Русская линия
Русская линия Игорь Алексеев13.03.2007 

«Отстаивайте Россию»!
Первый Волжско-Камский Областной патриотический съезд (Казань, 21 — 25 ноября 1908 г.)

НА ПУТИ К СЪЕЗДУ

Идея проведения в Казани (превратившейся после революционной смуты 1905 — 1907 гг. в один из крупнейших провинциальных центров черносотенного движения) представительного право-монархического форума была озвучена и получила одобрение ещё на Третьем Всероссийском съезде Русских Людей, проходившем в октябре 1906 г. в Киеве. Именно тогда Казань (наряду с Нижним Новгородом) была намечена в качестве «запасного"места созыва следующего общероссийского черносотенного съезда. Как говорилось в изданном организационной комиссией Третьего Всероссийского съезда Русских Людей отчёте о его работе, 7 октября 1906 г. было принято постановление, предписывающее «четвёртый Всероссийский Съезд назначить на конец декабря сего 1906 г. в Иваново-Вознесенске, при чём иметь ввиду также Нижний Новгород и Казань». [1]

Но, как хорошо известно, окончательный выбор оказался не пользу всех этих городов, чем была нарушена очень важная территориально-политическая последовательность. «Три съезда, — писал в своей книге „Чёрная сотня“ историк А.Д.Степанов, — проходилипо очереди в трёх столицах: Петербурге, Москве и Киеве. Четвёртый было решено провести в декабре 1906 года в Иваново-Вознесенске (запасной вариант Казань или Нижний Новгород). Однако в эти сроки очередной съезд не состоялся, помешала выборная кампания в Государственную Думу. А в январе 1907 года Главная Управа Объединённого Русского Народа решила провести Четвёртый Съезд в Москве — из-за того, что в Иваново-Вознесенске не оказалось подходящих условий для приёма и размещения делегатов. О Казани и о Нижнем уже не вспомнили. Так, увы, была сорвана грандиозная пропагандистская акция под условным названием „Чёрная сотня шагает по России“, которая должна была наглядно продемонстрировать, что чёрная сотня — это и есть сам Русский Народ. И трудно теперь решить, что было причиной этого: объективные ли, материальные ли трудности или амбиции руководителей московских монархических союзов, желавших показать свои достижения». [2]

В результате Четвёртый Всероссийский съезд Объединённого Русского Народа прошёл в конце апреля — начале мая следующего 1907 г. в Москве, а Казань (наравне с Нижним Новгородом) автоматически отошла «в тень». Между тем, надежду на проведение у себя крупного (и, как сейчас принято говорить, «резонансного»)политического мероприятия местные правые монархисты не утратили. Своеобразным залогом этому служил особый историко-политический статус Казани, бывшей в своё время столицей могущественного татарского ханства, покорённой русским царём Иваном IVГрозным, а затем — в эпоху «Смутного времени» — превратившейся в один из главных центров патриотического движения за освобождение страны от иноземных захватчиков. Очевидно, что всероссийский черносотенный съезд, созванныйв самом «сердце» древнего инородческого края, прославленного явлением чудотворного Казанского образа Божьей Матери, именами священномученикаПатриарха Московского и всея Руси Гермогена, местоблюстителя Патриаршего Престола, второго митрополита Казанского и Свияжского Ефрема (помазавшего на царство первого царя из Дома Романовых — Михаила Фёдоровича) и многих других, обязательно приобрёл бы особое, «знаковое» звучание.

Однако вскоре стало очевидно, что неблагоприятное развитие событий, как в общероссийском, так и в местном право-монархическом движении, не позволяют Казани претендовать на проведение общеимперского форума. В итоге родилась идея собрать съезд делегатов черносотенных организаций обширного Волжско-Камского региона, пригласив на негоизвестных деятелей из Санкт-Петербурга, Москвы и других крупных центров право-монархического движения. Но в силу целого ряда обстоятельств объективного и субъективного свойства и эта задача оказалась для казанских черносотенцев слишком сложной и трудновыполнимой уже на организационно-подготовительной стадии. Тем не менее, начатое дело всё же было доведено до конца.

Основная трудность заключалась в том, что вынашивание съездовских планов происходило на фоне резкого противостояния в санкт-петербургском и московском черносотенном руководстве, а также — во многом напоминавшего его противостояния между сторонниками председателя Совета Казанского «Царско-Народного Русского Общества"(КЦНРО) профессора Императорского Казанского Университета (ИКУ) В.Ф.Залеского, являвшегося одновременно председателем Совета Казанского Губернского отдела „Союза Русского Народа“ (КГО СРН), и председателя Совета Казанского отдела"Русского Собрания» (КОРС) А.Т.Соловьёва, возглавлявшего «Объединённые монархические общества и союзы при Казанском отделе «Русского Собрания».Причём, и в последнем случае «камнем преткновения» послужила фигура председателя Главного Совета СРН А.И.Дубровина, в качестве противника которого зарекомендовал себя главный инициатор и проводник идеи созыва Первого Волжско-Камского Областного патриотического съезда (ПВКОПС) профессор В.Ф.Залеский. А.Т.Соловьёв же со своими единомышленниками решительно оградил сторону А.И.Дубровина, что во многом и предопределило дальнейшее центробежное развитие событий.

Непосредственно перед созывом съезда В.Ф.Залеский и руководимые им черносотенные организации пошли нарезкое обострение отношений с А.И.Дубровиным, внешне выглядевшее как демонстративный разрыв. Хотя до сих пор остаётся не совсем ясным: было ли это обострение следствием продуманных действий со стороны В.Ф.Залеского или же непреднамеренным результатом его очередного импульсивного обвинения, с которым он со всей силой обрушился на редактировавшееся А.И.Дубровиным «Русское Знамя».Учитывая содержание данного обвинения и многочисленные «оговорки"В.Ф.Залеского относительно участия в деле председателя Главного Совета СРН, можно предположить, что у казанского профессора просто «накипело на душе», и он, в силу своего взрывного характера, не нашёл достаточно корректной формы для выражения своего возмущения. Впрочем, не исключено, что здесь присутствовали сразу два фактора: и давние антидубровинские настроения лидера КЦНРО и егоискреннее возмущение «газетными безобразиями».

Известно, что в первой половине ноября 1908 г. профессор В.Ф.Залеский отправил А.И.Дубровину телеграмму, в которой в резкой форме осудил помещение в N 250 «РусскогоЗнамени» за 6 ноября 1908 г. статьи под названием «Г. Елатьма 1898 г.», оскорблявшей, по его мнению, религиозные чувства христиан. К сожалению, мне пока не удалось обнаружить полный текст данной телеграммы, но её содержание становится вполне понятным из ответа на таковую председателя Главного Совета СРН и дальнейших высказываний В.Ф.Залеского. Суть обвинений сводилась к тому, что в подвергшемся в указанной статье нападкам на якобы выставленного иудеями для «введения человечества в заблуждение» человека-«приманку"под именем Ейша энциклопедически образованный В.Ф.Залеский моментально распозналсамого Иисуса Христа. Соответственно размещение таковой в «дубровинском"печатном органе было расценено им не иначе, как преднамеренное кощунство.

Ответ на телеграмму последовал незамедлительно. Уже 10 ноября 1908 г. А.И.Дубровин написал и отправил В.Ф.Залескому письмо, в котором назвал телеграмму «грязной филиппикой» против себя. При этом оскорблённый А.И.Дубровин открыто обвинил В.Ф.Залеского втом, что тот действует с подачи его противников, но каких именно не уточнил. «Получил Вашу телеграмму, — писал он, в частности, — и более чем удивлён. Я уже давно слышал о Вашем некорректном ко мне отношении, но не обращал внимания на слухи. Телеграмма эта окончательно меня убедила. Стыдно Вам идти по указке других»."Как Вы могли выступить с грязной филиппикой против меня в Вашей телеграмме, не зная, в чём дело, — возмущался А.И.Дубровин. — В каком кощунстве Вы меня обвиняете, и кто Вам дал на это право. Неужели редактор газеты за то, что не имел времени прочитать от начала до конца N выпускаемый, делает кощунство и заслуживает того громкого порицания и обвинения, которые Вы шлёте мне. Да и есть ли у Вас нравственное основание выступать в роли и прокурора, и судьи. Загляните-ка лучше в Ваше святое святых, и не найдёте ли там чего-либо, с чем нужно считаться всякому человеку".

Кого имел в виду под «другими"председатель Главного Совета СРН, в известном смысле становится понятным из другого послания, написанного, по-видимому, уже после проведения в Москве в сентябре -октябре 1909 г. не признанного «дубровинцами» «Всероссийского Съезда Русских Людей», в котором В.Ф.Залеский принял активное участие. В недатированном и неподписанном письме, принадлежавшем, покосвенным признакам, перу А.И.Дубровина, лидеру КЦНРО объявлялось, в частности, о том, что он «вычеркнут» им из «списка патриотов» и рассматривается теперь как «восторговец», то есть единомышленник «изменника"делу союза «Гапона — Восторгова».

Однако подозрение в том, что тогда за спиной В.Ф.Залеского стоял именно И.И.Восторгов, опровергается письмом последнего, датированным 13 ноября 1908 г. В нём новонаречённый «Гапоном"о. Иоанн, ни больше — ни меньше, уговаривал В.Ф.Залеского не порывать с Главным Советом СРН и А.И.Дубровиным. «Здесь в Петербурге, — писал, в частности, И.И.Восторгов, — распространяются слухи, что Вы и Казанские союзники имеете намерение отделиться от Главного Совета и, подобно Московскому и Харьковскому[отделам], создать свой устав и своё независимое управление. Одновременно уверяют, что Вас инспирирую именно Я, и что я вообще веду игру в том смысле, чтобы всюду насадить автономные Союзы Русского Народа. Вы, конечно, знаете, чтопо отношению ко мне это клевета и что при моём глубоком уважении к Вам, мыкаждый работаем у себя дома и настолько завален[ы]трудом, что у нас нет времени даже переписываться с друзьями. Это только и служит причиною, почему, в частности, и между нами доселе не было переписки. Немне Вам давать советы, но поделиться опытом с друзьями и единомышленниками идолг велит.

Если у Вас нет замысла отделиться от Главн.[ого] Совета, то постарайтесь рассеять неосновательные подозрения и напишите в этом смысле письмо Александру Ивановичу Дубровину.

Если же есть такой замысел, то примите во внимание наш опыт в Москве: очень это трудно, очень опасно, скажу прямо — нежелательно. Если у нас это вышло, то лично я ведом был прямо насильственно на этот шаг, как на верёвке".

Весьма сомнительно и то, что в роли «искусителя» профессора В.Ф.Залеского выступал В.М.Пуришкевич, так как только месяц до того в КЦНРО произошёл раскол, инициатором которого явился бывший член его Совета учитель П.Ф.Мойкин, уведомивший 8октября 1908 г. Казанского губернатора М.В.Стрижевского в том, что открылись, во-первых, «Казанский Русский Народный Союз имени Михаила Архангела"и, во-вторых, «Суконно-Слободский» отдел КЦНРО (при этом взаявлении об их открытии фигурировала лишь одна фамилия — самого П.Ф.Мойкина). Нопопытка расколоть КЦНРО и создать за счёт этого членскую базу для новой организации закончилась неудачей. Оперативно собравшийся Совет КЦНРО уже 20октября 1908 г. закрыл самозваный «Суконно-Слободской» отдел, какоткрытый без его ведома. П.Ф.Мойкину, известному своим неукоснительным следованием директивам В.М.Пуришкевича, оставалось довольствоваться малочисленной Казанской Палатой «Русского Народного Союза имени Михаила Архангела» (РНСМА), председателем которой они стал.

СКАНДАЛЬНАЯ ПРЕЛЮДИЯ

Свои претензии к «РусскомуЗнамени» В.Ф.Залеский публично изложил 16 ноября 1908 г. на «соединённом собрании монархических организаций г.[орода] Казани», представлявшем собой, по сути дела, объединённое совещание руководимых им КЦНРОи КГО СРН по вопросу о подготовке грядущего съезда. Как явствует из заметки онём, опубликованной на третий день — 18 ноября — в газете «КазанскийТелеграф», после сделанного им доклада о «текущих делах» КЦНРО В.Ф.Залеский"доложил собранию о предстоящем монархическом съезде, который откроется21-го с.[его] нояб.[ря] в Дворянском Собрании". «Известие о съезде, — сообщалось далее, — было встречено громом аплодисментов». После В.Ф.Залеского речь держали ещёнесколько ораторов, темы выступлений которых в той или иной мере предвосхитили проблемы, ставшие предметом занятий будущего патриотического съезда.

Так, взявший слово после лидера КЦНРО представитель «Казанского Общества Русской Монархической Молодёжи» (КОРММ) Н.В.Сергиевич «коснулся больного вопроса нашей действительности — жидовского гнёта», резюмировав своё выступление четверостишием:

«Нет на свете той затеи,

Нет той отрасли труда,

Где на каждой русской шее

Не сидело бы жида!"

Ему вторил рабочий Н.Ф.Сурьянинов, который «в своей небольшой, но характерной речи» призвал «к бойкоту жидовской коммерции», подчеркнув, что это — «единственное средство, действительное против жидов». Весьма эмоциональным оказалось и выступление гостя собрания — члена Тифлисского отделаСРН И.П.Щеблыкина [3]. «Ужасом веяло от его речи, — сообщал «Казанский Телеграф». — Передав привет русским казанцам от тифлисских союзников, он начал говорить о кавказских делах.

Перед собранием замелькали цифры смерти: «150 членов союза рус.[ского]нар.[ода] казнено жидами террористами в Тифлисе за 3 года». [4]

Оратор почти рыдал.

«Ранили мою старуху мать»! [5]

На одного члена г.[осподина] Перушкина за год были 27 покушений… оторвало руку…размозжена нога…

И после этого наместник гр.[аф] [И.И.]Воронцов-Дашков пишет: «на Кавказеспокойно».

«Да, там спокойно, как на Шипке на картине [В.В.]Верещагина [6]», закончил оратор.

Потрясённое докладом собрание, как один человек, поднялось и почтило этим память убитых страдальцев-героев".

И только после этого, когда собрание оказалось в значительной мере «разогрето», оно «приступилок главному вопросу: о напечатании в газете „Русское Знамя“ кощунственной статьи». Любопытно, что «Казанский Телеграф» воспроизвёл сделанный по этому поводу В.Ф.Залеским доклад «почти целиком со стенограммы». Принимая во внимание серьёзность предъявленных им печатному органу Главного Совета СРН обвинений и слабую изученность данного эпизода истории черносотенного движения, воспроизвожу его здесь полностью.

«М.м.[илостивые] г. г.[оспода]! Уже не первый раз в центральном органе Союза Рус.[ского] Народа «Русском Знамени"появлялись статьи, которые наводили на мысль, что в редакции творится что-тостранное. Не хочу этим сказать, что д[окто]р[А.И.]Дубровин стал ренегатом, но, конечно, потому, что он не понял смысла некоторых статей, присланных в редакцию и, не поняв смысла, не посоветовался с людьми более понимающим[и]. [7] В «Р.[усском] Зн.[амени]» появились такие статьи, которые ещё никогда ни в какой русской печати не появлялись.Напр.[имер], в N от 4-го октября с.[его] г.[ода]появилась статья «Между строками истории», где автор, нечаянно или нарочно, играет совершенно некстати словом «агнец». А это слово ведь означает собою «Тело Господа Нашего Иисуса Христа».Слово «агнец» здесь неудобно. Господь наш не кровь в мир вносит, амир душевный, всеобщий. И редактор сознал это, извинившись за «напечатаниепо недосмотру» этой статьи в N от 1 ноября.

Но это ещё ягодки, а цветочки — впереди. [8]

В N 250 от 6 — XI появилась статья подзаглавием «Елатьма. 1898 г.».

Меня сразу поразила причтении этой статьи какая-то не то туманность, не то недосказанность, но, прочтя внимательнее, я п[о]нял соль (с жаром). Эта статья — насмешка над русскими людьми!

Эта статья — величайшее кощунство, какое может быть, господа!

Я сделаю выдержки из этой статьи. Автор Г. П.Б., говоря о жидовстве и его плутнях, говорит: «в каждой, вновь затеваемой, плутне жидовской всегда на видное место ставился какой-нибудь человеколюбец с возвышенными стремлениями и благими пожеланиями мира и благоволения человечеству, и всё это выдвигается напоказ с кровью и так иногда поднимается высоко, что человеколюбец, одетый в белые исветлые одежды, бывает видим и почитаем многими народами на далёком пространстве места и времени.

Этот человеколюбец непользуется почитанием со стороны жидовства и т. д.".

Теперь перейду дальше и возьму ещё кое-что из статьи: (голоса: слушайте!) «Такова была роль Ейши…"и т.д.

«Молись всегда, православный, Богу и прославляй имя Божие. Особенно молись в первый день недели. В первый день недели делись с бедными и т. д.»

Процитировав статью, проф.[ессор] [В.Ф.]Залесский продолжает:

— «Что, господа, хорошая статья? (голоса: хорошая! верно написано!) Хорошая? Нет — статья эта ужасная. Вы знаете, о чём тут говорится? Вы знаете, кто это Ейша. О Господе Иисусе говорится и о его учении. Иисус Христос по-еврейски называется Ейша…Вот, что эта статья. И это написал кощунственный писатель, а [А.И.]Дубровинна печатал!

Итак, нам говорят, чтороль Иисуса была ролью… Можно ли говорить об этом спокойно? Я не могу.

Около 2-х тысяч лет разносится «хороше[е] известие». Что это такое?

У нас 1908 г., т. е. около2-х тысяч лет от Рождества Христова, а «хорошее известие» по-гречески- евангелие.

Вот о чём говорят здесь!

Не поразило ли вас, господа, что здесь и дальше, когда говорится о том, что должен делать православный, не употреблено ни слова «христианин», ни слова «Воскресение».

Здесь я вижу исполнение предсказания об антихристе: «будет христианство без Христа!».

Нет, господа, мы ненавидим, и заслуженно, жидов, но, хотя Матерь Божия и была из колена Давида, а значит и Великий Сын Её тоже, мы не дадим, мы не можем дать на поругание Господа Нашего под видом поругания жидов.

А вот ещё… что такое «новожидовство»?

Этим именем учёные Запада называли и называют христианство.

Вот смысл этой статьи.

И этого, воля ваша, потерпеть нельзя.

Надо дать отпор.

В заключение оратор, ещё раз высказав убеждение в невиновности идейной д[окто]ра[А.И.]Дубровина, сказал:

«Главное зло этой статьи в том, что она показывает присутствие злого духа в чьём-то лице у нас, на верху, в редакции, и нам нужно настоять на выяснении этого злого духа!"(Гром аплодисментов)».

Однако после такого разноса убедить собравшихся в «идейной невиновности» председателя Главного Совета СРН было уже невозможно, хотя несколько ораторов, выступавших после В.Ф.Залеского, и «просили не быть очень жестокими и простить д[окто]ра [А.И.]Дубровина за его невольное зло». Точку в дискуссии поставил некий студент «К.», который «настаивал на категорическом требовании д[окто]ру [А.И.]Дубровину:или уйти от редакторства, или думать о том, что печатать можно и что нет»."Собрание приняло речь студ.[ента]аплодисментами, — сообщал «Казанский Телеграф», — а т.[ак] к.[ак] и проф.[ессор] [В.Ф.]Залесский предложил резолюцию согласно желанию собрания, онаи была принята".

В итоге 16 ноября 1908 г. общее собрание КЦНРО и КГО СРН адресовало А.И.Дубровину «открытое письмо"соответствующего порицательного содержания, что в условиях, скорее всего, уже известной В.Ф.Залескому гневной реакции председателя Главного Совета СРН означало полный сознательный разрыв с последним. Не мог, естественно, лидер КЦНРО не понимать и того, сколь серьёзный и в известной степени «долгоиграющий"[9] удар был нанесён им политическому авторитету А.И.Дубровина у провинциальных"союзников». Вместе с тем, В.Ф.Залеский (по-видимому, для того, чтобы формально соблюсти приличия) направил ему приглашение на грядущий съезд, но, вполне понятно, в Казань А.И.Дубровин так и не прибыл.

Одновременно приглашения были направлены и многим известным черносотенным лидерам из других губерний, вчисле которых был целый ряд ярых «дубровинцев» и не менее ярых противников председателя Главного Совета СРН. Своих же «дубровинцев» -в лице сторонников А.Т.Соловьёва — В.Ф.Залеский решительно отстранил от участияв съезде, чем, если и не ополовинил представительство на нём право-монархических организаций Казанской губернии, то уж точно сократилего минимум на треть. Поводом для этого стал спор о нормах представительстве на ПКВОПС контролировавшихся А.Т.Соловьёвым местных черносотенных организаций и отделов СРН, переросший затем в обвинения «соловьёвцев» в расколе и попытке сорвать съезд. Очевидно, что А.Т.Соловьёв был сильно недоволен ходом подготовки ПКВОПС и предпринимал со своей стороны все возможные шаги для того, чтобы повлиять как на таковую, так и на сам ход съезда, для чего в дальнейшем организовал даже несколько «параллельных» заседаний «Объединённых монархических обществ и союзов при Казанском отделе «Русского Собрания».Известно, что «письмо [В.Ф.]Залесского о том, что «Русское Собрание» и другие организации не могут быть допущены на съезд», былозаслушано на заседании Совета КОРС ещё 5 ноября 1908 г. При этом реакцией на него стало постановление «сообщить о некорректности деятельности[В.Ф.]Залесского» СРН, РС и почётному председателю ПВКОПС князю А.Г.Щербатову.

Незадолго до открытия ПКВОПС- 18 ноября 1908 г. — в «Казанском Телеграфе» появилось короткое объявление весьма «прозрачного» содержания: «Председатель русского собрания предлагает на время съезда, с 20-го ноября, всем членам ипредседателям отделов союза русского народа, основанным русским собранием, бесплатно квартиру и полное содержание в доме общества трезвости». В дальнейшем, как признавал сам В.Ф.Залеский, «человек 30, если не более, крестьян», действительно, «имели даровой обед и ужин в чайной общества трезвости на Булаке». Ни к каким нежелательным политическим эксцессам на самом съезде это не привело. Однако В.Ф.Залеский не преминул в заявлении на имя Казанского губернатора М.В.Стрижевского от 28 января 1909 г. заметить, что «предоставление квартиры приезжим крестьянам, людям состоятельным, членам Союза Русского Народа, явившимся на Съезд», несомненно, «не есть акт благотворительности, а приём партийной борьбы: [А.Т.]Соловьёв желал «сорвать"Съезд».

После съезда противостояние В.Ф.Залеского иА.Т.Соловьёва, являвшееся до того «секретом Полишинеля», окончательно переросло в открытую и бескомпромиссную войну. Причём, обе стороны сами шли на конфликт, по очереди меняясь ролями поверженных жертв и торжествующих триумфаторов. Умело отодвинутый В.Ф.Залеским на «второй план"А.Т.Соловьёв, сразу же после окончания ПВКОПС «организовал» документпод названием «Открытое письмо В.Ф.Залесскому. От всех Монархических организаций и обществ, объединённых при Казанском отделе Русского Собрания», в котором подверг резкой критике содержание и антидубровинскую направленность «открытого письма» общего собрания КЦНРО и КГО СРН по поводу публикаций в «Русском Знамени». При этом, обращаясь лично к В.Ф.Залескому, А.Т.Соловьёв попытался поставить под сомнение его научный авторитет, разразившись для «затравки» богословскими рассуждениями. «В статье, между прочим, — информировал А.Т.Соловьёв профессора В.Ф.Залеского, — говорится о Ейше, человеке приманке, выставленном иудеями для введения человечества в заблуждение и причинения неисчислимого вреда. Имя «Ейша», как указывается в вашем письме, в языках семитических и тюркских, — произносится и иначе, именно: «Гайша», «Гайса», «Иешуа» и значит ничто иное как «Иисус». Откуда же видно, что в статье будто бы говорится об Иисусе Христе, нашем Господе? Во все времена до близких к Рождеству Христову имя Иисус было общеупотребительным у иудеев и это видно из библии.

На каком основании заключать, что здесь именно под именем Ейша сокрыто имя Иисуса Христа? В статье говорится: «При Ейше жидовствопод видом хорошего известия, — или, как вы переиначиваете это выражение словом „Евангелие“, — понесло на мир людской семена страшных и ужасных религиозных раздоров». Разве здесь говорится о Св.[ятом]Евангелии? Разве оно было «жидовством» когда-нибудь распространяемо? Разве оно сеет семена страшных и ужасных религиозных раздоров. Благоволите сопоставить эти вопросы, можно ли по ним судить, что имя Ейши, в обсуждаемой статье, скрывает собою имя Иисуса Христа. Указание ваше на то, что в девяти заключительных положениях статьи, представляющих собою нечто вроде заповедей, ни разу не упоминается имя Христа, — поменьшей мере странно, так как вам, человеку высокообразованному и христианину, не может не быть известным, что в десяти заповедях Закона Божия совсем не упоминается имени Иисуса Христа. Вы указываете, что воскресный день не назван в статье своим именем, то есть, вероятно, воскресеньем, — неужели же вам неизвестно, что в церковных Богослужебных книгах день этот именуется «днём недели»?"

Однако, как отмечал далее сам А.Т.Соловьёв, целью его «открытого письма» к В.Ф.Залескому было отнюдь не проведение богословского диспута. «Позвольте вас спросить: — обращался он к своему обидчику, — какая цель имелась у вас ввиду, издавая письмо это особой брошюрой и раздавая его всем — кому угодно — именно в день открытия Съезда в Казани истинно русских людей, объединившихся в Монархические общества?

Разве мы не вправе сказать, что всё это сделано затем, чтобы возможно громче объявить всем, кому надо и кому не надо, об невнимательности почётного действительного председателя Союза Русского Народа. Ведь вы, как именующий себя председателем Казанского Губернского отдела Союза Русского Народа, не нашли нужным озаботиться о том, чтобы прибыл на Съезд председатель этого Союза, да ещё приняли энергичные меры к тому, чтобы имя его в глазах Монархистов, насколько позволяют обстоятельства, затушевать". Открыто оценив действия В.Ф.Залеского как целенаправленную и вполне осознанную попытку внесения раскола в местное право-монархическое движение, руководитель КОРС в назидательном тоне вынес ему обидный нравственный «выговор», который привёл лидера КЦНРО в негодование и вызвал в нём решимость так наказать своенравного «обидчика», чтобы философствующему типографу не повадно больше было ставить под сомнение научную репутацию профессора энциклопедии права.

Для начала он разразился похожего рода печатным «монологом"под названием «По поводу одного «Открытого письма», которое, чтовесьма показательно, начиналось со следующего словесного пассажа: «Некто г.[осподин] А. Соловьёв, — писал В.Ф.Залеский, — обратился ко мнес целым рядом вопросов в виде открытого письма.

Я не удостоил бы его ответом, если бы письмо обращено было ко мне как к частному лицу; но так как оно касается моей деятельности в роли председателя Царско-Народного Общества и Казанского Губернского Отдела Союза Русского Народа, то я считаю долгом своим перед названными Обществами дать ответ". Далее он по пунктам ответил практически на все «вопросы» А.Т.Соловьёва, заявив, в частности, что А.И.Дубровину «было послано официальное приглашение на съезд за подписью всех членов Учредительного Наряда Съезда, в том числе и моей, и к приглашению был приложен билет почётного члена Съезда (почтовая квитанция 12 октября 1908 года, N 579)». Поповоду «богословских» рассуждений руководителя КОРС В.Ф.Залеский едко заметил, что, прочитав их, «можно лишь пожалеть тех лиц, которым пришлось затратить время и деньги на образование г[осподи]на А.[Т.]Соловьёва, так как это время и деньги очевидно пропали даром».Последний «вопрос» А.Т.Соловьёва, на который удосужился ответить В.Ф.Залеский, касался выяснения причин, по которым «некоторые Казанские монархические организации были лишены права представительства на Съезде».Причём, здесь лидер КЦНРО оказался не оригинален: «Отвечаю, — писал он, -причина была указана г-ну А. Соловьёву официальным письмом. Если он не понял, я поясню одним словом — за раскол».

Вместе с тем, оценка «телодвижений"А.Т.Соловьёва в качестве действий, направленных на срыв съезда, была, по моему мнению, либо ошибочной, либо откровенно надуманной. Сегодня весьма трудно понять логику действий В.Ф.Залеского, хотя лично я склонен думать, что виной тому были, в первую очередь, тяжёлый характер казанского профессора и его неумение прощать обидчиков: будь то главный «союзник» империи, или недавний политический соратник, с которым он долгое время служил в одном университете. Следствием этого, а также других — менее значительных -обстоятельств, стал отказ, под разными предлогами, от участия в нём многих из приглашённых черносотенных лидеров и, соответственно, резкое снижение представительного ценза делегатов съезда.

НЕ ДОБРАВШИЕСЯ ГОСТИ

К 16 ноября 1908 г. былоуже известно, что на ПКВОПС не смогут прибыть представители Астрахани и Перми. «Насъезд, — сообщалось, в частности, в заметке «Казанского Телеграфа» о «соединённом собрании монархических организаций г.[орода] Казани"16 ноября 1908 г., — приезжают в качестве почётных гостей известные деятели и из столиц, напр.[имер]: князь [А.Г.]Щербатов, прис.[яжный] пов.[еренный] [А.С.]Шмаков, г.[осподин] [В.В.]Казаринов, г.[осподин] [Л.Н.]Бобров и др.[угие]. Вообще жебудут представители со всего волжского бассейна, кроме Перми и Астрахани, которые отказались в виду дальности пути и трудности сообщения».

Мне, к сожалению, не известно, в чём состояла действительная причина неприбытия делегатов из Перми, но то, что руководитель одной из наиболее близких к КЦНРО «Астраханской Народной Монархической Партии» (АНМП) [10] Н.Н.Тиханович-Савицкий не смог добраться до Казани отнюдь не по причине плохого состояния транспортных коммуникаций становится очевидным из его письма от 18 октября 1908 г., сохранившегося в архивеВ.Ф.Залеского. Как из него явствует, Н.Н.Тиханович-Савицкий находился тогда в состоянии судебной тяжбы в связи с активно «пробиваемыми» им, фактически в одиночку, изменениями основных государственных законов Российской империи, которые он требовал привести в соответствие сконсервативно-монархическим принципом. Сетуя не только на председателя Совета министров П.А.Столыпина и идеологов «Союза 17 Октября», но и на А.И.Дубровина (опасавшегося, по словам Н.Н.Тихановича-Савицкого, «что, как бы не сказали, что мы идём против Государя»), лидер астраханских черносотенцев писал В.Ф.Залескому: «Если монархисты не поднимут этого вопроса, то конституционная петля затянется на России безусловно; об этом постараются октябристы со [П.А.]Столыпиным».

Данный судебный эпизод, известный исследователям черносотенного движения, был связан с конфискацией опубликованной Н.Н.Тихановичем-Савицким в издававшейся и редактировавшейся имже газете «Русская Правда» статьи «Преступлениеили оплошность?» и ряда других материалов. Однако мало кому известно, что руководитель АНМП шёл на этот конфликт с властями намеренно. Направив В.Ф.Залескому посылкой бандероли «на имя архиереев и отделов Союза [Русского Народа]» с конфискованным N 33 за1908 г. «Русской Правды», а также приложением к нему под названием «Можно ли исполнять верноподданническую присягу?», со своей знаменитой брошюрой «Новый Основной Закон и Царские манифесты» (которую, по словам Н.Н.Тихановича-Савицкого, А.И.Дубровин не желал печатать в «Русском Знамени»), и другими материалами, он просил «опустить их в почтовый ящик», так как таковые «в Астрахани бы забрали». «Я взял на себя почин, — разъяснял Н.Н.Тиханович-Савицкий, — и, рискуя сесть в тюрьму, подвёл нарочно под конфискацию три номера „Русской Правды“ со статьями, касающимися изменений Н.[ового] О.[сновного] Зак.[она]и, в связи с этим, исполнения верноподданнической присяги, с тем, чтобы дело это довести до Сената и заставить его по вопросам этим высказаться».

«Изверясь в [А.И.]Дубровине и в Главном Совете, — добавлял руководитель АНМП, — который в тяжёлые минуты оставил без поддержки даже сильных монархических деятелей, я решил, что более обращаться к ним за помощью не следует». Одновременно Н.Н.Тиханович-Савицкий просил В.Ф.Залеского, «зная нашу единомышленность», поднять на ПВКОПС — при поддержке князя А.Г.Щербатова — вопрос об изменении Осн.[овного] Зак.[она]", полагая, что для этого подойдёт первый вопрос съезда — «Самодержавие». «Доложите съезду, -подчёркивал он, — каким притеснениям подвергаются люди, отстаивающие права Государя, во исполнении верноподданнической присяги».В дальнейшем — в приветственной телеграмме на имя почётного председателя ПВКОПС князя А.Г.Щербатова, оправленной из Астрахани, Н.Н.Тиханович-Савицкий просилего «доложить съезду мой доклад — „Новые основные законы и Царские манифесты“, а также выражал сожаление по поводу своего отсутствия на съезде."Многое хотелось бы сказать. — Писал он, в частности. — Только что осуждён судом за статьи о верноподданнической присяге всвязи с необходимостью изменения новых основных законов. Прокурор настаивал назакрытии „Русской Правды“. Бог уберёг».

Непосредственно перед съездом выяснилось, что помимо астраханцев и пермяков, на нём не будут присутствовать также представители из Царицына. «К сожалению, — писал 21 ноября 1908 г. «КазанскийТелеграф», — на съезд не могли прибыть представители Астраханских монархических организаций и Царицынских. Жаль, главным образом потому, что они могли бы рассказать о горьком житье-бытье русских бедняков в наиболее полонённых евреями пунктах, какими являются Астрахань и Царицын.

Крайне жаль, что на съезд не мог прибыть захворавший испытанный боец за русское дело А.С.Шмаков". Кслову сказать, А.С.Шмаков подтвердил свой «диагноз» в приветственной телеграмме из Москвы на имя профессора В.Ф.Залеского, лаконично объяснив в ней:"Болен. Масса забот. Лишён возможности явиться. Глубоко сожалею. Душевно с Вами. Бью челом съезду, творящему великое служение родине".

Кроме того, известно, чтоне прибыли на съезд, уже будучи избранными его почётными членами, попечитель Казанского учебного округа А.Н.Деревицкий (сославшийся наплохое состояние здоровья), председатель Совета Одесского отдела «СоюзаРусских Людей» (СРЛ) Н.Н.Родзевич, видный деятель московского право-монархического движения, редактор газеты «Московский голос"К.П.Степанов (приславший доклад «О праве челобитных», краткоесообщение о котором сделал на съезде В.Ф.Залеский) и «известныйв узких кругах» чиновник особых поручений Департамента полиции МВДБ.П.Башинский.

Сохранились и тексты приветственных писем и телеграмм в адрес съезда известных деятелей черносотенного движения «из столиц»: архимандрита Макария (в миру — М.В.Гневушева), названного в заголовке опубликованного в «Казанском Телеграфе» приветствияпредседателем «московского союза русских людей», и члена Совета РС Б.В.Никольского, а также — председателя Совета Московского Мининского отдела СРН А.В.Вопилова, товарищей (заместителей) председателя Ростовского-на-Дону отдела СРН и «аграрного идеолога» КЦНРО И.Л.Панфилова (разработавшего вместе с В.Ф.Залеским «общинно-хуторскую"модель землевладения). Известно также, что в ответ на приветствия съезда были получены послания от В.М.Пуришкевича, члена Государственной Думы Н.Д.Сазонова играфа В.Ф.Доррера. Можно предположить, что все они или же некоторые из таковых тоже были приглашены В.Ф.Залеским на ПВКОПС.

Весьма актуальным при этом выглядело пожелание, содержавшееся в приветствии Московского Мининскогоотдела СРН. «Отдел, — говорилось в нём, в частности, — твёрдо верит, что съезд будет стоять на страже нашего союза под руководством главного совета, памятуя, что от разделения, или создания новых союзов, погибнет мощь русского народа, к чему стремятся наши враги явные и тайные». В данной связи особо следует подчеркнуть, что, несмотря на скандальную «антидубровинскую» прелюдию, сам съезд отнюдь не носил соответствующей направленности. Мало того, сохранились свидетельства о присутствии на нём целого ряда сторонниковА.И.Дубровина. Так, например, как явствует из работ историка В.Ю.Рылова, участие в работе ПВКОПС приняли два известных воронежских черносотенных лидера «дубровинской» ориентации — председатель Совета Воронежского отдела СРН Р.М.Карцев и секретарь того же отдела, директор Воронежского технического железнодорожного училища Н.Н.Пантелеевский (хотялично я не нашёл упоминаний о них в известных мне источниках). На съезде был замечен также тогдашний товарищ (заместитель) председателя Совета КОРСР.В.Ризположенский, всегда, впрочем, имевший своё особое мнение по целому ряду принципиальных вопросов и не выражавший уже к тому времени общей позиции «соловьёвцев».

СЪЕЗДОВСКАЯ СТАТИСТИКА

Имеющаяся сегодня в моём распоряжении информация даёт возможность в значительной мере восстановить картину съезда, однако считаться полной она, к сожалению, ещё далеко не может. За последние полтора десятилетия мне удалось выявить три достаточно обширных описательных источника, имеющих непосредственное отношение к работе съезда, к коим относятся: во-первых, опубликованная в харьковском журнале «МирныйТруд» (а затем — изданная «отдельным оттиском» в 1909 г. в Харькове) статья-отчёт «Первый Волжско-Камский Областной патриотический съезд в Казани 21 — 25 Ноября 1908 г.», во-вторых, собранные в деле N 126за 1908 г. Казанского губернского жандармского управления (КГЖУ) [11]оперативные донесения сотрудников последнего о заседаниях съезда и, в-третьих, объявления и отчёты о работе ПВКОПС, опубликованные в NN 4712 — 4716 (за 21 -27 ноября 1908 г.) газеты «Казанский Телеграф». Авторы всех перечисленных отчётов и статей не указаны, за исключением отдельных публикаций из «КазанскогоТелеграфа», подписанных псевдонимом «Студент».

Междутем, учитывая трепетное отношение профессора В.Ф.Залеского к каждой «бумажке», имевшей отношение не только к деятельности руководимых им право-монархических организаций, но и вообще ко всякому событию, носившему хоть сколь-нибудь заметный «исторический оттенок», можно с высокой степенью вероятности предположить, что он подробно фиксировал все события ПВКОПС и хранил всю его документацию (включая списки делегатов, черновики выступлений и фотографические снимки, прямое указание на один из которых имеется в донесении сотрудника КГЖУ). В хранящемся ныне в Отделе редких рукописей и книг при Научной библиотеке им Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета (ОРРК при НБ КГУ) «Архиве В.Ф.Залеского"(представляющем собой, по сути дела, жалкие остатки такового) уцелела лишь малая часть его предсъездовской переписки со столичными и провинциальными черносотенными руководителями. Очень хочется надеяться, что эти ценные документы не сгинули безвозвратно и ещё пылятся где-нибудь в тёмных уголках казанских или же томских архивов и библиотек, куда они могли быть хотя бы частично вывезены В.Ф.Залеским после оставления им Казани в сентябре 1918 г. и переезда в Томск.

Опираясь на вышеперечисленные источники, а также на целый ряд отрывочных упоминаний осъезде и его участниках в прессе и работах современных историков, я попытался восстановить порядок работы ПКВОПС и списки присутствовавших на нём лиц, сведятаковые — для большего удобства исследователей — в отдельные таблицы.

Согласно опубликованномув журнале «Мирный Труд» отчёту: «Вследствие зимнего временисъезд был сравнительно малолюден: прибыли представители только пятидесяти семисельских отделов [СРН] (в числе 105 уполномоченных) [12] и очень немного представителейиз соседних губерний, как то: председатель Союза Русских Православных Людей в Шуе Владимирской губ.[ернии] М.К.Петров, член Глазовского, Вятской губ.[ернии], Отдела Союза Русского Народа П.В.Огородникови нек.[оторые] др.[угие].

Но зато казанцы присутствовали во множестве". Эта информация совпадает в целом с информацией КГЖУ. По оценкам сотрудника последнего, на съезд «прибыло приглашённых очень мало, сравнительно с тем, что ожидалось», но, несмотря на это, некоторые заседания ПВКОПС «были очень многолюдны».Жандармские информаторы сообщали также, что одних крестьян приехало «до100 — 150 человек».

Самым известным вобщероссийском масштабе право-монархическим деятелем, прибывшим на ПВКОПС, являлся один из отцов-основателей и руководителей СРЛ князь А.Г.Щербатов, избранный почётным председателем съезда. Впрочем, одновременно — за отсутствием остальных столпов черносотенного движения — он оказался на нём единственной столичной знаменитостью, что закономерно привлекло к фигуре князя А.Г.Щербатова повышенное внимание организаторов и участников съезда.

Князь А.Г.ЩербатовВторой выдающейся фигурой, но уже регионального масштаба, являлся сам профессор В.Ф.Залеский, ставший председателем съезда. Его товарищем (заместителем) был товарищ (заместитель) В.Ф.Залеского на постах председателя Совета КЦНРО и председателяСовета КГО СРН, секретарь Казанского Губернского дворянского собранияА.Е.Дубровский. Почётными членами съезда являлись архиепископ Казанский и Свияжский Никанор (в миру — Н.Т.Каменский), епископ Чебоксарский Михаил (в миру — М.А.Богданов), епископ Мамадышский Андрей (в миру — князьА.А.Ухтомский) и другие известные лица, гостями съезда — Казанский губернский тюремный инспектор В.З.Малама, гласный Казанской городской думы Д.И.Образцов, атакже «священники, дворяне, чиновники, купцы и простолюдины».Особо следует отметить присутствие на нём представителей КОРММ во главе с тогдашним председателем его Совета студентом П.Я.Полетикой. При этом подавляющую массу участников съезда, как уже отмечалось выше, составляли представители крестьянского сословия, съехавшиеся в основном из сельских населённых пунктов Казанской губернии. Таким образом, съезд оказался по преимуществу крестьянским, но с очевидным дворянско-священническим руководством.

Из всех лиц, присутствовавших на съезде в качестве почётных членов, делегатов и гостей мне удалось установить 36 человек, список которых — в алфавитном порядке — приводится ниже.

Участники, гости и почётные члены Первого Волжско-Камского Областного патриотического съезда в Казани (21 — 25 ноября1908 г.)

N п/п

ФИО

Род занятий, должность, звание, сословная или социальная принадлежность

1.

Андрей (в миру — князь А.А.Ухтомский)

епископ Мамадышский (почётный член съезда)

2.

Афанасьев

представитель одного из сельских отделов СРН

3.

о. Бетьковский Василий Ефимович

председатель Совета Куюковского отдела СРН (село Куюки Державинской волости Лаишевского уезда Казанской губернии), священник

4.

о. Воронцов Александр Александрович

священник (город Казань)

5.

Галкин-Враской [13] Н.Н.

председатель Судебной Палаты (почётный член съезда)

6.

Ганин (предположительно — Фрол Гордеевич)

председатель Совета Куюковского отдела СРН (село Куюки Столбищенской волости Казанского уезда Казанской губернии)

7.

Гребеньщиков В.С.

товарищ (заместитель) председателя Совета Чебаксинского отдела СРН (село Чебакса Кощаковской волости Казанского уезда Казанской губернии), крестьянин [14]

8.

Дубровин

Представитель «Егорьевского» отдела СРН

9.

Дубровский Алексей Ефимович

товарищ (заместитель) председателя Совета КЦНРО, товарищ (заместитель) председателя Совета КГО СРН, секретарь Казанского Губернского дворянского собрания (товарищ председателя съезда)

10.

Евстифеев [15] Яков Тихонович

председатель Совета Ново-Царёвского («2 общества») отдела СРН (деревня Ново-Царёво Кощаковской волости Казанского уезда Казанской губернии), крестьянин

11.

Жарков С.А.

председатель Совета Чебаксинского отдела СРН (село Чебакса Кощаковской волости Казанского уезда Казанской губернии), крестьянин

12.

Залеский Владислав Францович

председатель Совета КЦНРО, председатель Совета КГО СРН, профессор ИКУ (председатель съезда)

13.

Казин Владимир Николаевич

представитель кружка любителей гимнастики и спорта («атлетического» кружка) «Беркут» при КОРММ, студент ИКУ

14.

Карцев Рафаил Митрофанович [16]

председатель Совета Воронежского отдела СРН

15.

Ковалёв Владимир Владимирович

товарищ (заместитель) председателя кружка любителей гимнастики и спорта («атлетического» кружка) «Беркут» при КОРММ, студент

16.

Маврин Степан Филиппович

член КЦНРО, казанский цеховой

17.

Максимов Пётр Васильевич

член Совета КЦНРО, крестьянин

18.

Малама В.З.

Казанский губернский тюремный инспектор, член Петербургского РС (гость съезда)

19.

Михаил (в миру — М.А.Богданов)

епископ Чебоксарский (почётный член съезда)

20.

о. Мудров

священник

21.

Никанор (в миру — Н.Т.Каменский)

архиепископ Казанский и Свияжский (почётный член съезда)

22.

Образцов Дмитрий Иллариевич

гласный Казанской городской думы, доктор медицины (гость съезда)

23.

Огородников И.В.

член Глазовского отдела СРН (Вятская губерния)

24.

Остроумов А.А.

помощник попечителя Казанского учебного округа (почётный член съезда)

25.

Пантелеевский Николай Никитович [17]

секретарь Воронежского отдела СРН, директор Воронежского технического железнодорожного училища

26.

Петров Михаил Кузьмич

председатель «Союза Русских Православных Людей» в городе Шуя Владимирской губернии [18]

27.

Платонов Александр Иванович

председатель Совета 2-го Чистопольского отдела («председатель Чистопольского уездного отдела») СРН (уездный город Чистополь Казанской губернии)

28.

Полетика Пётр Яковлевич

председатель Совета КОРММ, студент ИКУ

29.

Поляков (предположительно — Иван Гаврилович)

предположительно — председатель Совета Волчьинского отдела СРН (слобода Волчья Кутёминской волости Чистопольского уезда Казанской губернии), «гласный уездного земства», крестьянин

30.

Ребров (предположительно — Андрей)

по одним сведениям — член Совета Черёмуховского отдела СРН (слобода Черёмуховая Ново-Шешминской волости Чистопольского уезда Казанской губернии), по другим — представитель Арского отдела СРН (заштатный город Арск Казанской губернии)

31.

Ризположенский Рафаил Васильевич

товарищ (заместитель) председателя Совета КОРС

32.

Рогожкин С.Н.

председатель Совета второго Изгарского отдела СРН (село Изгар Изгарской волости Чистопольского уезда Казанской губернии), крестьянин

33.

Сурьянинов Н.Ф.

рабочий

34.

о. Толпегин Сергий (Сергей) Леонтьевич

председатель Совета Сюкеевского отдела СРН (село Сюкеево Сюкеевской волости Тетюшского уезда Казанской губернии)

35.

Щёлкин Николай Прокофьевич

председатель Совета Арского отдела СРН (заштатный город Арск Казанской губернии), арский купец

36.

Щербатов Александр Григорьевич, князь

один из основателей и руководителей СРЛ (почётный председатель съезда)

Тем не менее, съезд проходил в очень оживлённом, насыщенном дискуссиями и многолюдном режиме, привлекая к себе внимание многихместных представителей консервативной общественности и православного духовенства. Заседания ПКВОПС имели место в помещениях Казанского губернского дворянского собрания (КГДС) и в просторном манеже Казанского пехотного юнкерского училища (КПЮУ), располагавшегося на территории Казанского Кремля. При этом, несмотря намонархический характер съезда, всё происходившее на нём пристально контролировали сотрудники КГЖУ и полиции, в том числе — сам Казанскийполицмейстер А.И.Васильев, лично присутствовавший на некоторых заседанияхПКВОПС.

Всего из сообщений «Казанского Телеграфа» известноо девяти заседаниях ПВКОПС (первое из которых представляло собой его открытие, а последнее было совмещено с торжественным закрытием съезда). Ещё одним заседанием съезда являлось, по своей сути, так называемое «общее собрание всех Монархических партий Казани», проходившее вечером 23 ноября 1908 г. в манеже КПЮУ при участии более полутора тысяч человек. Учитывая, что в отчёте из журнала «Мирный Труд» оно названо вечерним заседанием 23 ноября 1908 г., его можно смело считать «расширенным» заседанием съезда.

Кроме того, согласно сообщению «Казанского Телеграфа», перед его официальным открытием — 20ноября 1908 г. — в депутатском зале КГДС состоялось «первое собрание уполномоченных, прибывших на областной патриотический съезд», которое былопосвящено «знакомству делегатов друг с другом». На собрании состоялась «беседа», которую вёл князь А.Г.Щербатов (при этом, какписала газета, «живой обмен мнениями вызвал аграрный вопрос»).

В качестве основных ораторов на ПВКОПС выступили князьА.Г.Щербатов и профессор В.Ф.Залеский. На съезде были заслушаны многочисленные доклады, в том числе: председателя Совета отдела СРН в селе Куюки Лаишевского уезда Казанской губернии о. В.Е.Бетьковского «Духовенствои приход», князя А.Г.Щербатова «По вопросу о землеустройстве», «ЗемскийСобор и Государственная Дума», «О денежном обращении», «О государственном обложении», «О хлебной торговле», профессораВ.Ф.Залеского «По университетскому вопросу», «По инородческому вопросу», почётного члена съезда К.П.Степанова «Оправе челобитных» (за отсутствием автора доклада краткое сообщение о его содержании сделал В.Ф.Залеский), председателя Совета КОРММ П.Я.Полетики «О положении правой печати в провинции», а также речи других ораторов, в том числе епископов Андрея (в миру — князя А.А.Ухтомского) и Михаила (в миру -М.А.Богданова), священников А.А.Воронцова и С.Л.Толпегина (председателя Совета отдела СРН в селе Сюкеево Тетюшского уезда Казанской губернии), А.Е.Дубровского, В.В.Ковалёва, П.В.Максимова, Д.И.Образцова, Р.В.Ризположенского и Н.Ф.Сурьянинова.

На заседаниях ПВКОПС были рассмотрены наиболее злободневные для тогдашней России общественно-политические, экономические, социальные, национально-религиозные икультурно-образовательные проблемы. Всего известно о восьми резолюциях съезда (которые воспроизводятся мною ниже из отчёта в «МирномТруде»), а также двух всеподданнейших адресах Императору Николаю II, составленных специальной комиссией в составе девяти человек (А.Г.Щербатов, В.Ф.Залеский, Д.И.Образцов, М.К.Петров, А.Е.Дубровский, В.С.Гребеньщиков, Я.Т.Евстифеев /"Евстафьев"/, А.И.Платонов и Н.П.Щёлкин), и одной всеподданнейшей телеграмме намонаршее имя.

Порядок работы Первого Волжско-КамскогоОбластного патриотического съезда в Казани (21 — 25 ноября 1908 г.)

Дата (день недели)

N п/п заседания

Наименование время проведения заседания

Место проведения заседания (председательствующий), численность участников

Темы основных докладов и выступлений (ФИО докладчиков)

21 ноября (пятница)

1.

открытие съезда — дневное заседание (12.30 или 13.00 — 15.00)

КГДС (князь А.Г.Щербатов)

Приветственные речи (архиепископ Казанский и Свияжский Никанор /в миру — Н.Т.Каменский/, князь А.Г.Щербатов, В.Ф.Залеский)

2.

вечернее заседание (18.00 — около 23.00)

КГДС (В.Ф.Залеский), около 300 человек

1. «Духовенство и приход» [19] (о. В.Е.Бетьковский);

2. «По вопросу о землеустройстве» [20] (князь А.Г.Щербатов); содоклад «Об общинно-хуторском землевладении» (автор — И.Л.Панфилов, зачитан В.Ф.Залеским)

22 ноября (суббота)

3.

утреннее заседание (10.00 — 14.00)

КГДС

1. «По университетскому вопросу» (В.Ф.Залеский);

2. «О народном образовании» (князь А.Г.Щербатов)

4.

вечернее заседание (19.00 — 22.00)

манеж КПЮУ, около 200 человек

1. «Земский Собор и Государственная Дума» [21] (князь А.Г.Щербатов);

2. «О праве челобитных» (доклад К.П.Степанова, доложен в сокращённом виде В.Ф.Залеским)

23 ноября (воскресенье)

5.

дневное («утреннее») заседание (началось в 13.00)

манеж КПЮУ

«О денежном обращении» (князь А.Г.Щербатов)

6.

вечернее — расширенное — заседание (началось в 18.00)

манеж КПЮУ, свыше 1500 человек

1. «По вопросам городского хозяйства (в виду приближающихся городских выборов)» (В.Ф.Залеский);

2. «О современном положении России и задачах съезда» (князь А.Г.Щербатов);

3. «О Казанском городском общественном управлении и его роли в событиях 1905 г.» (Д.И.Образцов);

4. «О русских конституционалистах и жидовской конституции» (С.Л.Толпегин);

5. «О значении и роли духовенства в борьбе с лжеучениями» (о. В.Е.Бетьковский) [22]

24 ноября (понедельник)

7.

утреннее заседание (началось в 10.00)

КГДС

1. «О государственном обложении» (князь А.Г.Щербатов);

2. «О хлебной торговле» (князь А.Г.Щербатов)

8.

вечернее заседание (18.00 — «в десятом часу»)

манеж КПЮУ

«По инородческому вопросу» (В.Ф.Залеский)

25 ноября (вторник)

9.

утреннее заседание (10.00 — 14.10)

КГДС

1. «О сословном строе» (князь А.Г.Щербатов, предваряющую информационную справку дал В.Ф.Залеский);

2. «О государственном управлении и общественной безопасности» [23] (докладчик не установлен)

10.

торжественное закрытие съезда — вечернее заседание (18.00 — 20.30)

манеж КПЮУ, «до 1000 человек»

«О положении правой печати в провинции» (П.Я.Полетика) [24]

ОТКРЫТИЕ СЪЕЗДА

ПКВОПСоткрылся в 12.30 (или, по другим сведениям, «в исходе первого часа дня»)21 ноября 1908 г. в «белой зале» КГДС после торжественного молебна, отслуженного архиепископом Казанским и Свияжским Никанором (в миру — Н.Т.Каменским) «в сослужении с шестью иереями, членами съезда». После его окончания Владыка обратился к присутствующим «с глубоко прочувственным словом», напомнив им о том, «что всякое благое начинание, прежде всего, требуетБожьего благословения».

Напомнив о «старинном лихолетье» и об определяющей роли Поволжья в деле избавления России от иноземных захватчиков, казанский архиерей отметил, что наступило «новое лихолетье, стремящееся ниспровергнуть и эту святую русскую старину, и всю Русь великую и могучую». При этом он неоднократно указывал в своей речи наважность образования «народной партии», мотивируя свою мысль тем, что"в настоящее время революция слишком далеко распространила свои корни, чтовсюду и везде происходят всевозможные беспорядки, мятежи, грабежи и убийства", избавиться от которых возможно лишь посредством всеобщего объединения русского народа.

Но успех в борьбе будет обеспечен, по мнению архиепископа Никанора, лишь тогда, когда «на всех ина всё мы будем взирать во свете Лица Божия», когда «мы, взирая на Бога, увидим, кто враги наши и что они вместе с темвраги Божии». «Тогда, — подчеркнул он, — Бог будет за нас. А когда будетс нами Бог, то кто против нас может стать?

Будем же молиться, чтобыБог открыл нам врагов наших и дал нам силы прогнать их".

Затем, после приложения ккресту и троекратного исполнения народного гимна, покрываемого «единодушным, громогласным «ура!», присутствующие разместились по своим местам (тогда же все они были запечатлены на общую фотографию). Довольно ярко описал этотмомент «Казанский Телеграф»: «В зале наступила полная тишина. Живописная группа крестьян занимает свои места. На председательское место всходит князь А.Г.Щербатов. Его богатырская фигура высоко возвышается над всем собранием. В зале много интеллигентной публики, гости, представители печати, члены местных монархических обществ, Его превосходительство г.[осподин]помощник попечителя учебного округа, профессора».

Почётный председатель съезда объявил съезд открытым, после чего собравшиеся стоя выслушали текст верноподданнической телеграммы Императору Николаю II Александровичу («и вновь могучее"ура» потрясает стены здания"). Однако ответ на это приветствие, судя по всему, пришёл уже после окончания ПКВОПС. Как явствовало из сообщения «КазанскогоТелеграфа» от 3 декабря 1908 г.: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил благодарить членов монархических союзов Волжско-Камского района, собравшихся на областной съезд в гор.[оде] Казани за выраженные, во всеподданнейшей телеграмме от 21 ноября сего года верноподданнические чувства».

Казанское губернскоедворянское собраниеПервым с приветственной речью, названной в «Казанском Телеграфе» «программной», выступил князь А.Г.Щербатов. Судя по эпитетам из различных источников, речьпочётного председателя съезда оказалась пространной, но «превосходной»,"горячей" и «глубоко-содержательной». Помянув, вслед за архиепископом Никанором, о трудных временах в истории России и описав её современное положение, по словам сотрудника КГЖУ, «самыми густыми красками"и в «сильных выражениях», князь А.Г.Щербатов призвал всех кобъединению вокруг православной церкви и к борьбе с врагами. В качестве первой насущнойзадачи, стоящей перед русскими людьми, он назвал воссоздание церковно-приходских организаций, начинать которое «надо с дел приходской благотворительности, а затем постепенно распространять деятельность прихода на все области хозяйственной жизни». «Когда в России будет 40 000 приходских православных братств, -подчеркнул князь А.Г.Щербатов, — никакие враги не будут нам страшны!» Согласно донесению сотрудника КГЖУ, он, помимо прочего, предложил участникам съезда просить Императора Николая II, чтобы тот дал добро «на устройство повсеместно в Империи общин как в церкви, так и вокруг церкви, по примеру церковных общин в древние века христианства».

В качестве второй задачи князьА.Г.Щербатов обозначил «создание национальной русской денежной системы»."Затем, — заявил почётный председатель съезда, — мы должны позаботиться о русской науке. В настоящее время нет в России ни одного русского университета. Надо ходатайствовать, чтобы хоть один университет, Московский, был бы преобразован на исключительно русских началах". Наконец, призвал князь А.Г.Щербатов, «нам нужно создать независимую русскую печать». Приэтом он особо подчеркнул, что добиваться решения поставленных задач следует собственными силами, образно заметив, что: «Те, кто ждёт спасения изПетербурга, похожи на садовника, который думал бы, что усыхающее дерево оживётот листьев. Хороший садовник оживит сперва корни, и от оздоровленных корней уже оправится всё дерево. Не даром Государь Император, утратив надежду в своём правительстве, обращался за поддержкой к русскому народу».

При этом, выступление князя А.Г.Щербатова местами настолько сильно «зашкаливало» в сторону критики властей (особенно московских), что привлекло к себе повышенное внимание жандармского наблюдателя. «Говоря, что спасение Отечества заключается в приходах, а не в деньгах, — передавал мысли А.Г.Щербатова последний, — он указывал на то, что деньги слишком развращают общество; так на народные деньги строят школы, но последние в прошлые годы обратились в очаги революции […, зараза революции проникла даже в низшие школы. Виновниками в последнем деле являются, главным образом, ближайшие власти; „так, напр.[имер], в Московской губернии в одном уезде было постановлено во всех земских школах вывесить портреты Л.[Н.]Толстого, этого еретика и безбожника, имея в виду подействовать на молодое поколение развращающим образом“ /Подл.[инные]сл.[ова] Кн.[язя] [А.Г.]Щербатова/». Тем не менее, несмотря на все «перекосы», речь А.Г.Щербатова оставила в целом положительное впечатление. В завершении своей речи, покрытой «громом рукоплесканий», князь А.Г.Щербатов продекламировал стихотворение «Шапка Мономаха» (автором которого, согласно сообщению «Казанского Телеграфа» являлся поэт-патриотВ.Мятлев).

Своеобразным общим рефреном его выступления и выступлений остальных участников и гостей съезда стали словакнязя, приведённые в «Мирном Труде»: «В Севастополе, — заметилпочётный председатель ПКВОПС, — в память адмирала Корнилова поставлен памятник, на котором начертаны последние слова умирающего адмирала: «Отстаивайте же Севастополь».

Нам же приходится сказатьв настоящее время — отстаивайте Россию!" [25]

Выступивший вслед закнязем А.Г.Щербатовым председатель съезда профессор В.Ф.Залеский говорил, главным образом «о либералах и консерваторах». Причём, несмотря нато, что его речь, посвящённая критике либеральной системы ценностей, носила ярко выраженный концептуальный характер, в терминологическом плане она была вполне доступной для понимания простых крестьян. Подчеркнув, что «само противоречие заключается во всей системе либерализма и в каждом отдельном либеральном принципе», В.Ф.Залеский в простых выражениях показал лицемерный, антихристианский характер современного ему либерализма. При этом некоторые его высказывания весьма актуально звучат и сегодня.

«Посмотрите на все эти пресловутые «свободы», — призывал, в частности, В.Ф.Залеский.

Свобода совести… какгордятся ею г. г.[оспода] либералы! Веруйтево что хотите, поклоняйтесь чему хотите — лесному пеньку, золотому тельцу, самому сатане… но не смейте веровать во Христа! Это не либерально! Во Христа веровать запрещается, и кощунственные шуточки над христианской религией считаются среди г. г.[оспод] либералов признаком хорошего тона.

Либеральное движение сего «свободой совести» есть в сущности ничто иное, как организованная борьба против христианства. Для унижения христианской веры изобретён, между прочим, «высокий» либеральный принцип — отделение Церкви от государства. Применение этого принципа ведёт к тому, что христианская вера лишается покровительства законов. […]

Свобода слова вообще исвобода печатного слова в особенности — самое драгоценное благо г. г.[оспод] либералов. «Долой цензуру!» — их боевой клич.

«Долой цензуру"для нас, либералов. А для наших противников мы сами установим цензуру.

И установили. Всякий помнит, как в 1905 — 1906 году в роли цензоров выступили типографские наборщики. А теперь цензуру приняли на себя книжные магазины — и неугодную либералам книгу вы в книжных магазинах днём с огнём не отыщите… […]

Свобода научного исследования… но об ней лучше не говорить. Свободная критика в либеральном лагере совершенно не допускается и либеральных кумиров, в роде Маркса, Лассаля и других иудейских бездарностей -трогать нельзя. […]

Неприкосновенность личности… казалось бы, убийцам-подстрекателям совсем бы не пристало говорить о неприкосновенности личности! […]

Одним словом — г. г.[оспода] либералы требуют свободы для себя и рабства для других;г.г.[оспода] либералы исповедуют ложь, обман и насилие под именем свободы, разврат под именем естественного состояния и разложенье человеческого общежития под именем свободы".

Помимо этого, на первомзаседании В.Ф.Залеским (по другой информации — А.Е.Дубровским) были оглашены «приветствияот правых деятелей и союзов» (А.Н.Деревицкого, Н.Н.Тихановича-Савицкого, И.Л.Панфилова, А.С.Шмакова, Б.В.Никольского и Б.П.Башинского). Закончилось оно, по обычаю, общей молитвой, а также проводами казанского архиерея, сопровождавшимися пением «Достойно есть…».

ОРГАНИЗАЦИЯ ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКОЙ ЖИЗНИ

Одним из основных вопросов, вынесенных в повестку дня ПВКОПС, стал вопрос об организации церковно-приходской жизни и роли в нём православного духовенства, которому правые монархисты традиционно уделяли повышенное внимание. Начало его обсуждению положил во время своего выступления на первом заседании съезда князьА.Г.Щербатов. Поднятую тему продолжил в своём докладе «Духовенство иприход», сделанном на вечернем заседании съезда 21 ноября 1908 г. председатель Совета Куюковского отдела СРН о. В.Е.Бетьковский. [26]

Сама личность этого черносотенного деятеля, на протяжении многих лет выступавшего с бескомпромиссной критикой тогдашних церковных либералов-«обновленцев», заслуживает, по моему мнению, отдельного разговора. Весьма любопытными для его характеристики являются, к примеру, воспоминания В.Е.Бетьковского о своём отце, который в 1850-е гг. входил в небольшой кружок священников, группировавшихся вокруг известного славянофила И.В.Киреевского, а также о его собственных спорахс братом известного идеолога русского анархизма М.А.Бакунина Н.А.Бакуниным.Позже — на вечернем заседании съезда 23 ноября 1908 г. — о. В.Е.Бетьковский поведал об этих эпизодах из своей биографии собравшимся, заявив, что члены указанного кружка И.В.Киреевского (в том числе и его отец-священник) и были, по сути дела, «первые черносотенцы-пастыри». «Уже в кружке[И.В.]Киреевского, — подчёркивал он, — ясно сознавали ту опасность для православия, которая грозит с Запада. Тогда уже было видно, что наши религиозные руководители начинают поддаваться западному соблазну. Но приснопамятный Московский святитель Филарет умел сдерживать этих прельщённых в нужных границах. Всё-таки черносотенцы готовились к катастрофе.

Жизнь пастырей-черносотенцевбыла тяжела. Их в чём-то заподозревали, в нехорошем. Но народ любил черносотенных своих пастырей и шёл за ними. Я сам пользовался этой любовью. […] Не можем пожаловаться на интеллигенцию. Даже люди с «того берега» относились к нам с уважением". Теперь же, по словам о. В.Е.Бетьковского, всё изменилось, и в России появились священники-нигилисты, священники-крамольники («как то: Гапон, Петров и Архимандрит Михаил»), в скором пришествии которых его убеждал Н.А.Бакунин.

«Восьмидесятилетний старец о. Василий, — сообщалось, в частности, о его докладе „Духовенство и приход“ в „Мирном Труде“, — в горячей и смелой речи, высказал своё глубокое убеждение, что приходская жизнь не возродится у нас, пока не встанут во главе священники, преданные русскому делу. А таких священников, добрых пастырей народа русского — очень мало у нас»! Вслед за этим он выразил резкое порицание действиям православного духовенства, заявив, что в то время, когда волна так называемого «освободительного движения» нахлынула на Россию, пастыри церкви вместо того, чтобы указывать своим прихожанам на неправильность учения революционеров, оставались безучастными зрителями, а некоторые даже выражали сочувствие революционерам. Назвав церковных «обновленцев» предателями, драпирующимися в «разноцветный учёный плащ», сшитый «из обрывков мнений западных учёных», о. В.Е.Бетьковский подчеркнул, что: «Занимая различные должности — пастырей, учителей и т. д., обновленцы превратили школу нашу в зверинец, а для сёл и деревень они хуже морового поветрья: последнее губит тело, а те — тело и душу».

По свидетельству сотрудника КГЖУ, его обличительная речь сильно подействовала на впечатлительных крестьян-черносотенцев, врезультате чего указанному священнику теперь уже самому пришлось спасать «честь рясы». «Во время речи о. [В.Е.]Бетьковского, — доносил жандармский источник, — из публики стали раздаваться голоса не очень лестные по отношению некоторых священников, на что оратор заявил, что […] по пословице „в семье не без урода“. Такие священники встречаются сравнительно редко, а по исключениям нельзя делать общих выводов». Крометого, докладчик «говорил о необходимости образования ссудо-приходских касс», по поводу чего «из толпы публики тихим голосом послышались голоса ропота, но они остались как бы незамеченными».

Одновременно речь о.В.Е.Бетьковского сильно задела и некоторых представителей духовенства, присутствовавших на заседании съезда. В результате, в спровоцированную им дискуссиюо «плохих» и «хороших» пастырях вступил молодой священнико. А.А.Воронцов, указавший в своей «продолжительной, осторожной речи», что «огулом обвинять духовенство нельзя», «и что, по крайнеймере, священнослужители г.[орода] Казани» втрудные годы «были на высоте своего призвания» и всеми силами старались приходить на помощь прихожанам, «как советами, так и делом».

Обратившийсявслед за ним к собравшимся «с весьма поучительной речью» епископ Мамадышский Андрей (в миру — князь А.А.Ухтомский) [27] подчеркнул, что, «если приходская жизнь у нас не существует», то «в этом виноваты мы сами».По свидетельству сотрудника КГЖУ, он «предложил Съезду ходатайствовать отом, чтобы содержание духовных заведений было отнесено на счёт государственный, а деньги, идущие на содержание их в настоящее время, целиком бы поступили вцерковные приходы для устройства церковных общин».

Включившийся в дискуссиюкнязь А.Г.Щербатов напомнил собравшимся о Высочайшем манифесте от 26 февраля 1903 г., в котором Государь Император призвал русских людей «образовывать приходские попечительства» и указал «практические пути и способы к возрождению приходской жизни». «Каждому из нас, — отметил он, -посильно взять на себя почин в этом деле в своём приходе. Достаточно собраться двум-трём прихожанам и ходатайствовать об учреждении попечительства о бедных. Желательно, чтобы попечительство именовалось бы православным братством и чтобыоно ввело у себя устав православных братств Юго-Западного края, где братчики обязаны присутствовать при богослужении, содействуя его благолепию, где покойные братчики поминаются в определённые дни и т. д. Желательно, затем, объединение всех братств России во всероссийском православном братстве Животворящего Креста Господня, которое имело бы своею задачей нравственную и имущественную помощь приходским братствам».

В обсуждении доклада о В.Е.Бетьковского приняли также участие Д.И.Образцов (указавший «на необходимость надлежащего воспитания русских людей с раннего детства»), А.Е.Дубровский (высказавшийся за расширение прав приходских советов), П.В.Максимов (подтвердивший «необходимость самодеятельности приходов»), Н.Ф.Сурьянинов (призвавший «стоять за церковно-приходскую школу») и представители сельских отделов СРНС.А.Жарков, Ф.Г.Ганин, В.С.Гребеньщиков и Афанасьев (подчёркивавшие «несоответственное отношение многих сельских приходских священников к Союзу Русского Наврода», обратившие внимание съезда «на крайнюю неудовлетворительность учительского персонала земских школ, нередко пополняемого элементами политически неблагонадёжными» и настаивавшие «на предпочтительности церковно-приходских школ»).

В принятой по данному вопросу резолюции съезда говорилось: «Признавая необходимым обратить вниманиена русское население России, вынесшее на своих плечах всю тягость государственного строительства, и не позволять разрушать, на радость врагам, бытовых его основ, признать необходимым, согласно Державной Воле Государя Императора, выраженной в Высочайшем манифесте от 26-го февраля 1903 года, обосновать всюжизнь народную, как духовную, так и имущественную, согласно истинно-русскому земскому духу, в Церкви — вокруг Церкви в самостоятельной деятельности православных приходских обществ».

АГРАРНЫЙ ВОПРОС

По причине того, что крестьяне «с мест"представляли подавляющее большинство участников съезда, вопрос этот закономерно оказался на ПКВОПС одним из наиболее важных и дискуссионных. Причём, как и следовало ожидать, его обсуждение касалось, главным образом, проблемы выхода из общины.

Основной доклад — «По вопросу о землеустройстве" — был сделан князем А.Г.Щербатовым на том же вечернем заседании 21 ноября 1908 г. Отметив, что руководящим началом в таковом «должно служить начало государственной пользы» и подчеркнув неприкосновенность права собственности на землю, почётный председатель съезда резонно заметил: «То, чего требуют сторонники принудительного отчуждения, произойдёт само собою приувеличении населения, усиленном приложении труда к земле и увеличении его производительности. При этих условиях ценность земли поднимется и потребуется увеличение средств на её обработку, вследствие чего одному человеку труднее будет управляться с хозяйством, и крупные землевладельцы найдут более выгодным продать часть земли». В доказательство данного утверждения он привёл данные, согласно которым дворянское землевладение за пятьдесят лет «сократилось с 80 миллионов десятин до 50, но число владений возросло с 112 000 до 114 000, причём, средний размер дворянского землевладения уменьшился с 670 дес.[ятин] до 470 дес.[ятин]». В связи с этим князьА.Г.Щербатов заявил, что, если «государственное управление посредством дворянского и крестьянского банка возьмёт распределение продажных земель в своируки», то за десять — пятнадцать лет «оно может вполне перераспределить крупное землевладение между мелкими владельцами».

Подчеркнув, что государственная польза «требует, чтобы по возможности всё население было бы крепко земле», он выступил срезкой критикой планов разрушения общины. «Воздвигаемый в настоящее времяпоход на общину, — передавал слова князя А.Г.Щербатова «Мирный Труд», — это не только поход против известного порядка землевладения, это — разрушение сословного начала в крестьянстве, разложение всего крестьянского быта.

Общинный строй землевладения был тем началом общественности и самоуправления, благодаря которому крестьянство пережило всеневзгоды и все тяготы, сохранив свою самобытность, как основу русской народности". Указав на необходимость сохранения общины, он отметил, что «личная предприимчивость и возможность улучшения своего земельного участка» будутвполне осуществимы, «если, сохраняя общинное землевладение, земля будет разделена подворно в потомственное пользование отдельных семей с правом продажи исключительно в руки своих однообщественников или всего своего сообщества».Одновременно для устранения земельного неустройства, которое проистекало, по мнению князя А.Г.Щербатова, главным образом, от чересполосицы и «отдалённости полей», необходимо было оказать широкое государственное содействие расселению крупных сельских обществ (причём, с желательным установлением «предельных размеров общин не свыше сорока дворов»). По сообщению сотрудника КГЖУ, почётный председатель ПКВОПС предложил участникам съезда «просить, чтобы вопрос, разбираемый в настоящее время в Государственной Думе, о мелкой земельной единице остался бы не решённым, а заменён бы был вопросом об общинном владении землёй, т. е. чтобы земля принадлежала бы общине во главе с местным церковным советом, с выделением участка на каждое лицо отдельно, но без права продажи или заклада этойземли».

Между тем, по информации из того же источника, князьА.Г.Щербатов не преминул обозначить положительные стороны Высочайшего Указа («закона»)от 9 ноября 1906 г. в плане увеличения самостоятельности крестьян, что вызвало возражения и опасения со стороны некоторых крестьян. «Многие, — сообщал сотрудник КГЖУ, — говорили, согласно разъяснению кн.[язя][А.Г.]Щербатова: «Да, этот закон хорош; надо воспользоваться им иприменить его к жизни, но… всё же нельзя ли остаться постарому. Посмотрим сначала, как на этих новых началах закона 9 Ноябрябудут развивать своё земледелие [другие]; если дела пойдут хорошо, то и мы последуем ему, а если нет, то рисковать «в тёмном бору» /слова одного мужичка/ всё же опасно…».

Выступивший вслед за этим профессорВ.Ф.Залеский зачитал присланный съезду «через него» И.Л.Панфиловымдоклад «Об общинно-хуторском землевладении», напомнив собравшимся, что КЦНРО ещё 18 декабря 1905 г. единогласно приняло совместно предложенный имипроект земельной реформы, призванный «на будущее время сохранить общину иодновременно выработать такую новую форму крестьянского землевладения и землепользования, которая соединила бы в себе все достоинства как личного, так и общинного владения землёй, и в тоже время устранила бы их важнейшие недостатки». Такая форма получила у царско-народников название «общинно-хуторской».

Профессор В.Ф.Залеский считал, что своих основных положениях программа КЦНРО почти полностью предвосхитила появление правительственной («столыпинской») программы по аграрному вопросу. Это обстоятельство ещё долгое время оставалось предметом особой гордости царско-народников, лидер которых не преминул даже 10 сентября 1910 г. лично похвастаться перед находившимся в Казани П.А.Столыпиным тем, что КЦНРО «высказалось за хуторское землевладение почти за год до возбуждения этого вопроса правительством». Но имелись и очень важные отличия (прежде всего, касающиеся требования сохранения общины), которые привели в результате к активному противодействию местных властей планам царско-народников по реализации их аграрной программы на территории Казанской губернии.

Суть модели КЦНРО сводилась к тому, что вся земля по-прежнему должна была принадлежать общине, дабы её не могли скупить «крупные фабриканты и землевладельцы», рассчитывавшие на то, что после уничтожения последней миллионы крестьян потеряют, запутавшись в долгах, свою землю и превратятся «в безземельных, дешёвых фабричных рабочих или дешёвых сельско-хозяйственных батраков». Вместе с этим, всю общинную землю предлагалось «раз и навсегда» поделить на наследственные семейные участки, заключающиеся «каждый в одном куске», и расселить на них крестьян («мелкими посёлками» или хуторами). Раздел должен был производиться на добровольной основе по наличному числу мужских и женских душ (по половине надела на каждую). Брачной паре предлагалось предоставить дванадела. Такие хуторские участки должны были находиться в полном «личном владении» домохозяев, передаваться по наследству, а при вымирании семьи — переходить к общине. Те члены последней, которым земли не хватит, могли получитьеё путём многолетнего выкупа через Государственный крестьянский земельный банку ранее указанных категорий собственников или (на добровольной основе, способием от государства) переселиться на «даровые свободные плодородныеказённые земли вне Европейской России».

Не возбранялся и выход из общины, но без земли: наименьший душевой надел (пять десятин в северных губерниях и три десятины — в южных) необходимо было передать ей бесплатно, а стоимость остального община должна была выплатить выходящему деньгами. По сути дела, в программе КЦНРО прежние фискальная и «мировая» функции общины сводились к нулю, а сама она превращалась в своеобразную вечно-наследственную форму крестьянского землевладения, призванную не только сдержать быстрое социальное расслоение деревни, но также остановить парцелляцию земли и её продажу представителям других сословий и национальностей. Правительство же отдавало приоритет частной земельной собственности («личной» собственности иного свойства), разрешив, в соответствии с Именным Высочайшим указом («законом») от15 ноября 1906 г., продажу и залог крестьянских надельных земель.

От своего принципиального требования царско-народники никогда не отказывались, даже будучи вынужденными — в соответствии с «духом времени» — значительно упроститьего «юридическую конструкцию». Например, в вышеозначенной «послесъездовской» беседе с П.А.Столыпиным В.Ф.Залеский утверждал, что та же самая цель могла быбыть достигнута учреждением «крестьянских майоратов», прямой неотчуждаемостью земель или иными путями, получив на это, по сообщению «Казанского Телеграфа», уверения Председателя Совета Министров в том, что: «В настоящее время […] разрабатывается проект нераздробляемых крестьянских участков […, так что правительство озабочено — как видите — интересующим вас вопросом». Второе отличие требований царско-народниковот программы правительства состояло в том, что последнее видело своей главной опорой в деревне «кулака», а КЦНРО делало ставку в основном на «середняка».С разрешением свободной продажи земли, как писала газета царско-народников"Сошники": «Открывается царство объединённых мужика-кулака и богатея, и мужика-пропойцы и хулигана. Эти элементы окровавленными руками станут рвать общину на части и разорвут её очень скоро»! Для того, чтобы подобного не произошло, царско-народники предлагали провести следующее социальное «выравнивание»:при наследовании или дарении земли в одних руках не должно было, по их мнению, сосредотачиваться более двух наделов на душу, что рассматривалось как заслон напути непомерного обогащения одних и полного обнищания других крестьян.

Озвученный В.Ф.Залеским и розданный участникам ПКВОПСдоклад И.Л.Панфилова, в котором была изложена позиция КЦНРО по аграрному вопросу, вкупе с предшествовавшим ему выступлением князя А.Г.Щербатова, вызвалз аметное оживление среди делегатов «с мест». Взявший слово послеВ.Ф.Залеского о. С.Л.Толпегин также высказался за сохранение общины, подчеркнув, что: «Неприкосновенность общинного строя объявлена Высочайшим Манифестом 26 февраля 1903 года». Заявив, что современный поход против общины был объявлен графом С.Ю.Витте, о. С.Л.Толпегин привел примеры того, какв его Тетюшском уезде «правительственные агенты» различными способами убеждают крестьян выделяться из общины. «Несомненно, — говорил он, — что улучшение способов обработки земли необходимо, и, может быть, для сего небесполезно выделение хуторских участков; но не следует забывать, что выселившиеся на хутора будут удалены от храма; что хуторские участки надо огораживать, а у нас в Тетюшском уезде, при безлесии, и хворосту для этого достать негде; что с хуторов затруднительно посылать детей в школу и т. д., ит.д.».

После столь единодушного суждения была принята резолюция соответствующего содержания, которая гласила: «Необходимо закрепить на вечные времена за сельскими обществами надельные их земли с установлением законодательным путём, согласно местным обычаям, порядка пользования землёю отдельными домохозяевами с безусловным воспрещением отчуждать отрубные участки, при выходе домохозяев из общины, иначе как в руки однообщественников по законами установленным ценам.

Необходимо немедленно в самых широких размерах и сощедрою денежною помощью устроить переселение в Закавказье, на Дальний Восток ив Среднюю Азию для охраны и закрепления окраин за Русским Народом.

При добровольных соглашениях о продаже земельных угодий необходимо распределять их посредством дворянского и крестьянского банков, согласно государственной пользе и местным условиям и при возможном облегчении приобретения земли малоземельными крестьянами, между поместным землевладельческим дворянством и земледельческим крестьянством. Государству нужны и сословие земледельческое и сословие служилое, близкое к земле, землевладельческое".

Однако этим обсуждение аграрного вопроса на съезде неограничилось. На второй день — на вечернем заседании съезда 22 ноября 1908 г. -под давлением крестьянского большинства его участники вновь вернулись к прениямпо аграрному вопросу. По сообщению сотрудника КГЖУ, после выступлений князяА.Г.Щербатова, В.Ф.Залеского и Д.И.Образцова на темы, связанные с вопросам созыва Земского Собора и правом челобитных, крестьянские уполномоченные опять начали подавать голос, заявляя, что «они приехали вовсе не для того, чтобы ихкормили кашей», и настаивая, чтобы ораторы перешли к земельному вопросу.

Вновь выступивший по этому поводу о. С.Л.Толпегин «личновысказался за общинное владение и говорил, что и крестьяне Тетюшского уездатого же мнения». «В доказательство, — докладывал сотрудник КГЖУ, — он сообщил, что в их уезде закон 9 Ноября не прививается, несмотря на усилия земских начальников проводить его в силу боязни за свою шкуру. В виду этого они отчасти применяют меры угроз и наказания по отношению тех волостных писарей и старшин, которые ратуют не так усердно в пользу закона 9 Ноября». Практическив тех же (а местами — в ещё более сильных) выражениях воспроизвёл высказыванияо. С.Л.Толпегина и «Казанский Телеграф», добавив, что, по его словам,"выдел из общины" всё равно идёт туго: «Выделяются вдовы, -говорил священник, — инвалиды и вообще люди, желающие смотать землю».

С.Л.Толпегину взялся возражать А.Е.Дубровский, назвавший данный «закон» благим делом и утверждавший, что он «может послужить самым радикальным средством против крестьянской нищеты».Завязавшаяся дискуссия, однако, вновь показала, что подавляющее большинство из присутствующих на заседании «стоит за общину». «Только один крестьянин, — констатировал сотрудник КГЖУ, — сказал, что лучше будет, если все перейдут к владению землёй на праве собственности. Но тут кто-то ему возразил: „Ладно, ты богатый, ты купишь себе больше земли и заживёшь помещиком“. В общем, собрание не пришло ни к какому положительному решению по этому вопросу».

Несмотря на то, что в дальнейшем В.Ф.Залеский неоднократно подчёркивал сходство отстаиваемой им «общинно-хуторской"модели со «столыпинской», агитация за первую привела на практике в Казанской губернии к торможению реализации второй. Как признавал уже после свержения монархии — 20 марта 1917 г. — в своём заявлении в Совет Казанского университета сам В.Ф.Залеский: «Эта резолюция произвела на [Казанского] губернатора[М.В.]Стрижевского впечатление громового удара; при встрече он выразил мне, хотя и в изысканно-любезной форме, явное, однако, неудовольствие: «Послевашего доклада, — говорил он, — выход на хутора в губернии почти совсем прекратился, подумайте, как недоволен будет Пётр Аркадьевич»!

Вскоре после того я узнал, что по распоряжению губернатора [М.В.]Стрижевского полиция отбирала у крестьян розданные на съезде экземпляры доклада [И.Л.]Панфилова".

ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Обсуждению проблем отечественного образования былопосвящено всё утреннее заседание съезда 22 ноября 1908 г. Причём, началось оно с анализа состояния высшей школы, изложенного в докладе профессора В.Ф.Залеского «По университетскому вопросу». Суть его выступления сводилась к тому, «что высшая наша школа служит целям не образования и воспитания, а развращения юношества». При этом «корень зла», помнению профессора В.Ф.Залеского, следовало искать в автономии высших учебных заведений. «Автономия 1905 года, — передавал его слова „Мирный Труд“, — завершила полным успехом давнишние стремления революции захватить высшую школу в свои руки».

При этом В.Ф.Залеский подчеркнул, что за последние двадцать лет преподавательский состав в университетах систематически подбиралсяв соответствии с принципом поддержки «готовящихся к профессорскому званию молодых людей „либерального“ образа мыслей» и возведения всевозможных препятствий на пути инакомыслящих. Та же политика применялась, поего словам, и по отношению к студенчеству. «Под влиянием такой „политики“, — отмечал В.Ф.Залеский, — наука отступала на задний план, и уровень знаний студентов всё понижался и понижался, дойдя, наконец, в 1905 и 1906 годах до нуля. Одновременно в равной мере понижался и уровень преподавательского персонала. Появились „вечные“ приват-доценты, а магистерская степень стала достаточным цензом для получения кафедры — но только, впрочем, гг.[осподами] либералами»! Единственным средством к спасению высшего образования в России и ликвидации господства в нём «иудейско-масонскойклики», председатель съезда провозгласил «немедленное увольнение всех"либеральных», «кадетствующих» профессоров и преподавателей"с соответствующим сокращением вдвое числа университетов.

Второй большой доклад — «О народном образовании» — был сделан князем А.Г.Щербатовым, подчеркнувшим, что таковое должно быть «народным, т. е. патриотичным, от начала и до конца», а также идти в ногу со временем, а именно, «отнюдь не научить лишь читатьи писать, да сообщить элементарные теоретические сведения», но «должнов кратком, сжатом виде и в общедоступном изложении сообщить человеку последнее слово науки в тех областях знания, которые имеют непосредственное отношение к жизни». «Нужно дать народу технические знания и возбудить общественную самодеятельность: — подчеркнул он также, -тогда образование придёт само собой». По убеждению князя А.Г.Щербатова, «распространение народного образования и поднятие народного благосостояния» — это «две стороны одного и того же великого патриотического дела, развития материальных и духовных сил Русского Народа».

Помимо профессора В.Ф.Залеского икнязя А.Г.Щербатова, по вопросам, связанным с отечественным образованием, высказались: о. С.Л.Толпегин (обративший внимание «на невозможную постановку учебного дела в земских школах», где почти совсем не преподаётся Закон Божий, а «красные» учителя и учительницы «разрушают вдетях веру и нравственные понятия»), Д.И.Образцов (подробно остановившийся «на полной беспочвенности, совершенной ненациональности нашего образования»). «Представителисельских отделов — Изгарского [С.Н.]Рогожкин, Чебаксинского [С.А.]Жарков, Егорьевского Дубровин, Арского [Н.П.]Щёлкин, [А.]Ребров и крестьянин — гласный уездного земства [И.Г.]Поляков, — сообщалось также в „Мирном Труде“, -единогласно высказались за предпочтительность церковно-приходских школ перед земскими и горячо настаивали на необходимости широкого развития профессионального образования». Кроме того, по сообщению «КазанскогоТелеграфа», ими же поднимался вопрос о необходимости развития ремесленного образования.

«Принимая во внимание, — говорилось в принятой по данному поводу съездом резолюции, — что современное состояние русских университетов представляется почти совершенно безнадёжным, признать, что никакие мероприятия министерства, никакие изменения устава не воскресят университетов, доколе останется в них противогосударственное профессорское большинство, скрытно, различными ухищрениями, оказывающее сопротивление восстановлению должного порядка. Необходимо устранить от преподавания в учебных заведениях всех лиц, заведомо участвующих в противогосударственной деятельности и проповедующих начала, противные Русской государственности. Временное упразднение их кафедр всё же лучше будет, чем дальнейшее развращение ими молодёжи. Необходимо хотя бы один только Московский университет, находящийся в сердце России, преобразовать коренным образом на началах Исторической Русской Народности, соединив в нём всех верных Русской государственности и русской науке профессоров и учёных».

ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

Вопросу об участии населения в управлении государством было целиком посвящено вечернее заседание ПКВОПС 22 ноября 1908 г., на котором перед участниками съезда вновь выступили князь А.Г.Щербатов и профессор В.Ф.Залеский. При этом первый из них сделал доклад «О Земских Соборах», а второй доложил в сокращённом виде доклад отсутствовавшего на съезде К.П.Степанова"О праве челобитных".

В своём выступлении почётный председатель ПКВОПС подчеркнул, что: «Единственным орудием общения Царя с Народом в важные минуты жизни государственной может быть только Земский Собор». Однако при этом, как сообщалось в «Мирном Труде», он отметил, что мнение о том, что в данном случае предполагается заменить Земским Собором Государственную Думу и Государственный Совет, является глубоко ошибочным. «Выборные учреждения, надлежащим образом переустроенные и, непременно законосовещательные, а не законодательные, — передавал журнал слова князя А.Г.Щербатова, — имеют свой смысл и представляются необходимыми частями государственного механизма, для разработки предположений текущего, так сказать, обыденного законодательства, для рассмотрения сметы государственных доходов и расходов и контроля над исполнением росписи». Но для «выражения мнения народа поважным, существенным вопросам государственной жизни» подобные учреждения, по его мнению, не годятся.

Напомнив собравшимся о порядке созыва Земских Соборов встарь и уровне представительства на них, почётный председатель ПКВОПС призвал к восстановлению таковых для того, чтобы вернуться «к прежнему единению Царя с Народом». «Земский Собор, — подчеркнул князь А.Г.Щербатов, — должен быть учреждением совещательным при самом Государе, созываемым Его Волею в такое время, когда Он признает это нужным. Земский Собор должен состоять только из русских православных людей и выражать мнение народа по определённым, поставленным на его обсуждение вопросам». Одновременно он отметил, что чиновничество не должно иметь доступа на Земский Собор, так как «чиновничество — это болезнь, возникающая при упадке творчества и живой мысли в народе».

При этом в «Казанском Телеграфе» высказывания князя А.Г.Щербатовым были истолкованы под несколько иным углом зрения. «Земскийсобор, — передавала его слова газета, — заменит Думу, но это случится непотому, что этого добивалась „реакция“, а потому, что это заставит сделать сама жизнь, самый ход нашей истории. Учреждение Думы явилось необходимостью, ею думали связать народ с Царём. Но задуманное доброе дело было скверно выполнено. Дума ещё более отдалила народ от Царя и Царя от народа».Впрочем, ниже, со ссылкой на то же самое выступление почётного председателя съезда, разъяснялось, что: «Земский Собор будет изображать из себя временное совещание Царя с народом, единым с ним по вере и происхождению, а Государственная Дума будет действовать как постоянное учреждение, деятельность которого будет направляться Земским Собором. Он укажет вопросы, над которыми должна будет потрудиться Дума, он будет указывать и то направление, в котором Дума должна решить эти вопросы. Земский Собор даст возможность проявить себя и русскому крестьянству, которое ныне заперто». Между тем, как отмечал «Казанский Телеграф», князь А.Г.Щербатов специально оговорился, что его доклад не преследует своей целью возбуждение немедленного ходатайства о созыве Земского Собора.

Весьма любопытное мнение высказал по поводувыступления почётного председателя съезда профессор В.Ф.Залеский, заметивший, что «Земский Собор есть, действительно, венец наших стремлений», но «к созыву его надо постепенно, долгим путём, подготовить народ, создавая — как прекрасно выразился кн.[язь] [А.Г.]Щербатов — русское общественное мнение». «И может быть, — сказал он, — что Десница Божия удержала Государя Императора Александра Александровича в 1881 году от созыва Земского Собора.

Без надлежащей подготовленности народа к столь великому делу, кто знает, не явился ли бы Земский Собор чем-нибудь в роде первой и… второй Государственной Думы".

Вслед за выступлением князя А.Г.Щербатова участники съезда выслушали доклад К.П.Степанова «О праве челобитных», изложенный профессором В.Ф.Залеским, в котором, в частности, подчёркивалось, что жизнь требует «всестороннего развития общественности» и открытия, помимо Государственной Думы, иного пути «к единению Царя с Народом», аименно — единения посредством челобитных. В связи с этим предлагалось «возобновить"челобитные царю, благодаря которым народ в древности стоял к нему «вблизком отношении». Закончив доклад, В.Ф.Залеский добавил от себя, «что, разделяя в полной мере взгляды К.П.Степанова, он полагал бы от возбуждения соответствующего ходатайства в настоящую минуту отказаться и просить исполнить это предполагающийся Всероссийский съезд, так как мнение Всероссийского съезда будет несравненно более авторитетным, чем областного».

Выступление В.Ф.Залеского поддержал Д.И.Образцов, а о.С.Л.Толпегин резонно заметил в связи с этим, что и в случае с введением права челобитных возможны злоупотребления со стороны чиновничества. Кроме того, последний призвал собравшихся, «несмотря на то, что Государственная Дума 13 ноября 1907 года отказалась наименовать Государя Самодержцем», «не взирая на знаменитый «конституционный рубль"и «выходку Думы против Великих Князей», помнить слова Императора Николая II о том, что самодержавие его остаётся таким же, как было встарь, и стоять за него.

В принятой по докладу князя А.Г.Щербатова «О Земских Соборах» резолюции говорилось следующее: «Государем Императором учреждена ввидах упорядочения государственного управления Государственная Дума и преобразован Государственный Совет. Когда успокоятся страсти народные и оба эти учреждения преобразуются согласно Русским народным основам, наглядна будет их польза и необходимость участия в высшем управлении выборныхот Русского Народа, но мы твёрдо верим, что Царское Самодержавие останется нерушимо и неизменно в виде окончательного решения по всем суждениям Государственной Думы и Государственного Совета, хотя бы оно шло в разрез с большинством этих собраний».

Обсуждение вопросов государственно-политического характера было продолжено на утреннем заседании 25 ноября 1908 г. По вопросу «О сословном строе» вновь высказались В.Ф.Залеский и князь А.Г.Щербатов. Первый из них, предварив основной доклад почётного председателя съезда, «привёл краткую историческую справку о возникновении сословий в России, доказывающую, что — в противоположность Западной Европе, где различие между высшими и низшими сословиями произошло из завоевания одними племенами других — у нас в России сословия возникли в среде самого русского населения на почве разделения труда в добывании средств существования и несении государственной службы», благодаря чему «у нас не может быть розни и взаимной ненависти между сословиями, наблюдаемой в Западной Европе».В том же духе был выдержан и основной доклад князя А.Г.Щербатова, который подчеркнул, что «в России сословия создались не порабощением бедных богатыми, сильных слабыми, а общею службою сословий государству», были вызваны к жизни и существуют «для целей государственной пользы».

«Наши сословия совсем не то, что классы, — убеждал князь, визложении „Казанского Телеграфа“, преимущественно крестьянскую по своему составу аудиторию съезда. — Классовое разделение на западе разбило богатых и бедных на две части, и ни одна из них не смеет поговорить по душе с представителем другой. […] Если крамольники, — говорил докладчик, -возбуждают в вас ненависть к дворянству, чиновничеству и т. д., вы не верьте им, скажите им: вы лжёте!». Он убеждал участников съезда, что «враги нашии ваши» только и ждут того, чтобы поссорить представителей разных сословий, для чего «клевещут крестьянам на дворян, а дворянам на крестьян», убеждая последних чуть ли не в желании вернуть крепостничество. «Между тем, — заметил князь А.Г.Щербатов, — мой предок ещё при Екатерине подал голосза отмену крепостного права! Нет, мы должны жить в согласии и делать общее русское дело! Вот вы жалуетесь на земских начальников, на помощников и т. п., новедь это всё отдельные лица, и в семье не без урода, и вины отдельных лиц нельзя перелагать на целое сословие»!

При этом, как сообщалось в «Мирном Труде», почётный председатель ПКВОПС подчеркнул «великое значение однородного сплочённого крестьянства, как опоры Престола и всего Русского Государства». Одновременно, по данным сотрудника КГЖУ, он указал на то, что «под руководством дворян крестьянам жилось куда лучше теперешнего», потому что дворянам «более чем кому другому, известны нужды и стремления крестьян», которым «они в свою очередь и шли всегда навстречу», чиновничество же"не знает крестьян", а значит и не может этого делать.

Одновременно на том же заседании был поднят и вопрос «О государственном управлении и общественной безопасности». При этом в источниках отсутствуют указания на то, кто выступал по нему с основным докладом: возможно, это был тот же князь А.Г.Щербатов, но не исключено также, что он был изначально вынесен на свободное обсуждение. Вместе с тем, известно, что во время последнего участников заседания (и в особенности — крестьян) в буквальном смысле «прорвало», причиной чему, судя по всему, стала затронутая князем А.Г.Щербатовым и последующим оратором Д.И.Образцовым тема чиновничьего произвола на местах, переведённая в политическую плоскость.

«Крестьяне, — писал „Мирный Труд“, — горько жаловались на кадетствующих чиновников и требовали немедленного увольнения их со службы».Как передавал «Казанский Телеграф», выступавшие один за другим крестьяне пеняли «на либеральное начальство, на то, как искусственно создаётся разделение народа, как поселяется вражда в населении против союза русского народа». Ещё больше масла в огонь подлила речь полюбившегося публике о. С.Л.Толпегина, который поведал участникам съезда о том, как создавал в своём селе отдел СРН и как ему в этом деле мешали «крамольники». «Возбуждение среди крестьян царило необычайное, — описывал происходившее на заседании «КазанскийТелеграф». — Все вскакивали с мест и жаловались на разных чиновников. Речи крестьян дышали неподдельным ужасом и возмущением.

— Просить Царя, чтобы своих врагов и наших гнали со службы! — кричали крестьяне". В целом данное описание подтверждается и информацией, исходившей от сотрудника КГЖУ, который указывал на выступления после о.С.Л.Толпегина, по крайней мере, четырёх крестьян. «Потом, — докладывал он, — один крестьянин читал по записке — по слогам — о тяжёлом положении крестьян, о нападках „красных“ и призывал всех обратиться к правительству за помощью». Кроме этого, оратор рассказал, как помог властям в поимке «шайки с.[оциалистов]-р.[еволюционеров]», но суд её членов, к сожалению, оправдал, из чего он сделал вывод о том, что «суд теперь несправедлив, что и там есть крамола». Причём, по словам крестьянина, за это «крамольники» уже три раза приговаривали его к смерти. Следующий из выступивших крестьян жаловался на то, что «в ихволости все татары, что вол.[остной] старшина и сельский староста тоже из татар, и к тому же, как он выразился, „анархисты“, и, вот, если к ним в правление придут татары (а последние, по его словам, все красные), то они их угощают чаем, а русских гонят». «[А.Г.]Щербатов и[В.Ф.]Залеский, — свидетельствовал сотрудник КГЖУ, — обещались путём ходатайств пред Губернатором всё это устроить. Между тем в рядах послышался ропот, что этой мерой можно возбудить ненависть между нациями».Последующие ораторы из крестьян также говорили, главным образом, о борьбе с «крамолой"и своём сотрудничестве с местными полицейскими чинами.

Князь А.Г.Щербатов, в свою очередь, разъяснял крестьянам, «что в наше время лучше всего можно защититься от всяких притеснений устройством различного рода общественных учреждений -организацией приходских попечительств, обществ взаимопомощи, сельскохозяйственных товариществ для улучшения приёмов земледелия, пород скотаи т.д.», и обещал им прислать «соответствующие утверждённые правительством образцовые уставы и правила». Кроме того, он «с большим подъёмом"прочитал участникам заседания патриотическое стихотворение студента Императорского Харьковского Университета В.В.Ермолова, покрытое «громовым «ура!».Публика была настолько «заведена» князем А.Г.Щербатовым, что не обошлось без комического инцидента, зафиксированного сотрудником КГЖУ. По словам последнего, во время выступления почётного председателя съезда «одиниз союзников со значком, под влиянием спиртных напитков, в разрез всем разъяснениям выкрикивал благодарность [А.Г.]Щербатову и просил в Петербурге передать, что они — русские — головой постоят за Царя батюшку», причём, «сэтими словами он выступал раз десять».

Резолюция, принятая по итогам обсуждения данныхвопросов, гласила: «Необходимо обосновать всю жизнь народную, как духовную, так и имущественную, согласно истинно русскому земскому духу, вцеркви и вокруг церкви в самостоятельной деятельности православных приходских обществ. Необходимо при этом сохранить сословный строй Русского Народа.

Если пошатнутся сословные начала, то Русский Народ будет не народом, а неосмысленною толпою, лёгкою добычей иностранной промышленности, податливою всякому обману и лживому обещанию.

При сословном же строе возможна равноправность перед Царём всех сословий и справедливое распределение между ними тяготы государственных и общественных расходов.

В особенности необходимо предметы, касающиеся исключительно крестьянского сословия, как-то продовольственное, страховое делои т.д., из ведения земских учреждений передать в особые уездные крестьянские собрания из выборных волостных сходов с правами земских собраний в отношении переданных им вышеназванных дел.

Россия терпит от отсутствия закономерной близкой кнароду власти, охраняющей личность и имущество, указующей ему в жизни законный порядок.

Необходимо преобразовать местную полицию из лиц, знающих твёрдо на деле законы, касающиеся местного управления, людей, внушающих к себе уважение и опирающихся не только на присвоенную им законом власть, но и на народное к себе доверие; надо их обеспечить Царским жалованием соразмерно их общественному положению и службе, а также увеличить их число, дабы они действительно были близки к населению".

ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

На дневном («утреннем») заседании ПКВОПС 23 ноября 1908 г. князьА.Г.Щербатов сделал доклад «О денежном обращении», лейтмотивом которого стало утверждение о необходимости создания внутри страны бумажного денежного обращения и ликвидации зависимости российской экономики от золота. «В прошлую Японскую войну, — отмечал он, в частности, — одни комиссионные расходыпо заключению заграничных займов обошлись России в сто миллионов рублей. Несравненно дешевле было бы бумажное обращение; ни одно государство во время войны не обходится без выпуска бумажных денег, обеспечением которых должно служить не золото, а общая торговая состоятельность банков». «Мыкончили так позорно японскую войну, — передавал его слова „КазанскийТелеграф“, — именно потому, что министр финансов прямо заявил: войну вестине на что, денег больше нет»!

Подчеркнув, что насущнейшей потребностью настоящего времени является развитие производительных сил страны, князь А.Г.Щербатов заявил о недостижимости данной цели без правильной организации денежного обращения и государственного кредита. «При правильной постановке банковского дела, — разъяснял со слов князя А.Г.Щербатова его позицию „Мирный Труд“, — русский Государственный банк, получив весь золотой фонд и извлекши из внутреннего обращения всё золото, будет иметь обеспечение в полтора миллиарда рублей золотом, под которое может выпустить в три раза большее количество банковских кредитных билетов. Это обеспечение будет не хуже германского, потому что там количество банковских билетов по закону не должно превышать золотой запас более, чем второе». Согласно подробным расчётам князя А.Г.Щербатова, с которыми он ознакомил участников съезда, «выпуск бумажных денег на производительные цели» должен был привести к существенному увеличению производительности народного труда — «с теперешних 8 миллиардов до 30 миллиардов рублей в год», причём, «10% с этой народной производительности дадут государству 3 миллиарда годового дохода». Одновременно с этим почётный председатель съезда, по сообщению «Казанского Телеграфа», говорил о планах организации национального банка и «государственного банка мелкого кредита для помощи тем, у кого есть голова, умение, руки и охотаработать, но нет денег».

В поддержку позиции князя А.Г.Щербатова выступил В.Ф.Залеский, разъяснивший съезду, что «золотая валюта, в теории, есть наилучшая», но «на практике, благодаря тому, что почти всё золото целого миранаходится в руках иудеев, она оказывается наихудшею». После этого финансовый вопрос «плавно» перетёк в «еврейский». Несмотря на то, что само по себе создание бумажного обращения, по мнению В.Ф.Залеского, дело технически легко осуществимое, перейти к нему очень сложно по причине противодействия со стороны мирового еврейства. «Почти всё золото мира, -передавал его слова „Мирный Труд“, — находится в руках иудеев и почти все долговые обязательства всех государств земного шара — в их же руках. Они могут в любое время искусственно уронить курс процентных бумаг и бумажных денег любого государства и разорить народ».

И лишь только государство, задолженное иудеям,"захочет выпустить деньги, чтобы поднять производительность народного труда", они, по словам В.Ф.Залеского, «тотчас поднимают гвалт, грозят финансовым крахом и заставляют правительство отказаться от своего намерения»."А тут ещё и подкупленные еврейским золотом учёные, — дополнял картину его выступления «Казанский Телеграф», — прилагают все усилия, чтобы научно доказать гибельность отказа от золотой валюты. Это ложь!". «Вспомните, — призывал В.Ф.Залескоий участников съезда, — как прошлой зимой иудейская пресса и думские шаббесгои напали на правительство за выпущенные осенью 1907 г. какие-то 200 милл.[ионов] бумажных денег. А ведь эти деньги нужны были торговому классу России и крестьянам для реализации урожая…».Об убытках, которые евреи причиняют русской торговле, и недочётах в ней, говорили также Д.И.Образцов и «уполномоченные крестьяне».

К словам В.Ф.Залеского князь А.Г.Щербатов добавил, что введение бумажного обращения — «это великое дело, но не скоро оно ещё пройдёт в жизнь», во всяком случае, «не раньше, чем истину, понятную немногимнам, осознают многие».

Вместе с тем, принятая по данному вопросу резолюция оказалась на редкость расплывчатой: «Необходимо, — говорилось вней, — ходатайствовать о рассмотрении важнейших законопредложений, до рассмотрения их в правительственных ведомствах и до обсуждения в Государственной Думе и Государственном Совете, в немногочисленных совещаниях, состоящих из лиц по выбору Государя Императора, отдельно от представителей ведомств, лиц близко знакомых из жизненного опыта с бытовыми и особенными покаждому вопросу условиями. В особенности необходимо это по денежному вопросу, по земельному вопросу, по внутреннему управлению и по некоторым другим важнейшим государственным задачам».

Разговор на экономические темы был продолжен участниками съезда на утреннем заседании 24 ноября 1908 г., на котором князь А.Г.Щербатов прочёл два доклада — «О государственном обложении» и «О хлебной торговле».

В первом из них почётный председатель съезда доказывал преимущества вмирное время косвенных налогов, одновременно подчёркивая необходимость существования «в моменты государственной нужды» прямых налогов. При этом он вновь отметил, что «никакая система обложения не будет годною и не избавит народ от разорения, доколе в основу финансовой политики не будут положены заботы о поднятии производительности народного труда путём разумной помощи со стороны государственной власти». Кроме того, князь А.Г.Щербатов высказался о необходимости повышения таможенных пошлин на ввоз в Россию иностранных товаров.

Его поддержал и профессор В.Ф.Залеский, указавший «на неправильность утверждений некоторых, весьма многочисленных, финансистов -будто косвенные налоги являются наихудшим видом обложения». В качестве подтверждения своей позиции он привёл наиболее «больной» для негосамого, как средней руки домовладельца, пример, связанный с налогом нагородскую недвижимость. По словам В.Ф.Залеского, «в городах крупные недвижимости, достояние „отцов города“, оценены непропорционально дёшево, так что вся тяжесть подомового налога падает на небогатых домовладельцев, платящих до30% с дохода своих домов, когда богатые платят лишь 3% - 5%». При таких условиях, по его мнению, можно предпочесть прямому «любой косвенный налог».Выступление князя А.Г.Щербатова вызвало также большой интерес делегатов съезда из числа крестьян, которые обратили внимание на желательность привлечения к отбыванию волостных повинностей и платежу волостных сборов всех жителей волости, так как: «Волостные правления служат интересам всех, сборы жеволостные платят исключительно крестьяне».

Вслед за этим почётный председатель ПКВОПС сделал доклад «О хлебной торговле», раскритиковав в нём правительственную политику в данной области, соответствующую известному высказыванию министра финансов И.А.Вышнеградского: «Сами не доедим, а заграницу вывезем». К мнению князя А.Г.Щербатова, отметившего, согласно сообщению «Казанского Телеграфа», что российская хлебная торговля терпит громадный ущерб «от безобразнойпостановки, от слишком раннего сбыта, от дифференциального тарифа, залежей и, главным образом, от еврейских комиссионеров», присоединились выступившие вслед за ним Д.И.Образцов и В.Ф.Залеский, а также делегаты из крестьян. При этом последние с особым интересом отнеслись к мысли почётного председателя съезда о необходимости повсеместного учреждения «казённых зернохранилищ с выдачею ссуд на ссыпанный хлеб». Попутно были затронуты вопросы о неудовлетворительной постановке коммерческого кредита, о неправильной постановке дела с казёнными подрядами и поставками, а также — «о совершенно невозможном состоянии ипотечного кредита».

Причём, и здесь обсуждение экономических вопросов тесно переплеталось с"еврейской тематикой". Так, например, Д.И.Образцов особо обратил внимание собравшихся на захват торговли сырьём евреями, а В.Ф.Залеский упомянуло местном пароходном обществе «Надежда», которое «потерпело крах исключительно благодаря еврейской тактике».

В резолюции, принятой по докладам князя А.Г.Щербатова «О государственном обложении» и «О хлебной торговле», говорилось:

«Русский народ переживает тяжёлые времена. Народное благосостояние поколеблено. Население увеличивается, а в то же время производительность земли и скотоводства, при устарелых способах земледелия и отсутствии знаний и средств — уменьшается. Необходимо озаботиться распространением среди крестьян сельскохозяйственных знаний, ремесленного образования и учреждений мелкого кредита.

Необходимо учредить всероссийский банкссудо-сберегательных товариществ, который ими бы руководил и давал им средства на расширение их деятельности.

Необходимо учредить всероссийский государственный поземельно-подомовой банк с одновременным закрытием всех акционерных предприятий этого рода, обставивших ипотечный кредит совершенно невозможными условиями, ведущими лишь к обиранию русского народа.

Необходимо также изъять организацию коммерческого кредита из инородческих рук и, закрыв иудейские так называемые Северный, Азовско-Донской и многие другие им подобные банки, учредить банковое дело на русских народных началах.

Одновременно с этим, для поддержания русской торговлии промышленности, следует запретить казённым учреждениям сдавать подряды ипоставки лицам иудейского вероисповедания и происхождения".

РАСШИРЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СЪЕЗДА

Как уже говорилось выше, вечером 23 ноября 1908 г., «чтобы дать возможность членам монархических обществ Казани, не взявшим билетов насъезд, послушать приезжих ораторов», на проходившее в манеже КПЮУ заседание был открыт бесплатный доступ публики. Согласно опубликованному в «МирномТруде» отчёту, на него собралось «свыше 1500 человек». После торжественного молебна, который «был отслужен соборне членами съезда отцами Мудровым, [В.Е.]Бетьковским и [С.Л.]Толпегиным», к собравшимся обратился с речью председатель ПКВОПС профессор В.Ф.Залеский.

Тему его выступления можно было сформулировать следующим образом: «По вопросам городского хозяйства (в виду приближающихся городских выборов)». Поблагодарив публику за посещение собрания и выразив уверенность, что «при таком сочувствии к патриотическим стремлениям «земля Русская не погибнет», В.Ф.Залеский сосредоточился на текущих городских делах. «Сказав о приближении первых после рокового 1905 года выборов в городскую думу, -пересказывал его выступление «Казанский Телеграф», — оратор подверг критике теперешнее «либеральное» городское самоуправление, «заставляющее бедных ребятишек дышать пылью», отказывающее домовладельцам в самой ничтожной даже помощи в виде ссуд из Городского Банка и тем самым кидающее их в лапыжидов ростовщиков, и предупредил, что эти «либералы» погубят своим хозяйничанием город». Вслед за этим В.Ф.Залеский призвал дать либералам организованный и сознательный отпор во время предстоящей избирательной кампании.

«Остроумную и солидную речь» произнёс на туже тему и «почтенный, убеленный сединами, старый думский гласный"Д.И.Образцов, доложивший «о положении Казани в период 1905 — 1908 годов».Оратор рассказал о том, как «застращивали гласных осенью1905 г. ожиданиями всяких ужасов», как «нахлынули в Казань иудеи», как «состоялось знаменитое заседание городской думы, решившее разоружить полицию и учредить милицию», как он ушёл с этого заседания, «сказав, что среди сумасшедших ему не место», как «мальчишки и девчонки изображали из себя постовых на улицах», а «один 14-летний малец на требование отца идти домой ответил отказом, да ещё пригрозил, что отправит отца в кутузку», и о многом другом. [28]Собравшиеся встретили выступления В.Ф.Залеского и Д.И.Образцова аплодисментами и признали необходимость «устройства собеседования между патриотами-домовладельцами, где и будет обсуждён план борьбы».

Выступивший затем с докладом князь А.Г.Щербатов «в живой одушевлённой беседе познакомил не участвующих на съезде монархистов с задачами съезда и вкратце изложил основные точки зрения по важнейшим вопросам государственного управления и народного хозяйства». Закончил он своё выступление чтением известного пророчества Иезекииля о поле, усыпанном множеством сухих человеческих костей, в которые, по Божьему повелению, вновь вселилась жизнь. «Россия, сказал кн.[язь][А.Г.]Щербатов, за последние годы похожа была на это поле сухих костей, виденное пророком. Но повеял Дух Божий, и вот оживают сухие кости, пробуждается русский народ и „многим собором“ встаёт на защиту и охрану своейродины…», — передавал его заключительные слова «Мирный Труд».

Вслед за князем А.Г.Щербатовым выступили священники С.Л.Толпегин (говоривший «о русских конституционалистах и жидовской конституции») и В.Е.Бетьковский (который рассказал «о значении и роли духовенства в борьбе с лжеучениями» и призвал собравшихся -под возгласы одобрения — стоять «за Мать нашу Церковь Православную, за Царя Самодержавного, за весь честный русский народ»), а также другие ораторы. Заседание закончилось молитвой и троекратным исполнением народного гимна, покрывавшегося «могучим русским «ура!». «Народ разошёлся поздно, — писал журналист «Казанского Телеграфа». — Когда огромная толпа его запрудила Воскресенскую улицу, хорошее чувство охватило меня, и я подумал: «Нет, господа иезуиты, не сломить вам русской силы!».

ИНОРОДЧЕСКИЙ ВОПРОС

В силу принципиальной важности данного вопроса для участников съезда ему было посвящено всё вечернее заседание 24 ноября 1908 г. При этом следует отметить, что в той или иной мере инородческий вопрос (особеннов части его «еврейской составляющей») поднимался практически на всех заседаниях ПКВОПС, однако подробное его обсуждение откладывалось до предпоследнего дня съезда.

После традиционной молитвы, совершённой участниками заседания, среди коих на этот раз вновь присутствовал епископ Андрей (в миру -князь А.А.Ухтомский), с пространным докладом «По инородческому вопросу» выступил профессор В.Ф.Залеский, говоривший, по сообщению «Казанского Телеграфа», «об инородческом засилии нашей родины вообще и, в частности, о жидовском засилии, особенно резко проявившемся за два последних десятка лет». По его мнению, постепенному развитию этого засилья в немалой мере способствовало свойственное русскому народу простодушие и «любовное отношение вообще к инородцам, а, в частности, и к евреям».

В свойственной для него резкой обличительной манере председатель ПКВОПС объявил о захвате иудеями в России в свои руки всех банков (кроме государственного), хлебной торговли, нефтяного дела, адвокатуры и прочих ключевых позиций в области экономики и общественной жизни. При этом В.Ф.Залеский заострил внимание собравшихся «на учении талмуда» об отношении евреев к гоям и ознакомил их «с двумя основными положениями этого учения»: с «меропией», то есть «с приёмами, ведущими к продаже любого из нас, русских, в рабство жиду», и «хазакией» (хазакой) — «приобретением жидами русского имущества за ничтожную плату путём обесценивания этого имущества ловко обставленным стечением обстоятельств, а подчас и насилия, конечно, учинённого с «сохранением законных оснований».

В качестве подтверждения своих слов, дабы было понятно большинству участниковз аседания, он привёл примеры из местной жизни. «Обращаясь в Казани, мы видим, — пересказывал, в частности, его выступление „Мирный Труд“, -что наши пароходчики, при ценах нефти в 50 коп.[еек]пуд, стали в сущности приказчиками Ротшильда и Нобеля; яичное дело — всецело в руках иудеев; кожевное дело, недавно процветавшее в Казани в десятках русских и татарских фирм, — теперь всецело захвачено иудеями; портновское дело — уже на три четверти в руках жидов; появилась масса иудеев-врачей, дантисты почти все иудеи, часовщики почти все иудеи; иудейские аптекарские магазины растут как поганые грибы после дождя — трудно представить себе, чтобы на все их „медикаменты“ хватило спроса; о мелких ремесленниках — разных чернильных мастерах, мешечных швецах, браковщиках льна и пеньки — я уже и не говорю, но смело могу заявить, что все переселившиеся к нам в Казань иудеи являются несомненными „браковщиками“ русского народа…». Иудеям досталось также от В.Ф.Залеского за преднамеренное «затягивание» ими «с одной стороны — болезней, а с другой стороны — судебных дел», вытягивание у русских денег «на покупку жидамидомов и резиновых шин» и т. д.

Особое внимание председатель съезда обратил и на «сепаратистские стремления инородческих окраин — Финляндии, Польши, Кавказа». При этом, несмотря на своё собственное шляхетское происхождение, В.Ф.Залеский не преминул, по сообщению «Казанского Телеграфа», заметить, что «поляки захватили русскую жизнь со стороны чиновной администрации, как, например, министерство пут.[ей] сообщ.[ения], где главенство поляков сыграло громадную роль в деле злополучной железно-дорожной забастовки 1905 г.».

Остро прозвучал также на ПКВОПС «кавказский вопрос», обсуждение которого, как уже указывалось мною выше, началось ещё до его открытия. В известной степени актуализировало его и содержание ответного послания В.М.Пуришкевича на приветствие съезда, в числе прочих, оглашённое натом же вечернем заседании 24 ноября 1908 г. В.Ф.Залеским. «Сердечно благодарю съезд за тёплую память, — говорилось в нём. — Пока жив — слуга русского народа. Горячо прошу съезд вспомнить о Кавказе, где безостановочно льётся дорогая русская кровь при попустительстве [И.И.]Воронцова[-Дашкова].

Бейте челом Царю о спасении отторгаемого от России, нерадением власти, Кавказа".

В.Ф.Залеский не остался в долгу, по сообщению «КазанскогоТелеграфа», уделил в своём докладе «немало „тёплых слов“ всторону Кавказа и его наместника», заметив, в частности, что кавказцы «подзащитою попустительства наместника [И.И.]Воронцова-Дашкова открыто ведут борьбу за сепаратизм». По информации сотрудника КГЖУ, В.Ф.Залеский заявил даже, что:"Кавказ надо вторично завоёвывать". Любопытно, что в опубликованный в"Мирном Труде" отчёт эти подробности обсуждения «кавказского вопроса» не вошли.

Естественно, не мог не коснуться председатель ПКВОПС и вопросов развития местного инородческого движения. Перейдя «кместным инородцам Казанского края», он отметил «некоторые, хотя и очень слабые, сепаратистские веяния среди некоторых Казанских инородцев, например, чуваш», высказав предположение, что этому «до известной степени» содействует «излишнее внимание, уделяемое инородческим языкам в местной инородческой учительской семинарии». Иными словами, критика В.Ф.Залеского была направлена против системы инородческого просвещения Н.И.Ильминского, противником которой он себя твёрдо зарекомендовал.[29]

Большой эмоциональный доклад председателя съезда произвёл на публику очень сильное впечатление. Причём, особой популярностью, как не трудно догадаться, пользовалась его «еврейская составляющая». В поддержку сделанных В.Ф.Залеским заявлений о «еврейском засилье» выступили Д.И.Образцов, С.Ф.Маврин (предложивший провести в Казани, «по примеру Одессы, у всех евреев-аптекарей поголовный обыск, с целью выяснить качество продаваемых ими медикаментов и всевозможных патентованных средств»), Н.Ф.Сурьянинов (призвавший «бороться с жидами путём самого беспощадного бойкота») и С.Н.Рогожкин (заявивший, что «единственным средством избавления от жидовской кабалы является изгнание иудеев из России — немедленное и решительное»). «Из числа мужичков, — докладывал, в частности, сотрудник КГЖУ, — некоторые тоже высказывались против евреев. Один [30], между прочим, предложил радикальное средство против евреев: связать их и бросить в Булак [31], на что кто-то сзади ему закричал, что «в Казани так много евреев, что, пожалуй, Булак и не вместит их всех то». Говорили также о том, «будто бы у евреев два мужика купили: один — шубу, другой — шапку», в результате чего «оба от этих вещей заразились и умерли». Очевидно, в связи с этим, что в интерпретации крестьян «еврейский вопрос» начал приобретать на съезде своего рода фольклорно-мифологический характер. Однако до практической реализации столь радикальных предложений по его решению дело, к счастью, не дошло.

Что же касается замечаний В.Ф.Залеского по поводу состояния инородческого просвещения в местном крае, то они, напротив, вызвали серьёзные возражения — и, в первую очередь, со стороны епископа Мамадышского Андрея (в миру — князя А.А.Ухтомского), заведовавшего здесь миссионерской деятельностью. «Епископ Андрей, — комментировал его выступление „Казанский Телеграф“, -давший своей речью много ценных материалов съезду по инородческому вопросу, возражая [В.Ф.]Залесскому в вопросе о неправильности постановки дела просвещения инородцев, наоборот, находит, что тормозом к слиянию инородцев с русскими служим мы же сами, русские, не имеющие, а подчас и не желающие своими примерами добра, чистой христианской жизни не только послужить делу слияния, но наоборот, зачастую отталкиваем от себя инородческую массу. Особенно же пагубным здесь является беспросыпное русское пьянство, этот враг всяческих благ русской жизни. Почему уважаемый пастырь и бил челом перед съездом, просяего членов стараться искоренять это пагубное зло».

К мнению епископа Андрея присоединился и князьА.Г.Щербатов, настаивавший на том, что «только личные примеры добра и правильного образа жизни самих же русских людей могут повлечь за собою результатом слияние инородцев с коренным русским населением, только стойкость в убеждениях, в делах веры и национальности самих русских приблизит к нам инородцев». Как передавал его слова «Казанский Телеграф», главная задача СРН в данном направлении должна заключаться в том, чтобы «стоять впереди всего этого, собою подавать пример и, главным образом, в борьбе с пьянством». Достаточно подробно остановившись на последней проблеме, почётный председатель ПКВОПС высказал пожелание о возбуждении ходатайства о том, «чтобы те суммы, которые отпускаются обществам трезвости на борьбу с пьянством и которые в большинстве случаев теперь расходуются не только с пользою, но даже иногда и с ущербом самой нравственности населения, отпускались бы на эти нужды союзу, тогда и можно начать борьбу сэтим пагубным злом, а бороться союз сумеет».

В прениях по инородческому вопросу выступили также А.Е.Дубровский и священники С.Л.Толпегин и В.Е.Бетьковский. Первый из них призвал русских людей перестать «носиться» с окраинами и «нянчиться» с инородцами, пожелав им оставить «свою славянскую простоту, стать твёрже в отношении инородцев и просить Государя Императора о том, чтобы исполнительное русское правительство было действительно русским и по духу, и по крови». Последнийже, соглашаясь в целом с епископом Андреем и князем А.Г.Щербатовым, заявил, что"считает, однако, необходимым констатировать наличность проповеди панисламизма среди русских мусульман, играющую немалую роль в деле возникновения взаимных недоразумений между русскими и инородцами".

Итогом заседания стало принятие его участниками резолюции следующего содержания: «Необходимо обратить внимание на новую и страшную опасность, надвигающуюся на Россию. Иудеи захватили в свои руки всё врачебное и аптечное дело, а также юридическую помощь населению, но вместо защиты прав русского народа извращают правосудие, а вместо врачевания и исцеления страждущим намеренно затягивают болезни, лекарства же отпускают поддельные, ядовитые, отчего в корень подрывается здоровье целого русского народа и готовится ему окончательная гибель.

Необходимо немедленно воспретить иудеям по вере или крови содержать аптеки и аптекарские магазины, а число иудеев по вере или крови врачей, фельдшеров и акушерок повсеместно ограничить тремя процентами.

Тремя же процентами следует ограничить и число иудеевпо вере или крови адвокатов, которые систематически разоряют русские и мусульманские торгово-промышленные предприятия и тем создают широкую возможность для развития предприятий иудейских.

Наконец, необходимо строго осуществить на деле неоднократные распоряжения правительства об исключении с государственной службы всех лиц, состоящих в противоправительственных и противогосударственных союзах, в виду недействительности отбираемых от них подписок; иудеям же, даже крещёным, воспретить служить в войсках, дабы ограждены были доблестные русские воины от тлетворной крамольной заразы".

ЗАКРЫТИЕ СЪЕЗДА

Последнее заседание съезда, завершившееся его закрытием, прошло вечером 25 ноября 1908 г. в манеже КПЮУ «при небывалом стечении публики, буквально переполнявшей огромный зал». Как и расширенное вечернее заседание 23 ноября, оно открылось торжественном молебном, соборне отслуженным священниками В.Е.Бетьковским и С.Л.Толпегиным, после которого перед собравшимися с докладом «О положении правой печати в провинции» выступил председатель Совета КОРММ, студент П.Я.Полетика, являвшийся одним из сотрудников и постоянных авторов «Казанского Телеграфа».

В своей «сжатой речи» он указал на те препятствия, которые «приходится переживать провинциальным правым органам печати из-за травли их жидовскими левыми газетами», а также вспомнил, в частности, о том, как во время недавних революционных событий «жиды и «либералы» проводили «агитацию против помещения в правых газетах объявлений, т. е.лишали их средств к существованию». «Припоминая обстоятельства, при которых — в разгар революции — народилась русская печать, — излагал суть выступления П.Я.Полетики «Мирный Труд», — докладчик яркими красками живописал те препятствия, которые приходилось преодолевать — угрозы смертию, нередко приводимые в исполнение, отказ наборщиков набирать правые газеты, закрытие кредитов в банках, нападения на разносчиков правых газет и т. д., и т. д.Положение тяжело и сейчас, хотя — благодаря поддержке общества — значительно улучшилось». В конце своего выступления П.Я.Полетика указал нанеобходимость «основания в провинциях независимых правых органов», в которых бы освещались беспристрастно «вопросы чисто местной жизни», особо заметив, что это может быть осуществлено только при содействии общества.[32]

Вслед за этим князь А.Г.Щербатов «при благоговейном молчании поднявшейся с мест публики» прочитал составленные специальной комиссией съезда два верноподданнических адреса Императору Николаю II, после чего под сводами манежа раздались крики «Ура!» и трижды был исполнен гимн «Боже, царя храни!». Вместе с тем, мне, к сожалению, не далось пока обнаружить тексты данных адресов и документы, отражающие реакцию на них самого монарха, каковая, естественно, не могла не последовать.

Бывший манеж КПЮУ (фрагмент). Современный видВся остальная часть заседания оказалась посвящена, главным образом, чествованию князя А.Г.Щербатова, имевшего на съезде поистине оглушительный успех. Панегирики в адрес почётного председателя съезда сыпались, как из рога изобилия.

Вначале с приветственной речью в его адрес и всех участников ПКВОПС выступил товарищ (заместитель) председателя Совета КОРС Р.В.Ризположенский. Будучи единственным на заседании представителем отлучённого В.Ф.Залеским от съезда руководства «соловьёвских"организаций, он, по собственным словам, оставался до последних минут «только слушателем и зрителем всего здесь происходившего». «Причиной тому, -заявил Р.В.Ризположенский, — служило опасение внести тревогу в работу съезда, это с одной стороны, а с другой стороны, нежелание говорить излишне по вопросам, которые и без того решались согласно моим пожеланиям. Кроме того, мне хотелось прислушаться к голосу большинства съезда, который по нерадивости и заискивающей трусости нашей интеллигенции перед общественным мнением, сфабрикованным в жидовской печати, оказался крестьянским по преимуществу. Наконец, было у меня опасение за своевременность и плодотворность съезда. Опасался я, как бы враги Отечества лишний раз не поглумились над нашей слабостью, которой, однако, не оказалось».

Оратор выразил также тревогу по поводу того, что «оскорблена Россия, а её сынов знамёна с орлом двуглавым не движутся на Карпаты», что «незаняты ещё нашими войсками Галиция и Буковина, а главное, что и решиться сделать это теперь почти невозможно», хотя ясно видно, что на нас готовы напасть враги. Отдал должное Р.В.Ризположенский и «тем новым мученикам, которые непрерывно гибнут на службе государству», упомянув при этом «убиенного около полугода тому назад в Тифлисе» экзарха Грузии Никона (в миру — Н.А.Софийского). «Этот человек, — заметил он, -не успел даже и проявить своей деятельности на Кавказе, но был убит крамольниками. Что же это значит? А это значит, что он был убит только за то, что был опасен врагам Отечества своим выдающимся умом и знаниями».

Вместе с тем, по словам Р.В.Ризположенского, присутствие на съезде убедило его в том, что «растёт народное движение на защиту Отечества, что крестьянский мир твёрдо держится за якорь спасения, видя его в Святом Православии, в неограниченном Самодержавии Царя и в господстве русской народности». Одновременно он призвал участников ПКВОПС не смущаться тем, «что на съезд приехало мало образованных людей», и сетовать на них, «потому что в том нет трусости, а — необходимая осторожность, нужная для конечного блага нашего же общего дела». «Верую я, — сказал Р.В.Ризположенский, -что вожди наших патриотических обществ есть и своевременно обнаружат себя»! В качестве примера он вспомнил одного из основателей КЦНРО, покойного уже к тому времени, С.А.Соколовского, а также отметил добрыми словами организаторов съезда А.Е.Дубровского, В.Ф.Залеского и князя А.Г.Щербатова. Охарактеризовав личность последнего, как «борца за исконные начала Земли Русской» и отметив заслуги рода Щербатовых перед государством, Р.В.Ризположенский призвал его: «Дерзай, княже! Иди вперёд! Создавай общественное мнение в пользу Земского Собора! За это славен тыбудешь на Руси, оскорбляемой и волнуемой в настоящем, но великой, сияющей и славной в грядущем»!

Затем В.Ф.Залеский прочёл князю А.Г.Щербатову адрес от съезда за подписью всех его членов и «поднёс многоуважаемому почётному председателю золотой жетон на память о съезде» (являвшийся, по информации «Казанского Телеграфа», «золотым знаком» КЦНРО). После своего старшего коллеги слово взял студент П.Я.Полетика, огласивший адрес от КОРММ и преподнесший князю «почётный членский билет кружка».

Помимо П.Я.Полетики, от молодого поколения монархистов на заседании выступили представители кружка любителей гимнастики и спорта («атлетического"кружка) «Беркут» при КОРММ студенты В.Н.Казин и В.В.Ковалёв, а также некий студент «К.», первый из которых сообщил собравшимся об открытии представляемой им спортивной организации. «Необходимость атлетического и гимнастического развития, — излагал содержание выступления В.Н.Казина «КазанскийТелеграф», — выразилась особенно ясно в 1905 году, когда вооружённые анархисты громили русских беззащитных людей.

Тогда ещё возникла мысль об учреждении кружка, где бы люди приучались к организованным действиям.

За образец настоящего кружка взято чешское общество «Сокол», существующее уже 60 лет и насчитывающее в своей среде 180 000 членов.

Е.[го] И.[мператорское] В.[ысочество] Великий Князь Константин Константинович всемилостивейшее разрешил о[бщест]в упользоваться помещением манежа для упражнений и занятий.

«Общество вручает себя покровительству св.[ятого] Равноапостольного кн.[язя] Владимира; на него наша надежда!». О кружке «Беркут» говорили и остальные студенты, подчёркивая, что он «имеет своею целью практиковать молодёжь на случай активной борьбы с революцией». Причём, один из них вспомнил, как в 1905 г. в Полтаве такой же кружок способствовал пресечению революционной «крамолы». «Когда революционеры вышлина площадь с оружием в руках и стали грозить мирным жителям», пересказывал его слова сотрудник КГЖУ, то «молодые монархисты вышли им на встречу невооружённые оружием и с палками в руках и пригрозили революционерам». В результате те, «испугавшись их, кинулись в постыдное бегство», и в Полтаве «было в это время только 3 убийства, и то случайные».

После всех этих выступлений глубоко растроганный князь А.Г.Щербатов обратился к присутствующим с небольшой благодарственной речью, в которой «сказал несколько слов о результатах работ съезда», поздравилего членов и организаторов «с выдающимся успехом задуманного и осуществлённого ими дела», пожелал увидеться с ними «на предстоящем всероссийском съезде в Москве» и — после пропетой «Вечной памяти» «всемза Веру, Царя м Отечество животположившим» и исполнения государственного гимна — объявил ПКВОПС закрытым."Публика разошлась уже после отъезда князя Щербатова и других делегатов, -писал «Казанский Телеграф». — Вслед уезжавшим неслись крики: «Прощайте! Спасибо вам! Ура!».

Съезд кончился…".

СОЛОВЬЁВСКАЯ «АЛЬТЕРНАТИВА»

Отстранение В.Ф.Залеским А.Т.Соловьёва и его единомышленников от участия в съезде было воспринято последними весьма болезненно. Не желая мириться со столь вопиющей несправедливостью как по отношению к себе, так и лично к председателю Главного Совета СРН, они решили продемонстрировать своё несогласие с действиями В.Ф.Залеского и подчеркнуть уважение кА.И.Дубровину. Сделать это оказалось совсем не сложно, так как среди делегатов съезда было немало тех, кто продолжал с почтением относиться к главному российскому «союзнику». Тем более, как уже отмечалось выше, «дубровинская» тема на съезде не поднималась, и никаких установок и запретов насчёт участия его делегатов в «альтернативных» мероприятиях не существовало.

Одновременно с ПКВОПС продубровинские «Объединённые монархические общества и союзы при Казанском отделе «Русского Собрания» провели 21, 23 и 25 ноября 1908 г. здесьже — в Казани — свои общие собрания (своего рода «параллельный съезд»), вынеся на них вопросы, предложенные на обсуждение делегатов ПКВОПС, а также послали А.И.Дубровину приветственную телеграмму, под которой поставили свои подписиболее тридцати человек [33] (являвшихся, главным образом, председателям Советов подконтрольных А.Т.Соловьёву отделов СРН). Весьма показательно при этом, что среди «подписантов» фигурировали не только отлучённые В.Ф.Залеским от съезда «раскольники», но и лица, являвшиеся активными участниками ПКВОПС (Я.Т.Евстифеев, С.Н.Рогожкин, Н.П.Щёлкин и другие).

«Представители и уполномоченные отделов союзарусского народа Казанской губернии, — говорилось в означенной телеграмме, — находящиеся в Казани, приносят вам поздравление с днём ангела при наилучших благопожеланиях, как незаменимому защитнику русских интересов и сожалеют, чтоне удалось видеться и говорить». Польщённый вниманием преданных ему «союзников"А.И.Дубровин отреагировал на их телеграмму ответным посланием, не преминув, впрочем, указать в ней на то, что по части поздравления с именинами у них вышла промашка. «Глубоко тронут выражением благорасположения и поздравлением. Мои именины в августе. Сожалею, что не могу быть на съезде и лично видеться с дорогими союзниками. Задерживают дела в Петербурге, и препятствует ни на чём неоснованное некоторое враждебное течение, вызванное злонамеренностью и легкомыслием. Дай Бог вам успеха по занятиям съезда. Ещё раз приветствую сердечно всех и благодарю; в здравомыслии не сомневайтесь [34]».

Что это за «враждебное течение», помешавшее А.И.Дубровину попасть на ПВКОПС, весьма доходчиво разъяснила соловьёвская «Русь Православная и Самодержавная», которая сначала туманно указалана порицание председателю Главного Совета СРН за статьи в «Русском Знамени», а затем прокомментировала таковое в чуть завуалированном обвинительном тоне с весьма «прозрачными» намёками на нерусскую родословную лидера КЦНРО. «Порицание же [В.Ф.]Залесского, — писала газета, — похоже на подрывание здания, которое сами строим. Не желая высказывать осуждения числящемуся во главе своих приверженцев, русскому человеку Владиславу Францевичу Залескому, предоставляем судить самому обществу о тактичности поступка громогласного профессора.

Высокочтимому же А.И.Дубровину выражаем соболезнование по поводу нетактичного и неуместного выпада со стороны проф.[ессора][В.Ф.]Залеского, рискнувшего как бы на подрыв общего авторитета к лицу, основавшему Союз Русского Народа, в котором профессор [В.Ф.]Залеский желаетсебя числить председателем Казанского губернского отдела".

О том, что в действительности представлялиз себя организованный «соловьёвцами-дубровинцами» «параллельный съезд», по причине скудости источников судить достаточно сложно. Известно, что решение о его проведении было принято ещё назаседании Совета КОРС 19 ноября 1908 г.: «Постановлено, — говорилось в его протоколе, — назначить заседания всех Обществ, объединённых с „Русским Собранием“, не участвующих на Съезде, на 21, 23 Ноября [1908 г.] в чайно-столовой [КОТ] на Булаке и 25 [ноября 1908 г.] в Боголюбском Отделе [СРН]для рассмотрения вопросов, обсуждаемых на Съезде».

В качестве отчёта о прошедших политических мероприятиях в «Руси Православной и Самодержавной» был опубликован «Протокол общих собраний 21, 23 и 25 ноября» Боголюбского отдела СРН и «объединившихся с ним монархических организаций города Казани» — КОРС, «Общества церковных старост и приходских попечителей города Казани» и «Второго Казанского отдела» СРН. «Наши объединившиеся монархические организации, — говорилось в нём, — вследствие отказа профессором[В.Ф.]Залеским, не имея возможности принять участие на первом Волжско-Камском патриотическом съезде, параллельно обсуждали 21-го, 23 и 25-го сего ноября на своём общем собрании предложенные обсуждению съезда вопросы: 1) Самодержавие, 2) Сословный строй, 3) Местное самоуправление и приход, 4) Гражданское самоуправление и общественная безопасность, 5) Инородческий вопрос, 6) Народное образование, 7) Землеустройство и сельскохозяйственная промышленность, 8) Обрабатывающая промышленность и торговля и 9) Государственный и общественный кредит […]».

При этом, заключения, ккоторым пришли участники данных заседаний, мало чем отличались от выводов, сделанных участниками ПКВОПС. Но, в то же время, в них имелись и свои любопытные нюансы. Так, например, участники «параллельных» заседаний заявили по первому «пункту», что «именовать «Самодержавие"вопросом постыдно для русских людей, объединившихся в патриотическуюорганизацию», так как оно было, есть и должнобыть. Кроме того, они нашли «неприятным пробелом для съезда отсутствие вопроса «о защите православия».

По второму «пункту» было заявлено, что «сословный строй в нашем отечестве желателен в прежнем составе: духовенство, служилое дворянство, купечество, мещанство и крестьянство». «Основой для самоуправления, — заявляли участники заседаний по третьему „пункту“, -должен быть приход, избирающий из среды себя представителей в городские думы, земства, в Государственную Думу, даже церковных пастырей». Для инородцев же и иноверцев, говорилось в суждении по данному вопросу, «могут служить к выбору их религиозные общины».

Суждение по четвёртому «пункту» оказалось весьма категоричным. Участники «параллельных» совещаний заявили, что «в Российской империи при неограниченном Самодержавии Государя не может существовать гражданского самоуправления», так как «оно должно бытьот короны, так же, как и заботы об общественной безопасности». «Инородческий вопрос, — сообщалось в протоколе, — вырешен так: государство должно оберегать законные интересы инородцев и содействовать их хозяйственному и культурному развитию, но первенствующее значение должно быть за русской народностью, вынесшей всю тяжесть в создании Русского Царства. Евреям же в виду особого положения, занятого ими в наше смутное время, должен быть прекращён доступ к коронной службе, к службе по выборам и в войсках, а также доступ к подрядам и поставкам в казну и общественные учреждения. Желательно, чтобы еврейское юношество обучалось в особых учебных заведениях, содержимых на их счёт, но под контролем правительства».

Касательно народного образования «соловьёвцы» постановили, что «во всех школах: низших, средних и высших» оно «должнобыть в духе православной веры и непоколебимой преданности великому православному русскому народу и его неограниченному Самодержцу». По вопросу «о землеустройстве и сельском хозяйстве» участники совещаний заключили, чтотаковой «практичнее может быть вырешен на местах земледельцами и землевладельцами под председательством члена землеустроительной комиссии, только не кадета и не октябриста». «Желающим, — говорилось в заключении, — выход из общины может быть предоставлен с тем, чтобы земля продавалась той же общине, а в случае неимения денег у общины на покупку должен ссудить крестьянский банк, по установленной на сей предмет самими общинниками оценке на 5 лет».

Восьмой и девятый «пункты» оказались тесноз авязаны на «еврейском вопросе». «Обрабатывающая промышленностьи торговля, — утверждали „соловьёвцы“, — успешно могут направляться и оберегаться биржевыми комитетами с обязательным условием, чтобы в них не участвовали евреи и еврействующие». По девятому «пункту» было решено, что: «Государственный и общественный кредит в России должен служить преимущественно русским людям, и к нему не должны допускаться евреи в качестве руководителей, агентов и клиентов».

Собственно говоря, этим и ограничилась соловьёвская «альтернатива» ПКВОПС.

Из напечатанного в «Казанском Телеграфе» объявления известно также, что 23 ноября 1908 г. в Казани «в Народной Аудитории в Суконной Слободе» должно было состояться общее собрание местных членов РНСМА. Возможно, оно также должно было задумано П.Ф.Мойкиным в качестве некой альтернативной «реплики» в адрес съезда. Однако никаких сведений о данном собрании и информации о том, состоялось ли оно вообще, мне обнаружить не удалось.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук (Казань)

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

НА РТ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 3843. Л. 16 а и об., Ф. 199. Оп. 1. Д. 594. Л.л. 38 — 53.;

Алексеев И.Е. Чёрная сотня в Казанской губернии. -Казань: Издательство «ДАС», 2001. — 335 с.;

Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история «Казанского Общества Трезвости» и Казанского отдела «РусскогоСобрания» в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. — Часть I. — Казань: Изд-во «Мастер Лайн», 2003. — 304 с.;

Казанский Телеграф. — 1908. — NN 4709 (18 ноября), 4712(21 ноября), 4713 (23 ноября), 4714 (25 ноября), 4715 (26 ноября), 4716 (27ноября), 4718 (29 ноября), 4721 (3 декабря).;

Первый Волжско-Камский Областной патриотический съездв Казани 21 — 25 ноября 1908 г. // Мирный Труд. — 1909. — N 1 (январь). — С.с.(81) — 117.;

Первый Волжско-Камский Областной патриотический съездв Казани 21 — 25 Ноября 1908 г. — Харьков: Типография журнала «Мирный Труд», 1909. — 37 с.;

Переписка В.Ф.Залеского с 1867 г. по 1914 г. // Архив профессора В.Ф.Залеского / ОРРК при НБ КГУ. — Ед. хр. 2583. — Л.л. 335 — 337.;

Русь Православная и Самодержавная. — 1908. — N 41.

СНОСКИ:

1 — См.: Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве / Издание организационной комиссии съезда. — Киев: Типография Товарищества И.Н.Кушнерев и К°, 1906. — С. 181.

2 — Степанов А.Д.Чёрная сотня. — Санкт-Петербург: Издательство «Царское Дело», 2000. -С. 53.

3 — В заметке «Казанского Телеграфа» его инициалов не приводится. Вместе с тем, я склонен предполагать, что означенным членом Тифлисского отдела СРН являлся известный в будущем кавказовед, этнолог, реставратор и художник Иван Павлович Щеблыкин (1884 — 1947), который приехал в Казань из Тифлиса и до 1909 г. учился в Казанском художественном училище. -И.А.

4 — Приведённые цифры вызывают большое сомнение. Возможно речь в данном случае шла не только о членах СРН, но и о жертвах революционного террора в целом. — И.А.

5 — В опубликованном 29 ноября 1908 г. в «КазанскомТелеграфе» «Письме в редакцию» за подписью «Член Тифлисского Патриотического Общества Щеблыкин», последний уточнил, что его слова были переданы в газете «не совсем точно», и в доказательство привёл цитату из своей речи. Несмотря на то, что прямого отношения к теме данной статьи означенный эпизод не имеет, я всё же нахожу целесообразным воспроизвести свидетельства И.П.Щеблыкина, как имеющие важное значение для изучения трагических страниц истории черносотенного движения на Кавказе. «28 мая с.[его] г.[ода], — вспоминал он, — моя мать со знакомой женщиной и двумя союзниками — мастеровыми главных мастерских зак.[авказских]ж[елезных] дорог, отцом и сыном Волковыми, шли в Патриотическое общество, на панихиду, по убитом в этот же день, 28 мая, экзархе Грузии Никоне [(в миру — Н.А.Софийском)]; на одном перекрёстке они все четверо подверглись обстрелу из „маузеров“, со стороны туземцев. Старик Волков был убит, сын его ранен, женщина — госп.[ожа]Романенко — ранена, а моя мать, по счастливой случайности, отделалась лишь испугом, у ней зато оказались простреленными во многих местах шляпка и накидка».- И.А.

6 — Речь идёт об известном триптихе художника В.В.Васнецова «На Шипке всё спокойно». -И.А.

7 — Так в оригинале. — И.А.

8 — Так в оригинале. — И.А.

9 — Об этом, кроме прочего, свидетельствует один из отзывов на данное выступление, датированный 31 января 1909 г., которыйВ.Ф.Залеский получил по почте от председателя отдела СРН в городе АрмянскийБазар Таврической губернии священника В.И.Веселицкого (бывшего ранее председателем отдела возглавлявшегося А.Т.Соловьёвым «Казанского ОбществаТрезвости» /КОТ/ в селе Богородском Казанского уезда одноимённой губернии). «Считаем своимдолгом, — говорилось, в частности, в нём — выразить Вам, как Председателю Казанского Царско-Народного Общества, нашу полную солидарность с состоявшимся постановлением Соединённого Совета, изложенным в открытом письме к Председателю С.Р.Н. Г[осподи]ну [А.И.]Дубровину, и, преисполненные глубокой благодарности за разоблачение таинственного смысла кощунственной статьи „Г.Елатьма 1898 года“, мы, нижеподписавшиеся, просим принять уверение в искренней признательности и уважении». — И.А.

10 — Уже в самом начале 1906 г. АНМП, возглавлявшаяся купцом Н.Н.Тихановичем-Савицким и насчитывавшая в своих рядах, согласно сообщению газеты «Казанский Телеграф», до 8 тысяч членов, объявила о желании соединиться с «одинаково мыслящим» КЦНРО. А 29 января 1906 г. собрание последнего единодушно приняло это предложение и поручило своему Советувступить с астраханскими черносотенцами в переписку «о совместной работе по делу Государеву». — И.А.

11 — В настоящее время хранится в Национальном архиве Республики Татарстан (НА РТ): Ф. 199 (Фонд КГЖУ). Оп. 1. Д. 594. -И.А.

12 — В опубликованном в «Казанском Телеграфе» 27 ноября 1908 г. отчёте о последнем заседании (торжественном закрытии) съезда сообщалось, в частности, что оно прошло «при участии представителей всех монархических организаций Казани, представителей 57 провинциальных отделов союза русск.[ого] народа, из которых 104 человека — крестьяне». -И.А.

13 — Иногда фигурировал в источниках также, как «Галкин-Врасской» и «Галкин-Врасский». — И.А.

14 — В «Казанском Телеграфе» В.С.Гребеньщиков фигурировал как «предс.[едатель] Чебоксарского отдела». (См.: Казанский Телеграф. — 1908. — N 4713/23 ноября/.)

15 — В «Казанском Телеграфе» фигурировал как «Евстафьев».(См.: Казанский Телеграф. — 1908. — N4713 /23 ноября/.)

16 — См.: Рылов В.Ю. «За веру я готов умереть». Рафаил Митрофанович Карцев (1861 — после 1932) // Воинство Святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала XX века / Составители и редакторы А.Д.Степанов, А.А.Иванов. — Санкт-Петербург: Изд-во «Царское Дело», 2006. — С. 703.

17 — См.: Рылов В.Ю. Правое движение в Воронежской губернии. 1903 -1917. Монография. — Воронеж: Воронежский государственный университет, 2002. -С. 79.

18 — В «Казанском Телеграфе» М.К.Петров фигурировал как «председатель народно-монархической партии в гор.[оде] Шуе, Владимирской губернии». (См.:Казанский Телеграф. — 1908. — N 4713 /23 ноября/.)

19 — В одной из публикаций «Казанского Телеграфа"фигурировало также другое название доклада: «Духовенство в приходе». -И.А.

20 — Другой вариант названия доклада: «Земельныйвопрос». — И.А.

21 — Другой вариантназвания доклада: «О Земских Соборах». — И.А.

22 — Темы основных выступлений на данном заседании съезда сформулированы мною на основании общих формулировок из отчётов о них. -И.А.

23 — В одном из объявлений «Казанского Телеграфа» фигурировало также другое название доклада: «О гражданском управлении и общественной безопасности». — И.А.

24 — Судя по объявлению, опубликованному в «КазанскомТелеграфе» 23 ноября 1908 г., доклад П.Я.Полетики «О положении правой печати в провинции» был запланирован в качестве первого пункта повестки дня вечернего заседания 24 ноября 1908 г., но затем было решено посвятить последнее исключительно инородческому вопросу, а доклад П.Я.Полетики был перенесён на последнее вечернее заседание съезда 25 ноября 1908 г. — И.А.

25 — В указанном отчёте эти слова князя А.Г.Щербатова отнесены к его выступлению на открытии съезда, а в одном из репортажей, опубликованных в «КазанскомТелеграфе», — к выступлению на расширенном заседании ПКВОПС 23 ноября 1908 г. — И.А.

26 — Второе заседание съезда открылось после пения «Вечной памяти» почившим членам монархических организаций. — И.А.

27 — На вечернем заседании ПКВОПС 21 ноября 1908 г. присутствовали сразу два епископа, являвшиеся почётными членами съезда: означенный епископ Андрей и епископ Чебоксарский Михаил (в миру — М.А.Богданов). — И.А.

28 — Подробнее о событиях тех дней в Казани см.: Алексеев И.Е. Анатомия «казанской смуты» (события октября 1905 г. и рождение «чёрной сотни»)

29 Подробнее см.: Алексеев И.Е. Смиренный бунтарь

30 — Возможно, речь шла о том же крестьянине С.Н.Рогожкине. — И.А.

31 — Булак — грязная мелководная протока в центре Казани. — И.А.

32 — Полный текст доклада П.Я.Полетики был затем опубликован в газете «КазанскийТелеграф». — И.А.

33 — Текст данной телеграммы был опубликован в соловьёвской газете «Русь Православная и Самодержавная» (N 41 за 1908 г.) и в газете «Казанский Телеграф» (N 4715 от 26 ноября 1908 г.). При этом в первой из них под таковым стояли 38, а во второй — 35 подписей. Что является причиной этих расхождений, не известно. — И.А.

34 — В другом варианте: «не сомневаюсь». — И.А.

http://rusk.ru/st.php?idar=111354

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  А.В.Шахматов    04.06.2010 11:07
Как можно отстаивать Россию,когда чуть ли не все совки? Вот яркий пример.
КТО ЕСТЬ КТО…
Слушая, сегодня, «Народное радио», где участники программы воспевали В.Ганичева и Н.Бурляева, то есть, как они возрождают Русскость!? В связи с этим, я вынужден рассказать, как дело происходило с возрождением Русскости, на практике. Когда я впервые прибыл на Русскую землю, в 1991 году, то в то время слово русский нельзя было произносить, что меня оскорбило и заставило действовать! Вот почему у меня и зародилась идея провести первый Всероссийский праздник русской духовности и культуры «Душа России», в городе Омске, в 1992 году. А товарищу Ганичеву, как советскому человеку, моя затея была не по душе, да и многие советские люди говорили, что ничего у тебя не получится. Но, слава Богу, не только свершилось историческое событие, но и праздники, как «Сияние России» и «Казачий Покров» пошли по городам матушки-России! Тогда Валерий Николаевич, имея комуно – властные рычаги, решил перехватить, то есть присвоить тяжкий труд – достижение Шахматова, что и произошло в городе Оренбурге, а затем и в Иркутске. Так что если говорить о возрождении Русскости, то нужно благодарить тех, кто организовал эти русские праздники, включая великих русских писателей, Валентина Григорьевича Распутина и Василия Ивановича Белова. Пишу это не для того, чтобы себя показать – потому, что не терплю лицемеров и лукавых, да и хочу, чтобы молодое поколение знало, кто является подлинным ревнителем Русскости, на Русской земле. Если бы не было этих духовно-национальных праздников, то мы бы по сей день прибывали в безбожной атмосфере.

А.В.Шахматов,Всемирное Русское Единство.
  Царькова Людмила Алексеевна    02.06.2010 17:28
Уважаемый Игорь Евгеньевич! В Ивановской областной научной библиотеке находится книга (Филон [Александрийский]. Избранные сочинения. Базель, 1554) из библиотеки Дмитрия Илларионовича Образцова (на титуле – владельческий знак в виде штампа с его фамилией, именем и отчеством). Я предполагаю, что это именно тот Образцов, который упоминается в Вашем статье. Буду благодарна за любую информацию о нем и его судьбе. С уважением зам. директора по научной работе ИОНБ Царькова Людмила Алексеевна
  И.Е.Алексеев    19.04.2008 20:50
Уважаемый Геннадий Фёдорович!
К сожалению, дальнейшая судьба Р.В.Ризположенского мне тоже неизвестна. Мало того, я до сих пор не могу найти даже точную дату его рождения. Между тем, в книге Г.Р.Назиповой «Казанский городской музей. Очерки истории 1895 – 1917 годов» (Казань, 2000 г.) содержится такая коротенькая справка: «Ризположенский Рафаил Васильевич (1860-е – после 1920) – почвовед, коллекционер, хранитель Казанского городского музея (1912 – 18)» (с. 240). Почему именно «после 1920», а не «после 1918», я также не знаю. Возможно, автор книги располагает на сей счёт какой-то информацией, но мне с ней по данному вопросу пересекаться не приходилось.
Вообще же, Р.В.Ризположенский, по моему мнению, – это человек, заслуживающий того, чтобы его научное и общественно-политическое наследие изучалось и популяризировалось. Если Вы располагаете какой-то информацией о Р.В.Ризположенском, прошу поделиться ею со мной. Несколько лет назад я подготовил справку о Р.В.Ризположенском, первоначально предназначавшуюся для моего опыта словаря «Русское национальное движение в Казанской губернии и Татарстане: конец XIX – начало XXI веков» (естественно, с упором на общественно-политическую деятельность), но по причине отрывочности сведений в него не вошедшую. Возможно, информация, которой располагаете Вы (в частности, об обстоятельствах обыска у Р.В.Ризположенского и его увольнении из музея), позволит создать более-менее определённую картину его жизнедеятельности.
  Копосов Г.Ф.    18.04.2008 22:24
Глубокоуважаемый Игорь Евгениевич!
Если мое обращение не создаст Вам много затруднений и если Вам известна судьба Рафаила Васильевича Ризположенского – ативного участника съезда (как я узнал из вВашей публикации)-отзовитель на мою просьбу. В 1918 году после обыска и последовавшего за ним увольнения с работы (зав. почвенным отделом естественно-историческогг музея г.Казани в настоящее время Национальный музей) он как активный и широко известный исследователь ного почв Казанской губернии изчез. Благодарю. Ваш Геннадий Копосов.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru