Русская линия
Русская линия Наталья Нарочницкая,
Оксана Полонская
10.05.2007 

Наталья Нарочницкая: «Россия в состоянии бросить вызов мировому проекту под глобальным управлением»
Беседа с доктором исторических наук Натальей Алексеевной Нарочницкой

СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО

— Безродный космополит — это явление «разглядел» в свое время Сталин. В одном из интервью вы сказали, что поговорка «Ubi bene — ubi patria»: «Где хорошо, там и Отечество» в устах постсоветских либералов приобретает налет большевистского космополитизма. Что вы имеете ввиду?

Наталья Нарочницкая — Если государство не удовлетворяет тем критериям, по которым с точки зрения либералов оно должно быть устроено, то это государство можно ненавидеть. Мы видели, как кумиры постсоветских либералов типа Сергея Адамовича Ковалева сидели в Совете Европы и демонстрировали «как сладостно Отчизну ненавидеть», потирая руки от того, как там унижали и обличали собственное правительство. Дело в том, что постсоветское западничество не является подлинным либерализмом. Классические либералы прошлого, скажем, Джузеппе Гарибальди, ненавидя тиранию и абсолютизм, тем не менее, оставались пламенными патриотами. Современное либертарианство — это калька с марксизма, воинствующая проповедь полной автономности человека от всех ценностей: религиозных, национальных, нравственных, семейных. Либертарианство унаследовало все универсалистские претензии единственно верного учения. На самом деле, они не антиподы, а братья.

— Но если либерализм вытекает из марксизма, почему же именно либеральные настроения столь сильны в среде русской интеллигенции, которая не меньше других пострадала от «единственное верного учения»?

— Петр Струве сказал, что главная характерная черта российской интеллигенции — это ее отщепенство от государства и его интересов. К тому же именно образованный слой был проутюжен марксизмом гораздо сильнее, чем простой народ, который сохранил на уровне бытовой интуиции некий традиционализм. Их обвиняют в варварстве. Наша интеллигенция — продукт той предреволюционной интеллигенции, только еще прошедшей школу марксизма с полным атеизмом и отрицанием всяких нерационалистических источников суждений.

— Известно ваше негативное отношение к личности Сахарова…

— Когда появился феномен Сахарова, то при всем моем личном отторжении идеологической зашоренности и смехотворности коммунистических клише, я не могла принять Сахарова. Во-первых, он и есть типичное порождение «советчины» с его полной оторванностью от всего русского, православного, дореволюционного, с его универсалистким материалистическим видением мира, якобы идущего к одному образцу, на пути к которому они преуспели, других надо подтолкнуть насильно — чем не марксова формационная теория?! Во-вторых, я прекрасно видела, чьим интересам служит эта линия в поведении советской интеллигенции. Друзей у России на Западе нет, и он нужен только как сокрушитель государства. Вся идеологическая атмосфера конца 80-х воспроизводила известную мне по рассказам отца атмосферу после революции. И мне было непонятно, что же люди не видят, что вот она, возрождена ленинская ненавистническая интерпретация всей российской истории. И «тюрьма народов» вдруг появилась опять, и «Россия-угнетательница». И нет в ее истории ничего ни доброго, ни хорошего.

— Вы рассматриваете либерализм и традиционализм в контексте вселенской борьбы добра и зла, Бога и дьявола, где либерализм — орудие сил тьмы. Значит ли это, что идеология Просвещенного гуманизма пагубна? Есть у либеральной философии, с вашей точки зрения, хоть какая-то позитивная роль? Или всякая философия, потерявшая связь с религией, порочна и губительна?

— Изначально либеральный фасад был привлекательным. Любое новое течение возникает на волне борьбы против грехов прежней системы и на определенном этапе несет некоторое освобождение. Злоупотребления католической церкви, абсолютизм западных монархий, неравенство людей перед законом, сословный суд — все это проповедовалось как богоустановленное. Поэтому на первом этапе первые поколения прав человека, свободы совести, выбора веры — это были прогрессивные ценности. Но если свободой совести сейчас называют свободу от веры, то это уже не свобода, а ценностный нигилизм, причем навязываемый тоталитарными методами, ибо все, что не вписывается в их «свободу от всяких ценностей» — объявляется неполиткорректным. На Западе нет дискуссий на крупнейшие исторические темы. Единственное верное всесильное учение — либеральное, и если ты позволяешь себе в этом усомнится, то становишься неполиткорректным человеком, изгоем. Априори это человек, которого не приглашают, не принимают. В этом отношении у нас в России гораздо больше свободы. Мои западные друзья, прочитав одну из моих статей, сказали: «Счастливые, у вас свобода слова».

ПРАВОСЛАВИЕ, САМОДЕРЖАВИЕ, НАРОДНОСТЬ

— Вы получили классическое западное образование. При этом по убеждениям вы — русский православный патриот, приверженец державной государственности. Вы не видите в этом никакого противоречия?

— Один из крупнейших русских историков Константин Дмитриевич Кавелин, признанный западник, призывал не строить в уме искусственную пропасть между петровской Россией и допетровской. Каждый порядочный и думающий человек не может не чувствовать себя наполовину западником, наполовину славянофилом. Ни одна из этих позиций, занятых категорично, не могла разрешить и не разрешила проблему русской жизни. В 90-е годы я поняла, что без изучения истории собственной страны, причем на фоне религиозно-философского движения мира, я не пойму того, что происходит с Россией и русскими в конце ХХ века.

— Пресловутый и пока до конца неясный «русский путь» развития предпочтительней для России, чем западная демократия?

— Как бы кто ни хотел исчезновения из нашей жизни сознания либо всего русского, либо всего западнического, не произойдет ни того, ни другого. Поэтому мы обязаны поневоле ожидать чего-то третьего. Внутренняя мудрость, внутренний барометр, который есть у народа, позволит взаимодействию этих двух начал выстроить свой путь, который не будет ни антизападным, ни антирусским. Мы должны спокойно строить свою историю, на своих святынях.

— Что для вас православие?

— Это самое важное, что произошло в моей жизни.

— Вы крещены от рождения?

— Нет. Но с тех пор мир стал выглядеть совсем по-другому. Если нет Бога, нет и суда Божия, живи настоящим, грызи, людоедствуй, кради, убивай. Вот он, твой час волка, настал…

Мир стал более объемным, глубоким, многомерным. И свободы гораздо больше. Для интеллектуалов здесь нет ничего ограничивающего, наоборот, появляется глубина и огромный стимул для творчества.

— Православие может быть национальной цементирующей идеей? Или большинству куда доступнее идея «борьбы с терроризмом», например, в качестве цементирующей?

— Все, кто говорит о православии и самодержавии (как и встарь, это слово означает национальную независимость, а не монархический способ управления), подвергаются иезуитским насмешкам в лучшем случае, и истерической травле — в худшем. По-видимому, те силы, которые так к этому относятся, прекрасно понимают, что появление духовного стержня, объединяющего нацию лучше, чем любая отметка в паспорте, немедленно укрепило бы основы русской державности, пробудило бы историческое сознание, интерес народа к исторической жизни. Человек должен чувствовать преемственность и связь не только с сегодняшним моментом жизни государства, но и с его многовековой историей, и с его будущим. А нам внушается, что наша страна — сор, что она ничего не создала, что у нас не было достойной истории ни до 17-го, ни до 91-го года. В психиатрии есть такой термин — «побуждение к самоубийству». Какой смысл продолжать, уже все равно ничего не наверстаем?! Эта мысль рефреном звучит с экранов телевизоров и со страниц прессы. Я при этом не стою на позиции, что надо скрывать наши действительные, реальные грехи. Мы должны с достоинством нести бремя своей истории. Саморазочарование и исторический нигилизм угрожают нации больше, чем единственно освоенный левыми аспект «относительного и абсолютного обнищания масс».

— И все же, национальная идея — в чем она?

— В том, чтобы продолжать спокойно быть русским, воспроизводя из поколения в поколение свою собственную национальную жизнь и культуру, так же спокойно, как это делают другие нации. В этом нет никакого унижения других, это вовсе не есть ненависть к иному. Наоборот, тот, кто не ценит свое наследие, тот не может с уважением и почитанием относиться к чувствам других.

— Сталин, обратившись в 41-м к народу: «Братья и сестры», апеллировал именному к национальному, православному сознанию?

— Он знал, что есть скрепа, которой можно воспользоваться, когда вызов брошен всей нации. Речь шла о жизни и смерти нации, и вопросы устроения государства, что так волновало большевиков и так волнуют сегодняшних либералов, отступили на второй план. Если нация способна отложить эти дискуссии для того, чтобы сохранить Отечество, у нее будет история.

АНТИХРИСТИАНСКИЙ ВЫЗОВ

— У России много бед. Дураки, дороги, воруют… Главная беда в чем?

— Смута и разрушенность общенационального сознания. Смута не в том, что хаос в экономике, а в том, что нет целей и ценностей национального бытия, нет смысла собственной исторической жизни. Если бы этот смысл был найден, то и демографическая катастрофа приостановилась. Потому что народ, который живет с ощущением вытеснения на обочину мировой истории, утрачивает инстинкт продолжения жизни исторической. Мы превращаемся в народононаселение, совокупность граждан с отметкой в паспорте. Это уже не нация, а территория. Это материал для исторических проектов других. Идет борьба за российское наследство — и за геополитическое, и за ресурсы, и за население, ее низкооплачиваемую, по-восточному, но квалифицированную рабочую силу.

— Вы расцениваете события, происходящие в России и на ее подступах как антихристианский вызов? Или, как говорится, ничего личного — всего лишь бизнес…

— То, что наступление на славянство идет, то это точно. Отрыв Киева от Москвы — вековая мечта латинства. Или другой пример: фрагментация православного славянства на Балканах… Европа рукоплескала тому, что сделали с сербами, якобы потому что это был последний оплот тоталитарного коммунизма. Но коммунизм в конце ХХ века был уже никому не опасен, в том числе и Западной Европе, в силу его полной непривлекательности. Сербия была, прежде всего, антиатлантическим, антинатовским анклавом в тылу НАТО. А европейцы, когда громили сербов, проявили свое презрение и отторжение именно православного славянства.

— Демонизация Запада — часть русского исторического опыта и национального сознания — со времен Александра Невского?

— Не надо демонизировать никого, но надо понимать и чувствовать его отношение к нам. Западная Европы мнит, что она и есть истинная хранительница веры. Это старый мировой вопрос между славянским типом и западным, дилемма «Россия и Европа». Православные страны, прежде всего Россия как главный продукт православного исторического творчества, по-иному, нежели чем другие государства, ответили на главный вопрос Евангелия о власти и хлебе и родили разный исторический опыт. Я не склонна демонизировать Запад…

— Тем более, что с Западом нас все же связывает куда большее, чем с Востоком…

— Если и говорить о нашем родстве с Западом, то на самом деле мы действительно братья, одна цивилизация. Но только сближает нас не американская конституция, а «Отче наш…» и Нагорная проповедь. Европа есть порождение христианского, романо-германского духа и все ее величие и культура были рождены в пламенном желании утвердить Христову истину. И я знаю, как много людей и сейчас на Западе пытаются жить христианской жизнью, бунтуют против тотального уничтожения христианских понятий. Много консерваторов с симпатией относятся к нашей стране и считают, что Россия еще имеет шанс что-то сказать миру.

ВЕЛИКА РОССИЯ…

— Какой смысл уничтожать Россию?

— Россия слишком велика. И она в состоянии бросить вызов универсальному либеральному мировому проекту под глобальным управлением. Если бы православие исповедовала крошечная комариная точка на земном шаре, это бы не имело значения. А Россия со всей ее культурой, с собственным самостоятельным поиском, иногда ошибочным и греховным, — уже серьезная альтернатива этому проекту. Тем более, сейчас, когда Китай и Индия опровергают миф о том, что только тотальная вестернизация может привести к развитию и росту. А это уже не просто экономический соперник, это уже крах мирового либерального проекта. На таком фоне судьба России крайне важна.

— Вопрос выбора между Востоком и Западом по-прежнему актуален для России. С кем нам предпочтительнее сотрудничать?

— Александр Невский прекрасно ответил на этот вопрос. Он дипломатическое искусство обратил к Востоку, абсолютно не собираясь его «выбирать», но твердость и меч противопоставил всем экспансионистским поползновениям Запада. Восток в его представлении был способен принести рабство телу, но не душе. А Запад при его доминировании приносит рабство и телу, и душе. Душа народная осталась свободной. В результате освободилась Россия и от Запада, и от Востока. И стала Россией.

— Может быть, России вообще никто не нужен и стоит изолироваться, отгородиться старым, добрым, надежным и проверенным «железным занавесом»?

— Тотальная изоляция губительная для России. Но также вредоносно и ее насильственное обезличивание, к чему призывают наши либералы. Вопрос вопросов: модернизация без тотальной вестернизации. Вот те узкие врата, через которые мы должны пройти, работая и с Западом, и с Востоком. Для Востока мы всегда будем Западом, а для Запада мы всегда будем Востоком. Мы слишком большая величина, чтобы ставить себя перед такой упрощенной дилеммой. А Западу пора признать, что мир и мировое сообщество — это все без изъятия мировые культуры и цивилизации. И устав ООН, глава 1 «Цели и принципы» — это отразил. Там утверждается суверенное равенство всех субъектов мирового общения. Это значит, что общество религиозное, и общество секулярно-либеральное, абсолютно равночестны перед лицом международного права и между ними нет отношений низшего и высшего, прогрессивного и отсталого.
Беседовала Оксана ПОЛОНСКАЯ

ДОСЬЕ

Наталья Алексеевна Нарочницкая, доктор исторических наук, президент Фонда исторической перспективы, зампредседателя думского комитета по международным отношениям и член фракции «Родина». Родилась и выросла в научной московской семье (отец — академик А.Л.Нарочницкий, научный руководитель издания дипломатических документов внешней политики России XIX века), где учили языкам, балету и игре на фортепиано. Баллады Шиллера она знала наизусть раньше, чем «Слово о полку Игореве».
Нарочницкая с отличием окончила МГИМО, получив диплом специалиста по США, Германии и общим проблемам и тенденциям международных отношений. Работала в Секретариате ООН в Нью-Йорке. Автор фундаментальных работ по внешней политике России, проблемам совмещения русского национально-государственного сознания с философией западноевропейского либерализма. Выступает за сохранение государствами суверенитета, против глобализации и диктата наднациональных идеологических, финансовых и военных механизмов, которые не без оснований рассматривают сильную Россию как единственного препятствия на пути сил, стремящихся к мировому господству. По своим убеждениям — открытый приверженец державной государственности. Автор книг «Россия и русские в мировой истории» и «За что и с кем мы воевали». Опытный полемист. Владеет английским, немецким, французским и испанским языками.

http://rusk.ru/st.php?idar=111545

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Sivgalina@yandex.ru    12.02.2011 23:38
колосально! Помоги вам Господи!
  Пал Палыч    21.05.2007 08:37
Очень информативное интервью. Когда в человеке сочетается хорошая наследственность, прекрасное образование и глубокий опыт работы с публицистическим талантом, то это может быть сильный государственный деятель. Если же это плюс к тому базируется на православном сознании – то все делается во сто крат дороже для России.

Хочу пожелать здоровьи и всяческих успехов Наталье Алексеевне. Очень хотелось бы, чтобы во власти было побольше честных и православных людей. Наколько бы уменьшилась растерянность и разобщенность людей!
  Владимир Николаевич    12.05.2007 20:03
Г-н Богун выше пишет: русские уничтожили… да счастья не построили.
В 20-м веке Россия испытала очередной набег хазар. Помните "Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам…". Только вместо коня и сабли был марксизм и лживые лозунги – фабрики рабочим, земля крестьянам. Как и при прошлых набегах уничтожалось население (красный террор), громились церкви, музеи, кралось все, что можно. Спросите – а как же после воины? Сталин, вроде, раскусил, да не успел, и сам был заражен их идеологией. А потом…( Хрущев, Брежнев и т.п.) – состояние после тяжелой болезни, как воспаление легких после гриппа. Сейчас набег заканчивается, страна восстанавливается. Похоже на это.

А Вам, Наталья Алексеевна, цены нет. Я Вам об этом писал пару лет назад
  р.Б. Антоний    12.05.2007 02:58
Пока госпожа Нарочницкая участвует в партийной системе, можно с уверенностью прогнозировать, что несмотря на ее радение о России, пользы от ее действий на общероссийском уровне не будет. И пусть даже она полна самых благих намерений и устремлений. Система сильнее подавляющего большинства людей…
  АНАТОЛИЙ. П    11.05.2007 12:52
В сотый раз говорю " Браво, Наталья Алексеевна!". Очень сожалею, что многие Вас не знают. Надеюсь, пока не знают. Давно слежу за публикациями Н.А. в ее официальном сайте. Есто надежда, что РОССИЯ еще будет жить, коль такие люди ходят в депутатах. Н.А! если Вы когда-нибудь захотите стать президентом РОССИИ, с удовольствием пойду и проголосую за Вас.
  R.P.McMurphy    11.05.2007 12:21
Очень приятно, что в ГосДуме есть такой человек, просто бальзам на душу. Спаси Господи!

С уважением, "Проект РОССИЯ-2".

Богуну:
У русских нет Богоданного вождя-пророка, нет Богоданного первосвященника, поэтому сидите в "египетском рабстве" и рыпайтесь со всякими "Великими Россиями" доколе Господь не пришлет избавителей.
Вы по всей видимости человек неграмотный и невежественный в вопросах Православия, иначе бы знали, что Первосвященник народа Православного – Иисус Христос.
  Константин М.    11.05.2007 05:10
Наталья Алексеевна, большое спасибо и признательность вам за статью, давно не читал таких локаничных и сконцентирированных на одном вопросе мыслей. Еще раз спасибо, и, да хранит вас Бог!
  Богун    11.05.2007 05:01
"Каждому народу поставил он вождя" (Сир.17.14.)
"Я дал вам вождя Моисея и священника Аарона" (3Ездр.1.13.)

У русских нет Богоданного вождя-пророка, нет Богоданного первосвященника, поэтому сидите в "египетском рабстве" и рыпайтесь со всякими "Великими Россиями" доколе Господь не пришлет избавителей.
В начале 20 века русские тоже хотели рай себе создать – уничтожили дворян, казаков и на их места поселились… да на чужом горе счастья не построишь ! Каждый сверчок знай свой шесток: руский – рус кий, РУКОВОДИТЕЛЬ МОЛОТОК (мастеровой), какие уж ему имперские задатки ? Запомните: Русь жила до тех пор, пока её возглавляли казаки !
Богун.
  САВИН ИГОРЬ    10.05.2007 22:41
До тех пор, пока рядом с ГосДумой стоит истукан Марксу, жуткая пирамида Ленину и погост с Розой Землячкой со-товарищи, никаких позитивных подвижек в стране не будет. Это целенаправленная гос.политика-заморозить остатки лже коммуноидеологии. Но вспомните, чем закончилось правление геронтократов от КПСС-распадом СССР. Таким же распадом закончиться и эта власть, если конечно не воззвать и начать восстанавливать коренные народы России. Без упора на русский народ страна погибнет
  onik    10.05.2007 15:00
Какая умница!Благодарю Бога за такое дарование и родителей Натальи – за прекрасный плод. Грамотно, прочувствованно высказывается и такие нам нужны для России. Храни вас Бог, дорогая Наталья Алексеевна. "Русскую линию" и Оксану Полонскую просим почаще встречаться с такого разряда историками и русолюбами. А известно ли отношение Наталья Алексеевны к партии "Великая Россия". Какова её оценка работы фракции "Родина"?

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru