Русская линия
Русский вестник13.06.2007 

Призывы к покаянию. Таинство исповеди. Разрешительная молитва

В центре русской культуры в г. Старица Тверской области 4 марта 2007 года состоялась конференция на тему: «Покаяние сегодня — знамение единства». Она посвящалась 400-летию чина всенародного соборного покаяния с разрешительной молитвой первых святых патриархов Иова и Ермогена. Конференция проходила рядом со Свято-Успенским монастырем, откуда вышел патриарх Иов и где находится его гробница. Ниже следует текст доклада на конференции иеромонаха Ефрема со св. Горы Афон.

«Покаяния отверзи мне двери Жизнодавче», поет ныне св. Церковь в спасительные дни св. Четыредесятницы. «…И дал Бог покаяние в жизнь», сказано в св. Писании (Деян. 2, 15). Дано покаяние в жизнь во Христе Самим Господом, Который сказал: «Аз есмь Путь и Истина и Жизнь» (Ин. 14, 6) и еще: «Аз есмь воскресение и Жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11, 25). Покаяние есть возобновление крещения, пакибытие, пишут святые отцы. Покаяние есть завет с Богом об исправлении, об изменении жизни, ибо греческое слово покаяние (греч., см. в конце статьи) значит изменение ума. «Покаяние есть древо жизни, воскресение мертвых грехами» (преп. Ефрем Сирин). «Покаяние есть дверь милости Божией» (преп. Исаак Сирин).

Проповедь св. Иоанна Предтечи начинается с покаяния. «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2). Такими же словами начинает Свою Божественную миссию Сам Господь наш Иисус Христос (Мф. 4, 17). Этими божественными словами призваны мы все к отвержению плотского мудрования, к изменению ума, к возвращению к пути Божиему. «… в Кане же на браке, воду в вино сотворше (претворил) и показуя первое чудо: да ты изменишися, о душе», поем в Великом Покаянном Каноне св. Андрея Критского. Это изменение, желанное и Богом и нами, происходит при встрече человеческого произволения с Божественной благодатью, «всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи (из чина Таинства Священства). Ибо Сам Господь сказал Своим ученикам и через них и всем нам: „Без Мене не можете творите ничесоже“ (Ин. 15, 5). „Святым Духом, — поет св. Церковь, — всяка душа живится“. Приходили ко св. Иоанну Крестителю на Иордан каяться и исповедоваться. „Я крещу вас в воде в покаяние, — говорил он, — но Идущий за мною…будет крестить вас Духом Святым“ (Мф. 3, 11), и при Крещении Господнем это было свидетельствовано схождением Духа Божия в виде голубя и гласом с Небес: „Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение“ (Мф. 3, 16−17). Передавая святым Своим ученикам власть прощать и разрешать грехи, Господь, дунув, сказал им: „примите Духа Святого. Кому простите грехи греч., см. в конце статьи) — оставите, т. е. оставить без наказания), тому простятся“ (Ин. 20, 23). Св. Апостолу Петру сказал: „и дам тебе ключи Царства Небесного:…и что разрешиши на земле, то будет разрешено на небесах“ (Мф. 16, 19). Этот ключ в Царство Небесное и есть прощение грехов через разрешительную молитву Таинства Исповеди. Этими божественными явлениями и словами Господнями положено основание Церковного Таинства Исповеди или вернее Таинства Разрешения грехов, отпущение их.

Таинство покаяния, вернее, есть таинство разрешения, ибо покаяние и исповедь есть часть человеческая, а разрешение — действие Божией благодати. „Это таинство, по определению св. Макария Московского, есть такое священнодействие, в котором пастырь Церкви, силою Духа Святого, разрешает кающегося и исповедующегося христианина от всех грехов“. „Что происходит в это мгновение в душе (в момент разрешения), известно всякому искренне кающемуся, — пишет св. Феофан Затворник, — потоки благодати от главы разливаются в сердце и исполняют его отрадою. Это тайна Господа, Целителя и Успокоителя душ“. „Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас“, пишет возлюбленный ученик Христов св. Иоанн Богослов, и далее: „Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды“ (1 Ин. 1, 8−9). Итак, сознающий свои грехи исповедует их. Исповедание грехов свидетельствует о внутреннем покаянии, происходящем от возбудившейся совести в болезнующей и скорбящей душе. Вот покаяние и исповедь это часть человеческая, зависящая от человека. Божественная же часть — снисхождение и благодать, невидимо действующая через разрешительную молитву священнослужителя, как преемственника святых Апостолов. Священнослужитель свидетельствует покаяние и исповедь кающегося пред Богом и молит о прощении: „Примири и соедини его святей Твоей Церкви…“ и возвратно свидетельствует о благодатном прощении, исходящем от самого невидимо стоящего рядом Спасителя через разрешительную молитву. „Удивительная сокрыта сила в Таинстве покаяния, — пишет св. Феофан Затворник. — Сознание грехов умом только, без исповеди и разрешения, не удовлетворительно для кающегося и почти всегда остается бесплодным для жизни. Здесь точно происходит запечатление христианина — благодатное…. Самовольно ничего нельзя взять у Господа“, здесь говорим о даре благодатного прощения.

Благодать Божия сходит в ответ на исповедование грешником своего недостоинства, тем паче, что со смирением это произносится пред себе подобным человеком, ибо по неложному слову Писания „Бог… смиренным дает благодать“ (Иак. 4, 6). Пример этому служит евангельская притча о блудном сыне (Лк. 15, 11−32).

Самовольный сын истребовал свою часть имения прежде кончины отца своего, удалился на чужую страну, расточил имение, живя роскошно и распутно; подвергся голоду, послан был пасти свиней, но… пришел он в себя и покаялся. Вернувшись к родному отцу, намерен был проситься в наемники, а по милосердию отца был принят с почестями, как самый дорогой сын. В этой притче Господней о милосердии раскаявшемуся сокрыта великая тайна. Об этом преславно любомудрствует великий святитель нашей Русской Православной Церкви Филарет Московский, мощи которого перенесены в Храм Христа Спасителя недавно святейшим Патриархом Алексием II.

Итак, кого представляет сия притча под образом отца? Бога в отношении к человекам. Как сын имеет отца по рождению, так всякий человек имеет бытие и жизнь от Бога по сотворению.

Кого изображает притча в лице и действиях младшего сына? Человека грешника. В каких бы ни был летах возраста, незрел духовным возрастом, неоснователен, легкомыслен тот сын, который не понимает счастья быть близ сердца доброго отца, под мирным кровом дома его, и хочет удалиться без нужды, для того только, чтобы жить по своей воле.

Что значит в притче взятие и присвоение младшим сыном своей части отческого имения? Сим изображено начало греховного состояния, когда человек на то, что имеет от Отца Небесного и от Его Провидения, перестает взирать как на дары Божии, а начинает смотреть как на свою собственность и с самоуслаждением думает (или ощущает): это моя собственность, мое знание, мое искусство, мой подвиг, моя заслуга, мое достоинство, мое богатство; а за сим, естественно, последует то, что данные ему блага он и употреблять будет только для себя, по его личному усмотрению, а не для Бога.

Что значит удаление младшего сына от отца в чужую дальнюю страну? Удаление грешника от Бога. Как он удаляется? Удаляется он своемыслием, эгоистичными чувствами, суетными делами… желанием жить по своей воле, без воли Божией (Пс. 72, 27).

О всех же вообще грешниках притча дает разуметь, что они, перенося свою любовь от предметов духовных и святых к чувственным и греховным и к сим прилепляясь мыслями, желаниями, делами, чрез сие прелюбодействуют от любви Божией.

Заблудший сын пришел в себя. Это начало обращения грешника к Богу. Вошед в себя, он яснее сознает, чего требует душа его и как многого ей не достает. Вспоминает Отца Небесного и блага, которых лишился чрез удаление от Него, и решается возвратиться к Нему, то есть оставить жизнь греховную и жить по заповедям Божиим.

Заблудший, но раскаявшийся сын не имеет уже притязания на достоинство и права сына и хочет довольствоваться состоянием наемника в доме отца. Сим изображает притча смирение кающегося грешника.

Отец издали усматривает возвращающегося недостойного сына и спешит ему навстречу. Так Бог провидит обращение грешника и сретает его предваряющей благодатью.

Еще только в сердце несет сын возобновляемую покорность отцу, как отец уже обнимает его и целует. Как скоро в сердце полагает грешник решительное намерение творить волю Божию, Бог уже начинает являть ему Свою близость и знамения Своего милосердия и любви.

Едва сын успел изрещи свое покаяние и самоосуждение: согреших, несмь достоин, как отец, не допуская ему нарещись наемником, дарует ему сыновнюю первую одежду, перстень и обувь. Также как только грешник в смиренном покаянии произносит на себя осуждение — Бог тайно на Небесах и на земли чрез служителя Таинства изрекает ему прощение, утверждает его в чувстве смиренной преданности, устраняя от него чувство наемника, работающего только ради воздаяния, облекает его в сыновнюю светлую одежду оправдания Христова, дарует ему обручение Духа, дает его ногам готовность тещи по пути правды и спасения.

Священная история полна призывами к покаянию и примерами покаяния и личными и всенародными, от начала и доныне. Призывал Господь первозданного Адама, но покаялся наш праотец уже после изгнания, о чем св. Церковь живописует в богослужении начала Великого Поста. Призывали пророки жестоковыйный Израиль к покаянию, как например св. пророк Самуил, который увенчал всенародное покаяние жертвоприношением Богу во оставление грехов, после чего избавились от Филистимлян (1 Цар. 7, 3−10). Пророк Нафан послан Богом призывать Царя Давида к покаянию, возвавшего к Богу впоследствии „и Духа Твоего Святого не отыми от мене“ (Пс. 50). Св. пророком Ионой призваны к покаянию Ниневитяны, которые так искренне соборно покаялись, что даже и скот у них постился, и освободились от предреченного наказания Божьего за свои грехи.

Пред гробницей Великого Златоуста просил прощения св. Феодосий, император Византии, за свою уже усопшую мать Евдоксию, изгнавшую святителя с Константинопольской кафедры… и обрел благодатный ответ. И в наше время, подобно тому, пред мощами свт. Нектария Пентапольского просил прощение патриарх Александрийский за своего предшественника.

В нашей отечественной истории яркий пример соборного покаяния с просьбою о прощении виновных предков послужил Покаянный чин первых святых наших патриархов Иова и Ермогена в 1607 г. Ровно 400 лет тому назад из стен св. Успенского монастыря г. Старицы вызван бывший Святейший Патриарх Московский и всея Руси Иов в Успенский Собор Кремля Первопрестольного града Москвы принять покаяние народа после грехов клятвопреступления и святотатства. Разрешены были тогда согрешившие, что духовно положило начало выхода из Смуты 17 в.

После подобных и еще ужаснейших грехов: предательства Помазанника Божия и последующей цепи предательств, и в нашем новом смутном времени 20 в. прозвучало много призывов к покаянию и осознанию происшедшего, от св. Патриарха Тихона до ныне здравствующего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия 2 вместе со Св. Синодом (в посланиях 1993−98 гг.). И как намерение св. Патриарха Ермогена было объединить расколотое тогда российское общество через благодать разрешения, чтобы спасти его от окончательной погибели, так и намерение Святейшего нашего Патриарха как первосвятителя всей Русской Православной Церкви есть восстановить Россию на Богом предназначенный путь.

Стены Успенского Собора Московского Кремля до ныне хранят память о той благодатной разрешительной молитве святых патриархов Иова и Ермогена и ожидают обновление этой благодати в оживлении нашей православной совести.

Многие из нас лично уже покаялись в своих грехах против Бога и Царя, изменили свое мировоззрение, вернулись к церковной жизни и молятся о прощении наших усопших предков. Но вздыхаем ли мы из глубины души, подобно тому блудному сыну: „несть достоин нарещися сын твой“? Образно говоря, направляя стопы свои, возвращаясь к родному отцу конкретными делами, храним ли мы заповедь Господню во внутреннем своем устроении: „когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие (греч., см. в конце статьи — негодный, ненужный (что по смыслу указывает на то, что нет незаменимых людей), потому что сделали, что должны были сделать“ (Лк. 17, 10) и тем паче, исповедуем ли „несть достоин нарещися сын твой“?

„Если бы мы старались о смиренномудрии, предупреждает преп. Марк Подвижник, то не было бы нужды в наказании нас, ибо все злое и скорбное приключается нам за возношение наше. Сам сатана попущен будет попирать нас, пока мы не смиримся“. Эти святоотеческие слова имеют для нас огромное значение, ибо они нашли себе оправдание в жизни российского народа. „Если мы хотим спасения себе и России, — пишет блаженной памяти архиепископ Серафим (Соболев), — мы должны самым делом вернуться к вере наших предков, основанной на смирении и покаянии, которые низводили на них благодать Святаго Духа“.

Когда грешник со смиренномудрием и искренно исповедует свое недостоинство, обретает он на пути милующую благодать Божию, подаваемую в разрешительной молитве, он возводится в новое достоинство, новое качество жизни во Христе. Обновляется в нем дух правый и делается он способным познавать и исполнять Божию волю богоугодным образом. Цели его не земные и весь он управлен в верность Промыслу Божиему. Через таких людей, в коих восстановлено внутреннее Царство Небесное, будет восстановлено и Царство земное».

http://www.rv.ru/content.php3?id=6957


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru