Русская линия
Русская линия30.03.2007 

Успокоительное для тверского кочетковца
Реплика РАЦИРС по поводу текста В. Лавренева «Тверская епархиальная соборность: от невероятного к очевидному»

«Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды».
(I Ин. 1, 8−9)

Всякая истерика всегда бесплодна. Это хорошо известно клиницистам, в этом дано убедиться всем, кто имеет несчастье иметь в близком окружении нервную дамочку, склонную к истерическим припадкам. И уж тем более бесполезно пытаться подвергать любой продукт очередного истерического срыва анализу с помощью доводов рассудка. Ибо истерика по определению алогична и иррациональна. К тому же медицина сулит неутешительный прогноз, поскольку невротичность и психопатичность, в случае, когда они выступают базовыми чертами личности, с трудом поддаются коррекции, угрожая в будущем новыми припадками. А свойства патологического кверулянта лишь усугубляют эту и без того невеселую картину.

Подобные грустные размышления невольно приходят в голову, когда знакомишься с очередным опусом кочетковского активиста из Твери г-на В.И.Лавренова. Как всякая демонстративная натура, он не довольствуется резонансом местного масштаба на свои заявления, а по мере возможности всячески пытается привлечь как можно более широкое внимание к своим застарелым, беспочвенным, а потому давно набившим оскомину претензиям к местной епархии в лице правящего архиерея, епархиального совета и руководства епархиального миссионерского отдела. Понимая, что собственных сил для провоцирования очередной бури в стакане воды ему явно не хватает, г-н Лавренов бывает рад случаю привлечь к своим перманентно длящимся нападкам на епархиальное священноначалие кого-нибудь из иногородних записных сторонников кочетковцев, время от времени бросающих камешки в огород тверской епархии.

Особенно порадовала нашего незадачливого сочинителя возможность обратиться 21 марта с. г. со своими навязчивыми идеями к граду и миру с интернетовской страницы Свято-Филаретовского института (напомним неискушенному читателю, что этот созданный группой кочетковцев негосударственный вуз не входит и в систему учебных заведений Русской Православной Церкви Московского Патриархата).

Не скроем, что ответить по существу на опубликованный там в рубрике «Новости» материал г-на Лавренова довольно затруднительно. Причина одна — эмоции так захлестывают нервничающего автора, что он на протяжении все трех с небольшим страниц компьютерного текста целиком подчиняет им свой разум, предпочитая конкретным, но не достаточно выразительным для него фактам захлебывающуюся риторику грозных инвектив по адресу епархии. Отвечать эмоциями на эмоции негоже. Поэтому попытаемся все же вникнуть в смысл того, что стоит за бушующим произведением г-на Лавренова.

Сухая конкретика предыстории его выступления такова. Вот уже не один год г-н Лавренов не на жизнь, а на смерть стоит за оправдание незаконной с точки зрения канонического права деятельности созданного в Твери без благословения правящего архиерея так называемого «православного братства» из числа последователей заштатного московского священника Георгия Кочеткова. Это самочинное «братство» время от времени заявляет о себе различными акциями — то книгу, посвященную своей собственной истории издаст, то проведет в местных библиотеке или университете «круглый стол» или другое мероприятие. Будь это просто инициативой группы граждан, это, несомненно, осталось бы их личным делом. Но вся беда в том, что г-ну Лавренову мало выступить от себя и своих присных, ему страшно хочется, чтобы все это происходило под грифом именно нелегитимного с церковной точки зрения «православного братства».

Стоит ли удивляться, что такого рода инициативы не могли не вызвать справедливого недоумения епархиального священноначалия. Позади остались неоднократные увещания г-на Лавренова со стороны правящего архиерея, открытое письмо председателя миссионерского отдела, в котором детально и аргументировано, с многочисленными ссылками на такие нормы действующего канонического права, как Апостольские правила, правила Вселенских соборов, Устав Русской Православной Церкви, разъяснялись неправомочность организации и деятельности «братства» и несостоятельность попыток г-на Лавренова выступить в его защиту.

Ни одно из этих увещаний и обращений не вразумило г-на Лавренова и не снизило его «обличительного» пыла, который бушует и на страницах его последнего опуса. Некоторые моменты в нем достойны, однако, специального рассмотрения. Утративший способность воспринимать весомые аргументы, автор компенсирует это лихими упражнениями в неаргументированных заявлениях, отличающихся, тем не менее, предельной категоричностью.

Остановимся на некоторых из них. Как, например, понять тезис г-на Лавренова о «государстве, которое взяло на себя „заботу“ о единстве церкви»?! Думается, что заинтригованные читатели были бы признательны автору, если бы он указал, в какой форме и в лице какого своего института российская государственность проявила заботу о церковном единстве.

Впрочем, безудержно размахивая шашкой налево и направо в азарте словесных баталий, г-н Лавренов раздает всем сестрам по серьгам, не жалуя при этом особенно ни саму Церковь, ни само государство. Для последнего у него нашлось только горькое пророчество: «…государство, не подчиненное обществу, рано или поздно обманет и церковь (так у автора. — А. Д., Л. С.), и само общество». Но и Церковь не мила душе автора: «…именно церковная организация осталась заповедником самого худшего, что было в советской системе». Церковь, по его определению, «подверглась коррозии и покрылась плесенью» и есть ныне «организационная структура, впитавшая в себя запахи партийных кабинетов и конспиративных квартир КГБ».

Стоит ли после подобных заявлений удивляться той патологической неприязни, которую г-н Лавренов испытывает к любой церковной структуре, будь то миссионерский отдел или епархиальный совет. Для последнего он потрудился изобрести труднопроизносимое сложносокращенное словечко «епсовет», столь часто употребляемое им в тексте, что остается предположить, что этот сомнительный неологизм глубоко услаждает невзыскательный вкус нашего автора.

Что касается самого важного, то г-н Лавренов предпочитает пребывать в дремучем непонимании сути искусственно созданного и раздуваемого им конфликта. Сам автор не скрывает, что речь идет о том, что «тысячи людей», прошедших катехизацию по-кочетковски, стали, по его словам, «не просто прихожанами храмов в своих епархиях, а ответственными и активными членами церкви». Сразу возникает вопрос, что лежит в основе разделения г-ном Лавреновым мирян на две категории — «просто прихожан» и «ответственных и активных членов церкви»?

В нашем понимании каждый мирянин по мере своих сил не только посещает храмовые богослужения, исповедуется и причащается Святых Даров, но и принимает самое разнообразное участие в приходской и епархиальной жизни (воскресные школы для детей и взрослых, паломнические поездки, крестные ходы, регулярные общие приходские и епархиальные общие собрания духовенства и мирян, воскресные чтения, фестивали духовных песнопений, православные молодежные клубы, детские библейские олимпиады, выступления в православной печати и пр.). Что выступает критерием «ответственности» и «активности» членов Церкви, по Лавренову, остается только догадываться, но, судя по всему, лидирующими качествами здесь будут преданность своему предводителю и заведомая оппозиционность священноначалию.

Если вернуться от разговора о предпринятом г-ном Лавреновым искусственном разделении мирян к сути вопроса, то неужели всякому мало-мальски грамотному человеку не ясно, что катехизация, как и все иные формы духовного окормления прихожан той или иной епархии священником другой епархии (в данном случае Московской), грубо противоречат 15 Апостольскому правилу. Лавренову и иже с ним необходимо вначале добиться предусмотренным церковными канонами путем изменения норм действующего церковного Устава, а заодно и тех апостольских, соборных и святоотеческих правил, которые не вписываются в угодную последователям священника Георгия Кочеткова схему церковной жизни. Пока этого не произошло, все словопрения останутся бесплодными и лишенными смысла.

Конечно, движимые любовью к ближнему, мы могли бы дать добрый совет г-ну Лавренову — не упорствовать в своей гордыне, принести смиренное покаяние и влиться в существующую полнокровную приходскую жизнь, не внося в нее раздоров и разделений. Только вот есть серьезные опасения, будет ли услышан этот совет — ведь слишком глубокие корни пустила смута в душах людей, прошедших катехизацию по-кочетковски.
Президент РАЦИРС
профессор А. Л. Дворкин

Ответственный секретарь РАЦИРС
священник Лев Семенов,
кандидат исторических наук, доцент

29 марта 2007 г.
г. Москва

http://rusk.ru/st.php?idar=111417

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru