Русская линия
Православие.Ru22.06.2007 

«Господь заповедал быть оптимистами»
Интервью с сербской актрисой Радой Джуричин

Рада Джуричин, дочь уважаемого протоирея из Вршаца отца Маринко, провела детство за пением в соборной церкви. Она с уверенностью говорит, что вся ее жизнь основана на православной вере, и что ее духовный фундамент — Церковь. Актриса с радостью вспоминает родной город Вршац и свое детство, которое считает важнейшим периодом в жизни.

Рада уже более 45 лет на сцене. Ее актерская карьера началась с роли Анны Франк в Народном театре в Белграде. Большинство своих ролей актриса сыграла в Югославском драматическом театре, работала она и в «Ателье 212», и в других театрах.

— Когда дочка священника решила стать актрисой?

— Я поступила на факультет Югославской литературы и собиралась стать журналистом, и еще работать в школе. Как-то раз я брала для студенческой газеты интервью у Павла Минчича, и он полушутливо сказал, что я прирожденная актриса. Тогда я впервые подумала, что может быть, и правда, это мое настоящее призвание. Но до поступления в Театральную академию я держала свои мысли в тайне. Никто ни о чем не догадывался, кроме Павла Минчича, который помогал мне готовиться к вступительному экзамену.

На экзамене меня согласилась прослушать Невенка Урбанова, знаменитая театральная актриса. Помню, как я подошла к ней в платье, которое мне подарил епископ Виссарион: тогда из Америки пришла посылка с одеждой, и владыка раздал ее детям священников. Я стояла в этом поношенном платье и жутко боялась, что скажет мне великая актриса. После прослушивания она заключила: «Вы приняты. Вы будете иметь большой успех в чеховских пьесах». Я попала на курс с Ружицей Сокич, Радмилой Андрич, Бато Живоиновичем и Николой Симичем, которые уже состоялись как актеры, все они играли в любительских театрах. А у меня совсем не было никакого театрального опыта.

Мои родители жили очень скромно, и им было нелегко обеспечить нам с сестрой образование. Они настаивали на том, чтобы я закончила и литературный факультет: хотели быть уверены, что я смогу себя обеспечить. Они говорили: «Если ты в состоянии при этом еще и заниматься актерством — мы не возражаем». Таким образом, я получила родительское благословение и закончила оба факультета. И хотя мое главное призвание — театр, я периодически работала журналистом, в основном, как ведущая на радио и телевидении.

— В какой мере религиозная семья повлияла на вашу жизненную философию?

— Я родилась в семье священника и с младых ногтей была связана с Церковью. Я постоянно общалась с церковнослужителями. Особенно на меня повлиял мой отец. В жизни он никогда не отступал от своих проповедей. Поэтому я до сих пор очень горжусь им. Он 65 лет служил в Вршаце. Народ его любил и уважал, потому что он сам любил своих прихожан и вообще всех людей, независимо от того православные они, католики или принадлежат еще к какой-нибудь вере. Это была настоящая любовь к ближнему, и он пронес ее через всю свою жизнь, до конца.

Когда началась моя публичная карьера, отец часто говорил мне: «Никогда не участвуй в том, что разделяет людей. Занимайся тем, что их объединяет». Он не один десяток лет каждую неделю навещал всех пациентов местной больницы, и не только своих прихожан, для него было не важно, сербы они, румыны, немцы или венгры. Помню, в патриархате я часто встречалась с отцом Амфилохием: я покупала множество крестиков и иконок, и отец Амфилохий каждый раз спрашивал: «Что же это, отец Маринко в свои года все миссионерствует?» Моя самая большая радость в путешествиях по миру — встречи с нашими эмигрантами, они приходят ко мне со Святым Писанием или иконкой, на которой есть посвящение отца Маринко. Каждому младенцу при крещении он обязательно дарил маленькое Святое Писание с посвящением. И это остается с людьми, даже когда они уезжают в Америку, Австралию или Канаду. На днях я с фондом «Хемофарм», который ремонтирует сельские дома культуры, объезжала деревни в окрестностях Вршаца. Я повсюду сталкивалась с людьми, которые до сих пор с любовью вспоминают моего отца. И сербы, и румыны. Все говорили мне: «А, мы Вас знаем, вы дочка отца Маринко». Я чувствовала огромную гордость за отца.

— Два года назад одну из улиц в Вршаце назвали именем Вашего отца. Как это случилось?

— Папа умер 10 лет назад. Во вршацкие газеты поступало множество обращений горожан, они просили, чтобы его именем назвали какую-нибудь городскую улицу. И теперь бывшая Скопская улица, которая выходит на улицу Йовина Змая, где жили мои родители, называется «улица отца Маринко». Отец с раннего детства учил нас с сестрой, что нужно стараться полюбить ближнего своего, понять его и простить. Он считал, что в этом — высшее служение Богу, что мы должны постоянно испытывать себя. Мама во всем была согласна с отцом.

— Ваши постановки проникнуты идеей вездесущей, всепокоряющей любви. В «Завещании Десанки Максимович» звучат слова великой поэтессы: «Вопреки всем несчастьям, любовь не может исчезнуть. Пока есть любовь, есть и надежда». Как Вы живете сейчас, как сохраняете христианскую любовь, которой научил Вас отец, во времена «невыносимой легкости бытия» современного общества?

— Мы живем в такое время, когда во главу угла ставятся деньги. Люди делятся на тех, у кого они есть, и тех, у кого их нет, на могущественных и беспомощных. Но и те, и другие — прежде всего люди, ранимые и зачастую несчастные. Они нуждаются в духовной опоре. Вера в Бога очень помогает человеку, поэтому большинство людей сейчас обращается к вере и к Богу. Некоторым моим коллегам просто необходим духовник, который помог бы им жить достойно, помог бы в минуты искушения. А в искушениях недостатка нет!

Я стараюсь быть божьим человеком. Мне непросто говорить это — слишком большая ответственность. Так же непросто говорить об искусстве. Я стараюсь поступать с другими так, как хотела бы, чтобы поступали со мной, стараюсь нести радость, а не печаль, стараюсь ободрить людей. Любовь к ближнему — значит помощь обиженному, поддержка того, кто теряет почву под ногами. Когда-нибудь люди скажут, что я неисправимая оптимистка. Ну что ж, Господь заповедал нам быть оптимистами.

— Вы недавно вернулись с гастролей по Канаде, где Вас принимал Канадский владыка Георгий. Это был благотворительный тур в пользу Рашской области.[1] Расскажите о Ваших впечатлениях.

— В Белграде организован фонд помощи Рашской области, который помогает жителям деревень этого района, чтобы они из-за нужды не бежали из родных мест. Фонд дает им деньги на покупку скота, выращивание миндаля и прочие хозяйственные нужды. Многое уже сделано. Гастроли были организованы, чтобы подключить к благотворительной акции и нашу диаспору в Канаде. Мы провели там две недели. Я повстречала множество удивительных людей. Благодаря службам владыки, многие решили помочь Рашской области. В Торонто мы посетили монастырь, который построил сам владыка вместе со своей паствой. Это великолепный архитектурный комплекс с новой церковью, спортивными площадками и местом для отдыха прихожан. Там же основано первое сербское кладбище в Канаде.

— Как Вы думаете, человек искусства ответственен за то, что несет в себе его произведение?

— Все эти ужасы, которые сегодня происходят, унижение человеческой личности и разрушение человеческого достоинства, все это должно было быть критически отражено в произведениях искусства. И в театре, и на телевидении, и в кино. Но в последние годы, глядя на такие творения, говорящие о безобразии и уродстве, я задалась вопросом: действуют ли они на публику отрезвляюще или же, как часто кажется, только суммируют зло. Мы должны быть осторожными, особенно по отношению к молодежи. Потому что задача искусства, как и веры, — направлять людей к добру, любви и благородству.
Славица Лазич
Газета Сербской Патриархии «Православие» N 957
Перевод с сербского Анастасии Галаниной


[1] Рашская область. Историческая область на юге современной Сербии. Наряду с Косово и Метохией, Рашская область является колыбелью сербской государственности и культуры. К сожалению, в последние годы здесь наблюдается постоянный отток сербского населения.

http://www.pravoslavie.ru/guest/70 620 120 013


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru