Русская линия
Православный Санкт-Петербург27.06.2007 

«Нет позора месту сему»

Главная новость на хорошем приходе — отсутствие новостей. Размеренная, налаженная молитвенная и трудовая жизнь — основа духовного возрастания. Попробуйте спросить у о. Вадима Буренина, настоятеля храма Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове: «Что у вас нового?» Батюшка задумается, пожмёт плечами: «Да ничего… Всё, слава Богу, спокойно». А что стоит за этими словами? Годы восстановления, когда офицерский спортзал заново преображался в храм (уникальный храм, с которым связаны многие страницы истории Петербурга, истории России)… Годы труда над приходом, над сердцами людей… Что же в результате?

Мало сказать: храм восстановлен, храм действует. Это мы сейчас видим повсюду. Надо сказать больше: церковь на Каменном острове в ряду прочих петербургских православных храмов обрела своё особое лицо, свой путь, своё благословение.

— Наш приход, — рассказывает о. Вадим, — имеет определённые особенности. Всё дело в нашем расположении: храм окружён несколькими медицинскими учреждениями. Не стану перечислять все, скажу только об онкологическом диспансере на Берёзовой аллее… Представляете, какой это сгусток боли, горя, отчаяния! Мы находимся рядом — неужели мы останемся равнодушными к страданиям? Наш прямой долг — хотя бы просто утешить этих несчастных, вернуть им веру в милосердие Божие… Сейчас мы строим в этом диспансере часовню во имя иконы Божией Матери «Всецарица».

— А ведь у вашего храма уже есть часовня, да ещё какая — знаменитая на весь город! По молитвам у чудотворной иконы в этой часовне многие раковые больные получили исцеление. Выходит, вы помогаете страдальцам не только словом утешения…

— Помогает Бог. Он исцеляет, Он даёт надежду. А наша задача — указать людям путь к спасению. Чем мы и стараемся заниматься в меру отпущенных сил. Вот недавний случай исцеления по молитвам у чудотворной иконы: однажды — мы уже закончили службу и собирались закрыть храм — к нам пришла женщина, с виду просто раздавленная горем. У неё была злокачественная опухоль гортани — рак в последней стадии. Ей назначили соответствующее лечение, но ни сама больная, ни, честно говоря, врачи особенно не верили в благоприятный исход. По человеческим понятиям это лечение было только лишним мучением перед смертью. Мы выслушали несчастную, тут же отслужили молебен, посоветовали почаще ходить в нашу часовню, и — по нашему непреложному правилу — убедили её в точности выполнять предписания врачей. Она послушалась совета, и назначенное лечение прошло вполне успешно, что сами медики расценили как чудо. Теперь эта женщина — постоянная прихожанка нашего храма. Подобных случаев на моей памяти бывало немало. С недавних пор мы сотрудничаем с ассоциацией «Антирак», и ежемесячно я провожу духовные беседы с женщинами, которые перенесли операцию на молочной железе. Им так необходимо духовное утешение! Причём многие болящие, приехавшие в Петербург из глубинки, раньше не посещали православные храмы — просто не имели такой возможности…

— Вы ведь и с врачами находите общий язык, а я-то слышал, что медицинские работники — самая атеистическая часть общества…

— Помню такой случай. Здесь, на Песочной набережной, есть детский психоневрологический диспансер со стационаром. Главврач обратилась в епархию с просьбой прислать священника для постоянного окормления стационара. Когда мы пришли туда в первый раз, многие врачи были очень недовольны. Они говорили так: «Сейчас придут эти православные батюшки, здоровье у наших больных после их молитв улучшится, а нас, врачей, станут называть бездельниками!» Долго пришлось нам убеждать их, что мы хотим просто оказать посильную помощь стационару… И годы напряженных духовных бесед дали плоды. Сегодня у нас очень хорошие, тёплые отношения, — врачи и священники трудятся на общее благо. Но вообще-то нельзя считать медиков какими-то особыми, более подверженными атеизму людьми. Их души так же стремятся к вечному, и многие, многие врачи и учёные из близлежащих клиник являются нашими прихожанами со дня открытия храма. Когда мы приходим в палаты для соборования больных, медперсонал нередко просит пособоровать и их: таинства всем нужны.

— Батюшка, вы говорили, что ваш клир окормляет Дом ветеранов войны… Что это за дом такой?

— Дом ветеранов войны — он не так уж велик: там проживает около ста человек. У них есть однокомнатные квартирки, трёхразовое питание, имеется дежурный врач, сестра, уход за ними хороший, но вот чего им не хватает, так это внимания. И потому священнослужители нашего храма приезжают к ним, беседуют, собирают вместе, устраивают концерты, служат панихиды по погибшим во время Великой Отечественной войны, исповедуют, причащают. И более того: если кто-то из жильцов Дома ветеранов попросит нас о том, чтобы ему было оказано внимание, каждый из наших батюшек в любой момент готов выехать на встречу с ним. Таков наш долг — перед Богом, перед людьми, перед нашим храмом. Вы знаете, в XVIII веке, когда была построена церковь на Каменном острове, властями было поставлено обязательное условие: брать сюда таких священников, «чтобы не было позора месту сему». Я думаю, что это правило установлено навеки, что оно действует и посейчас, и стараюсь, чтобы наш клир ему соответствовал.

Адрес храма во имя Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове: 197 022, СПб, Каменноостровский пр., д. 83, ст. метро «Чёрная речка», т. 234−13−24.

http://pravpiter.ru/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru