Русская линия
Татьянин день Дмитрий Шноль22.06.2007 

«Исправляйте в духе кротости», или «О тоне Церковной полемики»

Недавно в СМИ было опубликовано в виде открытого письма решение епархиального собрания Анадырской и Чукотской епархии Московской Патриархии. Не берусь что-либо говорить о содержательной стороне этого решения, но хотелось бы сказать несколько слов о том, КАК оно написано.

Полагаю это достаточно важным, так как тон речи и соответствующее ему душевное состояние пишущего обязательно передается читателю — вне зависимости от уровня его культурной компетентности.

Можно с уверенностью сказать, что епархиальное собрание Анадырской и Чукотской епархии началось с совместного богослужения. Иными словами, собрание началось с благодарения и радости о том, что Господь дарует всем членам Церкви единство в Святом Духе, несмотря на существующие среди них разногласия по некоторым частным вопросам. Собрание Церкви всегда есть прежде всего благовестие — благовестие о единстве и мире. Вроде бы это само собой разумеется. «Само собой разумеется» эта Богом данная атмосфера мира, в которой члены единого тела Христова призваны обсуждать насущные вопросы. Среди них и те вопросы, в которых у них еще нет полного согласия и которые требуют взаимного усилия: прислушаться друг к другу и понять друг друга. Можно и нужно говорить о разногласиях и тревогах по тому или иному поводу. Но делать это стоит только после того, как снова радостно и спокойно утверждены единство и братская любовь, потому что только в этом единстве и любви можно разрешить любые трудные и болезненные вопросы.

К сожалению, читая решение епархиального собрания, я нигде не нахожу в нем этой радости и благодарения о церковном единстве во Христе. Радость осталась где-то за текстом обращения. В тексте же читатель видит только пункты несогласия, смущения и тревоги. Для примера перечислю сказуемые трех первых пунктов решения: 1) «осуждаем»; 2) «просим осудить»; 3) «выражаем нашу боль и обеспокоенность». В двухстраничном решении епархиального собрания Православной Церкви мы встречаем слово «осудить» пять раз и ни разу — имени Господа нашего Иисуса Христа. Читатель чувствует, что «мир сей» с его разделенностью, тревогой и страхом вторгается в него вне зависимости от содержательной стороны текста.

Откроем любое послание апостола Павла. Каждое из них в основе своей остро полемично, многое в этих посланиях апостол осуждает, и тем не менее всякий раз апостол начинает с благовестия, радости о Господе и слов ликующей любви к тем, кого он хочет переубедить, и эти радость и любовь светятся за словами обличения. «Исправляйте в духе кротости», — советует нам апостол Павел и сам являет тому прекрасный пример.

На все сказанное можно было бы возразить следующее: никто не спорит, что мы призваны находиться в духе радости и благодарения, но, что греха таить, мы совсем не всегда в нем пребываем. Авторы епархиального решения — живые люди, и им не удалось сдержать своей тревоги и напряжения по важным для них церковным вопросам — что ж делать, все мы не святые! Это возражение было бы вполне разумным и уместным, если бы речь шла об устном спонтанном высказывании одного человека. В этом случае тон сиюминутного огорчения и беспокойства никого удивить не может. Но в нашем случае мы имеем письменный текст, подписанный двумя десятками людей. Очевидно, что этот текст писался не один день, много раз согласовывался и редактировался. Это не мгновенная фотография проходящего душевного состояния, это, так сказать, сводный епархиальный портрет, собравший в себе чувства и мысли не одного дня. И в этом случае его безрадостно-тревожный тон вызывает у меня смущение.

Есть в тоне полемики пастырей и важное педагогическое значение. В своей учительской практике я часто замечал такую простую связь. Если утром в понедельник на рабочей планерке директор бодрым тоном говорит, что он рад, что Мария Ивановна выздоровела и вернулась к нам, что 9-й класс неплохо написал контрольный срез, а проблемы (такие-то и такие-то) мы, конечно, всем миром как-нибудь решим, то эти бодрость и спокойствие очень быстро распространяются на всю школу: уроки проходят по-деловому, а шум на переменах не превышает уровня нормальной детской беготни. Если же с утра директор кого-то из коллег прилюдно отчитывает и с надрывом говорит о множестве ужасных школьных проблем, то уже на первом уроке из какого-либо кабинета можно услышать учительский крик, а к концу дня в паре классов случаются драки. Уверенность и спокойствие, так же как тревога и недовольство, быстро распространяются от «головы» школы ко всем ее членам.

Отцы, которые, не говоря ни слова о радости и благодарении, слету начинают публично обсуждать наболевшие проблемы, создают транслируемую модель поведения для своей паствы. Своим авторитетным примером они поддерживают подобное поведение и в малых церквах. Вот приходит муж домой и, не говоря жене, что он рад ее видеть, что он соскучился, что ему очень интересно, как прошел у них с детьми день (считая все это и так «само собой разумеющимся»), начинает сходу обсуждать тревожащую его проблему. Например, так: «Надо кончать сыну с его плаваньем — уроки делать не успевает, совсем учебу запустил!» Легко представить, чем может кончиться такое «проблемное» обсуждение при отсутствии восстановленного и радостного единства семьи. И если кому-нибудь кажется, что семейная ссора по поводу того, ходить ли сыну на плаванье или нет, — это чепуха по сравнению с такими важнейшими проблемами, как глобализация или экуменизм, то я никак не могу с этим согласиться.

В заключение позволю себе сделать небольшой содержательный комментарий по одному из пунктов решения. В 3-м пункте решения, в частности, говорится:

«Призываем архипастырей и пастырей… более решительно обличать пороки и недостатки современной государственно-политической и общественной жизни. Например: проведение гей-парадов содомитов, разрешение абортов и эвтаназии, поголовную вакцинацию…» Мне приятно обрадовать авторов решения и неосведомленных читателей тем, что «поголовная вакцинация» уже отменена в России 9 лет назад законом «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (Закон от 17 сентября 1998 г. N 157-ФЗ). В пункте 2 статьи 11 закона говорится, что «профилактические прививки проводятся с согласия граждан, родителей или иных законных представителей несовершеннолетних». Таким образом, гражданин России имеет право на бесплатные прививки, но также имеет право и на отказ от любых прививок себя и своих детей. Так что в отношении прививок положение за последние годы, слава Богу, улучшилось. Хочется только посоветовать родителям, которые ждут ребенка и не хотят, чтобы ему делали прививки в роддоме, заранее написать отказ от прививок и обговорить это с детским врачом еще до родов. В радости, что «родился человек в мир», можно позабыть сделать вовремя необходимые бумажные формальности.

Возвращаясь к тону обсуждаемого решения, я хотел бы добавить, что, на мой взгляд, эта проблема касается довольно значительной части современных внутрицерковных споров и обсуждений. Будем надеяться, что «дух кротости» будет постепенно побеждать наше раздражение и полемический задор. Разлад и взаимное непонимание — верные признаки «мира сего», а даруемое нам единство во Христе есть чудо, радость о котором «никто у нас не отнимет».
Дмитрий Шноль, учитель школы-интерната «Интеллектуал», преподаватель факультета глобальных процессов МГУ им. М. В. Ломоносова

http://www.taday.ru/text/48 095.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru