Русская линия
Комсомольская правда Евгений Ищенко20.06.2007 

Евгений Ищенко: «Я был человеком с амбициями, а Бог меня наказал»
Первое интервью после выхода на свободу экс-мэр Волгограда дал «Комсомолке»

Мы встретились с Евгением Петровичем на следующий день после освобождения у церкви Иоанна Предтечи. Бывший мэр пришел сюда вместе с семьей — помолиться и поставить свечки. В этой церкви служит его духовник. Как признается сам Евгений Петрович, он тоже читал в тюрьме Ветхий Завет и молил помощи у своего хранителя — святого Евгения.
Приезжаем в квартиру. У порога — 30 томов уголовных дел в пакетах. Рядом — вещи из СИЗО, тоже в сумках: некогда еще было разложить. Рядом с вещами прыгают малыши.

— Я раньше не понимал, что дети — это такая радость: уходил, когда они еще спали, приходил — они уже спали, теперь вот играю с карапузами и понимаю, что такое счастье! — начинает разговор экс-мэр. На руках у отца счастливо пускает пузыри самый маленький, родившийся уже после заключения папы под стражу, Антон.

— Вообще-то мы ждали девочку, даже имя ей придумали — Сонечка, а потом выяснилось, что будет мальчик! — улыбается сыну Ищенко. — Жена рассказывала, что когда она родила, друзья побежали к СИЗО, кричали мне, что у меня еще один сын родился, а я и не слышал. Мне же в тюрьме мобильником пользоваться нельзя, поэтому только на следующее утро адвокат приятную новость принес.

— А почему Антоном назвали?

— Меня папа Максимом хотел назвать, потом решил Антоном, но брат уговорил и назвал Евгением. А я в память об этих именах решил своих детей так назвать.

— Вы до этого Антона видели?

— Его Женя два или три раза в тюрьму приносила, мы с ним сфотографировались. Он у нас, видите, единственный не светленький получился… Славу Богу, что мы теперь вместе! Вы знаете, я никого не сужу, ни на кого не обижаюсь, Бог им судья! Я ведь был человеком с высокими амбициями, к какой-то славе стремился, а Бог меня, видите, за это и наказал. Наказал по всей строгости! Я в тюрьме много думал, и для себя понял, что не создан для политики. Я был успешным бизнесменом, но для власти каких-то качеств не хватило, гибкости, что ли.

— Чем же планируете заняться сейчас?

— Бизнесом, наверное. Я пока не знаю, хочу сейчас просто отдохнуть, побыть с детьми. Мне интересно строительство доступного жилья. У нас ведь строится 80 миллионов квадратных метров, а нуждаются в жилье в два раза больше людей. И это не элитное жилье, а самое обыкновенное. Я сам вырос в обычной хрущевке и знаю, что именно такое вот простое жилье будет востребовано в ближайшее время. И для этого не нужно выбивать дорогие участки, идти на соглашения с чиновниками, ходить через черный ход, можно взять землю на окраине и создать хороший микрорайон.

— Бизнес будете строить в Волгограде?

— Наверное, нет. Я еще не знаю. Я большую часть жизни прожил в Москве, возможно, найду работу там. Но, с другой стороны, Волгоград для меня тоже близок, у меня здесь друзья, родители. К ним я буду непременно приезжать. Мне за вчерашний день столько людей позвонило, поздравило, телефон не умолкает. Даже мои учителя позвонили, которые еще в детстве меня учили, спасибо им за это! Из разных городов люди радовались за меня. Из Нью-Йорка одноклассник позвонил!

— Были друзья, которые отвернулись от вас?

— Наверное, нет. Мне грустно, что очень многим товарищам мой арест повредил. Мою тещу осудили из-за меня. Выбивали показания из моих друзей, провоцировали их. И даже тех, кто сказал что-то не то, я не осуждаю: у кого-то больное сердце, кто-то думал о родных. Бог им всем судья!

— Адвокаты помогли?

— Конечно. Благодаря им мы в пух и прах разбили все обвинения.

— А разногласия какие-то были?

— С теми из них, с кем мы не находили общий язык, мы расставались в ходе процесса. Поэтому к концу превратились в такой дружный коллектив. Единственное разногласие было: я хотел, чтобы суд завершился как можно быстрее, а адвокаты настаивали на том, чтобы сделать запрос по каким-то документам, вернуть дело в прокуратуру. Но они объяснили, что это нужно для пользы дела, и я с ними согласился. Они — герои!

— Кассацию подавать будете?

— Не знаю. С одной стороны, я хочу доказать, что не виновен, действительно не виновен, а с другой стороны, я так устал от всего этого. Снова начнутся процессы, сразу найдется еще одно уголовное дело. Я не хочу! Если прокуратура не подаст кассацию, я, наверное, тоже подавать не буду. Мы с семьей отдыхать планируем поехать, дети так хотят на море, мы ведь в прошлом году не ездили.

— Вот такие у нас дальнейшие планы! — добавляет жена Евгения Атт.
Ольга ВОРОНЦЕВА, «КП» — Волгоград". 15.06.2007

http://www.kp.ru/daily/23 917.4/68 677/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru