Русская линия
Правая.RuСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 06.03.2007 

«Не должна такая великая страна, как Россия, стыдиться своего национального лица»
Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на XI Всемирном Русском Народном Соборе

Ваше Святейшество! Дорогие соборяне! Братья и сестры!

Х ВРНС, состоявшийся в прошлом году, начал дискуссию о модернизации России. В связи с особой важностью вопроса и в связи с тем, что Собор прошлого года лишь прикоснулся к означенной теме, но не сумел ее достаточным образом раскрыть, представляется необходимым продолжить рассмотрение этой темы в контексте обсуждения проблемы богатства и бедности.

Существует ли у России на нынешнем этапе ее исторического развития альтернатива модернизации? Ответ представляется однозначным: «Нет!»

Только модернизация страны может решить скопившиеся социальные и экономические проблемы общества. Потребность в ней вырастает из самой народной среды. Ожидание лучшей жизни, можно сказать, накалено до предела. Кажется, что, если не произойдет заметных сдвигов в этом направлении, то в обозримом будущем случится какой-то надрыв в народной воле. По данным на 2004 год ниже официального прожиточного уровня жили около 20 процентов россиян. Это значит, что у значительной части нашего общества нет материального достатка, позволяющего достойно питаться, одеваться, обзаводиться жильем, растить детей, иметь доступ к высококачественному образованию, здравоохранению, отдыху, культуре, средствам коммуникации. В России по-прежнему нет среднего класса, который бы охватывал большинство граждан. Сохраняется серьезный разрыв по уровню доходов между городом и деревней. В результате происходит отток остатков сельскохозяйственного населения в города и еще большее запустение российской деревни. К низкому уровню жизни добавляются периодические сбои коммунальных систем, плохое качество дорог, проблемы с общественным транспортом, плохое состояние общественных зданий, ухудшение окружающей среды.

Модернизация — это еще нравственный императив для нашего общества. Потому что без модернизации будут продолжать попираться не просто человеческие законы, но Божии заповеди. С одной стороны — страна владеет несметными богатствами, которыми Господь щедро наделил наши недра. По разным подсчетам в нашей стране сосредоточено от 30 до 40% полезных ископаемых земли. Благодаря экспорту природных ресурсов собирается стабилизационный фонд, а также богатеет очень незначительная часть общества. С другой стороны — большинство населения страны живет в нищенских условиях. Можно было бы сказать: «Не надо завидовать, а надо работать». В том-то и дело, что люди работают, а получают за свой труд гроши. Если в прежние времена такую зарплату компенсировала мощная социальная система, доставшаяся в наследие от советских времен, то с каждым годом она все больше тает, а покупательная способность людей остается прежней.

Согласно официальной статистике, в России доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в пятнадцать раз. Можно предположить, что с учетом реальных доходов состоятельных граждан эта разница составляет 20−25 раз. Для сравнения приведу ситуацию в Швеции, в которой разрыв в доходах составляет 4 раза, а в среднем по Европе эта цифра не превышает 6−7 раз, в США — 9. Преодоление вопиющего неравенства в России — это в первую очередь вопрос выживания нашей страны. В других странах мира в условиях подобного разрыва между уровнями жизни людей происходят социальные беспорядки и даже революции. Мы не можем наступать на одни и те же исторические грабли, индифферентно относясь к столь резкой материальной пропасти между богатым меньшинством и бедным большинством. В начале XX века такая беспечность обошлась нам слишком дорогой ценной, чтобы ее платить еще раз.

Надо отдать должное российской власти, которая в последние годы прилагает серьезные усилия по повышению уровня жизни народа. Как всем хорошо известно, были разработаны и активно реализуются национальные проекты в области здравоохранения, образования, доступного жилья и сельского хозяйства. Безусловно, плачевное социально-экономическое состояние граждан можно и должно корректировать с помощью рычагов социальной и экономической политики. Однако как сделать так, чтобы предпринимаемые изменения позитивно воспринимались обществом и оказывали на него благотворное воздействие? В своей истории Россия ни один раз решала вопрос о том, как проводить модернизацию. Нередко самый простой способ видели в заимствовании опыта западных стран, которые добились на этом пути некоторых успехов. Естественно в этом случае, модернизация оборачивалась вестернизацией. В прошлом на таком видении модернизации основывались реформы Петра Великого, революционные преобразования XX века, включая трансформации 1990-х годов.

Но все реформы, предполагавшие перенесение западных образцов, оказывались половинчатыми. Каждый раз это происходило из-за того, что предложенные преобразования не принимались народом, а отвергались как чуждые ему. Поэтому власть нередко использовала принудительный аппарат, а порой запускала и репрессивный механизм против собственного народа. Однако только тогда положение реформаторов обретало устойчивость, когда происходило приспособление реформ к российской специфике. Подобная закономерность прослеживается в судьбе тех же Петровских преобразований, а также, с некоторыми оговорками, и в развитии советского строя, который просуществовал более 70 лет только потому, что на русской почве марксизм переродился и включил в себя ценности русской культуры.

Для того, чтобы какие-либо новые реформы в России имели успех, надо раз и навсегда понять, чем объясняются трудности, а нередко и неудачи прежних попыток реформ. Дело в том, что реформаторы не учитывали специфики ценностей, которых придерживается народ. Тысячелетняя история России сформировала мощный духовно-культурный код нашего народа, который направляет образ жизни отдельного человека и всего общества. Закваской этого кода является религиозная традиция — для большинства народа России — это Православие, а для части граждан — это другие традиционные религии. Этот код невозможно разрушить, ибо он представляет из себя совокупность истин, которые сформировались под воздействием религиозной традиции и прошли проверку на опыте народной жизни. В мирное время эти ценности помогали отстраивать общественную жизнь, а в моменты военных испытаний — преодолевать трудности и опасности. Поэтому, когда игнорируются эти ценности и тем более, когда пытаются заменить их на другие, то происходит отчуждение народа, скрытое или открытое, от политики, которая проводит подобный курс. Следовательно, реформы в нашей стране не должны посягать на культурный код России. Что это значит? Это значит, что при проведении модернизации страны, надо искать ценностные основания в собственной духовно-культурной традиции.

Итак, модернизация предполагает мощное материальное развитие. Есть громкие голоса, которые говорят, что традиционная культура России не способна стимулировать усилия людей в этом направлении. Некоторые думают, что само по себе богатство и процесс его создания отвергаются Православием как грех и недостойное занятие. Поэтому якобы с православной точки зрения не нужно никакого экономического развития. При этом делаются ссылки на аскетическую традицию Православия и его сосредоточенность на духовном мире.

Действительно, в культурном коде России есть мощная традиция утверждения приоритета духовных ценностей над материальными. Она характерна для всех традиционных религий России. В национальной культуре можно часто встретить прославление тех, кто ради духовной жизни или любви к Отечеству жертвовал своими земными благами. Удивительно, но факт: эта аскетическая традиция уживается, идя рука об руку, с другой мощной традицией — бережного и благодарного отношения к богатству, которое дает возможность совершать добрые дела. Установление этих двух архетипов поведения восходят еще к началу XVI века, знаменитому спору между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским. То, что в последствии Православная Церковь канонизировала их обоих, говорит о том, что обе эти традиции соответствуют духу христианства.

Для обоих подходов общим является то, что они без призрения относятся к материальному миру, потому что он создан Богом, а значит, имеет ценность и может приносить пользу человеку. Здесь не нужно никаких доказательств, а достаточно открыть Библию на первых страницах, где написано, что после каждого акта творения материального мира Бог говорит: «Это хорошо». Более того, Бог вручает человеку мир и благословляет его возделывать этот мир. Поэтому человек, трудящийся и умножающий богатство, делает дело Божье. Таким образом, спор между Иосифом и Нилом касался вопроса о распоряжении богатством, а не о его ценности. Они и их сторонники дискутировали о том, что лучше: отказаться от имеющегося богатства или употреблять его для добрых дел? Как оказалось, реального конфликта в этом споре не было. Были лишь разные взгляды, сопоставление которых привело русское сознание к твердому убеждению в истинности и спасительности того и другого воззрения. Синтез этих двух подходов в отечественной богословской мысли и практике открыл широкие горизонты для созидания национального богатства и использования его во благо людей.

Правильное распоряжение богатством всегда считалось на Руси искусством и даром Божием. В точном переводе с греческого языка слово «экономика» означает домо-строительство. Между прочим, именно так в православной традиции называются действия Бога в отношении тварного мира и спасения человека (экономия спасения). Значит, человек в заботах по обустройству своего дома и страны уподобляется Богу, заботящемуся о мире и человеке. В христианстве нет осуждения богатства, но есть осуждение привязанности к богатству. Христианство заботится о том, чтобы человек научился разумно распоряжаться материальными ресурсами, а не «чахнуть» над ним, как известный персонаж русских сказок. Они даются для созидания, а не для накопления ради накопления. В нашей отечественной традиции есть хорошие примеры размышлений на тему мудрого ведения хозяйства. Одним из памятников такой традиции является Домострой. Конечно, эта книга отражает особенности своей эпохи, и многое изменилось с тех пор. Однако она остается ярким примером раздумий наших предков над вопросами правильной и эффективной организации домашнего хозяйства, главной ячейки национальной экономики. Подчеркну, что это было в эпоху, когда религиозное сознание являлось главнейшим параметром общественной жизни.

Что же значит правильное распоряжение богатством? Кто устанавливает эту правильность? За время своей истории наш народ уже определил ее главные критерии. Они основываются на глубоком понимании человеческой природы, созданной Богом. Человек — это не только материальное, но и духовное существо. В отличие от материальной сферы, духовные потребности человека безграничны. Если человек забывает о своем духовном свойстве и целиком погружается в материальный мир, то он экстраполирует на него свою духовную жажду и становится безудержным потребителем. Для такого человека и целого мира будет мало. В результате происходит перегрев социальной и экономической системы, которая уже не может угнаться за развитием материальных потребностей человека. Государство, которое стремится бороться с бедностью, постоянно попадает в ловушку невозможности решить эту проблему. Так, как для одного поколения достатком является то, что для другого — черта бедности. Каждое поколение формирует свои представления о благополучии. По известной русской поговорке: «Кому-то есть нечего, а кому-то жемчуг слишком мелкий». Поэтому любое правительство, обеспечив сегодня один уровень благополучия, завтра уже стоит перед необходимостью брать другую планку. Получается, что требования материального достатка растут быстрее, чем возможности экономической и социальной системы. В результате государство всегда рискует проиграть. Может быть, кто-то в ответ на эти рассуждения скажет: а что же в этом плохого? Каждое последующее поколение должно, мол, жить лучше. Не спорю, материальный прогресс как результат человеческих усилий может и должен приносить все большую отдачу. Но возникает серьезный вопрос об уровне потребления материальных благ, особенно перед лицом глобальных диспропорций между богатыми и бедными и все более истощающихся ресурсов планеты, которые просто не могут обеспечить бесконечное расширение материального потребления. Если все население земного шара будет жить так, как живут сегодня богатые люди, то земные ресурсы закончатся уже через 100 лет.

Другим негативным последствием исключительной материальной ориентированности человеческих потребностей становится пустое и нерациональное использование богатства. Народная мудрость называет такое явление мотовством. Заслуживает сожаления ситуация, когда человек, заработавший деньги или наследовавший их от родителей, тратит их на свои прихоти и пороки. А сегодня потребности и удовольствия, основанные на грехе и темных стремлениях человека, создаются в больших количествах. На это работает целая индустрия. Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время, как на их Родине люди получают мизерные зарплаты. Вспоминаю, как в 1990-е годы, когда только зашла речь о восстановлении Храма Христа Спасителя, на Русскую Церковь обрушались потоки критики: «Как вы смеете тратить огромные деньги на строительство храма, когда народ голодает?»

В ответ на этот вопрос следует сказать, что, если в стране не будет храмов, школ, библиотек, современных учебных заведений, музеев, то люди и будут выкидывать деньги на свои прихоти, а не на реальные нужды страны. И поверьте, эти суммы будут во много раз превышать все затраты на развитие духовности и культуры.

Поэтому при формировании стратегии модернизации важно задать правильные ориентиры для трат приобретаемого богатства. В культурном коде России не существует колебания в ответе на вопрос: надо или не надо трудиться? Русская традиция однозначно отвечает: «Надо». Но вот, русскому человеку постоянно приходится отвечать на вопрос: «Ради чего трудиться?» Конечно, прежде всего, необходимо обеспечить себя и семью всем необходимым. Но вот, если это сделано и даже сверх нормы, то, что делать дальше с богатством. Для думающего человека это настоящий экзистенциальный вопрос. Он может отказаться от всего и понять, что счастье не в богатстве и уйти в монастырь, но там он тоже будет трудиться, в том числе и физически. А может найти смысл в создании материальных богатств для того, чтобы направлять средства на строительство храмов, благоустройство общественной жизни, развитие науки, культуры, открытие школ и приютов. Важно, чтобы наш человек видел, если хотите, высший смысл своих трудов. В этом случае у него появляется практически неисчерпаемый запас энергии и предприимчивости. И хочу свидетельствовать, что в нашей стране есть такие люди, в том числе и среди богатых, которые делают все возможное, чтобы разделить свои ресурсы с другими и поддержать Церковь, систему образования, культуру, науку, спорт, социальную сферу и просто нуждающихся.

Все, о чем я сейчас говорил, касается ценностей. Однако одни мировоззренческие идеи могут помогать созиданию благополучного общества, а другие идеи могут его разрушать и тормозить. Поэтому государство и общество должны быть заинтересованы в поддержании ценностей, способствующих общественному развитию. Но ценности социально-экономической деятельности не могут утвердиться в умах людей сами по себе, если общество и государство не будут тратить усилия на воспитание и поддержание подобных стандартов. Это значит, что нужно, не боясь, тратить национальные средства на поддержание духовной сферы страны. Но не просто содержать и открывать храмы, школы, университеты, музеи, театры, выставки, концертные залы и культурные центры, а повышать престиж культурной жизни и пропагандировать духовное развитие человека.

Вот почему так настойчивы требования, поддержанные большинством нашего народа, открыть возможность преподавания Основ православной культуры и культуры других традиционных религий в школе по выбору учащихся.

Другим немало важным направлением по развитию качества жизни должно быть бережное отношение к окружающей среде. Обществу, как никогда, нужны зеленые города, чистые продукты питания, свежий воздух. Это невозможно без развития ресурсосберегающих технологий, поднятия престижа сельского хозяйства. Нужно вкладывать деньги во всевозможные экологически чистые технологии и внедрение их в повседневную жизнь. Но не меньше усилий требуется сегодня для того, чтобы, сохраняя естественную среду обитания, совершенствовать рукотворную среду нашей жизни — инфраструктуру наших городов и населенных пунктов. Ведь большую часть времени современный человек проводит в дороге и общественных помещениях. Кроме того, многие сети жизнеобеспечения приходят в упадок и не выдерживают новых нагрузок. Их также требуется модернизировать.

Одновременно успешное социально-экономическое развитие России не возможно без политики, направленной на увеличение населения. Необходимо освоение необжитых территорий. Хватит смотреть на Сибирь только как на кладовую нашей Родины. Кладовка — это темная и неуютная часть дома. Сибирь и Дальний Восток должны становиться обжитым и одним из обустроенных пространств в нашем многонациональном доме.

Для достижения поставленных целей России необходимо проводить соответствующую внешнюю политику и соответствующий курс в международных экономических отношениях. Целью этого курса должно быть обеспечение реального суверенитета нашей страны, защита ее законных интересов, построение справедливых и эффективных торгово-экономических и политических отношений с партнерами. Последние конфликты в области энергоресурсов показывают, что другие страны оказывают давление на Россию с тем, чтобы она учитывала чужие интересы и забывала о своих. В отстаивании своих интересов Россия должна проявлять твердость и настойчивость. А если России кто-то задает вопросы о ценообразовании на ее рынке, в том числе о ценообразовании на энергоносители, то и ей тоже следует не стеснятся задавать такие вопросы другим. Так велит поступать элементарный принцип справедливости: либо свободные рыночные механизмы формирования цен для всех, либо за всеми странами признаются права на целенаправленное воздействие государства в этой сфере.

Радует, что в последнее время в нашем обществе появились многие серьезные попытки осмыслить самобытность России через призму ее духовно-исторической традиции. К их числу можно отнести идеи суверенной демократии, реального суверенитета, русского проекта, переосмысление понятия империи. Однако как инициативы Собора, так и другие шаги по осмыслению специфики России, нередко наталкиваются на резкую критику и неприятие некоторых сил. Оппоненты такого подхода, как в России, так и за рубежом, упрекают его в том, что опять в России хотят изобрести велосипед, отгородиться от всего мира и обречь народ на новую автаркию. С таким мнением особенно явно пришлось столкнуться после прошлого Собора, предложившего свое видение прав человека. Однако наши переговоры и контакты с представителями других религиозных традиций и секулярного подхода свидетельствует о том, что многие зарубежные общественные и политические силы готовы говорить о самобытности России и желают ее понять.

Более того, некоторые находят, что через свой духовный и исторический опыт мы формулируем идеи, которые являются приемлемыми для людей других традиций. Это убедительно показали собеседования, состоявшиеся в мае прошлого года с Католической Церковью в Вене, результаты Всемирного саммита религиозных лидеров, прошедшего в июле в Москве, а также две конференции — в Нижнем Новгороде и Страсбурге — по линии Совета Европы. Для того, чтобы слова не расходились с делом, при Всемирном русском народном соборе был недавно создан правозащитный центр. Поэтому нам сегодня есть, что ответить нашим оппонентам. Осознание и реализация своей национальной специфики может вести к углублению связей с внешним миром, а не к ненависти и закрытости. Наоборот, мы должны приветствовать и консолидировать людей разных взглядов, размышляющих о специфике России. Важно, чтобы эта дискуссия продолжалась.

В заключение хотел бы подвести итог всему вышесказанному. Да, модернизация страны имеет внешние атрибуты, одинаковые для всех народов: хорошие дороги, аэропорты, средства транспорта, благосостояние граждан, высокий уровень науки и образования. Однако духовные и идейные источники этих изменений могут быть у каждой страны свои. Модернизация России станет на прочные ноги только в том случае, если мы будем искать вдохновения в собственной традиции, соединяя современность с историческим опытом нашего народа. Это потребует напряжения интеллектуальных сил, материальных ресурсов, а также умения защищать свою позицию перед всем миром. Не должна такая великая страна, как Россия, стыдиться своего национального лица.

На мой взгляд, Россия сегодня должна избрать модель развития, основанную на синтезе научно-технического прогресса и модернизации, не наносящих ущерба Божьему творению, и любви и верности нашего народа своей духовно-культурной традиции. В центре этой традиции как главная опора — духовность, культура и язык русского народа в творческом взаимодействии с духовно-культурными традициями других народов России. Не станет ли этот синтез контуром той национальной идеи, которую уже на протяжении многих лет мы стремимся сформулировать для себя? Убежден, что в недрах Всемирного русского народного собора, являющегося уникальным местом для широкой и сводной общенациональной дискуссии, и будет рождаться национальная идея, выражающая систему ценностей, объединяющих весь народ. Именно на этой идее и должно основываться стратегическое видение будущего России.
http://www.pravaya.ru/expertopinion/116/11 383


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru