Русская линия
Русская линияПротоиерей Феодор Шевцов24.05.2007 

Мысли священника Русской Зарубежной Церкви о литургическом общении с Московской Патриархией

От редакции: Эта статья священника РПЦЗ написана еще до подписания Акта о каноническом общении, но не потеряла своей актуальности ввиду активизации раскольнических настроений в некоторой части клира Зарубежной Церкви. Сейчас идеологи нового раскола в РПЦЗ тщатся представить немногочисленных «несогласных» как самостоятельную церковь. Конечно, таковых статья о. Феодора ни в чем не убедит. Она адресована тем, кто искренне сомневается в правильности сделанного шага.

Мое отношение к вопросу об евхаристическом (литургическом) общении с церковью Московской Патриархии в России формировалось не легкомысленно — рубя с плеча «за» или «против», а также не согласно американской поговорке «У меня есть мнение на этот счет, и не смущайте меня фактами». Но я хотел бы подчеркнуть, что отношение к событиям, предстоящим 17−19 мая 2007 г., осмыслялось мной не просто холодным разумом, но и серьезным душевно-духовным переживанием.

Большинство из нас хорошо знает о бедах и невзгодах, и даже трагедиях, постигших Русскую Православную Церковь после революции 1917 года как за границей, так и в России во время Советской власти, особенно после кончины исповедника Св. Патриарха Тихона. Мы хорошо знаем о терроре, насилии и лжи, которые были в СССР и которые не миновали и Русскую Православную Церковь.

Я думаю, что из этих трех бед самой ужасной и опасной была ложь, особенно для церкви, так как ложь может менять мировоззрение человека и укоренить мнение, что «цель оправдывает средства».

Что касается нас, т. е. Зарубежной Церкви, то у нас тоже были свои беды и горести. Наша церковь прошла далеко не гладкий, даже скорбный путь. Самая большая наша беда — это то, что мы были подвержены разного рода расколам. Скажу несколько слов о самом серьезном из них, потому что он был давно, в первые годы эмиграции, и о нем многие могли забыть или даже вообще не знают.

Между тем, это был, может быть, самый серьезный раскол в Зарубежной Церкви, потому что он нарушил единство в среде самой нашей церкви. Это произошло летом 1926 года, когда все, или почти все, архиереи Зарубежной Церкви собрались на архиерейский собор в городке Сремские Карловцы в Сербии, который был в то время центром РПЦЗ. Председателем этого собора был Митрополит Антоний (Храповицкий), возглавлявший в то время Зарубежную Церковь. В соборе принимали участие Митрополит Евлогий (Георгиевский), Митрополит Платон (Рождественский) из Америки, и Архиепископ Анастасий (Грибановский). Ввиду разницы в политических и бытовых условиях жизни в разных странах русского рассеяния, архиереи не могли достигнуть единомыслия в управлении русской церковью за рубежом, и Митрополит Евлогий, управлявший приходами Западной Европы, и Платон, назначенный ранее в Северную Америку, даже покинули заседания собора. Это и вызвало самый серьезный и даже пагубный раскол в Зарубежной Церкви, потому что было нарушено молитвенное и литургическое общение в среде РПЦЗ. Это событие болезненно переживалось всеми архиереями и церковными русскими людьми за границей, но особенно Митрополитом Антонием и Архиепископом Анастасием, которые считали, что всякий раскол в церкви есть большой грех. Очень правильно сказал об этом печальном расколе 1926 года умный, прекрасно образованный зарубежный профессор-богослов, прот. Иоанн Мейендорф: «Несомненно, что на эмигрантах лежала духовная ответственность сохранять свободу и единство, которые все более преследовались в условиях Советской России. Какое-то „размежевание“ становилось все более необходимым в 20 гг. Но все дело было в вопросе, как осуществить это размежевание, не теряя церковного духа — без раскола, без нарушения молитвенного общения, без отхода от вселенского православия». К большому сожалению, этот раскол с отсутствием литургического общения между когда-то едиными частями Зарубежной Церкви сохранился до наших дней, вплоть до официального преобразования американской ее части в автокефальную церковь в Америке, с постепенной утратой ее русских корней.

Теперь перейдем к сегодняшнему дню мая месяца 2007 г. Что сейчас перед нами? Мы сейчас перед самым важным событием за всю историю РПЦЗ. Мы надеемся установить литургическое общение с Московской Патриархией. Это поистине необыкновенное событие для нас. Это, по моему мнению, не восстановление литургического общения, ибо восстанавливать можно что-то, что когда-то существовало, а литургического общения у РПЦЗ с теперешней Русской Церковью Московской Патриархии никогда не было. Явление это совершенно новое, и не удивительно, что многие из нас волнуются и беспокоятся. Всякая новизна непривычна и поэтому бывает страшна. Я сам пережил это. Еще год или полтора назад я был против такого шага для РПЦЗ. Я задавал себе вопрос: Как можно забыть и отбросить все то, что мы читали, что мы сами видели и чему нас учили с детства очень уважаемые и любимые нами люди и в школе и дома? Как можно забыть все то, что творилось в СССР и в быту и в церкви и было связано с ложью, террором и насилием, в то время как нас учили и воспитывали и дома и в русских школах в духе правды и христианских добродетелей? Но потом, особенно в течение последних двух лет, после осмысления и переживания всего этого вопроса и умом и сердцем, я увидел, что ничего, чему меня учили и что я сам видел, мне отбрасывать не нужно, никто меня не заставляет и я не собираюсь менять свои глубокие убеждения! И как же тогда быть?

Надо просто принять Россию и страждущую там и здесь русскую церковь такими, как они есть сейчас, а не ожидать, когда церковь в России станет такой, какой я хотел бы ее видеть, какой желали ее видеть наши наставники, учителя и родители. Ожидать этого — это жить мечтами. Наоборот, мне (нам) надо не бояться деятельно включиться в созидательную работу в России. Так же, как священнику не надо бояться идти к больному, идти туда, где трудности и нужда, и не надо выжидать, когда больной сам выздоровеет и трудности исчезнут, и только тогда идти. Нет, мы должны не бояться, но только помнить и следить, чтобы нами не руководили страх, злоба, неприязнь, высокомерие и чувство превосходства перед церковью в России.

А работы в России — непочатый край, и мы там нужны и, я уверен, что у нас найдутся единомышленники среди мирян и среди священников, и даже среди епископов. Нас будут слушать гораздо больше и охотнее, если мы будем в литургическом общении с ними, а не будем создавать и поддерживать какие-либо параллельные «структуры» или церкви и вести «партизанскую» войну с Московской Патриархией вместо того, чтобы помочь ей противостоять разным иностранным не православным сектам, которые активно стараются проникнуть и укрепиться в России. Несравнимо много плодотворнее нам самим «жить не по лжи» и помогать в том же людям и церкви в России.

Теперь посмотрим, что мы имеем, если мы находимся в оппозиции к литургическому и молитвенному общению с Московской Патриархией.

1) Мы создаем новый или присоединяемся к одному из уже существующих «отколов» от нашей церкви. Сколько же еще терпеть нам расколов?

2) Мы перестаем признавать нашего Первоиерарха и других архиереев Зарубежной Церкви, которых до сих пор уважали и которым подчинялись.

На это нас никогда бы не благословил ни один из наших прежних первоиерархов, начиная с Митрополита Антония.

3) Мы теряем литургическое общение с нашим Св. Троицким монастырем (в Джорданвилле), с монастырем Ново-Дивеево и с другими храмами, которые я люблю и в которых служил.

4) Мы теряем церковное общение со многими нашими собратьями, священниками и друзьями, которых мы любим и уважаем.

5) Мы как бы отказываемся от России и от огромного большинства русских православных людей в трудное для них время.

6) Некоторые люди, не согласные с литургическим общением с Московской Патриархией, скажут, что существует несколько объединений вокруг истинно Православных русских архиереев, а также греки-старостильники под омофором греческого Митрополита Киприана, к которым можно присоединиться. Но ведь этот путь означал бы уходить все в тот же раскол от исторической РПЦЗ и почти всех ее архиереев, кроме одного или двух. Не могут же все, идущие на литургическое общение с Московской Патриархией, находиться в полном заблуждении!

Все пути, что ведут к расколу церкви первоиерархи Русской Зарубежной Церкви считали за большой грех, а Св. Иоанн Златоуст говорил, что «раскол в церкви хуже ереси». Поэтому правильный путь для нас — это исцелить раскол и обратиться друг ко другу и ко всем православным людям в России и в мире со словами, которые завещаны нам: «Воскресения день и просветимся торжеством и друг друга обнимем и скажем: Братие и сестры, ненавидящим нас простим вся Воскресением и так воскликнем: „Христос воскресе!“».
Апрель 2007 г.

http://rusk.ru/st.php?idar=111598

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Алексей Филонов    25.05.2007 09:45
Очень хотелось бы услышать от отца Феодора, как человека сведущего, оценку того состояния, в котором сейчас находится т.н. "витальевская" группировка. Ведь сколько известно, с момента кончины митрополита Виталия и по сей день (почти уже полгода минуло) преемник ему в этой группировке так и не избран. Чем это объясняется, – ведь ещё в феврале планировалось ими избрать себе нового вождя? Известно, что среди этих людей осенью прошлого года шла совершенно дикая междуусобица (вплоть до физического воздействия на некоторых архиереев!..).
Уважаемая Lucia, мне кажется, не стоит уж так резко оценивать тон статьи. Ваша отповедь звучит гораздо надменнее того, что Вы критикуете. Нет ничего странного, если наши зарубежные братья много думают сейчас о своих собственных проблемах, и о.Феодор очень ясно высказал, отчего так происходит – ведь это они, бывшие противники единства, делают такой решительный шаг в направлении окончательного торжества Церкви Русской. И с нашей стороны требуется только братская любовь и терпение. Потому что одним только подписанием известного Акта не врачуются безчисленные личные драмы; для этого требуется немалое время, но с Божией помощью всё придёт в равновесие. Сие буди!
  Lucia    25.05.2007 02:05
Капризно-брезгливый тон, неизменно присутствующий во всех подобных рассуждениях заставляет задаться вопросом: думают ли они вообще о чем-либо, кроме самих себя? Во всяком случае помогать им в этом не стоит. Церковь едина. А подобное жеманство – дурной тон.
  В.В. Шульгин    24.05.2007 22:58
Статья хорошая. Нужно, нужно, нужно много работать Русскому Зарубежью, чтобы передать тот драгоценный опыт русского духа, чудесно сохранившийся в Зарубежье. Нам до этого расти и расти… Приезжайте и просвещайте нашу изверившуюся страну. А расколы – от лукавого… Не нужны они ни вам, ни нам…
Сергей Михайлович! Опять страдания по поводу "февраля". В таком случае давайте предложим развенчать всех тех Новомученников и Исповедников Российских, которые не прокляли Временное правительство. И в том числе Государя – который призвал к признанию Временного правительства.
  Сергей Михайлович    24.05.2007 17:31
Лично я к состоявшемуся объединению отношусь с позиции: плоды покажут, в свое время конечно, от кого это объединение. А по поводу претензий к сергианству отмечу, что оно было рождено еще до революции. Как встретили священники февраль?
  Lucia    24.05.2007 14:16
Ну. что же? Нужно просто принять Зарубежную церковь как она есть. а не ждать. пока она станет такой. как мы ее себе представляли. Нет, мы должны не бояться, но только помнить и следить, чтобы нами не руководили страх, злоба, неприязнь, высокомерие и чувство превосходства перед Зарубежной церковью.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru