Русская линия
Русская линия Сергей Петров11.05.2007 

Цивилизационный принцип как метод понимания современных проблем
Доклад на заседании Санкт-Петербургского патриотического форума

Спор о границах Русской цивилизации

Здорова ли иммунная система Русской цивилизации?

Несмотря на прогнозы футуристов, современный мир, как и прежде, представляет собой пестрое цивилизационное одеяло, каждый кусок которого ведет себя сообразно своей религии, культуре или менталитету. Как это и описано в трудах Данилевского, Леонтьева, Тойнби, Хантингтона или Гумилева.

С.Ю.ПетровПо мнению большинства исследователей, современный мир насчитывает семь цивилизаций: конфуцианскую (с центром в Китае), Индуистскую, Японскую, Западную, Русскую (Православную), и Латиноамериканскую.

Линии цивилизационного разлома, по которым образуется взаимоотталкивающая «разность потенциалов» совпадают, в основном, с линиями религиозного разделения между Православием и Католичеством, Исламом и Православием и т. д.

Стало быть, роль веры, религии в формировании цивилизаций — первостепенная, особенно на ранних этапах. Культура появляется уже как плод жизнедеятельности цивилизаций и играет более существенную роль на поздних этапах существования цивилизаций. Например, роль религии в современной Западной цивилизации невелика, но ее поддерживает как поплавок великая европейская культура. Способность к научному, рациональному мышлению — составная часть Западной культуры, благодаря чему столь велико влияние Западной цивилизации на весь мир. Очевидно, в этом компоненте Западная цивилизация превзошла все иные известные цивилизации от древности до наших дней.

Велик и этнический фактор в иммунной системе цивилизаций. Скажем, Латиноамериканская цивилизация, в существовании которой сомневались до последнего времени многие исследователи, отделена от Западной не религией, а этническими различиями и самобытной культурой, которая имеет индейские корни.

В этом смысле цивилизационный подход, заключающийся в понимании неизбежности конфликтов, дает ответы на некоторые вопросы и развеивает некоторые иллюзии современного мира. В отличие от стадийного (формационного) принципа, при котором процесс развития человечества рассматривается как простое накопление знаний и технологий или как переход от одной экономической формации к другой, без учета культурных, религиозных или этнических особенностей народов, цивилизационный принцип в первую очередь направлен на изучение уникальных особенностей каждой конкретной цивилизации, видя в этих особенностях причины как успехов, так и конфликтов.

1. Пределы глобализации


Как представляется, современная эпоха расставила или расставляет пределы глобализации. Иначе говоря, процесс глобализации наткнулся на естественные преграды в виде взаимоотталкивающей разности потенциалов между цивилизациями. Эта разность потенциалов препятствует не только политическому, но и экономическому сближению. Посему процесс глобализации если и не приостановился, то по крайней мере замедлился.

Самый характерный пример — так называемый «ресурсный национализм». Нет, это вовсе не изобретение Путина — попытка сохранить нефтегазовый сектор и пути транспортировки в руках государства. Это тенденция времени. Раньше России по этому пути пошли Саудовская Аравия, Венесуэла, Китай, Малайзия, Иран…

И если после Второй Мировой войны транснациональные компании, так называемы «семь нефтегазовых сестер» контролировали всю ближневосточную нефть и большую часть латиноамериканской (40% общемировой добычи нефти), то сейчас их доля в мировой добычи нефти и газа составит не более 10%. Львиная доля принадлежит национальным кампаниям, таким как Аramko (Саудовская Аравия) или «Газпром».

Как происходит перераспределение экономического поля, мы можем судить по захвату контрольного пакета Сахалина-2 «Газпромом» или по Венесуэле.

Почему это происходит? Дело в том, что одновременно для многих развивающихся стран, принадлежащим различным цивилизациям характерно понимание истины, что утрата стратегических отраслей промышленности угрожает существованию национальных государств. Иначе говоря, национальное вступило в конфликт с наднациональным и одержало победу.

Уместен здесь вопрос: ну и что из того, что национальные компании вытесняют транснациональные, как это ограничивает глобализацию?

Принципиально! Ведь по задумкам идеологов глобализации, именно транснациональные кампании должны были стать кровеносными артериями нового миропорядка. С другой стороны, сами национальные компании никогда не станут транснациональными, какую бы мощь не набрали, поскольку, во-первых, играют по правилам, выгодным национальным государствам, а во-вторых, потому что их не очень то пускают за границы цивилизации. Пример — «Газпром», которому сопротивляется Европа и США, стараясь всеми путями ограничить влияние.

Таким образом, в сфере экономической (а, следовательно, и политической) в начале ХХI века идет интенсивное выравнивание сил. Существенное ослабление США и Европы и наоборот усиление Индии, Китая, России, и особенно Латинской Америки приводит де-факто к многополярному миру. Можно утверждать — он уже состоялся этот многополярный мир, хотя США ведут себя на мировой арене, как будто его не существует. Однако время постепенно приучит к этой мысли и США.

Еще одно знаковое событие из области экономики — это то, что суммарный ВВП развивающихся стран превысил суммарный ВВП США и Европы.

Причем усиление идет не каких-то отдельных развивающихся стран, а цивилизаций в целом: Конфуцианской — Китая, Вьетнам, Кореи; Латиноамериканской — целой группы стран во главе с Бразилией. Какой же тут однополярный мир?

2. Иммунная система цивилизаций сопротивляется насаждению единых ценностей


Одновременно иммунная система цивилизаций, состоящая из триады вера, культура, этнос сопротивляется насаждению единых ценностей. Можно утверждать мировоззренческая философия «общечеловеческих ценностей» потерпела крах. «Своя» религия, «своя» культура и «свои» этнические корни сопротивляются по всем фронтам: западному безбожию и толерантности, массовой культуре и стереотипам поведения.

Однако не следует строить иллюзий — если бы насаждались ценности какой-либо иной цивилизации, они также были бы отвергнуты. И ценности ислама и ценности Православия… Ибо многообразие — в природе развития. Ничто не вечно на Земле, поскольку ничто не идеально.

Символом серьезного поражения «единых ценностей» на мой взгляд, является неработающая Декларация прав человека. Время принятия Декларации — тот короткий и счастливый период после Второй Мировой войны, когда человечество питало иллюзии, будто оно уже достаточно мудро, чтобы избежать прежних ошибок, и вполне созрело, чтобы мостить дорогу в светлое будущее, где будут жить по единым правилам. Однако теперь, спустя полвека с лишним можно констатировать — Декларация прав человека образец документа, с которым все согласны, никто не спорит, но он не работает. Почему?

Прежде всего потому что права человека, оторванные от его обязанностей, морали и нравственности мало что значат для конкретного, а не абстрактного общества. Например, летом 2006 года геи всего мира решили провести свой парад в Москве, и не просто в Москве, а в центре города рядом с Красной площадью. Они размахивали своими правами на сие мероприятия, ссылаясь то на пример «всего цивилизованного мира», то на Декларацию прав человека.

Действительно, если читать Декларацию, то их требования не лишены оснований; статья 19 гласит, что «каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их…»; а статья 20 дает «право на свободу мирных собраний и ассоциаций». Тем не менее, российское общество бурно выступило против сборища гомосексуалистов, ведь оно тоже имеет свои права; хотя бы на то, чтобы его представления о нравственности уважались.

Совершенно очевидно, в данном случае права меньшинства столкнулись с моралью большинства, которое еще помнит о таком понятии, как грех. Геи утратили это понятие, а потому столь бурными были их протесты в адрес «отсталой» России. Тем более что в Декларации прав человека о грехе не упоминается. Правда в ней говорится о том, что права человека не должны удовлетворятся в ущерб «справедливых требований морали», но кто вычислит эти «справедливые требования»? Ведь Декларация подразумевает свободу веры, а стало быть, тягчайший содомский грех, коим является гомосексуализм, вовсе не обязательно должен признаваться таковым далекими и от веры и от Библии гомосексуалистами.

Данный пример показывает — человечество весьма далеко от выработки всеобъемлющих универсальных прав человека, а точнее не знает, как воплотить в жизнь декларируемое. Ибо, ставя вопрос о правах вообще, оно вынуждено обходить нравственные вопросы, то есть меру ответственности человека перед Богом, как это случилось с Декларацией прав человека; если же учитывать нравственный, религиозный аспект, то возникает проблема каких нравственных канонов, какой религии придерживаться. Ведь мера ответственности перед Богом в каждой религии своя и найти общий знаменатель или выработать одну универсальную религию невозможно.

3. Возможные точки будущих конфликтов


До недавнего времени считалось, что на планете всего одна «особо буйная» цивилизация — Исламская. В какой-то степени это верно, ибо вера в жизни этой цивилизации играет существенно большую роль, чем у остальных. Поэтому конфликт цивилизаций сводился к констатации противостояния Ислама и Запада.

Однако завершающееся формирование Латиноамериканской цивилизации, усиление Конфуцианской, Индийской, возможно Русской, при снижающейся роли Западной цивилизации приведет к тому, что конфликты Запада будут происходить не только с Исламом, но и с Латинской Америкой, и с Китаем, и с Россией.

ХХI век, очевидно, будет качественно отличаться от ХХ века еще и существенным выравниванием сил на международной арене. Дело в том, что по прогнозам экспертов в период до 2050 года наибольшие темпы роста ВВП будут демонстрировать Индия, Бразилия, Турция, Китай, Россия; в этом не было бы ничего особенного, если не обратить внимание на тот факт, что пять поименованных стран относятся к пяти различным цивилизациям. То есть наряду с ослаблением Запада будет обретать мощь не какая-то одна-две цивилизации, а сразу все.

Естественно, конфликтный потенциал будет направлен поначалу против Западной, пока более могущественной и претендующий на эталон цивилизации. Явно вступит в конфликт с США и Латинская Америка (уже вступили Венесуэла и группа союзных ей стран). Причем Латинская Америка для США станет аналогом нашего СНГ, с той лишь разницей, что СНГ не объединен в единое цивилизационное целое, а Латинская Америка объединена. Посему США придется сложнее, особенно когда суммарная экономическая мощь Латиноамериканских стран приблизится к американской.

В любом случае ХХI не станет конфликтом лишь Ислама с остальным миром; картина будет существенно разнообразнее.

4. Цивилизационный принцип, как метод понимания конфликтов на пространстве Русской цивилизации


Увы, Россия чуть ли не единственная мировая держава, коей не свойственно проводить внешнюю политику исходя их указанных принципов. Или скажем мягче: свойственно, но скорее интуитивно, чем исходя из продуманной стратегии.

Приходилось уже писать, что новой русской элите не дается цивилизационный подход к международным проблемам. Нет, она неглупа, эта элита, прагматична, хорошо разбирается в международной конкурентной борьбе, прекрасно ориентируется и осознает где российские экономические козыри, она даже по-своему патриотична, однако всего этого мало. Где вечные союзники и друзья, а где, увы, вечные враги и конкуренты можно разобраться лишь рассматривая Россию не как мощную корпорацию a la «Газпром», а как центральную часть Русской цивилизации у которой в принципе не может быть долговечного союза с Западом, каких бы «друзей Шредеров» мы там не завербовали.

Все опросы общественного мнения на Западе показывают, что при внутренних различиях европейцы чувствуют себя единым целым в отношениях с остальным миром и по-прежнему ни русским, ни туркам в этом «едином целом» нет места.

В этой связи, как представляется, от нынешнего российского политического класса, принимающего решения ускользает две истины:

— С точки зрения Запада Россия мало отличается от Китая, Индии или Турции. Она чужда ему почти в той же степени, как и эти поименованные страны. И как бы это обидно не звучало, мы для Западной Европы — «китайцы».

Христианство объединяет нас? Да полноте, кровавая история конфликтов православия и католичества мало в чем уступает конфликтам того же католичества с исламом. А Папа Римский, свободно посещая исламские страны, до сих пор не может въехать в Россию.

— Конфликты России с Западом, начиная с Благоверного князя Александра Невского, вовсе не чья-либо прихоть, а следствие контактов двух различных и весьма несхожих цивилизаций. При этом обе цивилизации принадлежат Европе; сие-то и смущает наших политологов, не способных вместить простую истину: на одном континенте могут существовать две или более различных цивилизаций. Например, Китай, Индия и Япония — в Азии. И в Европе уже около тысячи лет сосуществуют Русская (Православная) и Западная цивилизации.

У нынешней российской политической элиты нет понимания этих вещей. Поэтому нет представления о сущности Русской цивилизации и о ее реальных границах, кои гораздо шире границ современной России. И прочитать что-либо вразумительное по этому вопросу у политологов, близких к Кремлю, невозможно; в лучшем случае снизойдут до туманного объяснения, что Россия — это не Восток и не Запад, а некая своеобразная страна, но при этом обязательно добавят, что «движемся мы все-таки на Запад».

Сумбур во внешней политике — отсюда же. Скажем, использованное вполне своевременно против Украины, «газовое оружие» затем невпопад применяется против единственного союзника — Белоруссии, и сразу ставится на карту взаимоотношение не с Лукашенко — нет, с белорусским народом, входящим в состав Русской цивилизации. И все ради 2 миллиардов долларов, хотя несколькими годами ранее списывается 9 миллиардов далекому и, в общем-то, чуждому для нас Ираку — зачем, почему, за что?

Да, к этому все шло: сначала за 70 с лишним лет советского периода русский, православный взгляд на Россию, как цивилизацию отличную от иных прежде всего религиозно и культурно, улетучился, а позже рухнула и советская идеология, отстаивавшая уникальность СССР уже с классовых позиций; и вот новому политическому классу показалось, что можно сделать бывших противников друзьями. Что можно войти в «общеевропейский дом» по собственному хотению так, как будто не существует у России 800-летней конфликтной истории с Европой; что можно установить союзнические отношения с США, будто геополитическое противостояние с этой страной — выдумка советских идеологов, а не эпизод так хорошо описанного Хантингтоном столкновения цивилизаций.

В этом смысле нам должны быть примером США и Европа. В отношении России их стратегия носит ярко выраженный цивилизационный характер. Особенно это проявляется на Украине. «Расставленные флажки», нормы демократии не принимаются во внимание, если того требуют геополитические интересы. Хотя если поглядеть — все козыри в руках России. Все!

Россия — единственная страна в Европе, которой выгоден раскол Украины — а к этому дело идет, — поскольку униатский Запад никогда уже не будет нашим. Да он нам и не нужен. Нам нужны Крым и Донбасс — части Русской цивилизации. И они уже наши, не надо только бояться действовать. Немного «дрожжей» (а их в нашем Стабфонде — охо-хо!), политической воли и смелости в поддержке сепаратистских настроений, и партия будет сыграна.

При этом следует иметь в виду, униатский Запад не нужен и США. Не нужен он и Европе. Им нужна вся Украина, с тем, чтобы вытеснить Россию. Значит, и Европа, и США, ничуть не смутившись расчленения Югославии, выступят такими поборниками единства Украины, что весь «цивилизованный мир» пустит слезу умиления.

Поэтому Кремлю ни в коем случае нельзя подыгрывать Западу, а напротив, решительно снять с себя «западные очки» и взирать на происходящее исключительно со своей колокольни.

Напротив, немного нашего пресловутого «прагматизма», «учета геополитических реалий» и прочего бреда, который сам Запад не принимает во внимание — и вся Украина будет потеряна. Говорят, что это катастрофа сходная с развалом СССР; рискну утверждать — большего масштаба! Потому что с развалом СССР Россия потеряла и ненужные ей «мусульманские куски», и почти не инкорпорированную Прибалтику, а с потерей Украины утратит не только существенную часть Русской цивилизации, но и безопасность. Навсегда!

Вообще с СНГ существенно прояснится в голове, если отказаться от штампов о «безнадежно потерянном постсоветском пространстве», и в качестве метода исследования применить цивилизационный подход.

А он показывает, что с СНГ и не могло быть иначе. Поскольку пестрое цивилизационное одеяло, окружающее Россию и называемое нами СНГ, и ведет себя сообразно своей религиозной, этнической и ментальной принадлежности.

Белоруссия, Юго-Восточная часть Украины, Крым, Приднестровье, отчасти Казахстан, являясь частями Русской цивилизации, без всякого особого усилия с нашей стороны, — а иногда вопреки ему, — тяготеют к России.

Скажем, как бы мы периодически ни предавали Приднестровье, стараясь склеить его с притворяющейся нашей союзницей Молдавией, как бы ни делали вид, что проблем русского населения в Крыму в упор не видим, как бы ни унижали Белоруссию, сравнивая ее со Смоленской областью, все эти части Русской цивилизации все равно с нами. И я не знаю, что нужно сделать, чтобы естественное взаимопритяжение было нарушено.

Напротив, я не знаю, что нужно сделать, чтобы нашими мало-мальски надежными союзниками оставались Азербайджан, Туркмения, Узбекистан, Молдавия, Таджикистан…, или каким образом приклеить к Восточной Украине Западную. Все это части иных цивилизаций и тянет их, соответственно, в иную сторону, а именно — от России.

Видимо, России и стоит сосредоточить свое внимание в СНГ на цивилизационно родственных странах, а не пытаться мирить Приднестровье с Молдовой — надежного союза там все равно не будет. Пока у нас в МИДе не появится фигур масштаба Примакова.

Выводы:


1. Начало ХХI характеризуется укреплением всех существующих цивилизаций, кроме Западной. Следовательно, мир не только не стал более единым, а напротив в известной степени стал более «пестрым» по сравнению с серединой ХХ века, когда двухполярный мир являл в основном и две системы ценностей. Очевидно ближайшее будущее для нашей планеты — многополярный, многополюсный, а стало быть, мало предсказуемый миропорядок.

2. В современном мире исчезает всякая надежда на создание единой системы ценностей и единой «системы координат». Ибо одновременное усиление нескольких цивилизаций, а не одной-двух как прежде, разрушает все стереотипы о «цивилизационных эталонах». По мере ослабления Западной цивилизации, а главное США ценности общества потребления будут подвергаться все большему осмеянию с параллельным усилением «своих» ценностей, основанных на религии.

3. Наконец, третье. Взгляд России на мир не через «западные очки», а через призму своих интересов существенно упрощает понимание пространства вокруг себя. При этом ясно, что приложение сил Россией должно быть сделано на поприще собирания земель Русской цивилизации — Белоруссии, Украины, Приднестровья, возможно Казахстана. Россия в этих границах будет привлекательна для всех: и для СНГ и для Европы. Напротив, Россия в ущербных границах всегда будет казаться слабой.
Сергей Юрьевич Петров, кандидат технических наук

http://rusk.ru/st.php?idar=111549

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru