Русская линия
Общенациональный Русский Журнал Юрий Гладкевич23.04.2007 

Новое назначение

Под «штафиркой»
Шок, в который впало военное сословие, и сейчас ещё не прошёл. Дело даже не в том, что со времён Петра I, создавшего регулярную армию, в России не было гражданского военного министра. У военных (и тех, кто не подаёт виду) вызывает раздражение то, что под этим, как говорили в старину, «штафиркой» должны теперь ходить старые боевые кони.

Что касается «штафирки"… В мировой практике давно не редкость, когда военные ведомства возглавляют не просто гражданские лица, но даже женщины, причём вполне успешно. А в Великобритании, помнится, был военно-морской министр, который вообще ничего не смыслил во флотских делах, но оказался чрезвычайно эффективным руководителем. Именно он, а не заслуженные «морские волки», быстро перевооружил британский флот перед Первой мировой войной, перевёл корабельные котлы с угля на жидкое топливо. Он же, не будучи воздушным асом, создал и королевские военно-воздушные силы.

Тем министром был Уинстон Черчилль…

Но всё же зачем понадобился Президенту именно Сердюков — настолько «равноудалённый» от кадровых военных министр, что это назначение у большинства из них вызвало оторопь?

Главным мотивом такого решения представляется следующий: «военные сами себя реформировать не могут». То есть глава государства решил больше не полагаться в этом важном деле только на них. И дал сигнал: «самосовершенствование» военных отменяется. В Минобороны, по сути, введено прямое президентское правление, а полпредом президента и «свежей головой» стал Анатолий Сердюков…

Затянувшаяся реформа

Предшественник Сердюкова на этом посту — нынешний первый вице-премьер Сергей Иванов за шесть лет провёл немало преобразований в военной сфере и в Вооружённых Силах. Но что это за преобразования, что армия получила за три пятилетки перманентных реформ, насколько изменился её облик?

Вспомним, какое хозяйство получил Иванов в 2001 году от маршала Игоря Сергеева. Проблемное, но уже не то, которое в 1997 году сам Сергеев принял из рук предыдущего министра — генерал-полковника Игоря Родионова, публично называвшего себя «министром разваливающейся армии и тонущего флота"…

Сергеев переломил ту гибельную тенденцию. При нищенском финансировании (офицерам по 3−4 месяца не платили денег, в некоторых частях солдаты попросту голодали) маршал добился, чтобы и солдаты, и офицеры были, по меньшей мере, сыты.

Смог Сергеев — фактически в открытой борьбе с собственным начальником Генштаба генералом армии Анатолием Квашниным начать и подготовку к переоснащению стратегических ядерных сил (СЯС). То, что сегодня Россия ставит на боевое дежурство новые ракеты «Тополь-М» — его заслуга. Он уберег СЯС от деградации, что позволило России, экономически и политически ослабленной годами постсоветского разброда, сохранить статус великой державы…

Сергеев почти на треть сократил Вооружённые Силы. Наверное, мог бы их и реформировать, но не было тогда в России ни плана военной реформы, ни средств на это. Был лишь план сокращения…

А вот Сергей Иванов карт-бланш на такую реформу получил.

В денежном выражении карт-бланш выглядит так. В 2000 году (до назначения Иванова) военный бюджет был 146,4 млрд. рублей. В 2001 году (первый год его пребывания на посту министра) — 214 млрд., в 2006-м — 711 млрд. На 2007 год планировали 821 млрд. рублей, в итоге военный бюджет превысил 870 млрд.

Шестикратный рост!

Базируясь на нём, С. Иванов запустил механизм перевода армии и флота на смешанный принцип комплектования. Инициированная им Федеральная целевая программа комплектования Вооружённых сил и других войск преимущественно по контракту завершится в конце 2007 года. Тогда в российской армии будет 84 тысячи военнослужащих-контрактников.

Но о чём говорят — и не без оснований — критики сегодня? О том, что большинству контрактников до настоящих профессионалов — как до Луны. В основном это те же солдаты и сержанты по призыву, которых после года службы чуть ли не массово переводят на контракт, убедив, что за деньги служить лучше, чем бесплатно, да и контракт всегда можно разорвать — ответственности за это не предусмотрено.

Но кто сегодня будет «работать» солдатом или сержантом за 8−9 тыс. рублей в месяц, да ещё на себе вытягивать проблему с жильём? Отсюда — огромное число контрактников, досрочно разрывающих контракт.

Второе важное достижение «эпохи Иванова» — Госпрограмма вооружений до 2015 года, которая предусматривает поставку в войска новых и модернизированных вооружений. Она подкреплена финансово, и российская «оборонка» готова дать на эти деньги новую технику.

По официальным данным, уже сейчас более 40% военного бюджета идёт на закупки новой и модернизацию старой техники (в 2002м — не более 20%). А в беседе с корреспондентом «Интерфакса?АВН» в конце прошлого года замминистра обороны генерал армии Алексей Московский сообщил, что на закупку новой техники будет направлено 82% средств Госпрограммы вооружений. Это позволит довести количество новой техники в Ракетных войсках стратегического назначения до 50%, а в среднем по Вооружённым Силам иметь 20 — 25%.

Но и к этому «достижению» есть вопросы (см. справку «РЖ»).
В общем, о поставках (а точнее, об их отсутствии) армии и флоту новых вооружений — долгий разговор. Но если подытожить достижения в сфере военной реформы и обновления Вооружённых Сил, то можно сказать так: Сергей Иванов создал своеобразное «программное обеспечение» для реформы — правовое, финансовое, организационное. Он приостановил деградацию Вооружённых Сил, создал условия для планомерной, не срывающейся из-за безденежья боевой подготовки армии и флота, запустил программы строительства служебного жилья и жилищной ипотеки для военнослужащих. То есть полностью исполнил своё предназначение — инициатора, генератора идей и организатора крупных преобразований.

Пришла пора для надёжного исполнителя, способного направить все ресурсы военного ведомства на решение конкретных задач обновления Вооружённых Сил. Говорят, что таким исполнительским талантом в полной мере и обладает Анатолий Сердюков.

Контрольная на заданную тему

Суть «контрольной работы», которую предстоит выполнять в военном ведомстве недавнему налоговому контролёру, Владимир Путин сформулировал предельно чётко, когда представлял Анатолия Сердюкова в ранге министра обороны. Заявив о необходимости реализации планов развития и модернизации Вооружённых Сил и всей военной составляющей государства до 2012−2015 годов, он подчеркнул: «Мне бы хотелось, чтобы в ведомстве, во всяком случае, в той части, которая будет заниматься развитием, серьёзное внимание было уделено экономической, финансовой составляющей».

При этом президент очертил рамки компетенции нового министра: «Значение военной составляющей, значение Генерального штаба, конечно, будет даже больше, чем в последнее время». Это заявление, без всяких сомнений, надо воспринимать как установку на чёткое разделение функций Минобороны и Генштаба: Минобороны — общее руководство, Генштаб — управление войсками.

Понял ли Сердюков условия «контрольной работы», способен ли её решить? Президент, как видно, в этом не сомневается. Подчеркнув, что новый министр — человек гражданский, он выразил уверенность в том, что Сердюков тем не менее способен «решить эти задачи в силу своих знаний в сфере экономики, в сфере финансов».

Очевидно, в первую очередь основания для такой уверенности даёт успешный фискальный опыт Сердюкова, проявленное им на фронте борьбы с налоговыми нарушениями умение выстраивать жёсткие и эффективные схемы контроля за финансовыми потоками и, напротив, выявлять различные «серые» схемы увода средств. А также профессиональная административная цепкость и даже жёсткость, которые присущи ему при решении стоящих перед ним задач. По крайней мере, об этом свойстве характера говорят все, кто знает его по предыдущей работе.

Об этом же говорят и факты. Известно, что Сердюков даже в самом начале своей фискальной карьеры успешно выявлял схемы увода доходов из-под налогообложения и жёстко «строил» подопечных бизнесменов, вынуждая их сполна отдавать дань бюджету. Налоговое ведомство страны он возглавил, имея за плечами всего чуть более трёх лет госслужбы, но под его руководством эффективность работы налоговиков возросла почти в 4 раза. Во всяком случае, при нём недобросовестным налогоплательщикам удалось оспорить в судах лишь 17% налоговых требований, тогда как ранее — более 60%…

И именно эти качества нового министра — экономиста, финансиста и жёсткого администратора — будут востребованы в первую очередь. Во всяком случае, такую задачу поставил президент — «рационально расходовать огромные, по крайней мере по меркам нашей страны, деньги».

Не секрет, что должного порядка в использовании финансов в военном ведомстве пока нет. О фактах нецелевого, неэффективного расходования бюджетных средств немало писала российская пресса, хотя ей, прямо скажем, не очень? то и позволяли совать нос в эту тщательно оберегаемую военными чиновниками сферу.

А вот официальные данные. Счётная палата, проверяя использование выделенных Вооружённым Силам из федерального бюджета средств на госзакупки и гособоронзаказ в 2001—2004 годах, выявила нецелевое использование почти 2 млрд. рублей. В свою очередь Главная военная прокуратура установила, что в 2006 году силовики в результате хищений, нецелевого расходования средств нанесли государству ущерб на 1,6 млрд. рублей. И тогда главный военный прокурор Сергей Фридинский подчёркивал, что большое количество преступлений против федеральной собственности воинские должностные лица совершили, используя своё служебное положение.

Впрочем, об эффективности использования финансовых средств в Минобороны порой можно судить, даже не заглядывая в секретные финансовые документы, а, например, сопоставляя объём финансирования Минобороны на закупки вооружений и военной техники с расходами тех же Китая и Индии на приобретение российских вооружений. Китай и Индия в массовом количестве закупают в России современную продукцию наших «оборонщиков». Например, Индия, повторяю: на сопоставимые с выделяемыми для Минобороны РФ из бюджета средства — за последние годы закупила у нас более сотни новейших истребителей Су-30МКИ, 350 танков Т-90С, четыре фрегата, несколько подводных лодок, другое вооружение. Почему же на такие же деньги российская армия перебивается штучными или малосерийными поставками?

Разобраться в этом — насущная задача нового министра. Надо сказать, что ещё до его назначения (по данным «Интерфакса?АВН», в первом квартале 2006 года) несколько контрольных ведомств России уже начали анализировать практику учёта и расходования бюджетных средств в военном ведомстве. И, не исключено, пришли в том числе и к выводу о неприемлемом уровне коррумпированности.

Во всяком случае, принятое в прошлом году решение вывести в 2007 году из сферы Минобороны структуры по закупкам вооружений, продукции тыла звучало в контексте предотвращения «генеральской коррупции». Так, Сергей Иванов, мотивируя необходимость создания Федерального агентства по размещению заказов о поставке вооружений, военной и специальной техники и материальных средств, подчёркивал: «Мы обязаны освободить военную организацию государства от несвойственных ей функций, а подписание контрактов несвойственно военным, увеличить прозрачность и уменьшить коррумпированность в сфере контрактации, которая на сотни миллиардов рублей происходит ежегодно в области гособоронзаказа».

На сотни миллиардов рублей! Вот они — масштабы… Вот он — новый фронт для Сердюкова, вооружённого в бытность работы главным налоговиком практически исчерпывающей базой данных о сомнительных банковских «трансакциях» и доскональным знанием ходовых схем «отъёма денег» у государства…

Анатолий Сердюков уже побывал в главкоматах всех видов, в командованиях родов Вооружённых Сил, где знакомился со структурой и задачами войск. И вряд ли эти поездки можно назвать «экскурсиями». Но главное (и это — информация из достоверных источников), Анатолий Сердюков уже крепко держит в руках бразды правления военным ведомством. Более того, он уже делает первые, причём весьма многообещающие шаги по выявлению коррупционеров в погонах. Как недавно стало известно, в Минобороны началась негласная проверка военного чиновничества, цель которой — выяснить, на какие доходы построены генеральские виллы в элитных районах Подмосковья, какой бизнес «держат» коммерсанты с большими звёздами на погонах…

Время покажет, как справится Сердюков с заданной президентом «контрольной работой». Но очевидно, что она должна быть выполнена. Россия сегодня не может мериться толщиной кошелька с США и НАТО, обкладывающими её новыми военными базами, готовящимися развернуть у её границ систему противоракетной обороны. Американский бюджет на 2007 год более чем в 15 раз превосходит российский военный бюджет.

Поэтому России сегодня — быть может, как никогда раньше за все постсоветские годы — нужно, чтобы каждая бюджетная копейка, вложенная в Вооружённые Силы, дала максимальную отдачу — в виде новых вооружений, нового жилья для военных, нового — достойного — уровня оплаты рат? ного труда. Запас времени на то, чтобы решить эти задачи, ещё есть. А вот на то, чтобы продолжать мотовство, растаскивать бюджетные деньги по генеральским карманам, — его давно не осталось…

Справка

75% всей техники и вооружений в нашей армии — в возрасте более 15 лет, 20%-от 10 до 15 лет и лишь 5%-относительно современные. Если в 1988 году для Советской Армии было произведено 3,5 тысячи танков, то в 1996-м

для Российской…около 60. За семь последних лет получен лишь батальон новых танков Т-90 (а ждут 200 таких батальонов)…

В 1992 году благодаря заделу советских времён Вооружённые Силы получили 67 самолётов, 10 вертолётов, в 1993-м — 48 и 18 соответственно, в 1994-м — 17 и 19, в 1995-м-17 вертолётов, ни одного самолета… Сегодня идёт в основном модернизация старого самолётного парка.

А что с обещанными ещё в 90-х годах оперативно-тактическим комплексом «Искандер» и зенитной ракетной системой С-400 «Триумф»? «Искандер» планировалось поставить на вооружение в 2003 году… в 2004-м… в 2005-м… в 2006-м… к январю 2007-го… И вот в конце февраля — свершилось: в Северо-Кавказском военном округе сформирован первый дивизион, вооружённый ОТРК «Искандер». То же самое — с «Триумфом». План поставок этой системы в войска передвигали с 2003 года… Теперь обещают к июню 2007 года поставить на боевое дежурство два дивизиона «Триумфов» в подмосковной Электростали…

Что получил флот? Только что, в марте, спущена на воду дизельная подлодка «Санкт-Петербург» (заложены ещё две). Построены атомная субмарина (шесть строятся), сторожевик «Татарстан», от которого отказалась Индия, малый артиллерийский корабль «Астрахань», сторожевик «Стерегущий», несколько катеров — и всё. А на корабельные кладбища за это время ушло намного больше…

К 2015 году Вооружённые Силы РФ должны получить новые и модернизированные танки для 45 батальонов, более 4100 новых и модернизированных боевых машин пехоты и десанта, свыше 3000 бронетранспортёров, 60 «Искандеров», 18 дивизионов С-400, 116 новых и 408 модернизированных комплексов фронтовой авиации, 156 новых и 372 модернизированных боевых вертолётов, 34 новых и 159 модернизированных комплексов дальней авиации. В состав ВМФ страны должны войти две атомные и четыре дизельные субмарины, 12 надводных кораблей и пять катеров.
Юрий Гладкевич, «Интерфакс-АВН» (Агентство военных новостей), специально для РЖ


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru