Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Василий Дворцов28.05.2007 

Взгляд Василия Дворцова

Никакое воздаяние так людей не приводит
к добру, как любление чести;
равным образом, никакая так казнь
не страшит, как лишение оной.
Пётр Великий

Когда мы росли в самой великой, самой прекрасной, справедливой и могучей стране, нас воспитывали на культе героев. Бойцы и изобретатели, разведчики и мореходы, шахтёры и спортсмены, хлеборобы и космонавты — в затяжном труде и кратком бою они без тени сомнения отдавали все свои силы, да и саму жизнь во имя высшей цели — ради счастья других, счастья всех. За эту жертвенность мы и любили их, восхищались ими, мечтали подняться, приблизиться к их высотам.

И разве посмел бы тогда кто даже заподозрить, что на нашем уже веку образцом для подражания детворе и юношеству станут воры, мздоимцы и предатели?..

Достойный, честный, мужественный… Ох, как наскоро выговариваем мы набор дежурно прилагаемых к восхитившему нас человеку эпитетов. А между тем понятия эти настолько разнозначны, настолько самозначащи и самосостоятельны, что есть смысл, приостановившись, вслушаться в их звучание, всмотреться в написание, подержать на языке и потереть пальцами, чтобы вновь наполниться пониманием их сути.

Достоинство — это до-, прежде — стоимость, которой всякий человек наделяется от рождения и которое величинно и качественно зависит от цены личности в конкретной культурно-цивилизационной традиции. Достоинство включает в себя изначально равные со всеми права на жизнь, труд, семью, жильё, юридическую защиту, свободу передвижений, образование — всё то, что общепринято сегодня называть «правами человека».

Достоинство — мерило гражданской зрелости данного общества.

Честь же есть награда человеку за его собственные дела, и прежде всего она есть признание его нравственности, его морально-волевых качеств: общество чествует своего героя или обесчещивает предателя.

Честь — оценка личности, её внешних и внутренних трудов.
При всём необходимо учитывать сословные и кастовые вводные. Так жрец, а за ним и воин всегда подлежат повышенной общественной «стоимости», ибо ответственность за их деятельность неизмеримо выше ответственности за результат труда пастуха или горшечника. Профессия же воина отличается от других в принципе, ибо через принятие присяги воин клянётся умереть во исполнение своего профессионального долга. «Честь имею!» — эти слова написаны кровью.

Задачи любого государства прежде всего определяются его внешней защитой и внутренним правопорядком. Сила войска и справедливость суда — главные критерии надёжности государственного устроения, в них его состоятельность, стабильность, долгожительство. Поэтому именно предводитель боевой дружины становился князем, наделяясь законодательными и судебными правами.

И посему армия — не составная, а основообразующая часть государства.

Развитие от родоплеменного союза к империи, с её сложной сословностью и разнорелигиозностью входящих народов, с несопоставимостью их опыта традиционного проживания в различных природных условиях, создавало для верховной власти всё новые и новые уровни задач управления. Требовалось не просто соединение всех интересов, не механическое уравновешивание рычагов различных сил и целеустремлений, а их согласование и симфонизация. Это оказалось возможным только в подчинении всех частей единой сверхцели. Такая сверхцель не находилась в материальном мире, ибо она могла быть только религиозной, чтобы стоять выше любых местных и временных выгод и чьих-то амбиций.

Поэтому князь — первый среди равных воинов — через церковное таинство возводился в царя-помазанника, отвечающего за своё служение уже не перед людьми, а перед Богом.

Именно так унаследовавший российскую имперскость СССР в своей идеологии («Моральный кодекс строителя коммунизма») максимально возможно для атеистического мировоззрения приближался к утверждающим богоданную иерархичность христианским заповедям, уверяя даже, что в «коммунизме» не будет «ни эллина, ни иудея, ни мужеского пола, ни женского». А вот глобализм как смена эпохи империй на время империализма, расщепляя сословную разноценность на атомы? персоны, лишает общество возможности чествования отдельных личностей. В глобалистской идеологии либерального демократизма для чести нет места принципиально.

Да, всякое правило имеет исключения. Но всё равно ремесло воина — дело в принципе не женское. Ибо одно из неотъемлемых его составляющих — мужество.

Из словаря Даля узнаём, что в России мужество — «стойкость в беде и борьбе, духовная крепость, спокойная смелость в бою и опасностях, терпенье и постоянство» — это состояние мужа, мужчины. Где муж — это человек «в полных годах, возрастной». Так же по Далю, мужествовать, мужаться — значит «крепиться духом, стоять за что-то доблестно, не робея». А вот мужевать — это «раздумывать, толковать, обсуждать здраво» и, опять же, как должно мужу.

Мужу… Эх! Взирая на удручающую статистику разводов, свидетельствуя безобразному числу скороспелых, неумных, а потому и неудерживаемых, неспасаемых браков, так и хочется порой взять какую-никакую юную девушку-девочку за плечи, встряхнуть и спросить, заглянув в проснувшуюся неожиданностью глазную глубину: да знает ли она, что такое настоящий муж? Настоящий мужчина? В чём и как различить его среди ложных — самолюбов, корыстников, холуёв, качков-нарциссов, маменькиных сынков и предателей? Эх, милая… Ведь это так не трудно.

Запоминай, девочка:

Настоящий муж? мужчина никогда не живёт для себя.

Он никогда не живёт собой, в себе, ради себя. Ибо у настоящего мужчины есть три никогда не обсуждаемых, никогда не подлежащих переоценке или какой? либо ревизии предмета для беззаветного и неотступного служения:

Вера. Отечество. Дело.

Всё остальное для него — преходящее, мелко личное, управляемое, соглашаемое и не стоящее бычьего упорства. Проблемы или радости, решаемые или нестерпимые, расслабляющие или давящие — всё остальное лежит в области общественного договора, компромиссов со временем и ситуацией, зависит от технических возможностей, куража или здоровья. Всё остальное — быт, такой же устроенный или неустроенный, как и у самолюбов, корыстников, холуёв, нарциссов и маменькиных сынков.

Но только с тем, кто даже на мгновение неспособен усомниться в своей Вере, забыть об Отечестве или разлюбить Дело, ты познаешь, что значит быть мужней женой.
Счастья!


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru