Русская линия
Столетие.Ru Наталья Нарочницкая23.06.2007 

Наталия Нарочницкая: «Российский формат» на Капитолийском холме
По итогам встречи в столице США российских и американских парламентариев

В Вашингтоне состоялось совместное заседание комитетов по международным делам палаты представителей конгресса США и Государственной Думы Российской Федерации. Оценку итогам встречи дает член российской делегации, заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам, доктор исторических наук, президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая.

— Эти «слушания», как их назвали американские журналисты, с моей точки зрения, прошли успешно. И прежде всего — благодаря устроителям совместного заседания, которые решили провести его в «широком формате», сделав открытым для общественности. В неловкое положение намеревались поставить российскую делегацию, которая должна была выслушать мнения американских коллег. Однако все вышло иначе, на совместное заседание пришли самые разные люди, множество тележурналистов. Через них мы и смогли донести до широкой общественности нашу точку зрения по важнейшим международным проблемам.

Спикеру конгресса Нэнси Пелоси я подарила сборник о положении дел с правами человека в Америке, изданный Фондом исторической перспективы, она с благодарностью его приняла. И показала его обложку перед телекамерами…

Нам очень выгоден «широкий формат» двусторонних встреч, мы знаем больше, нежели сидящие на голодном информационном пайке американцы, и готовы рассказывать. Когда членов нашей делегации спросили о «новом политике» Гарри Каспарове, я ответила, что недавно писала о нем в интернет-газете Фонда исторической перспективы «Столетие». О том, что Гарри Кимович Каспаров фигурировал в официальном списке членов консультативного совета при американском «Центре политики безопасности», чья задача — выработка рекомендаций по национальной безопасности США. После публикации его фамилию тихо убрали из списка. Ну, а когда мне стали объяснять, что истинная демократия в России была при Борисе Ельцине, то я рекомендовала узнать мнение на этот счет у моих сограждан. Ведь вопрос в том — нравится ли эта «демократия» народу страны.

Американской публике постоянно навязывают исключительно одну точку зрения на региональные конфликты в мире, на положение дел в Косово. Поэтому, когда мы начали говорить об этом, то нашего выступающего грубо прервал глава комитета по международным делам Том Лантос. Он категорично и безапелляционно обвинил во всем Слободана Милошевича, то есть опять предложил своим согражданам и нам самую примитивную версию. Затем слово взяла я и с некоторой иронией выразила надежду на то, что Том Лантос не станет меня перебивать, хотя, быть может, такова «традиция» американского конгресса.

И ему, и всем присутствовавшим на совместном заседании я напомнила историю вопроса и родившиеся не сегодня и не вчера планы построения «Великой Албании». Это — далеко идущие геополитические планы, предусматривающие западное владычество на Балканах. Сербы, сказала я, тоже не ангелы, но ни в коем случае нельзя их демонизировать. Комиссии, которые обследовали массовые захоронения якобы жертв сербов, установили: люди были убиты в разное время и в разных местах. Во взрыве на сараевском рынке Маркале обвинили боснийских сербов, после чего НАТО начало военную операцию. Однако, напомнила я, когда нам демонстрировали оторванные ноги жертв взрыва как свидетельство жестокости сербов, никто не удосужился сказать: это была инсценировка — конечности были изготовлены из папье-маше…

Том Лантос меня не перебивал, и мне удалось сказать все, что я хотела. Прежде всего — ознакомить присутствовавших со своей концепцией конфликта Грузии и Южной Осетией. Да, по закону Грузия имела полное право выхода из состава Советского Союза. Но почему-то все забывают или не хотят помнить: идя на это, союзная республика, которая имела на своей территории автономии, обязана была провести отдельный референдум по их статусу. Конфликт уже существовал, но на него просто закрыли глаза, вопреки всем нормам признали республиканские границы международными, неприкосновенными. Поэтому, дипломатично пояснила я, нынешний территориальный статус Грузии, мягко говоря, небезупречен.

Возразить им было нечего. Точно так же, как и по ситуации с Договором об обычных вооруженных силах в Европе, который не ратифицирован западными государствами.

К тому же Румыния и Болгария стали членами Североатлантического блока, что изменило положение дел. После чего один из конгрессменов предложил поехать на авиабазу Эндрюс под Вашингтоном и осмотреть «Боинг», оснащенный лазером воздушного базирования. Лазер этот, объяснили нам, уже прошел наземные испытания. Мы поехали и посмотрели. Так нам продемонстрировали «американскую военную мощь».

Вернувшись в Конгресс, мы подписали совместное заявление по случаю двухсотлетия установления дипломатических отношений между Россией и Соединенными Штатами. Проект документа разрабатывался российской стороной, он был принят с небольшими поправками. Но главное в нем сохранилось: депутаты и конгрессмены воздержатся от принятия решений, не способствующих укреплению доверия между нашими странами, и не будут предпринимать шагов, направленных на подрыв безопасности в мире.

Правда, тональность нашей беседы с заместителем государственного секретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэлом Фридом, состоявшейся накануне, полностью противоречила духу заявления. Он попытался устроить российским депутатам жесткое «промывание мозгов», объясняя, как будет устроен мир по американскому образцу, и что Косово станет независимым при любых условиях, а свое мнение Москва может оставить при себе. И вообще, Россия обязана принять все решения Запада как можно быстрее.

Дипломатичный председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Константин Косачев предложил мне ответить. Я высказала нашу позицию: даже если Запад отрицает очевидность возможного косовского прецедента для других непризнанных государств, многие из них воспримут его как реальную возможность требовать для себя полной независимости. А ведь сколько сегодня в мире конфликтных ситуаций! Запад может открыть ящик Пандоры. Ну, а в конце задала риторический вопрос: «Почему это нас так торопят? Видимо, потому, что боятся: позиция России изменится и станет тверже».

Мой давний знакомый Том Грэм, человек, работавший в госдепартаменте и очень лояльно относящийся к России, после окончания «беседы» даже спросил: «Ну что, до драки дело не дошло?»

С конгрессменами мы обсуждали проблемы, которые будут стоять в повестке дня предстоящей встречи Владимира Путина и Джорджа Буша. Подобные диалоги должны выявлять истинную мотивацию партнеров, предел или резерв ожиданий и взаимных уступок. Кроме того, каждая сторона имеет возможность обозначить свои позиции. Американцы очень жестко реагируют на наши инициативы в рамках СНГ, даже не собираясь чем-либо мотивировать свою точку зрения. Проще говоря, ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…

Мы узнали мнение американских конгрессменов. В свою очередь, мнение депутатов Государственной Думы России по самым больным вопросам международной политики узнали законодатели на Капитолийском холме. Но не менее важно, что об этом узнали и простые американцы, которым денно и нощно «скармливают» исключительно однобокий взгляд на мир.

http://stoletie.ru/moment/70 622 133 627.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru