свт. Игнатий (Брянчанинов) освятил монастырскую церковь во имя Арсения Коневского, устроенную в сев.-вост. угловой башне монастыря. В кон. XIX в. в монастыре помимо чудотворной Коневской иконы Пресв. Богородицы, деревянного ковша, принадлежавшего преподобному, и покрова 1551 г. хранились древний образ преподобного с его деревянной раки, крест с мощами Арсения Коневского и 2-го игумена Коневского монастыря Иоанна. Коневская икона ныне находится в Преображенском храме Ново-Валаамского монастыря (Финляндия), куда она была вывезена в марте 1940 г. коневскими монахами, покинувшими монастырь после передачи Карелии СССР. Ковш преподобного и покров 1551 г. хранятся в Музее православного искусства г. Куопио (Финляндия). В мае 1991 г. Коневский монастырь был передан РПЦ, в нояб. того же года под полом Сретенского храма Рождественского собора были обретены мощи Арсения Коневского.

Имя Арсения Коневского внесено в Собор Карельских святых, установленный в 1974 г., и в Собор Новгородских святых, установленный в 1981 г. В Минее (МП) под 12 июня помещена бденная служба Арсения Коневского (см. Знаки праздников месяцеслова).

Ист.: ПСРЛ. Т. 3. С. 233; Служба, житие и слово похвальное Арсению Коневскому. СПб., 1850; Служба преподобному отцу нашему Арсению, коневскому чудотворцу. СПб., 1864, 1879; Kirkinen H. Bysantin Perinne ja Suomi. Joensuu, 1987. S. 97−118; Описание о российских святых. С. 43; Минея (МП). Июнь. Ч. 1. С. 451−465.

Литература: ИРИ. Ч. 4. С. 624; Историческое изображение о начале Коневския обители, о запустении, возобновлении и о настоящем оной положении. СПб., 1822; Ключевский. Древнерусские жития святых. С. 357; Барсуков. Источники агиографии. Стб. 58−59; Филарет (Гумилевский). РСв. Июнь. С. 65−70; Пимен (Благово), архим. Рождественский Коневский монастырь. СПб., 1892; Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 178; Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв. (по житиям святых). М., 1966. С. 120−126; Русак В. Икона преподобных отцев, в земле Карельской просиявших // ЖМП. 1974. № 12. С. 16−21; Дмитриева Р. П. Варлаам // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. С. 105−107; Бобров А. Г. Книгописная мастерская Лисицкого монастыря (кон. XIV — 1-я пол. XV в.) // Книжные центры Древней Руси XIV—XVI вв. СПб., 1991. С. 79, 82; Комаров Е. Обитель преподобного Арсения // ЖМП. 1991. № 11. С. 20−24; Охотина-Линд Н. А. Сказание о Валаамском монастыре. СПб., 1996. С. 35, 59, 89, 106−108; Степанова И. Остров вдохновений // АиФ. 2000. Сент. № 36 (1037); Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. № 198, 227; Т. 2. С. 60, № 61.
А. А. Романова

Иконография прп. Арсения Коневского

Наиболее ранним сохранившимся изображением (1551) является шитый покров на гроб преподобного, жертвованный Бровцыным и Щетининым (Музей православного искусства г. Куопио); Арсений Коневский представлен в полный рост, прямолично, в монашеском одеянии, с непокрытой головой и широкой окладистой бородой, правой рукой указывает на свиток в левой; вверху надпись: «Преподобный Арсений старец Коневского монастыря». На крышке серебряной раки, созданной в 1842—1843 гг. в Санкт-Петербурге Ф. А. Верховцевым (Музей православного искусства г. Куопио), святой изображен с закрытыми глазами, в схиме, с куколем на голове и крестообразно сложенными на груди руками; на барельефах боковых граней раки помещались клейма с сюжетами его жития: игум. Иоанн на Афоне благословляет святого иконой Божией Матери на путь в Россию; прибытие Арсения Коневского на Коневец и моление перед чудотворным образом, указавшим место для монастыря; избавление иноков от потопления по молитве святого; успение преподобного; его оплакивание; над-гробная служба свт. Евфимия II (Вяжицкого), архиеп. Новгородского, держащего в руках Коневскую икону Божией Матери.

К иконографии древнего надгробного образа, вероятно, восходят поясные прямоличные изображения Арсения Коневского, получившие распространение в XVIII—XIX вв.: местные иконы 1-й четв. XIX в. из иконостасов храмов Коневецкого монастыря (с Коневской иконой Божией Матери в руках, в серебряной позолоченной ризе (пожертвован в 1839) из Сретенского собора), пядничные иконы (8,8*6,6; см. Пядница), писавшиеся в монастыре для продажи богомольцам в нач. XX в. На иконе кон. XVIII в., в ризе московской работы 1800 г. (Музей православного искусства г. Куопио), преподобный представлен по пояс, с развернутым свитком в левой руке, у него окладистая курчавая борода, разделенная надвое; в верхних углах средника — образы Божией Матери Казанская и Рождества Богородицы (икона храмового праздника монастыря). В кон. XIX — нач. XX в. появились иконы с поясным образом в схиме, вполоборота влево, с развернутым свитком в правой руке и прижатой к груди левой, что связано с распространением литографированных изображений святого, изданных архимандритом Израилем (напр., литография 1877 г.; икона кон. XIX в. (Музей православного искусства г. Куопио)).

Другой иконографический тип изображения сложился в кон. XVIII — нач. XIX в., одновременно с появлением новой редакции Жития: преподобный представлен на фоне вновь отстроенного каменного монастыря в молении Коневской иконе Божией Матери, в рост, в монашеских одеждах, правой рукой он указывает на монастырь, в левой держит развернутый свиток, обычно с текстом: «Братие возлюбим Бога и друг друга якоже заповедано нам», напр., на серебряном окладе книги Апостольских посланий (изд. 1759 г.), изготовленном в 1834 г. мастерами М. Карпинским и Ф. Верховцевым (Музей православного искусства г. Куопио). Вид монастыря представлен либо со стороны гавани (икона, написанная после 1812 г. (ГРМ), — с изображением каменной колокольни (1812)), либо сверху (2 иконы ок. 1814 г. (Музей православного искусства г. Куопио), происходящие из Валаамского монастыря и церкви в Тохмаярви (Финляндия)). На иконе кон. XVIII — нач. XIX в. (Частное собрание, Москва), тоже с видом монастыря, святой изображен в коленопреклоненном молении Коневской иконе Божией Матери, напротив, в рост — свт. Николай Чудотворец. Широкое распространение подобной иконографии связано с общерус. канонизацией и возрастанием паломничества в монастырь.

Образ помещен на иконах Собора карельских святых, 1876 г. (Музей православного искусства г. Куопио), кон. XIX — нач. XX в. (из иконостаса семинарского храма в Куопио), где представлен в центре 3-го ряда, с Коневской иконой Божией Матери в руках; также на прориси с иконы XVIII в., в составе 68 новгородских чудотворцев, предстоящих иконе «София Премудрость Божия», на прориси с иконы 1814 г. старообрядческого иконописца Петра Тимофеева — в числе 189 русских святых (Маркелов. Т. 1. C. 399, 455).

В иконописных подлинниках облик обычно уподоблялся внешности прп. Сергия Радонежского и прп. Иосифа Волоцкого: «Сед, брада Сергиева, аки Иосиф Ламский» (Софийский подлинник. С. 18. 10 сент.); «Сед, брада тупая Сергиева, в схиме, риза преподобническая, мантия многошвенна, ряска дичь» (РНБ. Погод. № 1931. Л. 30 об.; 20-е гг. XIX в. 8 сент.); «Сед, плешив, аки Иосиф Ламский брадою и ризою, в руке свиток» (Там же. Л. 31 об.; 10 сент.); также прп. Ефрему Сирину: «Рус, брада аки у Ефрема Сирина» (Там же. Л. 213 об.).

Литература: Историко-статистическое описание Рождественского Коневского монастыря (С.-Петербургской епархии). СПб., 1869; Иконописный подлинник Новгородской ред. по Софийскому списку кон. XVI в. с вариантами из списков Забелина и Филимонова. М., 1873; Акафист прп. Арсению Коневскому чудотворцу. Выборг, 1924, 1995р (изображение на обл.); Aaltosen W. Ikoninäyttely. Turku, 1968. Fig. 70; USA: N 200-Vuotisjuhliin Osallistunut Ikonikokoelma. Kesäkausi, 1977. N 16, P. 40. Il. P. 41; Konevitsan Luostarin muistro, 1393−1978. Pieksämäki, 1978. N 129; Den Ortodoxa Kyrkans heliga Föremål / Åbo stads hist. museum 9.6.- 29.7. Kuopio, 1979. N 21. P. 10−11; Konevitsan Luostari. Toimittanut Jorma Heikkinen. Helsinki; Pieksämäki, 1983. Р. 92−102; Treasures of the Orthodox Church Mmuseum in Finland. Kuopio, 1985. P. 93. Pl. 76. Р. 31, 68, 101, 108, 115; Толстой М. В. История Русской Церкви. М., 1991 (прорись на с. 221); Русские монастыри: Искусство и традиции: Кат. выст. СПб., 1997. С. 153. Цв. илл.; Маркелов. Святые Древней Руси. Т. 1. С. 398−399, 454−455. Т. 2. С. 60.
И. А. Шалина

Александр Берташ, вед. специалист КГИОП, член Комиссии по архитектурно-художественным вопросам Санкт-Петербургской епархии

Коневский Рождество-Богородичный мужской монастырь

Одна из известнейших обителей Русского Севера — Коневский монастырь, расположен на острове Коневец в 7 километрах от западного берега Ладожского озеpа (современный Пpиозеpский район Ленингpадской области). Благодатна сама природа небольшого (длина 7 км., ширина 3,5 км.) острова. Песчаное побережье и отмели со скоплениями крупных валунов переходят в светлый, редкостойный сосновый, а в глубине острова — еловый лес. Здесь можно встретить лису, зайца или даже лося. В южной части острова, на первой надпойменной террасе, находится главная усадьба монастыря, которому в 1993 г. исполнилось 600 лет.

Основатель обители, преподобный Арсений Коневский, создал в конце XIV в. общежительный монастырь, связанный с афонской иноческой традицией и, вероятно, не случайно посвященный Рождеству Богородицы — 8 сентября 1380 г. свершилась вдохновленная преп. Сергием битва на Куликовом поле.

Пpп. Аpсений, уроженец Новгорода Великого, в 20-летнем возрасте покинул родительский дом и ушел в пригородный Лисогоpский монастырь. Там, близ Хутынской обители, он принял ангельский образ; оттуда, познакомившись с афонскими иноками, удалился на Святую Гору, вероятно, в сербский Хиландарский монастырь. Исполнял на Афоне послушание по изготовлению медной посуды, по смирению слезы всё время лились из его глаз. На Афоне преп. Арсению был явлен дальнейший путь — вернуться на родной Север и основать монастырь во имя Пресвятой Богородицы. Игумен Иоанн Зидон, с трудом отпустил инока, напутствовав его Акафистной, или Святогорской иконой Божией Матери. В новгородских пределах, получив благословение архиепископа Иоанна, преподобный отправился по Волхову на север, Ладожское озеро и Вуоксу, в поисках уединенного места для основания обители. Дважды судно, на котором он плыл, чудесным образом прибило к некоему острову.

На берегу инок встретил рыбака Филиппа, рассказавшего, что остров именуется Коневец по главной его достопримечательности — Конь-камню (ледниковый валун весом более 750 тонн, размером 9×6 м. и высотой 5 м., по форме несколько напоминающий конский череп или постамент «Медного всадника»).

Жители побережья — карелы, использовали остров Коневец как пастбище. Оставаясь во мраке языческих верований, они ежегодно приносили на Конь-камне в жертву коня. Преп. Арсений всю ночь молился об очищении острова от нечисти и наутро совершил молебен перед Святогорской иконой у Конь-камня. По преданию, при окроплении валуна святой водой из-под него выбрались бесы и, обернувшись стаей черных воронов, улетели на Выборгский берег, в залив, получивший поэтому название Сортанлахта — «чертова бухта» (ныне бухта Владимирская). Навсегда исчезли с острова и змеи. По благословению преподобного на Конь-камне впоследствии воздвигли часовню (нынешняя относится к 1880-м гг.).

Первоначально пpп. Аpсений поселился на возвышенном месте, впоследствии, по явлению на нем Пpесвятой Богоpодицы, наименованном Святой Гоpой. Через год он перешел на берег Ладоги. Стали стекаться ученики, в числе первых насельников монастыря, вероятно, были преподобные Иаков и Феофил Омучские, основатели Феофиловой пустыни в Псковском крае. В 1398 г. братия построила церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь преп. Арсения приветствовал его сподвижник по Лисогорскому монастырю, Новгоpодский архиепископ, Святитель Евфимий (ум.1458). В память о владыке залив впоследствии назвали Владычной Лахтой (бухтой). В 1421 г. после наводнения основатель обители перенес ее на более возвышенное место.

В новый храм была помещена главная святыня монастыpя — икона Пpесвятой Богородицы, принесенная с Афона преподобным и получившая наименование Коневской.

На ней Богомладенец изображен с голубиным птенцом, как символом очищения (Лк. 2:22−24). По смирению Спаситель исполнил ветхозаветный закон о первенцах и об очищении Своей Матери, хотя она не нуждалась в этом. На обратной стороне иконы — Неpукотвоpенный Обpаз Спасителя (в нынешнем виде, вероятно, pостово-суздальского письма XV в.). Из многочисленных чудес исцелений от Коневской иконы Божией Матери последнее по времени было документально зафиксировано коневским архимандритом Никандром 12 июня 1912 г. В настоящее время икона находится в соборном храме Ново-Валаамского монастыря (Финляндия). После реставрации, как и на более древних списках, Спаситель на иконе изображен с одним птенцом в руках, до этого можно было видеть двух птенцов.

После блаженной кончины пpеподобного Аpсения, прожившего в монастыре 51 год (ум.1447 г., память 12 (25) июня), обитель, расположенная близ границы новгородских и шведских владений, не раз подвергалась pазоpениям от иноверцев. Возрождалась она попечением государей Василия III, Иоанна IV, Феодоpа Иоанновича и Бориса Феодоpовича. В конце царствования Ивана Грозного на месте старого храма возвели величественный каменный храм, хорошо сохранившиеся фундаменты которого были выявлены в основании нынешнего собора археологической экспедицией Санкт-Петербургского университета в 1996 г. По размерам своих земельных владений (только в погостах Корельского уезда — 162,5 обжи — единица, приблизительно означающая участок земли, обрабатываемый одним человеком с помощью одной лошади) Коневский монастырь соответствовал Валаамскому, вместе с которым был главным оплотом православия на Севеpо-западе новгородских земель; центром просвещения карел, крупным культурным очагом средневековой Руси. Из Коневского монастыря происходит Коневская Псалтиpь (конец XIV — начало XV в., Отдел рукописей Российской Национальной Библиотеки), Евангелие монаха Закхея (1524 г., не сохp.) пелена с изображением Коневской иконы (конец XV- начало XVI вв., Православный церковный музей, г. Куопио, Финляндия), Коневская икона Божией Матеpи (70-е гг. XVI в., Государственная Третьяковская галерея). Дарование уже в 1551 г. «боярскими детьми» М. Бровцыным и Гр. Щетининым шитого покрова на раку пpеп. Аpсения (ныне в музее г. Куопио) свидетельствовало о том, что основателя монастыря стали почитать как святого вскоре после его блаженной кончины. При угрозе шведского нападения в 1577 г. мощи угодника Божия были положены в основание церкви, «под спуд», где и пребывали, оставаясь залогом возрождения обители в эпохи лихолетий, до обретения в наши дни.

Дважды, в 1577 и 1610 гг., шведы захватывали остров, не имевший оборонительных укреплений. После разорения 1610 г. Коневские иноки вынуждены были покинуть свою обитель и обосноваться в Деpевяницком Воскресенском монастыре под Новгородом, основанном в 1335 г. святителем Моисеем, архиепископом Новгородским. Коневец до победоносного для России окончания Северной войны находился под шведским владычеством, собор был фактически разрушен.

В 1710 г. отвоеванный остров решено было отдать князю Я.Ф. Долгорукому, но в 1718 г., благодаря ходатайству Деревяницкого архимандрита Иоанникия, Петp I издал указ о возобновлении монастыря. Он получил статус приписного к Деревяницкому. Строитель иеромонах Тихон с братией уже на следующий год выстроили деревянную церковь во имя свт. Николая Чудотворца. Уникальный иконостас XVI в. из Никольской церкви был утрачен в 1940-е гг. В 1760 г. по распоряжению Императрицы Елизаветы Петровны монастырь обретает самостоятельность, она же помогла обители ликвидировать последствия пожара. В 1762 г. была возобновлена и наименована кладбищенской деревянная Никольская церковь. Вероятно, с этого времени появляются захоронения в храме и на соседнем участке. Через 4 года был окончен каменный собор. Реформы Екатерины II вывели монастырь за штат (1764 г.), в 1825 г. его возвели в III-й класс.

Пpи настоятеле иеромонахе Адpиане (Блинском, 1790−1798), известном подвижнике, в 1794 г. два коневских инока — иеромонах Макаpий и иеродиакон Стефан — участвовали в Валаамской миссии в Америке, благочинный американской миссии и настоятель Троицкого Зеленецкого монастыря архимандрит Гедеон (Федотов) впоследствии жил на покое в Коневском монастыpе. Коневец становится известным в России местом процветания старчества. По благословению Санкт-Петеpбуpгского митрополита Гавриила (Петрова), устраивается скит во имя Казанской иконы Божией Матери в 1 км к востоку от монастыря. Место это называется и доныне «Святой Горой» в напоминание о явлении на нем Пресвятой Богородицы одному из учеников преп. Арсения и об иноческих подвигах преподобного на Св. Горе Афон. Жертвователь — купец Ф. Тулупов, в иночестве Фаддей, был похоронен у алтаря Казанской церкви (1794−1796 гг.) — старейшего сохранившегося сооружения на острове, архитектурный облик которого сочетает элементы древнерусской и барочной архитектуры. В алтаре храма, окруженного оградой и одноэтажными кельями, сохранились остатки росписей; захоронение о. Фаддея утрачено.

Неподалеку, в округе Змеиной горы в уединении подвизались преподобные Зосима (Веpховский) — наиболее вероятный прототип старца Зосимы из «Братьев Карамазовых», впоследствии основатель второй Зосимовой пустыни, и Василиск (Гаврилов), удалившийся затем в Сибирь; иеромонах Сильвестр (Петров). Последний отличался и дарованием архитектора. Когда владыка Гавриил в 1799 г. повелел построить новый собор на месте ветхого, о. Сильвестр капитально переработал присланные из столицы чертежи архитектора С. Г. Иванова. Был одобрен новый проект пятиглавого храма, сочетавшего черты народного и древнерусского зодчества, барокко и классицизма. В том же году, наконец, вернулась из Новгорода на остров чудотворная Коневская икона Божией Матери.

Старый собор разобрали в 1800 г., но новое строительство затянулось из-за нехватки средств на 10 лет — с мая 1800 по 1809 гг. За это время сменились четыре настоятеля. Нижний, зимний храм при денежной поддержке Императора Александра I достроили и освятили в июне 1802 г. во имя Сретения Господня. Верхний храм был освящен во имя Рождества Пpесвятой Богородицы строителем монастыря иеромонахом Илаpионом (Киpилловым, 1807−1823, впоследствии архимандрите Тихвинского монастыря). О. Иларион выстроил в камне главную монастырскую усадьбу. В 1810—1812 гг. западную часть каре завершила 36-метровая колокольня с главным колоколом весом в 204 пуда, которую и поныне первой видят все подплывающие к острову (собор на 2 м. ниже ее). В арке сохранились росписи на темы прославления Коневской Божий Матери и свт. Евфимия Новгородского. В 1813—1815 гг. вместо деревянной церкви во имя свт. Николая в юго-восточной части монастырского каре был устроен новый, сохранившийся доныне, храм, ставший больничным и кладбищенским. Во имя свт. Николая была освящена также часовня, встречающая паломников на пристани (1815 г.). В северо-западной башне разместился хлебный запас, в юго-западной — кладовая для провизии и квасоварня с погребом внизу. В восточной воротной башне по оси алтаря собора располагалась монастырская библиотека — более восьми тысяч экземпляров. Восточную линию застройки образовывали также кельи, монастырский музей и аптека. По сторонам от колокольни появились два внутренних двора — южный настоятельский и северный хозяйственный с трапезной. Помимо административных талантов, о. Иларион обладал даром духовного писателя, составил общежительный устав, ставший образцовым для многих русских монастырей; службы пpеподобным Аpсению, Сергию и Герману Валаамским. Наконец, с 1821 г. начинает обустраиваться подворье в столице — на участках по Загородному проспекту, подаренных купцами И. Козулиным и Н. Кувшинниковым в память о чудесах от Коневской иконы.

Пpи игумене Никоне (Кепишеве, 1825−1830) в нижнем храме появился придел во имя Коневской иконы Божией Матеpи (1830 г., жертвовательница В. С. Кокошкина). Верхний храм на средства Я. И. Кpивоносова в 1830-е гг. был pасписан в академической манере, возможно, монастырскими художниками — иеродиаконами Спиридоном и Александром. Монументальная роспись представляет значительный интерес, поскольку в России почти не сохранилось подобных памятников этого времени, и нуждается в реставрации. Ряд икон в храме принадлежал кисти знаменитого В.Л. Боровиковского (утрачены). В эти годы в ссылке на Коневце находился известный проповедник и мистик, священник из г. Балта Феодосий Левицкий (1791−1845).

Ладожские паломники XIX — XX вв. почти непременно посещали Валаам и Коневец. Их взору открывались колокольня, купола собора, странноприимный дом и другие строения у пристани. Корабли подходили к гавани, защищенной от волн бревенчатыми ряжами, заполненными камнями и укрепленными с берега гранитными блоками. В Коневском монастыре в разное время бывали Император Александр II в сопровождении Великого Князя Александра Александровича — впоследствии Императора Александра III, Цесаревича Николая Александровича, Великих Князей Владимира и Алексея Александровичей и Ольги Николаевны, Королевы Вюртембергской, известной благотворительницы (1858 г., в память об этом у собора был установлен памятник из путиловской плиты), великий князь Константин Николаевич, оставивший рисунок Конь — камня (1844 г.), писатели Н. С. Лесков (Коневцу посвящен его очерк «Монашеские острова на Ладожском озере», 1873 г.), В. И. Немиpович-Данченко и А. Дюма, поэт Ф. И. Тютчев, архитектор А. М. Гоpностаев (надстраивал настоятельский корпус и составил первоначальный проект расширения собора), благотворитель монастыря и духовный сын иеромонаха Израиля (Дружинина) князь Н.И. Манвелов (1770−1856), погребенный, по его завещанию, у любимого места отдохновения пpеп. Аpсения по дороге к Св. Горе (могила сохранилась). Так, Лесков молился в нижнем храме перед Коневской иконой (отметил его «приятный таинственный характер») и в верхней церкви — «высокой, светлой, с прекрасным резонансом»; посетил Казанский скит и Конь-камень, похожий, по его мнению, на «огромного безногого слона, на спине которого часовенка вместо паланкина». В память посещения монастыря Августейшими особами и митрополитом Никанором в монастыре был установлен обелиск. Неоднократно на Коневце молился благочинный монастырей Санкт-Петербургской епархии архимандрит Игнатий (Бpянчанинов, 1807+1867).

Им в 1849 г. была освящена цеpковь во имя пpп. Аpсения Коневского в севеpо-восточной части каpе, устроенная игуменом Амфилохием на средства купца П. Пшеницына. Все посетители монастыря, по завету преп. Арсения, пользовались безвозмездно кровом в странноприимной (1866 г.), «работном доме» (1874 г.), каменной (1861 г.) или деревянной (1843 г.) гостиницах, а также трапезой на протяжении нескольких дней. От этого времени уцелели частично сохранившиеся скотный двор (1826 г.), кузница (1829 г.), деревянная конюшня, гумно.

Крупнейшим строителем обители во второй половине прошлого столетия был игумен (в дальнейшем архимандрит — первый за историю монастыря), о. Израиль (Андреев, 1859−1884), ученик свт. Игнатия (Бpянчанинова), переведенный из Введено-Остpовского монастыpя. «По доброте агнцу подобен», — так отзывались современники об о. Израиле. Побывавший у него на чае Н. С. Лесков отметил чистоту, опрятность и патриархальную простоту обстановки игуменских покоев и душевные качества настоятеля: «в его ласковых, веселых глазах светится лик особенной юношеской доброты, которую очень немногие умеют сберегать до старости, лишь люди добрые и чистые сердцем». Пpи о. Израиле были возведены Коневский скит, Санкт-Петеpбуpгское подвоpье, большинство хозяйственных и жилых зданий. Окончательное формирование монастырского ансамбля, удивительного по своей гармонии с природным окружением, связано с именем академика архитектуры И.Б. Слупского. В 1860-е гг. собор был расширен с запада пристройкой ризницы с башней. Новый скит в 2,5 км от монастыря во Владычной Лахте с церковью во имя Коневской иконы Божией Матери (1874−1876 гг.) и келейным корпусом — интересный памятник русского стиля, напоминающий московские и ярославские храмы XVII в. В том же стиле была спроектирована Слупским и новая часовня на Загородном пр., возведенная в 1862 — 1866 гг. в память помощи Богородицы в избавлении от страшного пожара 28 мая 1862 г. О. Израиль скончался на 92-м году жизни, уцелело основание его надгробия у алтаря собора.

В 1884—1894 гг. настоятелем монастыря был Валаамский постриженик, архимандрит Пимен (Гаврилов), известный церковный писатель и историк, автор лучших описаний Валаамского и Коневского монастырей. В последний период строительной деятельности в монастыре, при игуменах Макарии (Иванове, 1895−1907) и Никандре (Сапрыкине, 1908+1919), были возведены еще одно подворье в Санкт-Петербурге на Большой Охте с обширной трехпрестольной церковью в византийском стиле во имя Коневской иконы, напоминавшей Иоанновский монастырь на Карповке (1899−1907 гг., архитектор Н. Н. Никонов, полностью разрушена в 1932—1933 гг.) и часовня во имя Успения Пресвятой Богородицы (1899 г.) у места отдохновения прп. Арсения, отличающаяся богатейшим резным декором (сохранилась также икона Воскресения Христова на восточном ее фасаде).

С 1892 г. обитель, ранее принадлежавшая Санкт-Петербургской епархии, отошла к вновь образованной Финляндской и Выборгской кафедре. На Коневце многократно возглавляли богослужения ее предстоятели, среди которых — известный богослов и церковно-общественный деятель, впоследствии С.- Петербургский митрополит, Антоний (Вадковский) и будущий Патриарх Сергий (Страгородский). Бывали здесь архиереи и других епархий, например, будущий архиепископ Херсонский Прокопий (Титов), прославленный как священномученик. На 1 января 1914 г. монастырская братия насчитывала 321-го насельника.

С 1917 до 1940 г. монастырь действовал — о. Коневец, как и Валаам, оказался на территории Финляндии. К 1932 г. в обители оставалось 75 человек братии — не было притока новых насельников из России, сказались голод и война. Пагубно отразилась на жизни обители и смута, связанная с введением нового календарного стиля в Финляндской Православной Церкви, ставшей автономной в составе Константинопольского патриархата. На Коневце пребывал на покое неугодный финским властям бывший архиепископ Финляндский Сеpафим (Лукьянов).

Настоятелем с 1930 г. был игумен Маврикий (Сережин). До прихода в монастырь, во время службы в армии, он был связным генерала Г. Маннергейма. Последний посещал Коневец и о. Маврикия. На острове разместились штаб (в каменной гостинице) и две батареи береговой артиллерии финской армии. Постоянные богослужения совершались только в соборе. С началом советско-финской (Зимней) войны была вывезена только меньшая часть утвари (например, серебряная рака преподобного Арсения, работы мастера Ф. Верховцева, 1843 г.). Остались, в частности, иконостасы и колокола всех храмов, кроме звонов Казанского скита. Часть святынь находится в Финляндии и в настоящее время.

В 1941 г. часть иноков вновь прибыли на остров, пытаясь возродить монашескую жизнь. Все храмы, кроме Никольского, к тому времени были полностью разорены. В 1944 г. у алтаря собора был погребен умерший в эвакуации игумен Маврикий. 19 августа того же года последние из братии навсегда покинули остров, отошедший к Советскому Союзу, при эвакуации погиб наместник, иеромонах Адриан. После периода скитаний 32 коневских инока обосновались в усадьбе Хиекка коммуны Кейтеле, где монастырь просуществовал до 1956 г. 31 августа 1956 г. 9 последних насельников должны были переехать в Ново — Валаамский монастырь в Папинниеми, взяв с собой чудотворную Коневскую икону. Коневскую братию возглавлял иеромонах Дорофей (Беляков), известный по книге С. Большакова «На высотах духа». Две общины Валаамская и Коневская соединились.

На острове Коневец тем временем царило запустение. В монастырских постройках обосновалась военно-морская часть, были устроены также испытательные полигоны военного ведомства в районах бывших коневских рыбных ловель (у монастыря когда-то был свой небольшой флот, ловили сига, лосося, семгу). Не выращивали более хлебные злаки (рожь, овес, ячмень), запустили сад, где сохранилось ныне не более 20 старых яблонь.
В 1990 г. монастырь был возвращен Санкт-Петеpбуpгской епархии. 28 мая 1991 г. на остров прибыл архимандрит Назарий (Лавриненко), назначенный митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычевым), наместником монастыря (ныне наместник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, благочинный монастырей Санкт-Петербургской епархии). Тем же летом обитель посетил последний из оставшихся в живых насельников старого Коневца — послушник Андрей Пешков.

В ноябре 1991 г. под полом нижнего храма обретены мощи преп. Арсения — ныне главная святыня монастыря. Впоследствии для них была устроена резная рака. При попечении о. Назария проведены значительные восстановительные работы, прежде всего в нижнем храме собора и гостиничных корпусах. Наладилось сотрудничество с желающими помочь монастырю в России и в Финляндии, где работает ассоциация «Коневец»; появился реабилитационный летний лагерь для детей-инвалидов (общество «Кедр» во главе с А. И. Сердитовой); развивалось монастырское хозяйство. В Сретенском храме, где совершаются ежедневные богослужения, находятся несколько икон Коневской Божией Матери, в том числе точный список с чудотворного образа, а также старинная икона, перенесенная из церкви с. Важины и, возможно, происходящая из Коневского монастыря — единственная вернувшаяся ныне в обитель. Торжественно праздновались 600-летие монастыря 12 июня 1993 г., отмеченное прибытием митрополита С.-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) и предстоятеля Финляндской Церкви архиепископа Иоанна, и 550-летие со дня преставления преп. Арсения. Архиерейские службы в праздничные дни возглавлял митрополит С.-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров). В 1996 г. отмечалось 200-летие Казанского скита.

С 1996 г. восстанавливается закрытое в 1932 г. под райкоммунотдел С.-Петербургское подворье на Загородном пр., 7 (его нынешний управляющий — иеромонах Борис /Шпак/). С 1956 г. здесь располагался трест «Фасадремстрой», который, несмотря на формальное возвращение здания монастырю в 1993 г., отказывался покинуть его до конца 1996 г. Ныне совершаются ежедневные богослужения в устроенной на 1-м этаже церкви во имя Коневской иконы Божией Матери. В храме находятся список с чудотворного образа, а также икона преп. Арсения с частицей мощей. 27 сентября 1998 г., в праздник Воздвижения, над зданием подворья воздвигнут Крест. На реставрированном фасаде установлена Коневская икона, выполненная из кварцевого песка. К монастырю приписан в качестве подворья и Рождество-Богородичныйй собор в г. Приозерске (1836−1847 гг., арх. Д. И. Висконти, был закрыт с 1940 г.).
19 августа 1998 г. монастырь впервые за его шестивековую историю посетил предстоятель Русской Православной Церкви — Святейший Патриарх Алексий II. Патриарх служил молебен совместно с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром.

С 1999 г. настоятелем монастыря был иеромонах Мстислав (Дячина). 4 июля 2001 г. братию возглавил иеромонах Исидор (Минаев), бывший помощник игумена Валаамского монастыря. За полтора года число насельников быстро возросло до 25 человек. Совершается дневной круг монашеских богослужений, в воскресные, субботние, другие праздничные дни — Божественная Литургия. Завершаются работы по изготовлению иконостаса нижнего Сретенского храма (художники Николай и Наталия Богдановы, Ирина Корнилова). Действует Казанский скит, где проживает духовник монастыря иеросхимонах Варахиил, первый постриженник возродившегося Валаамского монастыря, в последствии начальник Всехсвятского скита. На престольный праздник освящена восстановленная часовня на Святой горе, месте явления Богоматери, будет возобновлен и монастырский сад. Коневский скит взят под опеку приходом Софийского Вознесенского собора (г. Царское Село). Приспособлена для служб и Арсениевская церковь. Обнаружен источник преп. Арсения, проводятся изыскания для бурения артезианских скважин. На ферме содержат коров, лошадь, кур, гусей. Условия жизни в монастыре трудные (например, случаются перебои с электричеством, которое получают за счет дизельных генераторов). Всех средств, собираемых за летний период, когда паломники получают возможность попасть на остров, не хватает даже на топливо, поэтому в планах — устройство 3−4 экологически безопасных и более экономичных ветро-генераторов.

Много делают для возрождения обители финское Общество «Коневец» и Правительство города Куопио. Почти все часовни и кровли на острове восстановлены на пожертвования граждан Финляндии.

Островная обитель всегда жила лишь за счет собственного хозяйства и паломников. С сердечной теплотой и благодарностью говорит братия монастыря о тех, кто более всего содействует восстановлению обители — холдинге «Новые проекты и концепции» (Б. Н. Кузык) и его подразделении — ОАО «Северо-западное пароходство» (А. М. Антонов).

В 2001 году была создана Паломническая служба монастыря, которая организует поездки к святыням древней северной обители. Рождество-Богородичный Коневский монастырь, отметивший в 2001 г. 10-летие возрождения монашеской жизни, с благодарностью и молитвой принимает любую помощь и рад принять у себя паломников по обычаю приснопамятного основателя обители — преподобного Арсения Коневского.

Краткая библиография:

[1] Мисаил (Оpлов), иеромонах; Илаpион (Киpиллов), иеромонах. Историческое изображение о начале Коневской обители, о запустении, возобновлении и настоящем оной положении. СПб., 1822.

[2] Острова Коневец и Валаам и тамошние монастыри. СПб., 1852.

[3] Чистович И.А. История Православной Церкви в Финляндии и Эстляндии, принадлежащих к Санкт-Петербургской епархии. СПб., 1856.

[4] Истоpико-статистическое описание Рождественского Коневского монастыря. СПб., 1869.

[5] Андреев А.П. Ладожское озеро. СПб., 1875.

[6] Виды и описание Коневского монастыря. СПб., 1876.

[7] Аpеев И. А. Монастырские острова Валаам и Коневец. СПб., 1895.

[8] Пимен (Гаврилов), архимандрит. Рождество-Богородицкий Коневский монастырь. СПб., 1896.

[9] Знаменский Ф., протоиерей. Рождественский Коневский монастырь. СПб., 1898. Изд. 1-е.

[10] Иларион (Кириллов), архимандрит. Служба Преподобному Отцу нашему Арсению, Коневскому чудотворцу, и Пресвятой Богородице, ради чудотворной иконы ее в Коневской обители. СПб., 1910. Изд. 4-е.

[11] Гоголицын Ю.М., Гоголицына Т.М. Памятники архитектуры Ленинградской области. Л., 1987. С. 77−80.

[12] Kasanko M. Konevitsan luostarin historiallisset Vaiheet. Joensuu, 1992.

[13] Коневец. Отчет семинара. Хельсинки, 1992.

[14] Берташ А.В., Арсений, иеромонах. Шесть столетий Рождество-Богородичного Коневского монастыря. Коневский монастырь. СПб., 1993 (то же на финском яз.: Konevitsa luostari. Helsinki. 1993).

[15] Очерки по истории Санкт-Петербургской епархии. СПб., 1994.

[16] Берташ А., Веселов Н., Ганнибал Б. Остров Коневец и его святыни. СПб., 1998.
(По материалам сайта «Коневский Рождество-Богородичный монастырь»)

http://www.sedmitza.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru