Русская линия
Русская линия Юрий Кищук14.03.2007 

Свет Евангелия в «стране утренней свежести»
К 110-летию со дня основания Русской духовной миссии в Корее

После Воскресения Господь являлся несколько раз своим ученикам, избирая при этом местом встречи окрестности Галилеи. Может быть, проведя большую часть времени Своего общественного служения именно в тех местах Христос не хотел оставить и после своего Воскресения эту страну.

Одно из явлений Господа в Галилее было на море Тивериадском, в то время когда Его ученики ловили рыбу. Другое не менее важное явление Воскресшего Спасителя ученикам в Галилее произошло на одной из Галилейских гор. Вот как об этом событии повествует Святой Евангелист Матфей: «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». (Мф. 28:16−20)

С тех пор прошло уже много лет, но до сих пор не прекращается миссионерская деятельность Церкви среди ещё не просвещённых Светом Христовой Истины народов. От апостолов к первым епископам и от них далее, не истощаясь, передается в таинстве священства благодать, которая Спасителем нашим была дарована апостолам. Вместе с этой благодатью передается из века в век и повеление Господне, данное апостолам научить и утвердить народы земли в Евангельской вере.

За свою многовековую историю Русская Православная Церковь знает нимало имен миссионеров-подвижников, чей подвиг останется примером для многих следующих поколений христиан. Всем нам известны имена Святителя Макария Невского, Святителя Николая Японского, Преподобного Германа Аляскинского; известны в большей мере, наверное, потому что все эти миссионеры-просветители прославлены нашей Церковью в лике святых. Но сколько ещё до сего времени осталось для нас неизвестных имен и жизненных подвигов служителей Церкви все свои силы употребивших на распространение Евангельской проповеди в отдалённых странах и материках.

Корея… Энциклопедический словарь нам сразу же сообщит о том, что это не очень-то далёкая от нас страна в Восточной Азии, расположенная в основном на Корейском полуострове, на прилегающей материковой части и островах. На востоке омывается Японским морем (в Корее оно называется Восточным), на западе Жёлтым морем, на юге Корейский пролив отделяет Корею от Японии.

Когда-то это было одно целостное государство, хотя и маленькое, слабое во всех отношениях, испытывавшее на себе постоянное давление соседних Китая и Японии. Именно в то время и зародились отношения между Российской Империей, стоявшей на пути интенсивного капиталистического развития, и маленькой Кореей.

Впоследствии для России отношения с Кореей имели два очень важных исторических последствия. Во-первых, установление общих границ между Россией и Кореей в середине XIX века и активные контакты между двумя странами вызвали интенсивную корейскую иммиграцию в Россию и, таким образом, появление в ней еще одной национальности, численность которой к концу XX века достигла 450 тысяч. Второе историческое последствие установления и последующей интенсификации российско-корейских отношений состоит в том, что, по мнению большинства историков, борьба между Россией и Японией за сферы влияния в Корее явилась одной из причин русско-японской войны 1904−1905 годов.

Обычно, хотя и не всегда, в учебниках по истории для характеристики российско-корейских отношений середины XIX — начала XX столетий приводится как значимое последствие лишь второй, описанный нами факт. Ну, дело не в том, что приводится одно из двух, а в том, что замалчивается третье очень важное последствие российско-корейских отношений.

В то время, как к началу XX века позиции России в Корее начали в целом ослабевать, в 1900 году в Сеуле была открыта Российская Духовная Миссия. Ее история оказалась не столь краткой, как история экономического, политического или военного проникновения России в Корею. Даже после революции 1917 года, после того, как в сентябре 1925 года старое российское Генеральное консульство было закрыто и его сменило Генеральное консульство СССР, Духовная Миссия не прекратила своего существования, посеяв пусть незначительные, но стойкие ростки православия, которое живо в Республике Корея и по сей день.

Решение об открытии Миссии было принято в 1897 году во время стремительного усиления российского влияния в Корее. Сначала разрешение дал лично Император Николай II, после чего 2−4 июля 1897 года Святейшим Синодом был издан указ за N 2195, предписывавший открыть в Сеуле православную миссию в составе трех человек: архимандрита Амвросия (Гудко), иеродиакона Николая (Алексеева) и псаломщика А. Красина.

В начале 1898 г. члены миссии отбыли из России к месту своего назначения. На постройку в Сеуле церкви и дома для причта было ассигновано из казны 25 тысяч рублей. Но правительство, выделив эту сумму, признавало, что она весьма незначительна даже для начала, особенно в сравнении с положением инославных миссий, действовавших в Корее. Поэтому архимандрит Амвросий, накануне отъезда из России, через церковную печать обратился к русским христианам с просьбой о пожертвованиях на дело православной проповеди в Корее.

Признавая заслуги католических миссионеров, которые к тому времени обратили в христианство свыше 30 тысяч корейцев, о. Амвросий свидетельствовал о том, что «вся остальная масса народа, числом свыше 13 миллионов душ, продолжает пребывать в вере Будды, Конфуция и в грубых формах идолопоклонства». «Пусть никого не смущает то обстоятельство, что мы просим пожертвований, еще не прибыв в Корею и не начав дела, — продолжал о. Амвросий, — ибо ожидающие нас там нужды нам и здесь известны, а затем ведь и для начала дела нужны средства и большие средства».

И снова начальнику миссии приходилось обращаться к опыту инославных проповедников, подвизавшихся в Корее. «Католические миссионеры располагают многими сотнями тысяч; нам необходимы по крайней мере десятки, чтобы можно было в десятки лет потверже поставить то дело, из-за которого они хлопочут вот уже более сотни годов», — отмечал о. Амвросий.

У начальника Русской Духовной миссии были большие планы. По прибытии в Сеул архимандрит Амвросий намеревался приступить к возведению церкви. «Первый православный храм в Корее мы намерены строить во имя Святителя и Чудотворца Николая, да будет он сильным хранителем в морях, вокруг Кореи, плавающих и в волнах язычества погибающих, — писал о. Амвросий. — Этого храма давно уже с нетерпением ждет проживающая там наша русская колония (всего около 100 человек), которая до сих пор мучилась там без церкви и священника. Благолепие этого храма должно бы сколько-нибудь соответствовать величию того угодника Божия, во имя которого он имеет быть построен, и имя которого хорошо известно, вероятно, даже корейским язычникам».

Заканчивая свое обращение к благочестивым читателям, о. Амвросий приводил адреса, по которым можно было высылать пожертвования на нужды православной миссии: в Санкт-Петербурге — в Хозяйственное управление при Святейшем Синоде, в канцелярию Санкт-Петербургского митрополита, священнику Александру Васильеву (наб. р. Фонтанки, 154); в Москве: в Синодальную контору, в редакцию «Московских ведомостей», настоятелю Покровского монастыря архимандриту Амфилохию, в канцелярию Миссионерского общества (Сретенка, дом Спасской церкви); в Киеве — отцу наместнику Свято-Успенской лавры.

Но на первых порах в деятельности миссии встретились большие трудности. Дело в том, что в эти годы русское влияние в Корее стало уменьшаться, уступая место японскому. И в то время, как члены миссии приближались к месту своего служения, в Корее произошел ряд политических событий, неблагоприятных для России. В силу этих обстоятельств русские подданные, жившие в Корее, стали уезжать из этой страны. Финансовый советник, дирекция и служащие русско-корейского банка также покинули Сеул. По предложению российского поверенного в делах в Корее, члены Русской Духовной миссии должны были на время поселиться в Уссурийском крае, в ожидании более благоприятных обстоятельств.

Архимандрит Амвросий поселился на некоторое время в г. Новокиевске, но вскоре был отозван в европейскую часть России, где получил новое назначение. Псаломщик Красин временно поступил на государственную службу, и только иеродиакон Николай продолжал терпеливо ждать перемены к лучшему. Наконец в начале 1899 г. корейское правительство разрешило иеродиакону Николаю обосноваться в Сеуле. Прибыв в столицу Кореи, о. Николай устроился при Русской дипломатической миссии и, в ожидании приезда из России своих будущих соработников, стал присматриваться к корейцам и наставлять их истинам православной веры.

Указом Святейшего Синода от 7 сентября 1899 г. начальником Русской Духовной миссии был назначен архимандрит Хрисанф (Щетковский), выпускник Казанской Духовной академии, в течение пяти лет трудившийся миссионером среди донских калмыков.

Несколько лет проведенных о. Хрисанфом в Корее стали временем становления миссии. Архим. Хрисанфом была проделана огромная работа по организации школ, началу перевода Священного Писания и богослужебных текстов. Он переводит на корейский язык «Краткий молитвослов», краткое изложение веры и выдержки из «Простых речей о великих делах Божьих» преосвященного Макария Томского.

Трудами о. Хрисанфа был воздвигнут первый в Корее православный храм. В Москве специально по заказу миссии были отлиты колокола. 17 апреля 1903 г. состоялось торжественное освящение храма в честь святителя и чудотворца Николая. Были выстроены дом для миссионеров, колокольня, дом для переводчиков, здание школы с комнатами для преподавателей и подсобные помещения. Корейской миссии большую поддержку оказал протоиерей Иоанн Кронштадтский, поддерживавший с о. Хрисанфом тесные связи. В знак своего благословения новому очагу Православия о. Иоанн прислал свое праздничное золотого цвета облачение, которое до сих пор хранится в Сеуле, в церкви прп. Максима Грека как драгоценная реликвия.

Благодаря трудам о. Хрисанфа молодая православная община в Сеуле зажила полнокровной жизнью. Архим. Хрисанф предпринимает трудную миссионерскую поездку через всю страну, изучает жизнь и быт корейского народа, много проповедует, беседует с местным населением. За время миссионерской деятельности архимандрита Хрисанфа были крещены только 14 корейцев, но эта небольшая цифра — пример серьезной пастырской работы архимандрита Хрисанфа. «Если бы мы стремились побольше накрестить, то за три года своего существования в Корее мы могли бы накрестить десятки тысяч, ибо желающих принять „русскую веру“ являлось очень много. Но по тщательным справкам и строгому испытанию всегда оказывалось, что… забота у них не о спасении души, а в том, чтобы приобрести в лице миссионера защитника для своих незаконных действий в отношении своих ближних или начальства… Все, приходившие к нам за получением крещения с нечистыми побуждениями, предсказывали нам, что если мы не будем делать так, как делают инославные миссионеры, то у нас не будет ни одного христианина, и я выражал им полную готовность лучше не иметь ни одного христианина, чем иметь много и вести их к погибели» (Еп.Хрисанф. Из писем корейского миссионера. с.6−7).

Неутомимая проповедническая деятельность, пастырский подвиг милосердия и сострадания простым людям стяжали архим. Хрисанфу огромную любовь местного населения. В свою очередь ревностный миссионер горячо и искренно любил свою паству. «Надежда хоть чего-либо добиться заставляет нас жить и при такой обстановке. Уж больно хорошие люди, и жалко их оставлять. Есть у нас здесь всякого сорта прихожане, кроме чиновников, и земледельцы (большинство), и мастеровые, и купцы, и просто рабочие — всего наберется человек тридцать. Один, например, есть купец, как и полагается купцу, — очень толстый господин, благодушнейшее существо; я им часто любуюсь… Есть один старец лет шестидесяти пяти — добрейшей души человек, и много, много таких… Конечно, есть и у них пороки, и не мало; но что же мы бы и делали, если бы к нам все шли беспорочные; наше дело в том и состоит, чтобы очищать их от пороков и воспитывать в добре».

Уже через год после начала деятельности миссии обер-прокурор Св. Синода К.П. Победоносцев написал в своем отчете за 1900 г.: «Успех Православной миссии в Корее ныне можно считать вполне обеспеченным».

Однако политические события развивались в неблагоприятном для миссии направлении. В то время, как архим. Хрисанф выезжает в Россию для принятия епископского посвящения, начинается Русско-Японская война. Деятельность миссии сворачивается, имущество опечатывается, школы закрываются. С горечью пережил еп. Хрисанф разорение своего детища. Оставшись в России в качестве епископа Елисаветградского, викария Херсонской епархии, он умер через год после хиротонии, в 1906 году, прожив всего 37 лет…

В ноябре 1906 года Корея была вынуждена подписать договор признания над собой японского протектората. Император Коджон безуспешно пытался призвать на свою сторону иностранных государственных деятелей во время Гаагской мирной конференции в 1907 году. В ответ на это проявление неповиновения японцы вынудили Коджона отречься от престола в пользу его сына Сунджона.

Новый период в истории Русской миссии в Сеуле наступил после нормализации отношений между Россией и Японией. Достойным преемником о. Хрисанфа стал архимандрит Павел (Ивановский). С четырьмя помощниками, прибывшими вместе с ним из России в Сеул, он энергично трудился на миссионерском поприще.

За 6 лет своего пребывания в Корее широко развернул проповедническую деятельность и создал 5 миссионерских станов, 7 школ на 220 мест для корейских детей, а также ряд молитвенных домов. Ему удалось построить церковноприходскую школу даже во Владивостоке, где, как известно, с давних времен жили выходцы из Кореи. Значительное внимание архимандрит Павел уделял переводу на корейский язык.

В 1912 г. архимандрит Павел был отозван в Россию и возведен в сан епископа Никольско-Уссурийского. Период руководства архимандрита Павла корейской миссией стал самым ярким во всей ее истории до начала Второй мировой войны.

С 1912 г. по 1914 г. русской православной духовной миссией в Корее управлял архимандрит Иринарх (Шемановский), с 1914 г. по 1917 г. игумен Владимир (Скрижалин), с 1917 г. по 1927 г. иеромонах Палладий (Селецкий), архимандрит Феодосий (Перевалов).

После революции 1917 г. Миссия осталась без средств к существованию. Чтобы не прерывать предпринятой деятельности предстоятель её принужден был сам изыскивать средства и поддерживать учреждение.

Кроме Сеула Миссия имела пять миссионерских станов или, вернее, приходов в провинции, с небольшим числом христиан корейцев. При каждом из станов был молитвенный дом-фанза и небольшой клочок земли. Станы до 1918 г. обслуживались священником, псаломщиком и пятью катехизаторами корейцами. В 1918 г., когда иссякли все средства к существованию, служащие станов прекратили свою деятельность и селения остались без руководителей. После 1918 г. роль катехизаторов исполняли местные старожилы-корейцы.

С 1927 г. после отъезда Начальника Миссии Архимандрита Феодосия в Японию деятельность Миссии фактически прекратилась.

В 1930 г. управление Корейской Православной Миссией взял на себя архиепископ (впоследствии митрополит) Японский Сергий (Тихомиров, + 1945 г.). Также на севере Кореи трудились миссионеры из Харбина. Мирянин Павел Афанасьев за два года, с 1931 по 1933, обратил в православие 450 корейцев, живших в Пхеньяне. В 1936 г. митрополит Сергий направил в Сеул иеромонаха Поликарпа (Приймака, 1912−1989 гг.). Архимандрит Поликарп окормлял православных верующих Корейского полуострова до середины 1949 г., когда его миссионерская деятельность была прервана незаконным арестом и высылкой за пределы Кореи.

С этого момента окормлением общины занимались иностранные миссионеры. Юридически Миссия уже не была в подчинении Русской Православной Церкви. После архимандрита Поликарпа, начальником миссии был о. Алексей (Ким Ли Хан), которого рукоположил епископ Японский Вениамин (Басалыгин). О. Алексей управлял Миссией до 50 года, в войну он был переселен на север Кореи. После Корейской войны 1950−1953 гг. Корея была разделена на два государства по 38-й параллели.

Во время Корейской войны 1950−1953 гг. с войсками ООН прибыл в Корею и православный священник греческой Церкви, Андреос (Халкиополос).

Съезд корейских православных христиан, состоявшийся 25 декабря 1955 г., принял решение присоединиться к Константинопольскому Патриархату в лице Греческой архиепископии в Америке.

С середины 1950-х годов основную тяжесть приходской деятельности в Сеуле нес священник-кореец Борис Мун, отдавший миссионерскому делу 21 год своей жизни. И только спустя два десятилетия православная миссия в Южной Корее активизировала свою деятельность благодаря трудам новых пастырей, прибывших сюда из Греции. В настоящее время в миссионерском центре Сеула имеется храм в честь Успения Богоматери. Уже в течение ряда лет выходит православный еженедельник «Ио Бо». В 1968 г. для маленьких православных корейцев было построено здание воскресной школы, которую посещает около 500 детей. В распоряжении молодежи имеется летний лагерь «Фавор», где юноши и девушки, а также дети проводят каникулы.1982 г. был отмечен двумя новыми событиями в жизни корейских христиан. Был освящен новый храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы во втором по величине городе страны — Пусане, а также начала работу духовная семинария в Сеуле; ее первыми воспитанниками стали 12 человек. Лучшие из них могут продолжать образование на богословском факультете Афинского университета. Несколько выпускников семинарии проходили стажировку в СПбДА. Работа духовной семинарии в Сеуле проходит в тесном контакте с Ассоциацией православной молодежи Кореи. Активисты этой организации проводят тематические встречи, лекции, ведут работу с детьми. Одна из главных задач Ассоциации — проведение миссионерских рейдов в школах, институтах, домах престарелых, приютах и на предприятиях. Корейская Православная миссия поддерживает братские контакты с поместными православными и другими христианскими церквами. Весьма символично, что в 1990 г. верующие Кореи собрали 1,5 млн. долларов для выпуска значительного тиража Библии на русском языке в рамках проекта гуманитарной помощи нашей стране.

В1993 году на корейскую кафедру был поставлен архимандрит Сатириус, который служит в Корее с 1975 года. В июне 2004 он был возведен в сан митрополита.

С сентября 2000 года благословением Высокопреосвященнейшего Кирилла, Митрополита Смоленского и Калининградского, председателя Отдела Внешних Церковных Связей Московского Патриархата, окормлением российской общины в Сеуле занимается священнослужитель Русской Православной Церкви, иеромонах Феофан (Ким). 16 мая 2001 года иеромонах Феофан ходатайством Председателя Отдела Внешних Церковных Связей митрополита Смоленского и Калиниградского Кирилла награжден правом ношения наперсного креста. 6 июня 2006 г. по случаю празднования 60-летнего юбилея ОВЦС МП митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом иеромонах Феофан возведен в сан игумена.

6 мая 2006 года игумену Феофану было присвоено звание «Почетного гражданина Сеула».

В нынешнем 2007 году исполняется 110 лет со дня основания Русской духовной миссии в Корее, пускай же не угасает и на корейской земле свет христианской веры полученный нами от Господа нашего Иисуса Христа.
Юрий Кищук, Декан Карагандинского филиала Миссионерско-богословского факультета Алматинского Епархиального Духовного училища

http://rusk.ru/st.php?idar=111357

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru