Русская линия
Русская линияПротоиерей Игорь Филин12.03.2007 

Прикосновение к Афону

Часть I

Часть II

Часть III

Перед третьей поездкой, познакомившись с литературой об Афоне, его святынях, я пришел к выводу, что ничего специально не надо желать или ждать. К этому подвел меня и печальный опыт предыдущей поездки. Мы положились на волю Матери Божией, поскольку это Ее удел, Она там присутствует особенно ощутимо. Поэтому никаких планов не составляли, всякие желания и пожелания отсекались.

Протоиерей Игорь Филин с греческой Иверской иконой Божией МатериИ действительно, Матерь Божия сразу проявила Себя. Это было не сразу нами понято, с некоторым опозданием. Но икона Божией Матери Иверская встретила нас сразу на греческой границе. Этот образ нам настоятельно предлагали приобрести. И хотя мы не собирались покупать больших икон, потому что затруднительно с ними путешествовать, и проблема ввоза-вывоза существует, но посмотрел я на образ Пресвятой Богородицы — и понял, что надо его брать. Договорились, что икона постоит у хозяйки в магазине до нашего возращения. А потом, когда в середине путешествия мы попали на Афоне к самой Пантанассе (Иверской иконе), то там мне стало ясно, что Она вышла нас встречать.

И наше упование на Матерь Божию поразительным образом отразилось на путешествии, это было действительно путешествие с Пресвятой Богородицей. В душе не было никаких смущений, никаких желаний, никаких маловерных отступлений, сомнений — примут ли тебя в монастыре, будешь ли накормлен, положат ли спать. На любую просьбу и обращение сразу приходил ответ и помощь. Под знаком открытия помощи Пресвятой Богородицы и прошло наше третье путешествие на Афон.

И уже по возвращении домой я задавал себе вопрос: а что, Матерь Божия разве ближе к Греции, чем к России? Конечно же, нет. Тем паче, что и наше Отечество — удел Божьей Матери. Все зависит от того, как ты живешь. В паломничестве ты находишься в монастыре, видишь постоянную молитву, в которой пребывают насельники, бытовой жизни обители не касаешься. Очевидно, что все это настраивает тебя на Богообщение. Поэтому и начинаешь ощущать присутствие святых, Богородицы, ясно осознаешь, что без Бога ты ничего не можешь. Что же нам мешает дома приблизить свою жизнь к Богу? Мешает суета, мешает плоть, которая начинает довлеть, привычная колея безбожной жизни. И поэтому главный вывод этой поездки был таков: нужно стараться быть ближе к Богу и от слов переходить к делам. Это же самое главное в нашей жизни, ее цель и смысл, ради которого нам эта жизнь и дана. Такова благая воля Божия, Его любовь — дать нам жизнь, чтобы мы стали блаженными, чтобы мы стали со-переживателями Его Божественной жизни.


+ + +


Наше следующее путешествие готовилось под впечатлением третьей поездки. На сей раз хотелось побыть на Афоне побольше, и мы поехали на три недели с тем, чтобы уже никуда не спешить. По обычаю приехали сначала в русский Пантелеимонов монастырь. Там встретили монаха-соотечественника, с которым познакомились на Афоне два года назад. Тогда он изучал святогорский устав, чтобы перенести его во вновь строящийся скит монастыря на юге России. Оказалось, что, вернувшись с Афона, он тяжело заболел. И во время болезни понял, что нет ему другого места на земле, как только на Афоне. Он вернулся на Святую Гору, где его болезнь благополучно завершилась. От него мы узнали, что многие русские паломники ходят за советом к одному афонскому старцу, которого зовут папа Янис. Предложили и нам: не хотите ли и вы попасть к старцу? Конечно, мы согласились. Стали ждать. От монастыря к скиту старца периодические ходит катер, обещали взять и нас. Прошло несколько дней, а поездка все откладывалась. Так как время нашего путешествия было ограничено, через пять дней мы решили остаться еще на одну ночь и утром отправиться дальше. Не было сожаления или разочарования, знали, что на все воля Божия. Мы убеждались уже, что Матерь Божия все устраивает, все, что надо. Тем более, что были праздники, нам удалось и послужить, и причаститься.

А в последний день пребывания в Пантелеимоновом монастыре мы неожиданно встретили другого знакомого русского монаха, о. Евфимия, который подвизается на Афоне в монастыре святого Павла. Рассказали ему о своих планах, о том, что не удалось встретиться с папой Янисом. Тогда о. Евфимий спросил нас: «А вы не хотите к нашему старцу сходить, к отцу Парфению? Это очень известный старец, к нему многие ездят за духовной помощью, молитвенной поддержкой…»

АфонПосле этих его слов у меня в душе все замерло, т.к. я понял, что начал открываться Промысл Божий, доселе неведомый… Надо ли говорить, что мы согласились на это предложение? Отец Евфимий лишь предупредил, что обещать встречу он не может, надо спросить согласия старца.

Приехали в монастырь св. Павла, геронта согласился нас принять. Он уделил нам троим почти час. Эта встреча и беседа со старцем дала удивительное ощущение того, что, беседуя с человеком, ты беседуешь с Богом. Ты вопрошаешь Его святую волю — и она тебе открывается.

Надо сказать, что этому событию предшествовали некоторые обстоятельства, которые стали понятны только теперь. Так, например, один из русских насельников, хорошо знающий греческий язык, когда мы просили его сопроводить нас к папе Янису, отказался. «Почему, Николай?» — «Да бывал я у старцев, а теперь не хожу. Когда служил по послушанию в Протате (главный храм, посвященный Успению Богородицы, в столице Афона — Карее), то много ходил по старцам. Бывал и у старца Паисия Святогорца. Огорчаясь о своей жизни, я просил его помощи. Он даже являлся мне ночью. Смотрю, отец Паисий будит меня: «Вставай, Николай, на молитву». А я так устал тогда, сил не было никаких. «Ой, — говорю ему, — отче, не могу, спать хочу». Он и ушел. Сподобился так два раза его видеть и не смог исполнить то, что он мне сказал. И тогда решил, что не стоит искушать Бога, задавать вопросы старцам, получать ответы, а потом их не исполнять. Уж живу, как могу. Грешный, слабый, немощный"… (Надо понимать вышесказанное не так, что человек спит всю ночь. Ночью-то на Афоне служба идет. Очевидно, что речь шла о молитве сверх монастырской).

…И теперь, когда эта встреча со старцем произошла в моей жизни и были заданы вопросы и получены ответы, то и передо мной, как и перед о. Николаем, со всем ужасом встала та же проблема: ты спросил, тебе ответили, теперь нужно исполнять. Но страх о том, сможешь ли ты исполнить сказанное, был не единственным чувством, кроме него было радостное упование на то, что Господь-то ведь и поможет исполнить, и бояться нечего.

Облик отца Парфения — строгий, а в разговоре с ним ощущаешь любовь, которую через него тебе посылает Господь. Чувствуешь такое родительское, отцовское к себе отношение, когда он этой любовью тебя обнимает и ободряет, и открывает тебе волю Божию. Он воодушевляет тебя, и ты чувствуешь, что можно ее исполнить, если только немощи своей не поддаться. А обещание молитв за тебя, которых и не дерзал просить… Провожает тебя, благословляет и говорит: «Буду о вас молиться». А для того, чтобы мы уверились, что молитва старца — это великая сила, вот что Господь устроил.

Пока мы там были, шел дождь, а мы собирались подниматься на вершину Афона. Опытные люди предупредили, что в дождь это делать опасно. Становится скользко, и может случиться несчастье. О. Ефимий посоветовал благословиться у старца: «Если благословит, значит, дойдете. Не благословит, значит, не дойдете, поэтому не надо и пытаться». И слава Богу, при прощании я вспоминаю об этом. Говорю: «Геронда, у нас есть намерение подняться на гору. Благословите?» Тут он на мгновенье задумался и говорит: «Если дождя не будет, поднимайтесь». Слава Богу, пока мы собираемся, дождя нет. Дошли до скита св.Анны. Кое-где покрапывает слегка, думаем: утром встанем, посмотрим. Встали — дождя нет, надо идти. Должен сказать, что у нас был опыт, мы уже поднимались на гору, и каждый раз обязательно доходили до Панагии. И это, конечно, труд. Особенно, когда ты с собой тащишь килограммов двадцать-тридцать. (Приходится брать с собою вещи, спальные мешки, чтобы заночевать на вершине.) А тут мы взлетели на Панагию, даже не запыхавшись почти. И так же взлетели на сам Афон. Очевидно, это были благословение старца и его молитва. Тучи рассеялись, никакого дождя не было, солнце вышло, но жарко не стало. Воистину, благорастворение воздухов. Вот что значит благословение старца. На горе пробыли вечер, помолились ночью. А когда утром спустились вниз, ближе к побережью, опять дождик стал накрапывать. Такое было нам научение. Просили, благословение получили, — вот и ответ — все, и сомневаться не надо. Так мы обрели полноту, но Господь говорит нам: «Дам вам даже с излишком». И после Афона нам удалось еще поклониться святителю Нектарию Эгинскому и св. Иоанну Русскому. Слава Богу за все.
Протоиерей Игорь Филин, настоятель храма прп. Серафима Саровского в пос. Песочный Ленобласти
Подготовила Марина Михайлова

2003 г.

Впервые опубликовано: «Православный Санкт-Петербург»

http://rusk.ru/st.php?idar=111347

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru