Русская линия
Столетие.Ru Лариса Черкашина27.06.2007 

Августейшая художница
В Третьяковской галерее выставляется внучка русского царя

Удивительные, почти мистические сближения — знаменитая Третьяковка открыта в 1856-м, в год воцарения Александра II, а спустя почти сто пятьдесят лет картины внучки российского самодержца, художницы Ольги Куликовской-Романовой, занимают свое особое место среди всемирно прославленных полотен.

Великая княжна Ольга АлександровнаНе дано было знать Великой княгине, сестре последнего российского императора, что доведется ей когда-то вернуться в Россию, на свою родину. И возвращение это станет поистине триумфальным. Здесь обретет она своих подданных не царственной фамилией и не властью денег, а силой и красотой души своей…

Глядя на ее акварели, наполненные солнцем и яркими земными цветами, на все эти милые безмятежные пейзажи и натюрморты: заснеженные деревья в саду, герани на окне, пасхальные столы и рождественские елки, трудно поверить, что художнице была уготована столь необычная многотрудная жизнь.

Великая княжна Ольга — единственный порфирородный ребенок в семье императора Александра III — все ее трое братьев: Николай, Георгий, Михаил и сестра Ксения родились до восшествия на престол великого князя Александра Александровича. В начале царствования Александра III — первого июня (14 июня по нов. ст.) 1882 года — императрица Мария Фёдоровна счастливо разрешилась от бремени дочерью Ольгой, нареченной именем древнерусской княгини.

Святая княгиня Ольга — первая русская христианка, и Великая княгиня Ольга — первая русская августейшая художница, связаны меж собой незримыми узами духовного родства.

У девочки рано проявились художественные способности: маленькая княжна уже в пятилетнем возрасте уверенно держала в руке кисть и карандаш.

Из воспоминаний Великой княгини Ольги Александровны:

«Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала кукурузу или дикие цветы».

К августейшей ученице приглашались учителя — известные в России художники: В.Е. Маковский, С.А. Виноградов, С.Ю. Жуковский. Венценосные родители всячески поощряли увлечение их дочери живописью. Ведь и Александр III неплохо рисовал в молодости, известны тонкие пейзажные зарисовки датской принцессы Дагмар, в будущем императрицы Марии Федоровны. Владели искусством живописи и дед Великой княжны император Александр II, и прадед — Николай I, и прабабушка императрица Александра Фёдоровна.

Но лишь Ольге Александровне, единственной из Дома Романовых, судьба определила стать профессиональной художницей — «принцессой акварели».

Ей не досталось красоты матери императрицы Марии Федоровны и шарма старшей сестры Великой княгини Ксении. Бог не наделил ее внешней красотой, но зато сполна, через край — красотой духовной, что не только не померкла с годами, а будто бы воссияла с новой животворной силой.

Великая княгиня писала и иконы, которыми благословляла людей ей особенно дорогих. Два святых образа ее письма представлены и на открывшейся выставке.

Еще в начале века в царских резиденциях устраивались вернисажи ее работ, а средства, вырученные от продажи живописных полотен, акварельных листов и авторских почтовых открыток, служили благим целям — шли на помощь нуждавшимся художникам. Ольга Александровна покровительствовала «Императорскому обществу акварелистов» и «Обществу имени А.И. Куинджи».

Но не только художникам помогала Великая княгиня: покровительствовала она детским приютам, женским курсам и богадельням. А в принадлежавших ей имениях в Воронежской губернии открыла школы для крестьянских ребятишек, больницы.

В 1901 году Великая княгиня стала женой принца Петра Ольденбургского. Брак тот скорее можно было бы назвать фарсом — ведь супруг Ольги Александровны к женщинам, и к ней в том числе, интереса не выказывал. Не было между супругами и духовной близости. Годы замужества обернулись немалым испытанием для молодой особы. Первая мировая война, нарушившая ход российской жизни, стала для Ольги Александровны той силой, что смогла прервать ее нестерпимое положение. На свои средства она оборудовала военный госпиталь и, сменив великосветские наряды на строгую форму медицинской сестры, посвятила себя уходу за ранеными. Ухаживала самозабвенно, не брезгуя самой грязной и неблагодарной работой.

И здесь, во время великих народных бедствий и страданий, к ней пришла настоящая любовь.

Избранником Ольги Александровны стал офицер лейб-гвардии Ахтырского полка, шефом которого была Великая княгиня, Николай Куликовский. В ноябре 1916-го в Киеве они обвенчались.

Император Николай II дал свое высочайшее согласие на новый брак и отправил сестре из Ставки Верховного Главнокомандующего приветственную телеграмму: «Мысленно с тобой, особенно сегодня. Дай Бог, дорогой Ольге счастья, которого она так достойна. Нежно тебя обнимаем. Ники».

Первенец, нареченный Тихоном, появился на свет в августе 1917-го в крымском имении Ай-Тодор, где Романовы (вдовствующая императрица Мария Федоровна и семья ее старшей дочери Ксении Александровны) находились под негласным домашним арестом. После того, как Мария Фёдоровна и оставшиеся чудом в живых Романовы на борту английского крейсера «Мальборо» покинули крымские берега, Ольга Александровна оставалась жить на юге России. Здесь, в кубанской станице Новоминская, в тревожном 1919-м, у нее родился второй сын Гурий.

Позже вместе с семьей Великой княгине удалось через Турцию и Сербию добраться до Датского королевства. Королевский дворец Амалиенборг в Копенгагене стал домом для нее и для матери, вдовствующей императрицы. После кончины Марии Федоровны в 1928 году семья Куликовских-Романовых переселилась на приобретенную в окрестностях Копенгагена ферму.

Свидетельницей еще одной войны, второй мировой, суждено было стать Великой княгине. И вновь она не осталась безучастной к судьбам соотечественников — помогала русским беженцам и военнопленным. Ее активная позиция вызвала раздражение советских властей, предъявивших Дании ноту протеста. Опасность для жизни Ольги Александровны была велика — в советской России помнили о здравствующей княгине, сестре последнего русского императора. И вновь Ольге Александровне предстояло дальнее странствие — путь ее лежал в Канаду. Там, вблизи Торонто, на вилле Кампбелвилле предстояло прожить ей вместе с любимым мужем и сыновьями свои последние годы. Бог посылал Великой княгине немыслимые, казалось бы, испытания для земной женщины, но Он и наградил ее талантами, и счастьем супружеской жизни.

И еще явил одно из своих чудес — даровал ей невестку, которая будет носить ее имя и двойную фамилию, станет защитницей ее светлого имени, хранительницей наследия. Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову. Так уж случилось, что встретиться им не довелось: Великая княгиня скончалась в ноябре 1960 года, а Ольга Николаевна вышла замуж за ее старшего сына Тихона Николаевича намного позже. Брак хоть и недолгий (супруг Тихон Николаевич скончался в апреле 1993-го), был на редкость счастливым.

«Быть, а не казаться» — девиз Великой княгини Ольги Александровны, которому она следовала всю свою жизнь. Девиз по праву родства вместе с фамилией перешел и к ее невестке.

В свои уже немолодые годы эта красивая статная женщина выполняет волю и своей августейшей свекрови, и своего почившего супруга, внука Александра III и родного племянника Николая II.

Ольга Николаевна возглавляет Благотворительный фонд имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны.

Благодаря ее стараниям работы Великой княгини увидели жители Петербурга и Москвы, Сургута и Тюмени, Балашихи и Екатеринбурга. При непосредственном участии Ольги Николаевны проведены многие гуманитарные акции, изданы живописные каталоги работ ее свекрови, а также — книги, буклеты, открытки.

Она глубоко убеждена, что успехи Фонда обусловлены духовным покровительством Великой княгини, подлинной христианской подвижницы в деле русской благотворительности.

«Творческое наследие августейшей художницы огромно, — говорит Ольга Николаевна, — и будет бесконечно жаль, если драгоценные акварели и живописные полотна „распылятся“ по частным и музейным коллекциям».

Безусловно, создание в Москве либо в Петербурге музея, достойного памяти прекрасной русской художницы, могло бы стать поистине общенародным делом.

http://stoletie.ru/retsenzii/70 626 122 936.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru