Русская линия
Русская линия Геннадий Дубовой07.06.2007 

Увидеть йети и умереть?..

О встречах с аномальными явлениями писали и будут писать до Второго Пришествия. А что мы знаем о тех, кто одержим этим стремлением схватить за рога «пришельца с Альфа-Центавры» или заарканить «снежного человека»? Охотники за аномалиями — кто они? Что гонит этих людей к их блуждающим целям? Об этом мы спросили у Сергея КОЛЕСНИКОВА — одного из «наиболее продвинутых» экстремалов и ловцов тайн на территории бывшей советской империи, а в свободное от экстрима время — офицера погранвойск Украины.

Траурный плач солнца

Сергей с детства поставил себе цель доказать насмешникам, что чудесные приключения и таинственные явления бывают не только в книгах и человек способен утвердить себя в любых нечеловеческих условиях, он доказал это, побывав в самых глухих местах Крыма, Кавказа, Урала, Памира, Чукотки, Курил, Магаданской области. Почти всегда — в одиночку, «движимый только своей волей». Особенно его манили пустыни: томило чувство, что тому, кто в одиночку их сумеет покорить, откроется скрытое от других.

После службы в погранвойсках на Дальнем Востоке, Сергей узнал о школе выживания, созданной в Челябинске Андреем Ильичевым. На предложение принять участие в эксперименте на выживание в экстремальных условиях откликнулся не раздумывая.

Он подозревал, что такие школы — и у нас, на Западе — создаются по планам спецслужб. Выгода несомненная: провести запланированные в закрытых НИИ эксперименты можно на добровольцах — искателях приключений. Но участь «подопытного кролика» его не пугала: спецслужбы использовали его, а он использовал их — для своей личной цели. Кумиром его был и остается «великий» японский путешественник Уямура.

Участвовать в эксперименте намеревались 13 человек из разных республик Советского Союза. Отобрали шестерых.

В августе 1988 года отправились в Среднюю Азию. Экстремалам в дорогу выдали белые арабские бурнусы, по два полиэтиленовых пакета и по пустой фляге. И поставили задачу: сможет ли человек, попавший по причине аварии в пустыню выжить в пустыне. То есть отработать технологию выживания без надежды на помощь извне. Отсюда минимум средств и выбор места эксперимента — пустыня Каракумы шириной около 650 и длиной в несколько тысяч километров.

Вышли из Хивы, в направлении Ташауза. Топали, понятно, по ночам. Днем температурило выше 50 градусов. Зарывались в песок, накрываясь простынями. Другие просто укладывались в ямы, а Сергей под саксаулом вырывал нору в свой рост, оставляя на поверхности только голову. Так было чуть легче: температура всего лишь плюс 37. Заснуть с ощущением запекаемой картофелины удавалось редко. А ночью не до сна — надо идти. Воду добывали, натягивая пакеты на ветки саксаула. В течение суток на внутренней поверхности пакетов от высоких в пустыне перепадов давления сгущались капли воды. Хватало, чтобы не умереть. Вскоре на дистанции остались только Сергей и Андрей Ильичев, будущий автор «Энциклопедии по выживанию». За трое суток преодолели 112 километров, встретив на пути великанский — высотой 140 метров — бархан.

На исходе казалось, что уже не идут, а плавятся в пустоте, а отовсюду — траурный плач солнца.

В следующий раз белые бурнусы заменили одеждой обычной, причем черной. Воды и продовольствия — минимум. И почти сразу зарезвились миражи. Плеск и блеск полноводной реки, казалось, ещё несколько шагов и… Ничего. Зной да сухой шелест песчинок под нарастающим ветром. «Афганец!» Видеть в секунду вздыбленную пустыню тяжко. Сквозь густую завесу едва различить протянутую руку. Поневоле вспомнились рассказы о погребенных в песках караванах. Отпела бы пустыня, если б не наткнулись на опору недостроенного газопровода, где и укрылись. А в самом центре пустыни набрели…нет, на этот раз, увы, не мираж — мертвый город, ждущий живых призраков. В чужом небе над руинами — иллюминация. Огни эти были мало сказать странные — нездешней природы. И они звучали. В сравнении с их звучанием, любимые Сергеем фуги Баха — скрежет гвоздя о стекло. И были глубинные личные переживания, вне экстремальных ситуаций невозможные. О них Сергей умалчивает — «это в слова не втиснешь».

Погремушки из преисподней

Аномальности в подобных экспедициях не исключение, а норма. В 1987 году в районе реки Тунгуска группа экстремалов оставила на две недели в одиночестве наблюдателя на одном из пунктов, указанных разработчиками маршрута. По техническим причинам (или по плану тех же неведомых разработчиков) группа задержалась ещё на неделю. Когда вернулась, наблюдатель крайне удивился: по его ощущению не прошло и двух дней… Утомленным, психически надломленным или подвергшимся какому-то пси-воздействию неизвестной природы он не выглядел. Он только начал обустраивать временное пристанище, а запас продуктов был не тронут… Вопреки самоочевидным доказательствам рассказу товарищей о сроке его пребывания в одиночестве он так не смог поверить. Психическая экспертиза по возвращении в Москву никаких отклонений не выявила. Но это ещё не всё. Спустя пять лет «временной сдвиг» на Тунгуске дал таки о себе знать: «наблюдатель» стал предсказывать события. Причем предсказания его касались чего угодно — от рождения детей у признанных бесплодными женщин до подписания Беловежских соглашений — и отличались математической точностью, которая «не по зубам» никакой прогнозной системе. Не смог предсказать он только своей смерти — вскоре после обретения сверхспособностей. Все его записи изъяты и засекречены.

Широко известны разные (в большинстве достоверные, документально подтверждённые) истории о «сверхчеловечески разумном» поведении шаровых молний. Одна из таких историй даже в советские времена попала на страницы респектабельной «Техники молодёжи». Тогда в палатку к альпинистам «просочилась» шаровая молния. Действовала «осмысленно». Как пёс по очереди «всех обнюхала», по каким-то своим «соображениям» выбрала жертву и — стала терзать. Причем раны на теле походили на следы зубов…

Подобная (за исключением незначительных деталей), материально подтвержденная история произошла с группой по выживанию в экстремальных условиях на Тянь-Шане. Молнии оказались с черным юморком: «Как они возникли мы и не заметили, — вспоминал участник той истории. — А потом оцепенели. Павел орет не своим голосом, а молния его жалит с каким-то злорадством, будто за что-то мстит. Потом она разделилась, вторая подлетела ко мне. А у меня — незажженная сигарета в руке и я прикурил, повинуясь её воле…».

Сергей Колесников о подобных происшествиях, разумеется, слышал. Ему в этом смысле «не повезло»: в аномальную ловушку времени не угодил и от шаровой молнии не прикуривал. «Повезло» ему в другом: он «действительно видел», как вы сейчас этот текст, йети — снежных людей. Случилось это неподалеку от Степанована в Армении, где после спитакского землетрясения Сергей возглавлял лабораторию сейсмостойкого спецбетона. 28 февраля 1989 года — день был выходной — Сергей отправился в малое путешествие за ближний хребет. Испытал великое потрясение. Сразу за ближним горным хребтом обнаружил три пары следов босых ног. Мало ли… Однако что-то там было не так. Присмотрелся: самый большой след — раза в полтора больше следа ботинок. Обескуражило, приковало внимание не это — ощущение, ни на что не похожее, никогда ранее не испытанное. Ощущение присутствия иного. С этим неотступным ощущением настырно полез по ледяному насту. Потом звук странный — со всех сторон сразу — как от разгрызаемой кости. Оглянулся: шесть темнеющих человеческих силуэтов у скал, взрослых и детенышей. Замерли. Потянуло к ним. Шагов за восемь остановился: не люди… Покрыты шерстью, руки почти до колен, в глазах — ни страха, ни ярости, ни любопытства. Казалось, они специально дают себя разглядеть. А через пару минут затопали к вершине. Сергей заворожено за ними. Не тут-то было: расстояние, которое он преодолевал двадцать минут с лишним, они осилили минут за пять. Вернулся к скалам — там их пещера. Небольшая. Пусто, лишь клочья шерсти. Каждая шерстинка длиной 16 — 16,5 сантиметра.

Впоследствии Сергей отправил находку в лабораторию криптозоолога Майи Быковой, чья репутация в научных кругах неоспорима. Анализ показал: шерсть принадлежит существам из семейства приматов. Дальше — догадки да фантазии Быковой на тему «многовекторного» развития вида хомо. Согласно этой теории, после того как кроманьонцы пошли по пути создания орудий производства и технической цивилизации, остальные гоминиды, чтобы выжить? стали развивать способности организма, в том числе экстрасенсорные. Этим и объясняется неуловимость йети — «снежного человека».

Неуловимость? Кто знает… Сергей заболел идеей доказать обратное, предоставить скептикам убедительные доказательства — фильм или технически безупречные фото тех более чем странных существ. Он убежден — они есть. Но не знает, кто они и зачем в нашем мире. Любой ценой готов это выяснить. За это он готов жизнь отдать.

Речь о цене повелась не случайно. Церковь с древности до сего дня на множестве примеров предупреждает: падшие духи принимают любую форму — от бесконечнозубых многрылых «носителей сверхразума» на инопланетном блюдечке до «снежных паранормалов». Лукавый сулит каждому погремушку по интересу: забавляйся, только не молись и не кайся…

Многие экс-уфологи, ловцы «астрального кайфа», любители экстрима на собственной шкуре испытав последствия забав с «тайнами» протрезвели. Известный исследователь аномальных явлений, физик с мировым именем, академик Альберт (в крещении Виктор) Вейник, столкнувшись с теми, кого Церковь называет «духами злобы» был настолько потрясён, что покаялся и остаток жизни посвятил разоблачению прежних занятий. Он часто приводил предостережение святого Серафима Саровского об опасности всякого интереса к «неопознанным явлениям», то есть к миру падших духов: «Малейший из них может мизинцем сдвинуть Землю».

А один из бывших экстремалов и ловцов «снежного человека» признался: «Начиналось всё с желания испытать свои возможности. Альпинизм, потом выживание в экстремальных условиях, — а там редко кто не заражен «аномальщиной». Пока не почуял: не я ловлю «тайны» — меня поймали. От чувства неполноценности и ничтожества каждый спасается по-своему. Эта одержимость хуже наркотиков. Один готов мир в порошок стереть, чтоб заработать миллиард, или хотя бы штаны круче, чем у соседа. Другой душу отдаст, чтоб прославиться как первый, кто облобызал копыто пришельца из параллельного мира…

А однажды в экспедиции пережил такое, будто пелена упала и на миг увидел души только что умерших. Как это было страшно!.. Что будут «мямлить» наши души, представ пред Создателем: «Я украла миллиард»? «Я плюнула дальше всех и попала в книгу рекордов»? «Я ловила йети»?..

Заблудился…

Разумеется, школы и системы по выживанию в экстремальных условиях сами по себе только инструмент. И всё зависит от того, кто и с какой целью этот инструмент применяет. Антипод Колесникова — православный Алексей Кадочников, легендарный создатель Русского боевого искусства поясняет: «РБИ — это универсальная система выживания человека в любых экстремальных условиях; система, воспитывающая гражданина патриотом своего Отечества, приобщающая его к традиционным знаниям предыдущим поколений. Это особая философия, особое мировоззрение, в основе которого лежит умение найти адекватное решение любых проблем, благородство, стремление к самосовершенствованию. Смею заверить, что человек, овладевший Русским боевым искусством, не пропадет ни в лесу, ни в городе, ни в любой экстремальной ситуации».

Цель Кадочникова и его воспитанников — помощь в решении реальных проблем, а не поиск фабрикуемых падшими духами «тайн». И его возмущают подозрения, что РБИ «замешан» на язычестве и оккультизме: «Мы — русские, с нами Бог».

Но таких, как Кадочников, увы, пока немного.

Большинство экстремалов предостережения о бесцельности их поисков игнорирует. Они в непрестанном поединке с Творцом и природой за обладание возможностью быть не как все. И убеждены, что неподвластного их воле нет…

Колесников сейчас готовится к броску на Памир. Рвется в «провальное» для науки место, где аномальность зашкаливает — в Долину смерти. По бесчисленным рассказам и аборигенов, и странствующих экстремалов там в виде гигантского черного волка в полнолуние является сам дух тьмы, дьявол. Тем, кто его встретил, не суждено выжить. Ловцы тайн издревле пропадают там бесследно.

Но Сергей «убеждён, что «черный» не так страшен, как его церковники малюют». А на Памире он уже бывал. Почти «лоб в лоб» столкнулся с медведем — ничего, потаращились друг на дружку, да разошлись. В тот раз он не проник в Долину лишь потому, что на хребте Петра I сорвался со скалы и повредил позвоночник. Едва дополз до дороги, там его подобрали жители кишлака Джаргиль, что почти в центре Памира. Они так и не поверили, что в «логово волчьеголового» он шёл с «исследовательской целью», всё допытывались: «Золото искал? Мумиё? Заблудился?..»

Экстремал не внял предупреждению, урока не извлёк. Он уверен: в этот раз его ничто не остановит на пути в Долину смерти.

О чем не терпится ему спросить духа тьмы? Можно ли стать исключением из правила «подобное познается подобным»? Как обрести экрасенсорные способности для телепатических бесед со «снежным человеком»? Или о том, насколько аномальна преисподняя?..

Сергей «всепонимающе» усмехается. Разумеется, он не атеист. Но ему не по нраву такие вопросы. Ведь человеку именно для того и дана свобода воли, чтобы «проложить свой путь к истине». А что или кто заставляет его хотеть и действовать так, а не иначе — для него «вопрос решенный». Он «сам избрал этот путь» — одиночки-экстремала в вечном поиске…
Себя?

http://rusk.ru/st.php?idar=111642

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru